Установление единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения в качестве единственной формы жилищного обеспечения военнослужащих является неприемлемым

(Гайдин Д. Ю.) ("Право в Вооруженных Силах", 2013, N 5) Текст документа

УСТАНОВЛЕНИЕ ЕДИНОВРЕМЕННОЙ ДЕНЕЖНОЙ ВЫПЛАТЫ НА ПРИОБРЕТЕНИЕ ИЛИ СТРОИТЕЛЬСТВО ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ В КАЧЕСТВЕ ЕДИНСТВЕННОЙ ФОРМЫ ЖИЛИЩНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ЯВЛЯЕТСЯ НЕПРИЕМЛЕМЫМ

Д. Ю. ГАЙДИН

Гайдин Д. Ю., юрисконсульт подразделения ФСО России.

В настоящей статье критически оценивается идея установления денежной выплаты как единственной и основной формы жилищного обеспечения военнослужащих, анализируются предпосылки и возможные негативные последствия такого установления, а также поднимается вопрос о значимости натуральной формы обеспечения жильем.

Ключевые слова: денежная выплата, жилищное обеспечение, увольнение с военной службы, избранное место жительства.

The establishment of a lump-sum cash payments for the purchase or construction of residential premises as the only form of housing provision for servicemen is unacceptable D. Y. Gaydin

In this article critically evaluated the idea of establishing a money grant as the only and the main form of housing provision for servicemen, analyses the background and possible negative consequences of such establishment, as well as the question is raised of the importance of the natural shape of provision of housing.

Key words: money grant, housing, dismissal from service, a favorite place for residence.

В свете последних заявлений руководителей Минобороны России о планируемом переходе с 1 января 2014 г. на жилищное обеспечение военнослужащих исключительно за счет единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения (ЕДВ) вниманию читателей предлагается точка зрения на идею отказа от натуральной формы обеспечения жильем. Как известно, действующая система жилищного обеспечения военнослужащих, установленная ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", предусматривает такую форму жилищного обеспечения, как бесплатное предоставление жилых помещений для постоянного проживания, т. е. по договору социального найма или в собственность бесплатно, как во время прохождения военной службы по контракту (абз. 3 п. 1), так и при увольнении (абз. 12 п. 1 и п. 14). Проблема реализации права на жилище военнослужащих в "натуральной" форме существует, пожалуй, еще со дня вступления в силу Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" в 1993 г. Поиск вариантов решения данной проблемы породил тенденцию перехода с натурального обеспечения жильем на выплату денежных компенсаций для его приобретения или строительства (программа "Государственные жилищные сертификаты"). С 2005 г. функционирует накопительно-ипотечная система жилищного обеспечения военнослужащих (НИС), участие в которой становится обязательным для тех, кто начал служить начиная с 2008 г. Наконец, в начале 2013 г. Минобороны России решило полностью отказаться от предоставления жилых помещений в готовом виде и обеспечивать жильем военнослужащих, не являющихся участниками НИС, только путем единовременной денежной выплаты. Такой вариант решения жилищной проблемы имеет несколько аспектов. Во-первых, одной из главных проблем Минобороны России и других федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба, является очередь военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, нуждающихся в получении жилых помещений. Благодаря Закону о монетизации льгот с 2005 г. обязанность по обеспечению жильем в избранном постоянном месте жительства увольняемых с военной службы граждан от органов местного самоуправления перешла к федеральным органам исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба. Соответственно, к очередникам на квартиры по договору социального найма по месту прохождения военной службы стали добавляться изъявившие желание при увольнении сменить место жительства претенденты на жилые помещения. По словам заместителя Министра обороны Российской Федерации Р. Х. Цаликова, военное руководство уверено, что отказ от закупки и строительства постоянного жилья в пользу единовременных выплат - единственный путь, гарантирующий ликвидацию в армии квартирной очереди <1>. Как отметил член президентского Совета по правам человека С. Кривенко, "...действующая система жилищного обеспечения неэффективна, так как возникает куча всяких управленческих ошибок, очередь не удается сделать открытой, прозрачной, постановка на очередь вызывает огромное количество недовольства у офицеров. Закрытость, непонятно, как она формируется, как она идет и так далее" <2>. -------------------------------- <1> Гаврилов Ю. Задача с тремя неизвестными: сколько денег начислят военным очередникам? // Рос. газ. 2013. 26 февр. <2> URL: http://www. kommersant. ru/doc-y/2115428.

Однако возникает вопрос: избавит ли органы военного управления от жилищной очереди денежная форма жилищного обеспечения военнослужащих? С большой долей вероятности можно утверждать, что новая редакция ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" будет предусматривать предоставление ЕДВ тем военнослужащим, которые признаны нуждающимися в жилых помещениях (улучшении жилищных условий). Ключевая формулировка данной нормы: "признанным нуждающимися". Это означает, что механизм предоставления выплаты будет идентичен существующему механизму предоставления жилых помещений с такими присущими ему атрибутами, как орган, уполномоченный принимать решения о признании военнослужащих нуждающимися, учет нуждающихся, очередность предоставления и т. д. Ни один орган не сможет спрогнозировать количество лиц, у которых возникнет право на получение выплаты. Соответственно, сразу выдать деньги военнослужащему, который признан нуждающимся и общая продолжительность военной службы которого, к примеру, составляет 20 лет, не получится. В лучшем случае это произойдет в следующем году из-за особенности бюджетного процесса. Такой военнослужащий вынужден будет встать в очередь на получение выплаты. Такой порядок уже давно апробирован программой ГЖС <3>. Более того, проводя аналогию, следует отметить, что учет получателей денежной выплаты как необходимый элемент жилищного обеспечения предусмотрен и для федеральных государственных гражданских служащих <4>. -------------------------------- <3> Пункты 24, 26, 28, 29 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" Федеральной целевой программы "Жилище" на 2011 - 2015 годы, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153. <4> Правила предоставления федеральным государственным гражданским служащим единовременной субсидии на приобретение жилого помещения, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 г. N 63.

Таким образом, представляется, что окончательно уйти от проблем, связанных с учетом очередников, путем отказа от натурального жилищного обеспечения не удастся. Единственной возможностью навести порядок в данной сфере является надлежащее урегулирование деятельности органов военного управления через разработку и принятие административных регламентов. По мнению авторитетных правоведов, в предложении о создании именно административного регламента заложена весьма рациональная и перспективная по своим возможным последствиям мысль <5>. -------------------------------- <5> См., напр.: Корякин В. М. Конкуренция норм Жилищного кодекса Российской Федерации и Федерального закона "О статусе военнослужащих": антикоррупционный аспект // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 3.

Во-вторых, Минобороны России ищет наиболее эффективную с точки зрения бюджетного финансирования форму жилищного обеспечения военнослужащих и полагает, что выплата денежной компенсации является таковой. Однако мы позволим себе с этим не согласиться. Как сообщала газета "Взгляд", в 2012 - 2014 гг. из бюджета Российской Федерации было выделено Минобороны России свыше 80 млрд. руб. на строительство и приобретение уже готовых квартир для военных <6>. Эту цифру можно сопоставить с примерными расходами на покрытие денежных выплат. Как заявил Р. Х. Цаликов, с помощью этой схемы в Минобороны России надеются начиная с 2014 г. содействовать в расселении, по меньшей мере, 55 тыс. офицерских семей <7>. Если предположить, что расчет размера выплаты будет осуществляться исходя из существующей нормы предоставления - 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека, а среднестатистический состав семьи военнослужащего составляет три человека, то государству придется оплатить 2970000 квадратных метров (55000 x 3 x 18) потенциального жилья. -------------------------------- <6> URL: http://vz. ru/news/2013/1/28/617765.html. <7> Рос. газ. 2013. 26 февр.

Из заявления замминистра следует, что размер выплаты будет также определяться из средней рыночной стоимости одного квадратного метра по стране. В настоящее время эту величину определяет Федеральное агентство по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, и на первое полугодие 2013 г. она составляет 33000 руб. <8>. Допуская то, что после 1 января 2014 г. отдельно для военнослужащих не будет установлено другой стоимости единицы площади жилого помещения, мы приходим к выводу, что минимальный объем средств федерального бюджета, необходимых для жилищного обеспечения военнослужащих по новому порядку, составит более 98 млрд. руб. (2970000 x 33000)! -------------------------------- <8> Приказ Госстроя от 27 декабря 2012 г. N 117/ГС "О нормативе стоимости 1 квадратного метра общей площади жилья по Российской Федерации на первое полугодие 2013 года и показателях средней рыночной стоимости 1 квадратного метра общей площади жилья по субъектам Российской Федерации на I квартал 2013 года" // Рос. газ. 2013. 6 февр.

Возникает вопрос: в чем, собственно, заключается экономическая предпочтительность денежной выплаты перед предоставлением жилого помещения в натуре и где здесь соблюдается государственный интерес? Кто-то может возразить, что строительство и приобретение жилья требует содержания большого аппарата в структуре федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, а это не свойственная военной организации функция. Однако заметим, что осуществление денежных выплат потребует наличия отдельных структурных подразделений, уполномоченных вести учет нуждающихся, производить расчет и доводить выплаты до их получателей. Скорее всего, отказ от натуральной формы не повлечет за собой существенных организационно-штатных изменений в органах военного управления. Что касается выполнения несвойственной функции, то здесь следует глубоко проработать с научной и практической точек зрения вариант ее передачи органам местного самоуправления. Имеется в виду возврат к такому порядку, когда некоторый процент муниципального жилья заселяется военнослужащими и лицами, уволенными с военной службы. При этом компенсация расходов местных бюджетов осуществляется за счет субвенций так же, как это сделано для жилищного обеспечения граждан, уволенных с военной службы и до 1 января 2005 г. принятых органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях <9>. В этом случае федеральные органы исполнительной власти избавились бы от обязанности строительства и приобретения жилья, которое почему-то в последнее время стало очень обременительным. -------------------------------- <9> Статья 3 Федерального закона от 8 декабря 2010 г. N 342-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О статусе военнослужащих" и об обеспечении жилыми помещениями некоторых категорий граждан".

В-третьих, ЕДВ позиционируется как наиболее эффективная и удобная форма, несущая в себе также элемент привлекательности поступления на военную службу по контракту. Сразу отметим, что никакой привлекательности она не имеет, так как молодое поколение военнослужащих в полном составе подлежит включению в НИС, а на денежную выплату могут рассчитывать только те, кто поступил на военную службу преимущественно до 2005 г. Интересно было бы знать, какой процент очередников муниципальных образований из числа лиц, уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., выбрал ЕДВ вместо получения жилого помещения в натуре? Однако такой цифры нигде найти не удалось. Полагаем, что и заявления об эффективности, удобстве, а также востребованности данной формы жилищного обеспечения являются ложными. Если в Минобороны России говорят о том, что в некоторых населенных пунктах, избранных военнослужащими в качестве постоянных мест жительства, строительство затруднено или вовсе не осуществляется, то как тогда возможно самостоятельно приобрести там жилое помещение на деньги, предоставляемые вместо жилья в натуре? Попросту государство в очередной раз предпринимает попытку переложить свою ответственность за реальное обеспечение жилищем на самих военнослужащих. Заглядывая в будущее, нам видится, что новая редакция ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" будет содержать в себе норму о том, что предоставление ЕДВ является исполнением государством своих обязательств по обеспечению военнослужащих жилыми помещениями. Это означает, что при наличии соответствующих оснований военнослужащие будут безоговорочно увольняться с военной службы и выселяться из служебных квартир, невзирая на то, что новое жилье еще не приобретено на полученные деньги. Ссылка на опыт других стран в данном вопросе (США, ФРГ, Великобритания, Турция, Индия, КНР) выглядит неубедительной, так как зарубежная практика жилищного обеспечения основывается на высоком уровне денежного содержания военнослужащих и сбалансированном механизме банковских льгот, предоставляемых финансовыми организациями под гарантии государства, чего в Российской Федерации пока нет. После получения большой суммы денег перед военнослужащим встает вопрос: как правильно ими распорядиться? Где найти необходимое жилье, добросовестного продавца, квалифицированного риелтора, как не оказаться "обманутым дольщиком" и не быть втянутым в "долгострой" и т. д.? С учетом того обстоятельства, что, как правило, избранное место жительства находится далеко от места службы, задача многократно усложняется. Все это требует большой траты человеческой энергии, моральных, физических и умственных сил. Поэтому после перехода на денежную выплату как единственную форму жилищного обеспечения военнослужащий после увольнения вместо вожделенной квартиры получит "головную боль" по ее покупке, которую на него вместе со всеми рисками и ответственностью так заботливо переложило с себя государство. Перед глазами встает картина, когда по выходу из войсковой части человека сразу начинают обхаживать дельцы различного рода с предложениями помочь в приобретении квартиры за "скромное" вознаграждение или комиссию. Вместе с тем необходимо признать, что рассматриваемая форма все же должна быть предусмотрена законом, но только как альтернативная натуральной форме обеспечения, а не единственная. Военнослужащим следует оставить право выбора: или квартира в "натуральном" виде, или деньги. Опираясь на анализ жилищных условий очередников и их мнения относительно денежной компенсации взамен получения жилья, отметим, что для некоторых из них было бы выгоднее получить деньги вместо того, чтобы ждать, когда по очереди предоставят неизвестно какое жилое помещение. Военнослужащие, здраво оценивая свои возможности, сами определятся с тем, какую форму жилищного обеспечения выбрать. И если большинство предпочтет единовременную денежную выплату, то предоставление жилых помещений в натуре, оставаясь закрепленным в законе, на практике перестанет применяться, что не повлечет за собой негативных последствий. С точки зрения социального государства, политика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь гражданина, не только деньги способны удовлетворить человеческие потребности. Остро нуждаясь в социальной защите, лица, уволенные с военной службы, должны обладать необходимыми материальными условиями для дальнейшей жизнедеятельности и в этом смысле жилое помещение имеет большее значение, нежели денежные средства, имеющие свойство обесцениваться и требующие приложения максимума усилий для приобретения на них в кратчайший срок необходимого жилища. Выплата определенной суммы отнюдь не означает, что человек с помощью нее сможет решить свою жилищную проблему. Деньги могут быть использованы на другие цели или вовсе утрачены. Невозможно придумать механизм их возврата или хотя бы контроля за их использованием, так как властные полномочия после увольнения с военной службы прекращаются. Гражданские служащие, согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 г. N 63, могут получить денежную выплату только после заключения договора о приобретении жилого помещения. Однако такой порядок для военной организации неприемлем, потому что процесс увольнения может растянуться на годы, пока военнослужащий не заключит соответствующий договор. Отсутствие контроля и санкций за недобросовестное использование ЕДВ приведет к тому, что военнослужащие станут формально избирать себе в качестве постоянных мест жительства те населенные пункты, для которых устанавливается больший размер среднерыночной стоимости одного квадратного метра жилья, что увеличит сумму причитающихся им выплат. Отказ от натуральной формы жилищного обеспечения военнослужащих означает то, что государство больше не признает их той категорией граждан, которой в соответствии с ч. 3 ст. 40 Конституции Российской Федерации жилище для постоянного проживания предоставляется бесплатно. Смогут ли военнослужащие на выплаченные деньги обеспечить свои семьи жильем - это их личная проблема. Так и получится, что число нуждающихся в жилых помещениях будет снижаться медленно и непропорционально расходам бюджета на эти цели. Показатель жилищной обеспеченности останется на том же уровне, и Российская Федерация не улучшит свою позицию в ежегодном рейтинге уровня жизни стран мира <10> (если, конечно, этот рейтинг имеет какое-то значение для нынешней власти). -------------------------------- <10> URL: http://www. prosperity. com.

Тем более опрометчивыми выглядят заявления высших должностных лиц, так как они совершенно не учитывают уже имеющийся опыт нормативно-правового регулирования механизма жилищного обеспечения военнослужащих. Достаточно вспомнить Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2007 г. N 5-П, которым п. п. 2 и 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой на их основании возможность обеспечения жильем за счет средств федерального бюджета ограничивается выдачей государственных жилищных сертификатов <11>. -------------------------------- <11> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2007 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и пункта 8 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Государственные жилищные сертификаты" на 2004 - 2010 годы, входящей в состав Федеральной целевой программы "Жилище на 2002 - 2010 годы", в связи с жалобами ряда граждан".

Не будем полностью излагать правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, которая большинству читателей и так хорошо известна. Приведем лишь один абзац из указанного Постановления, который необходимо знать любому носителю законодательной инициативы: "Вводя новое правовое регулирование, законодатель должен был исходить как из недопустимости издания в Российской Федерации законов, отменяющих или умаляющих права граждан, так и из требования предсказуемости законодательной политики в социальной сфере, с тем чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса и действенности государственной защиты наполняющих его прав, т. е. в том, что возникшее у них на основе действующего законодательства право (читай "право на предоставление жилого помещения". - Прим. авт.) будет уважаться властями и будет реализовано". Таким образом, можно резюмировать, что единовременная денежная выплата на приобретение или строительство жилья не должна являться единственной формой жилищного обеспечения военнослужащих, а может быть законодательно закреплена только как альтернатива натуральной форме, которой является предоставление жилых помещений в избранном постоянном месте жительства по договору социального найма или в собственность бесплатно. Органы государственной власти должны совершенствовать существующие механизмы реализации права на жилище, чтобы устранить имеющиеся проблемы в данной сфере правоотношений.

------------------------------------------------------------------

Название документа