Право военнослужащих на жилище: теоретико-правовой аспект

(Егоршина Е.) («ЭНИ «Военное право», 2013, Выпуск N 1) Текст документа

ПРАВО ВОЕННОСЛУЖАЩИХ НА ЖИЛИЩЕ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ <*>

Е. ЕГОРШИНА

——————————— <*> Рецензент — В. М. Корякин, доктор юридических наук.

Е. Егоршина, юрист.

В статье анализируются конституционное право граждан на жилище, особенности его реализации в отношении военнослужащих, рассматриваются проблемы и противоречия правового регулирования в данной сфере.

Ключевые слова: право на жилище; жилищное обеспечение военнослужащих.

The right of servicemen to housing: theoretical and legal aspect E. Egorchina

The article analyzes the constitutional right of citizens to housing, the peculiarities of its realization in case of the armed forces, discusses the problems and contradictions of legal regulation in this sphere.

Key words: the right to housing; housing provision to the servicemen.

Закрепленное ст. ст. 25, 40 Конституции Российской Федерации право граждан на жилище относится к основным правам человека и заключается в обеспечении государством стабильного, постоянного пользования жилым помещением лицами, занимающими его на законных основаниях, в предоставлении жилища из государственного, муниципального и других жилищных фондов малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, в оказании содействия гражданам в улучшении своих жилищных условий, а также в гарантированности неприкосновенности жилища, исключения случаев произвольного лишения граждан жилища. Указанные положения Основного Закона являются производными от Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, положения ст. 11 которого гласят: «Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достойный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Государства-участники примут надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права, признавая большое значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии», а также ст. 25 Всеобщей декларацией прав человека, согласно которой «каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи». Право на жилище вызывает интерес у представителей различных направлений юриспруденции, но в основном исследуется цивилистами и учеными, занимающимися проблемами государственного (конституционного) права <1>. Такое положение вещей вполне понятно в силу того, что основное научное направление данной дискуссии как раз и лежит в плоскости соотношения конкретных субъективных отраслевых жилищных прав и закрепленного в Конституции Российской Федерации права на жилище. ——————————— <1> Черкашина И. Л. Проблемы судебной защиты конституционного права на жилище граждан Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

Обозначим основные направления, по которым продолжим исследование данного вопроса: 1) субъектный состав жилищных прав; 2) соотношение конституционных прав и отраслевых прав (в контексте жилищных правоотношений); 3) мнения ученых-цивилистов по поводу права на жилище как одного из социальных прав. По поводу первого направления заметим, что ст. 40 Конституции Российской Федерации находится в разделе о правах и свободах человека и гражданина. Это дает повод утверждать, что право на жилище есть только у человека (физического лица или у группы людей): «из словесной конструкции «права человека» следует, что они могут принадлежать лишь человеку или коллективу людей» <2>. ——————————— <2> Головистикова А. Н., Грудцына Л. Ю. Права человека: Учебник. М., 2006. С. 20.

Специалисты конституционного права говорят о правах человека, но не государства (и его органов) или органов местного самоуправления; умалчивается при этом и такой субъект, как юридическое лицо. Вместе с тем практика европейских стран, в частности, Европейского суда по правам человека, подтверждает возможность обращения в данные органы и юридических лиц <3>, что в определенной степени ставит под сомнение приведенные выше выводы. Однако, если в отношении гарантированности защиты собственности это допустимо, то в отношении защиты права на жилища — нет. ——————————— <3> Рожкова М. А. О понятии «собственность» в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в практике Европейского суда по правам человека // Актуальные проблемы права собственности: Материалы научных чтений памяти профессора С. Н. Братуся (Москва, 25 октября 2006 г.). М., 2007. С. 29, 30.

Участниками жилищных отношений названы все субъекты права, т. е. конкретные отраслевые жилищные права принадлежат не только физическим лицам. Нормами ст. 1 Жилищного Кодекса Российской Федерации (ЖК РФ) устанавливаются различные подходы к принципам осуществления субъективных жилищных прав у различных субъектов. Опустить определенные различия можно только в том смысле, что конституционная защита права на жилище связана с гарантированностью возможности «приобрести жилье — требовать предоставления — жить в нем» в неразрывной связке. Для защиты института собственности существует иная статья Конституции Российской Федерации, воспользоваться которой могут и юридические лица в случае ущемления их жилищных прав. Иными словами, и в отраслевом жилищном законодательстве приоритет отдан «центральному» субъекту — гражданину, а его права можно именовать «центральными» <4>. Этим объясняются и достаточно категоричные высказывания о том, что субъектами жилищного права могут быть исключительно физические лица <5>. ——————————— <4> Терминология, используемая П. В. Крашенинниковым, Б. М. Гонгало (см.: Кодификация российского частного права / Под ред. Д. А. Медведева. М., 2008. С. 186). <5> Маслов В. Ф. Защита жилищных прав граждан. Харьков, 1970. С. 3.

Таким образом, сравнивать субъективное право на жилое помещение и право на жилище корректно только применительно к физическим лицам. Характеристику второго направления начнем с обозначения наиболее обоснованной на сегодняшний день позиции по данному поводу: «право на жилище» является конституционным правом, «право на жилое помещение» является субъективным гражданским правом, а «право на получение жилого помещения» относится к сфере административного права <6>. ——————————— <6> Стрельцын Б. Е. Проблемы реализации и защиты конституционного права на жилище в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 9.

Однако в полной мере согласиться с такой трактовкой мы не можем. То, что право на жилище — это конституционное право, факт неоспоримый, и высказывать сомнения по этому поводу бессмысленно. Применительно к праву на жилое помещение и праву на получение жилого помещения не остается ничего другого, как повторить, что многие из данных субъективных прав представляют собой нетипичные для своих отраслей права конструкции, а потому являются субъективными жилищными правами (частными или публичными). Следовательно, конституционное закрепление права на жилище должно содержать основу для развития отраслевого законодательства именно в части укрепления соответствующих жилищных прав, а не гражданских или административных прав в жилищной сфере. Если дать краткую оценку научной дискуссии по вопросу о характеристике природы конституционных прав и их взаимодействия с отраслевыми правами советского периода, то она мало чем отличается от современных высказываний. На основе идеологических мотивов обосновывалась позиция о рассмотрении права на жилище как субъективного права <7>. ——————————— <7> Например, В. Ф. Маслов еще до принятия Конституции 1977 г. утверждал, что «если гражданин по каким-то причинам временно не владеет определенным жилым помещением, то это вовсе не означает, что он обладает только абстрактной способностью приобрести право на жилище в будущем (правоспособностью). Подобная ситуация должна рассматриваться в том смысле, что гражданин еще не реализовал принадлежащее ему субъективное право на удовлетворение жилищной потребности» (Маслов В. Ф. Указ. соч. С. 5).

Уместно здесь упомянуть и про дискуссию о том, что является объектом прав — сами материальные блага или непосредственная деятельность государства по обеспечению и защите тех возможностей, которые установлены Конституцией Российской Федерации. Признать, что объектом выступают только сами материальные блага, значит признать обязанность государства по их предоставлению, а также право человека требовать исполнения данной обязанности. Соответственно это означает приверженность позиции ученых рассматривать соответствующие права в качестве конкретных субъективных прав. В связи с этим традиционными можно считать взгляды цивилистов, рассматривающих право на жилище в качестве государственно-правовой категории. При его детализации обращалось внимание на то, что этому праву соответствует обязанность государства по обеспечению жильем, а также более «общие» обязанности, связанные с функционированием государства (создавать и расширять жилищный фонд, гарантировать, обеспечивать распределение, содействовать) <8>. При этом основной такой государственной гарантией выступает развитие отраслевого законодательства по данному вопросу. ——————————— <8> Седугин П. И. Право на жилище в СССР. М., 1983. С. 33.

О соотношении конституционных прав и отраслевых прав встречаются следующие повторяющиеся высказывания: «конституционные права образуют прочную основу прав, закрепленных нормами отраслевого законодательства», «две неразрывные группы, тесно связанные между собой», «нормы отраслевого законодательства конкретизируют конституционные права и свободы, и такая конкретизация является необходимой и безусловной гарантией их реализации» <9>. ——————————— <9> Грибанов В. П., Кабалкин А. Ю. Жилищные права советских граждан. М., 1964. С. 19.

Соотношение субъективных прав на конкретное жилое помещение и права на жилище выражалось и следующим образом: конституционные нормы действуют опосредованно, давая определенные направления правовому регулированию, а нормы отраслевого законодательства действуют непосредственно. В связи с этим наблюдалась тенденция рассмотрения права на жилище как реальной возможности иметь в своем постоянном пользовании жилое помещение (отождествление права на жилище и права на само жилое помещение). Итогом этой дискуссии стал подход к праву на жилище как к комплексной категории (наряду с комплексностью самой отрасли жилищного права). О «гранях» права на жилище, расположенных в сферах государственного, административного и гражданского права, говорили в советское время <10>; определенный итог в современной литературе данным рассуждениям был подведен в работе Л. М. Пчелинцевой: «Конституционное право на жилище является субъективным правом граждан и реализуется в различных по юридической природе правоотношениях: общих конституционных правоотношениях, организационных (административных), имущественных (гражданских) правоотношениях и др.» <11>. ——————————— <10> Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. С. 23. <11> Пчелинцева Л. М. Право военнослужащих на жилище: теоретические аспекты и проблемы реализации. М., 2004. С. 142.

Когда ученые говорят о праве на жилище в его конституционно-правовом смысле, то почему-то, как правило <12>, оно исследуется в качестве «единого целого», без детализации на те способности, возможности или правомочия (в зависимости от позиции исследователя), которые включены в его содержание. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Ю. К. Толстого «Жилищное право» включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2011 (2-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <12> Так, заслуживает внимания позиция Ю. К. Толстого, который отмечал, что «никто не может быть произвольно лишен жилища, действительно относится к субъективным правам абсолютного характера… то характеристика права на жилище как субъективного права вызывает большие сомнения, поскольку многие граждане до сих пор не имеют не только благоустроенного жилища, но и жилища вообще», «…право на жилище, которое можно квалифицировать как субъективное право в лучшем случае тогда, когда гражданин уже имеет жилище…». «В остальных же случаях право на жилище — это бланкетная возможность, причем под большим вопросом остается, сможет ли гражданин ее реализовать, т. е. обрести крышу над головой» (Толстой Ю. К. Жилищное право: Учебник. М., 2007. С. 17). Не аргументируя в целом позицию автора, обратим внимание на то, что исследователь придает статус субъективного права одному из аспектов (никто не может быть произвольно лишен жилища), входящих в текст Конституции Российской Федерации.

В качестве первого аспекта содержания конституционного права на жилище следует выделить положение о том, что никто не может быть произвольно лишен жилища. Исследовать данный аспект можно с нескольких сторон. Во-первых, недопустимость произвольного лишения жилища рассматривается как основное начало жилищного законодательства. Законодательная интерпретация данного принципа сводится к: а) недопустимости выселения; б) недопустимости ограничения в пользовании (в том числе и в получении коммунальных услуг). Основная дискуссия по вопросу о придании «праву на жилище» признаков субъективного права связана с п. 2 ст. 40 Конституции Российской Федерации, вторым аспектом конституционного права на жилища. Если только предположить, что в Конституции Российской Федерации отсутствовала бы норма о том, что жилье предоставляется малоимущим и иным указанным в законе гражданам, то вопрос о рассмотрении права на жилище в качестве субъективного, думается, вообще бы не возникал <13>. ——————————— <13> Достаточно часто в юридической литературе встречаются утверждения следующего содержания: «под правом на жилище следует понимать… право… требовать от государства и претендовать на получение жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищных фондов…».

В большинстве примеров, в которых дается характеристика права на жилище (и как социального права, и как позитивного права, и как права, проявляющегося в сферах социальной деятельности), из контекста Конституции Российской Федерации берется лишь п. 2, закрепляющий «обязанность» государства по предоставлению жилья малоимущим. Однако буквальное толкование данного пункта не дает основания для таких выводов. Формулировок со словосочетаниями «государство обязуется» или «государством гарантируется» в ст. 40 Конституции Российской Федерации (в отличие от ряда других) нет. Таким образом, полагаем, что закрепленные в гражданском и жилищном законодательстве нормы о жилищных правах можно рассматривать как отраслевые гарантии реализации закрепленного в Конституции Российской Федерации права граждан на жилище. А сам п. 3 ст. 40 Конституции — это прямая конституционная гарантия реализации права на жилище. Следовательно, в ст. 40 Конституции Российской Федерации «собраны» следующие структурные единицы: — принцип (основное начало) законодательства (никто не может быть произвольно лишен жилища); — абстрактная возможность (правоспособность) (предоставление жилого помещения нуждающимся и малоимущим); — гарантия реализации соответствующего конституционного права (участие государственных органов и органов местного самоуправления в реализации конституционных установлений в жилищной сфере). Таким образом, «комплексность» права на жилище заключается не в том, что оно реализуется в различного рода правоотношениях <14>, а в том, что сам текст Конституции Российской Федерации состоит из несвязанных и не до конца продуманных составляющих, позволяющих ставить под сомнение значимость соответствующего конституционного права. ——————————— <14> Используется терминология из процитированной ранее работы Л. М. Пчелинцевой. Нам такая формулировка не представляется удачной: право не может реализовываться в правоотношениях, права реализуются (осуществляются) путем совершения соответствующих действий, которые в содержание правоотношения не включаются.

Право на жилище военнослужащих закреплено в ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». Положения указанного Федерального закона предусматривают, что «государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации». В качестве основных условий получения военнослужащими в собственность жилья от государства закреплены: 1) признание их в установленном законом порядке нуждающимися в жилых помещениях (это не распространяется на военнослужащих, являющихся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих); 2) увольнение с военной службы, при условии наличия на момент увольнения общей (календарной) продолжительности военной службы 20 лет и более; 3) увольнение с военной службы, если на момент увольнения военнослужащего с военной службы он имеет общую (календарную) продолжительность военной службы 10 лет и более, при условии что основаниями для увольнения явились (являются): — достижение предельного возраста пребывания на военной службе; — состояние здоровья; — организационно-штатные мероприятия. В целом под правом на жилище военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, следует понимать юридическую возможность (право): а) получения жилья на определенных Федеральным законом «О статусе военнослужащих» льготных условиях за счет средств федерального бюджета (по договору социального найма или в собственность бесплатно); б) вступления в жилищно-строительные (жилищные) кооперативы; в) получения земельных участков для строительства индивидуальных жилых домов; г) приобретения жилья в собственность с использованием государственных жилищных сертификатов; д) безвозмездного получения в собственность занимаемых ими жилых помещений в соответствии с действующим законодательством; е) стабильного обладания имеющимся жильем, включая право владения, пользования и распоряжения жильем. Военнослужащие имеют особый статус, так как их служба связана с определенными трудностями и лишениями. Поэтому государство предоставляет им дополнительные гарантии и компенсации, что предусматривается Федеральным законом «О статусе военнослужащих». Следует согласиться с выводом о том, что конституционное право граждан, включая военнослужащих, на жилище является многоаспектным правом и проявляется в том, что «…оно является юридической основой возникновением многочисленных и разнообразных форм и способов осуществления права на жилище в тех или иных конкретных жилищных отношениях» <15>. ——————————— <15> Кудашкин А. В. Жилищное право: Учебник. М.: За права военнослужащих, 2005. С. 63.

Так, Федеральный закон «О статусе военнослужащих» закрепляет следующие социальные гарантии и компенсации в жилищной сфере военнослужащих, проходящих военную службу по контракту: — регистрация по просьбе военнослужащих и членов их семей до получения жилья по адресам воинских частей и предоставление на этот период пригодных для временного проживания жилых помещений (п. 3 ст. 15); — предоставление военнослужащим, имеющим в собственности квартиры, при переводе к новому месту службы служебных жилых помещений или жилых помещений в общежитии на период службы в данной местности (п. 4 ст. 15); — обеспечение федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, уволенных с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями граждан при общей продолжительности военной службы 10 лет и более жильем за счет государственных жилищных сертификатов и представление документов о сдаче жилья по месту службы только при получении постоянных жилых помещений (п. 14 ст. 15); — предоставление дополнительной жилой площади военнослужащим в воинском звании полковника и выше, а также командирам воинских частей, преподавателям вузов и другим лицам (п. 8 ст. 15); — безвозмездное получение в собственность занимаемых жилых помещений (п. 6 ст. 15); — предоставление первоочередного права по решению органов местного самоуправления на вступление в жилищно-строительные (жилищные) кооперативы или выделение земельных участков под строительство жилья для военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, при общей продолжительности военной службы 10 лет и более и ряда других лиц (п. 12 ст. 15); — выплата денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений (п. 3 ст. 15); — обеспечение жильем военнослужащих-граждан Российской Федерации, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающихся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, которые без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений (абз. 2 п. 1 ст. 23). Вместе с тем отметим, что положения вышеуказанных федеральных законов о праве военнослужащих на жилье раскрываются в ряде других актов. К ним относятся: — Постановление Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054 «О порядке учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства»; — Постановление Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 909 «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей»; — Постановление Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 512 «О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих-граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, и предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно»; — Приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280 «О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений»; — Приказ ГУСП от 16 января 2012 г. N 3 «Об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации»; — другие нормативные правовые акты. На территории субъектов Российской Федерации во исполнение федеральных нормативных правовых актов также существует практика принятия соответствующих правовых актов. Так, например, в городе федерального значения Москве принято Постановление Правительства Москвы от 14 февраля 2012 г. N 43-ПП «Об обеспечении жилыми помещениями отдельных категорий граждан»; распоряжением Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы от 22 февраля 2012 г. N 284 утверждена типовая форма договора передачи жилого помещения в собственность бесплатно и типовых форм распоряжений о передаче жилого помещения в собственность бесплатно. Отдельные положения нормативных правовых актов были предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации, по результатам которого, например, приняты: — Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2012 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в связи с жалобами граждан А. Н. Хмары и В. Н. Шума»; — Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 февраля 2010 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей» и пункта 1 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей в связи с жалобой гражданина С. В. Глушкова». Подводя итог, следует сделать вывод, что: во-первых, существующий в настоящее время порядок обеспечения военнослужащих жилыми помещениями, по сравнению с ранее действовавшими правилами, содержит следующие важные новации: — командиры воинских частей и начальники военных гарнизонов, которые в силу своих должностных обязанностей ответственны перед военнослужащими за их надлежащее жилищно-бытовое размещение, отстранены от распределения жилых помещений; — отсутствует коллегиальность в процедуре распределения жилых помещений. Ранее в распределении непосредственное участие принимали жилищные комиссии или иные общественные контрольные органы; — для всех очередников, независимо от места их жительства, провозглашена единая очередь; — допустимы предложения жилья в иных местах, нежели хотят очередники; — отсутствует учет особых жилищных прав первоочередников и внеочередников; — установлен дистанционный и обезличенный (виртуальный, почтово-бумажный), предельно жесткий алгоритмизированный механизм общения уполномоченного органа с адресатами права; — имеют место чрезмерные бюрократические требования к документальному подтверждению права на жилищное обеспечение; — имеют место строгие ограничения по срокам выполнения предписаний с наличием множества условий, позволяющих отказывать очередникам в реализации их прав даже в отношении уже предложенного жилья; во-вторых, с позиции военнослужащих такое положение с порядком предоставления жилых помещений вполне адекватно воспринимается ими в качестве не совсем правильных, проблемных элементов нового правового механизма по сравнению с привычными правилами решения их жилищных вопросов. Помимо прямого ущемления жилищных прав военнослужащих, указанные выше нововведения создают условия для возникновения коррупционных отношений в данной сфере. На это в юридической литературе указывалось неоднократно <16>. ——————————— <16> См., например: Глухов Е. А. Административно-правовые средства предупреждения коррупции в сфере жилищного обеспечения военнослужащих: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2010; Кудашкин А. В. Предпосылки для коррупционных проявлений в вопросах жилищного обеспечения военнослужащих созданы (научно-практический комментарий последних судебных решений и результатов их исполнения) // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 1.

Военнослужащие обоснованно требуют персонального внимания к себе, к реализации их права на живое общение и непосредственное пояснение должностными лицами их прав и обязанностей, индивидуализации в подходе, детальной точности в решении их частных жилищных вопросов, выделения нормальной продолжительности времени для принятия взвешенных решений и т. п., в то время как заложенная в Приказе N 1280 система правовых и организационных процедур жилищного обеспечения в Минобороны России нацелена несколько на иное. Все это актуализирует проблему дальнейшего совершенствования системы правового регулирования жилищного обеспечения военнослужащих.

Библиография

1. Глухов Е. А. Административно-правовые средства предупреждения коррупции в сфере жилищного обеспечения военнослужащих: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. 2. Головистикова А. Н., Грудцына Л. Ю. Права человека: Учебник. М., 2006. 3. Грибанов В. П., Кабалкин А. Ю. Жилищные права советских граждан. М., 1964. 4. Кодификация российского частного права / Под ред. Д. А. Медведева. М., 2008. 5. Кудашкин А. В. Предпосылки для коррупционных проявлений в вопросах жилищного обеспечения военнослужащих созданы (научно-практический комментарий последних судебных решений и результатов их исполнения) // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 1. 6. Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. 7. Маслов В. Ф. Защита жилищных прав граждан. Харьков, 1970. 8. Пчелинцева Л. М. Право военнослужащих на жилище: теоретические аспекты и проблемы реализации. М., 2004. 9. Рожкова М. А. О понятии «собственность» в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в практике Европейского суда по правам человека // Актуальные проблемы права собственности / Материалы научных чтений памяти профессора С. Н. Братуся (Москва, 25 октября 2006 г.). М., 2007. 10. Седугин П. И. Право на жилище в СССР. М., 1983. С. 33. 11. Стрельцын Б. Е. Проблемы реализации и защиты конституционного права на жилище в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. 12. Толстой Ю. К. Жилищное право: Учебник. М., 2007. 13. Черкашина И. Л. Проблемы судебной защиты конституционного права на жилище граждан Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *