Особенности квалификации должностных преступлений военнослужащих как специальных субъектов уголовного права

(Андрианов М. А.) («Военно-юридический журнал», 2013, N 4) Текст документа

ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ДОЛЖНОСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ КАК СПЕЦИАЛЬНЫХ СУБЪЕКТОВ УГОЛОВНОГО ПРАВА <*>

М. А. АНДРИАНОВ

——————————— <*> Andrianov M. A. Peculiarities of qualification of official crimes of military men as special subjects of criminal law.

Андрианов М. А., аспирант, Чебоксарский кооперативный институт (филиал) Российского университета кооперации (г. Чебоксары).

Вопросы борьбы с коррупцией на сегодняшний день в нашем государстве стоят остро, т. к. коррупция является одной из основных угроз безопасности его существования и развития. За последние годы принят большой пакет антикоррупционных законодательных актов, позволяющих надеяться на перелом в сложившейся ситуации. Особое внимание автор статьи уделил коррупции, которая наносит огромный ущерб обороноспособности страны, является одним из факторов, препятствующих проведению качественного реформирования российских Вооруженных Сил. Расходы на оборонные нужды являются одними из самых больших, поэтому требуют действенного контроля со стороны органов военного управления, правоохранительных органов.

Ключевые слова: должностное лицо, коррупция, должностное преступление.

The issues of fighting corruption at present are topical in this country, as they are one of the main dangers for security of existence and development thereof. Recently there has been adopted a number of anti-corruption legislative acts which allow to hope for a change in the existing situation. The special attention is drawn to corruption which causes a great loss to the defensive potential of this country and is one of the main factors preventing carrying out a qualitative reform of the russian Armed Forces. The expenses for defensive needs are among the greatest and therefore require an efficient control of the agencies of military management and law-enforcement agencies.

Key words: official, corruption, official crime.

В практике деятельности органов следствия, дознания, правоохранительных органов периодически возникают трудности при определении признаков конкретного преступления, совершенного военнослужащими в корыстных целях с использованием своего служебного положения. Это может быть связано с особенностями военного законодательства, с имеющимся порядком подчиненности военнослужащих. На складах частей Минобороны РФ хранится имущество широкой номенклатуры. Оно предназначено для обеспечения повседневной деятельности, для поддержания боевой готовности личного состава, вооружения и техники. Движение материальных средств войсковых частей подразумевает деятельность следующих должностных лиц: — отвечающих за непосредственное хранение, учет, выдачу, получение материальных средств; — владеющих распорядительно-приказными полномочиями в отношении материальных средств. Среди распространенных должностных преступлений необходимо отметить действия должностных лиц, подпадающие под признаки состава преступлений, указанных в статьях Уголовного кодекса Российской Федерации. В качестве примера, раскрывающего преступную деятельность различных по положению должностных лиц, обладающих статусом военнослужащих, можно привести приговор М-ского гарнизонного военного суда в апреле 2008 г. Бывший командир части полковник Б. и бывший начальник склада ГСМ старший прапорщик М. обвинялись в неоднократном хищении дизельного топлива, принадлежащего войсковой части. Б. в 2004 — 2005 гг. давал неправомерные указания подчиненному ему по службе М., в чьем ведении в тот период находились горюче-смазочные материалы, без документального оформления безвозмездно выдавать ГСМ войсковой части по 5000 литров (4175 кг) дизельного топлива одному из своих знакомых для обращения топлива в пользу последнего. Выполняя указания Б., М., осознавая их противоправность, злоупотребляя своим служебным положением, характеризующимся обязанностями по контролю за надлежащим использованием ГСМ, давал неправомерные указания водителю автотопливозаправщика военнослужащему по призыву Д. заполнять дизельным топливом металлические бочки, которые привозил на территорию воинской части на автомобиле знакомый Б. Кроме того, однажды Б. дал указание непосредственно Д. выдать 5000 литров дизельного топлива своему знакомому. Общая сумма похищенного Б. и М. имущества войсковой части составила свыше 900000 рублей. Полковник Б. указывал, что якобы не мог давать указания подчиненным военнослужащим, поскольку увольнялся в тот период, в части практически не появлялся, каких-либо отчетных документов, приказов не подписывал. Суд обоснованно определил, что Б. в период по февраль 2005 г. исполнял обязанности командира части, обладал организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями до момента подписания актов о приеме дел и должности, о приеме и сдаче войскового и финансового хозяйств войсковой части в конце февраля 2005 г. В соответствии со ст. 87 Устава внутренней службы ВС РФ окончанием приема и сдачи дел и должности является дата утверждения старшим командиром соответствующего акта. Показательным является определение процессуального положения военнослужащего по призыву Д., который один раз заполнял металлические бочки дизельным топливом по приказу командира войсковой части Б. Бочки с горючим затем были вывезены знакомым Б. Первоначально следственным органом действия командира части по отдаче незаконного указания Д. были расценены как растрата, совершенная по предварительному сговору группой лиц с использованием своего служебного положения, и квалифицированы по ч. 3 ст. 160 УК РФ. В дальнейшем военный суд из обвинения подсудимому Б. указанный квалифицирующий признак «совершение хищения группой лиц по предварительному сговору» исключил, расценив эти действия как растрату, совершенную с использованием своего служебного положения. Данный вывод был сделан, поскольку Д., проходивший военную службу по призыву, не обладал признаками специального субъекта преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ. В соответствии с п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам. Военнослужащий по призыву не относился к таким лицам, имущество не передавалось ему установленным порядком. Д. выполнял приказ действующего командира. В связи с этим с Б. было снято одно из обвинений по ч. 1 ст. 286 УК РФ в части вовлечения своего подчиненного в преступную деятельность. Рассмотрев по совокупности собранные доказательства, военный суд приговорил Б. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 и ч. 1 ст. 286 УК РФ, и М. — по ч. 3 ст. 160, к лишению свободы.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *