Как защищать жилищные права в суде военнослужащим и гражданам, уволенным с военной службы?

(Стельникова Н. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2013, N 6) Текст документа

КАК ЗАЩИЩАТЬ ЖИЛИЩНЫЕ ПРАВА В СУДЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ И ГРАЖДАНАМ, УВОЛЕННЫМ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ?

Н. А. СТЕЛЬНИКОВА

Стельникова Н. А., адвокат, член Адвокатской палаты Московской области.

В статье сравниваются Определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, которые свидетельствуют об отсутствии единообразного подхода в применении судом норм материального права.

Ключевые слова: жилье, договор социального найма, приватизация, оперативное управление, муниципальный жилищный фонд.

How to protect housing rights in court servicemen and citizens dismissed from military service? N. A. Stelnikova

This legal work describes legal decisions, which reflect the absence of similarity in the approach to the application of the rules of substantive laws by the Moscow City of the Court.

Key words: housing, the contract of social lease, privatization, operative administration, municipal housing fund.

В настоящее время проблема обеспечения постоянными жилыми помещениями для постоянного проживания военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, остается наиболее социально значимой проблемой в Российской Федерации. В силу ч. 1 ст. 7 Конституции Российская Федерация как социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, призвана гарантировать реализацию прав и свобод человека и гражданина в этой сфере, в частности права каждого на жилище (ч. 1 ст. 40), признаваемого международным сообществом в качестве элемента права на достойный жизненный уровень (ст. 25 Всеобщей декларации прав человека, ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах). Поскольку с 2006 г. Министерством обороны Российской Федерации переносятся сроки по обеспечению военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, жилыми помещениями для постоянного проживания, то граждане пытаются самостоятельно решать свои жилищные проблемы всеми законными способами. Так, в г. Москве военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, обращаются в суды с целью закрепить за собой жилые помещения, предоставленные им военно-учебными заведениями. Обращаясь за судебной защитой своих жилищных прав в суды общей юрисдикции, граждане требуют признать за ними право собственности в порядке приватизации на занимаемые ими жилые помещения или обязать Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы (далее — ДЖПиЖФ г. Москвы) заключить с ними договор социального найма. Свои требования истцы (граждане) основывают на следующих обстоятельствах: — они являются военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, или гражданами, уволенными с военной службы; — в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее — Федеральный закон «О статусе военнослужащих») подлежат обеспечению жилым помещением; — признаны нуждающимися в получении жилых помещений и включены в списки очередников; — спорные жилые помещения передавались военно-учебным заведениям на основании решений исполнительных комитетов районных советов народных депутатов г. Москвы для обеспечения учебного процесса; — жилые помещения были предоставлены им для постоянного проживания на основании решений жилищных комиссий военно-учебных заведений; — военно-учебное заведение заключило с ними договор социального найма жилого помещения или договор о предоставлении жилого помещения. Предметом спора данной категории дел являются жилые помещения, находящиеся в собственности г. Москвы и закрепленные за военно-учебными заведениями Министерства обороны Российской Федерации на праве оперативного управления. Переходя к сравнению Определений судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 марта 2012 г. и от 2 июля 2012 г., следует отметить, что описательные части этих Определений содержат требования и обстоятельства, которые были изложены выше. Однако их мотивировочные и резолютивные части свидетельствуют об отсутствии единообразного подхода в применении судом норм материального права. Так, из содержания Определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 марта 2012 г. по делу N 33-5688/12 (далее — дело N 1), усматривается, что оставлено без изменений решение суда первой инстанции, которым были удовлетворены требования о признании права собственности в порядке приватизации на жилое помещение, являющееся собственностью г. Москвы и закрепленное на праве оперативного управления за военно-учебным заведением Министерства обороны Российской Федерации. В удовлетворении встречных исковых требований ДЖПиЖФ г. Москвы о признании ничтожным договора социального найма жилого помещения, заключенного между военнослужащим и военно-учебным заведением, отказано. Суд, отклоняя доводы ответчика, ДЖПиЖФ г. Москвы, относительно того, что спорное жилое помещение было предоставлено образовательному учреждению лишь для временного размещения в нем слушателей образовательного учреждения на период их учебы, и поэтому образовательное учреждение неправомочно было заключать с военнослужащими договор социального найма, а реализация права на жилище может осуществляться только за счет средств федерального бюджета, указывает, что: — такие доводы не могут служить поводом к отмене решения, поскольку основаны на неверном толковании закона и направлены на переоценку норм материального права и обстоятельств, установленных и исследованных судом первой инстанции по правилам ст. ст. 12, 56 и 67 ГПК РФ; — каких-либо правовых оснований для признания ничтожным договора социального найма, заключенного между военнослужащим и военно-учебным заведением, не имеется, поскольку договор заключен в соответствии с требованиями действующего законодательства. Спустя четыре месяца судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, рассматривая кассационную жалобу по аналогичному спору, принимает кардинально противоположное Определение от 2 июля 2012 г. по делу N 33-11819 (далее — дело N 2), которым оставляет без изменений решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований о признании права собственности в порядке приватизации на жилое помещение, являющееся собственностью г. Москвы и закрепленное на праве оперативного управления за военным учебным заведением Министерства обороны Российской Федерации. Мотивируя основания отказа, суд исходит из того, что договор социального найма на спорное жилое помещение не заключался и не может быть заключен, так как спорная квартира является собственностью г. Москвы, находится в оперативном управлении военного учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации и до настоящего времени относится к специализированному жилищному фонду. Право судов распространять на спорное жилое помещение, в частности на «слушательский фонд», правовой режим, установленный для специализированного жилищного фонда, продиктовано сложившейся судебной практикой Верховного Суда Российской Федерации <1>. ——————————— <1> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2002 г. по делу N 5-В01-279; Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 1998 г. по делу N 93пв-98пр.

Тогда почему же при рассмотрении дела N 1 суд не руководствовался судебной практикой и не распространил на спорное жилое помещение правовой режим для специализированного жилищного фонда, а при рассмотрении дела N 2 воспользовался данным правом? Далее, при рассмотрении дела N 1, суд руководствуется ч. 3 ст. 49 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ), п. 5 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», а при рассмотрении дела N 2 данные нормы права судом не применяются. Как следует из ч. 3 ст. 49 ЖК РФ, право на получение жилого помещения по договору социального найма закреплено за категориями граждан, указанными не только в ЖК РФ, но и в других федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации, указах Президента Российской Федерации. Из содержания п. 3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2003 г. N 453-О усматривается, что «жилищный фонд социального использования предназначен для удовлетворения потребностей граждан, нуждающихся в жилище. Осуществляя регулирование отношений, связанных с обеспечением функционирования и сохранения целевого назначения объективов жилищного фонда, законодатель, исходя из публичных целей и независимо от принадлежности жилищного фонда к государственной или муниципальной форме собственности, вправе установить специальный порядок их передачи (заселения) той или иной категории граждан, нуждающихся в социальной защите, в том числе военнослужащим». Определяя основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, Федеральный закон «О статусе военнослужащих» устанавливает права и гарантии военнослужащих в жилищной сфере. Согласно п. 5 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей. Реализация данного права не ставится в зависимость от принадлежности жилых помещений только к государственному жилищному фонду. Сложившаяся судебная практика исходит из того, что Федеральный закон «О статусе военнослужащих» допускает возможность предоставления указанным лицам жилых помещений муниципального жилищного фонда по договору социального найма, ранее предоставленных другим военнослужащим и членам их семей, при освобождении последними помещений в связи с выездом на другое место жительства <2>. ——————————— <2> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 10 мая 2011 г. N 4-В11-1; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 г. N 14-В11-34.

Исходя из вышеуказанных норм права, суд, разрешая дело N 1, защитил жилищные права гражданина, уволенного с военной службы. Тогда почему же при рассмотрении дела N 2 суд не руководствовался п. 5 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и не защитил жилищные права военнослужащего? Характерная отличительная особенность указанных двух дел заключается в том, что в первом случае между военнослужащим и военно-учебным учреждением был заключен договор социального найма, а во втором — такой договор с военнослужащим не заключался. Так имело ли право военно-учебное заведение заключать с военнослужащим договор социального найма, и могло ли данное обстоятельство послужить основанием для отказа в удовлетворении иска? Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, необходимо обратиться к следующим нормам права. В соответствии с ч. 1 ст. 296 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение и казенное предприятие, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, назначением этого имущества и, если иное не установлено законом, распоряжаются этим имуществом с согласия собственника этого имущества. Согласно ч. 1 ст. 60 ЖК РФ по договору социального найма жилого помещения одна сторона — собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда (действующие от его имени уполномоченный государственный орган или уполномоченный орган местного самоуправления) либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне — гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нем на условиях, установленных ЖК РФ. Таким образом, военно-учебные заведения вправе распоряжаться имуществом, находящимся в оперативном управлении, только с согласия собственника этого имущества, т. е. с согласия ДЖПиЖФ г. Москвы. Следовательно, с правовой точки зрения вывод суда о законности договора социального найма, заключенного между истцом и академией, не согласуется с вышеперечисленными нормами материального права, а потому, по мнению автора, незаконен. Из анализа сложившейся судебной практики следует, что подобного рода договоры социального найма заключали не только военно-учебные заведения, но и квартирно-эксплуатационные части. В ряде случаев такие договоры суды признавали ничтожными и применяли последствия недействительности ничтожной сделки в виде выселения из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. Позиция Верховного Суда Российской Федерации по данной категории дел заключается в том, что само по себе признание недействительным договора, на основании которого военнослужащий был обеспечен жильем, не может служить основанием для его выселения из этого жилого помещения без предоставления другого жилого помещения <3>. ——————————— <3> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 26 июля 2011 г. N 14-В11-4.

К сожалению, не всегда жилищные права военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, могут быть защищены в суде. Вне всякого сомнения, данная категория граждан относится к наиболее социально незащищенной группе населения России. Думается, что в ближайшее время суды выработают единообразный подход в применении норм материального права при рассмотрении вышеупомянутых дел, а руководство Министерства обороны Российской Федерации выполнит обязательство по обеспечению постоянным жильем военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *