Организационно-правовые основы функционирования института военных трибуналов в военное время

(Тимофеев М. И.) («История государства и права», 2014, N 4) Текст документа

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА ВОЕННЫХ ТРИБУНАЛОВ В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

М. И. ТИМОФЕЕВ

Тимофеев Максим Игоревич, адъюнкт Санкт-Петербургского военного института ВВ МВД России.

В статье рассмотрена нормативно-правовая база, регламентирующая деятельность института военных трибуналов в особых условиях. Проводится анализ руководящих указаний военного времени и выявляется их тесная взаимосвязь.

Ключевые слова: задача, военное положение, военный трибунал, особые условия, подсудность, правовой институт.

Organizational-law fundamentals of functioning of the institute of military tribunals during war time M. I. Timofeev

The article concerns the legal framework regulating activities of the institute of military tribunals in special conditions; analyses guidances of the war time and close interaction thereof.

Key words: task, martial law, military tribunal, special conditions, court jurisdiction, legal institute.

Вероломное нападение фашистской Германии на территорию Советского Союза потребовало огромной стойкости от Красной Армии и Военно-Морского Флота. Поднимаясь на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, днем и ночью отражая натиск врага на передовой, стоя у заводского станка в глубоком тылу, весь советский народ сплотился в единый военный механизм. Для поддержания непоколебимой воинской, а равно и трудовой дисциплины на производстве одну из главных ролей сыграли военно-судебные органы. В очередной раз во времена тяжелой годины на плечи трибуналов легли особые задачи военного времени, ранее выполняемые ими в условиях гражданской войны и военной интервенции. Инициатива создания в 1918 г. военно-судебных органов в Советском государстве лежала на реввоенсоветах, предпосылкой которым послужила организация комплектования регулярной Красной Армии. Постоянное перемещение и ведение боевых действий воинскими частями отрывало их от общегражданских судов, которые, в свою очередь, оставаясь на местах, не могли объективно осуществлять правосудие. Все это требовало создания военных судов, организационно связанных с вооруженными силами, хорошо ознакомленных с условиями и бытом армии, военным делом, военным законодательством и способных оперативно следовать за частями, рассматривая дела о преступлениях, совершенных военнослужащими. Исходя из этого в июне 1918 г. Реввоенсоветом создан первый трибунал армии, в дальнейшем получивший свое распространение на всех фронтах. Для руководства деятельностью Революционный военный трибунал республики, учрежденный в октябре 1918 г., разработал Инструкцию, введенную в действие 8 января 1919 г. <1>. Инструкция Революционного военного трибунала фронтов и армий включала в себя вопросы устройства и состава военных трибуналов, подсудности и судопроизводства, вопросы о наказании, об отмене приговоров и об отчетности. ——————————— <1> Петухов Н. А. История военных судов России: Монография / Под ред. и с предисл. д. ю.н., проф. В. М. Лебедева. М.: Норма, 2003.

Первые нормативные документы, регулирующие вопросы системы революционных военных трибуналов, не были совершенными и завершенными. Заложенные в них основы деятельности военно-судебных органов впоследствии неоднократно претерпевали изменения и дополнения, т. к. молодая советская власть искала пути наиболее эффективной работы военной юстиции в условиях гражданской войны и иностранной военной интервенции. Неизменным оставался тот факт, что военным трибуналам, организация и деятельность которых основана на демократических принципах, присущих общим судам, были подсудны категории дел обо всех контрреволюционных и воинских преступлениях. По мнению А. Я. Кодинцева, накануне войны роль органов военной юстиции возрастала. Они занимали доминирующие положение в системе юстиции <2>. ——————————— <2> Кодинцев А. Я. Военная юстиция СССР в 30-е годы // Военно-юридический журнал. 2008. N 1. С. 29.

Таким образом, вступая в Великую Отечественную войну, военные трибуналы уже имели некоторый опыт отправления правосудия в условиях боевых действий. Этот опыт борьбы с воинскими преступлениями, а равно и со всякого рода нарушениями законности в условиях военных действий был закреплен в обширной правовой базе, с которой военно-судебные органы подошли к войне. В результате сравнения общих задач военных трибуналов довоенного периода можно с уверенностью констатировать, что принципиальных изменений в условиях вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз они не претерпели. Однако весь, как внутренний, так и внешний, механизм работы, а именно изменение вектора всей деятельности Советского государства на военный лад, переориентировал их и переподчинил задачам разгрома немецко-фашистских захватчиков. Что непосредственно являет собой одну из специфических черт в организации деятельности военных судов в условиях военного времени как органа, стоящего на страже законности на фронте борьбы с преступностью. И несмотря на то, что с первых дней войны источниками функционирования института военных трибуналов являлись те же законы, что и для общих судов страны, — Конституция Союза ССР, Закон о судопроизводстве Союза ССР, союзных и автономных республик, Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, уголовно-процессуальные кодексы союзных республик, — нельзя упускать из виду то обстоятельство, что с началом боевых действий на военно-судебные органы был возложен ряд задач, отличающих их деятельность от периода мирного времени. Пути перестройки работы военного трибунала на военный лад в первые дни войны с немецко-фашистскими захватчиками в значительной мере были определены Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении» <3> (далее — Указ). Этим Указом была значительно расширена компетенция военных трибуналов, так, в частности, им были переданы все уголовные преступления, направленные против обороны, государственной безопасности и общественного порядка, а также дела, в мирное время подсудные общим судам. ——————————— <3> ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 4. Ед. хр. 49. Л. 23 — 26 г.

Особенности организации и порядок деятельности военно-судебных органов, установленные Положением о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 22 июня 1941 г., не в значительной степени, но тем не менее отличали их работу от условий мирного времени. Данное Положение разделило военные трибуналы на 4 группы: военные трибуналы Красной Армии, Военно-Морского Флота, войск НКВД и военные трибуналы железнодорожного и водного транспорта (до 22 июня 1941 г. — линейные суды железнодорожного и водного транспорта). Оно также определило правило о подсудности дел военным трибуналам в местностях, объявленных на военном положении, в том числе персональную подсудность, т. е. подсудность дел в зависимости от должностей, занимаемых военнослужащими в армии, привлеченными к уголовной ответственности. Данная подсудность имеет значение для определения той инстанции в системе военных трибуналов, которой подсудны дела о данной категории военнослужащих. Положение установило сокращенные сроки вручения подсудимому копии обвинительного заключения и утверждения приговора военных трибуналов к высшей мере наказания; обязало председателей военных трибуналов периодически информировать командование соединений и военные советы фронтов и армий о работе по борьбе с преступностью <4>. ——————————— <4> Ведомости Верховного Совета СССР. 1941. N 29.

Принятые в первый же день войны нормативные акты не содержали в себе исчерпывающих указаний по работе военных судов, т. к. еще невозможно было оценить гигантские масштабы бедствия, обрушившегося на мирный советский народ. Но, несмотря на это, они определенно послужили толчком к изменению и совершенствованию правовой базы, регламентирующей все возрастающую роль такого правового института, как военный трибунал. Как уже отмечалось выше, военные трибуналы в своей деятельности руководствовались общими для всех судебных органов правовыми актами. Тем не менее время диктовало свои условия. Картина складывающейся тяжелой обстановки в стране, в Красной Армии и на флоте потребовала принятия дополнительных руководящих указаний, расширяющих полномочия, компетенцию и подсудность дел военным трибуналам. Ниже остановимся на некоторых из них. Это указы, относящиеся к различным сторонам деятельности военной юстиции. Например, к устанавливающим подсудность дел об отдельных видах преступлений необходимо отнести Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 г. <5>, установивший необходимость предавать тюремному заключению по приговору военного трибунала лиц, распространяющих ложные слухи, возбуждающие тревогу среди населения. Указ от 26 декабря 1941 г. <6>, распространивший компетенцию трибунала на рабочих и служащих, самовольно покинувших предприятия военной промышленности. В июне и октябре 1942 г. действие данного Указа было распространено на рабочих и служащих угольной и текстильной промышленности. А в связи с обострившейся важностью четкой работы транспорта Указом от 15 апреля 1943 г., в связи с введением военного положения на всех железных дорогах, рабочие данной отрасли за преступления по службе наказывались наравне с военнослужащими Красной Армии <7>. Следует отметить, что содержащиеся в Указах положения отличаются от закрепленного в ст. 7 Указа от 22 июня 1941 г. <8> тем, что предусматривают ответственность лиц на всей территории государства, а не только в районах, в которых введено военное положение. ——————————— <5> Ведомости Верховного Совета СССР. 1941. N 32. <6> Указы Президиума Верховного Совета СССР. 1941. <7> Оноколов Ю. П. Развитие военно-уголовного законодательства в советский период // Военно-юридический журнал. 2010. N 7. С. 24. <8> См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении».

Во исполнение указов принимались специальные Постановления Совета Народных Комиссаров СССР по отдельным вопросам уголовного процесса. Так, порядок рассмотрения и расследования уголовных дел вышеуказанных категорий определен в Постановлении Совнаркома СССР от 3 января 1942 г. Что обязало военные трибуналы уголовные дела «рассматривать немедленно по их получении во внеочередном порядке» <9>. ——————————— <9> См.: Постановление СНК СССР «О порядке направления в военные трибуналы дел, предусмотренных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г.».

Претворялись в жизнь указания во изменение организационной структуры военных трибуналов. Так, с объявлением 20 октября 1941 г. в Москве осадного положения, с целью исполнении п. 4 <10> Постановления Государственного Комитета Обороны Военным советом Западного фронта Московский городской суд с 25 октября 1941 г. был переформирован в военный трибунал, а народные суды районов города — в его постоянные сессии <11>. ——————————— <10> Горьков Ю. А. Государственный Комитет Обороны постановляет (1941 — 1945). Цифры, документы. М.: Олма-Пресс, 2002. 575 с. <11> Великая Отечественная война 1941 — 1945: Энциклопедия. М., 1985. С. 694.

Источником служили приказы руководителя Советского государства И. В. Сталина. Определив основные направления деятельности Страны Советов и Красной Армии, они также предъявляли политические требования к военно-судебным органам Союза ССР. Одними из первых они прозвучали в обращении к народу по радио 3 июля 1941 г.: «…организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов. Нужно иметь в виду, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и распространении ложных слухов… Нужно немедленно предавать суду Военного Трибунала всех тех, кто своим паникерством и трусостью мешают делу обороны, невзирая на лица» <12>. Данные указания легли в основу программы работы военных трибуналов и уже по истечении 3 дней нашли свое отражение в Указе Президиума Верховного Совета Союза ССР от 6 июля 1941 г. <13>. ——————————— <12> Правда. 1941. N 182. 3 июля. <13> Указы Президиума Верховного Совета СССР 1941 года.

В ходе войны они касались и специальных вопросов борьбы с преступностью в армии, и относились непосредственно к деятельности военных трибуналов, ставя перед последними все новые задачи, диктуемые обстановкой и временем, с одной лишь целью — укрепление боевой мощи Советского государства. Пленумом Верховного Суда СССР давались указания по вопросам судебной практики, которыми и руководствовались в своей деятельности военные трибуналы. Например, за дезертирство свыше одних суток обвиняемый приговаривался к высшей мере наказания — расстрелу. Пленум от 22 апреля 1942 г. в Постановлении за номером 8/м/1/у <14> указал, что в тех случаях, когда суд признает более целесообразным направить подсудимого на фронт, он вправе путем применения ст. 51 УК РСФСР (и соответствующих статей УК других союзных республик) назначить в виде наказания длительный срок тюремного заключения без поражения в правах с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий и с направлением осужденного в действующую армию <15>. ——————————— <14> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 22 апреля 1942 г. N 8/м/1/у «О возможности и порядке применения примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик по делам о дезертирстве в военное время». <15> История советского уголовного права / А. А. Герцензон, Ш. С. Грингауз, Н. Д. Дурманов, М. М. Исаев и др. Издание 1947 г. Allpravo. ru, 2003. С. 442 — 443.

Здесь следует остановиться на том, что Постановления Пленума не нарушают Закон о судоустройстве, не создают новых норм и не растолковывают имеющиеся, т. к. правомочен на то лишь Президиум Верховного Совета Союза ССР. Однако изданные в период войны Постановления Пленума Верховного Суда Союза ССР были положены в основу деятельности органов советской военной юстиции и имели для них большое практическое значение, хотя формально и не являлись источниками функционирования института военных трибуналов. Другими актами государственной власти являлись ведомственные приказы, циркуляры и инструкции, издаваемые Народным Комиссаром Юстиции Союза ССР и Генеральным прокурором Союза ССР, а также соответствующими Главными управлениями военных трибуналов, Народным Комиссаром Юстиции Союза ССР и Главными военными прокурорами, которые имели существенное значение для органов советской военной юстиции. Так, например, основное значение в разграничении подсудности уголовных дел между категориями военных трибуналов регулируется совместными Приказами Народного Комиссариата Юстиции Союза ССР и Прокурора Союза ССР N 102/58 от 24 июня 1941 г. и N 104/64 от 27 июня 1941 г. <16>. Данные Приказы устанавливали положения об отнесении тех или иных дел на рассмотрение в военных трибуналах Красной Армии и Военно-Морского Флота, войск НКВД и в военных трибуналах железнодорожного и водного транспорта. ——————————— <16> Законодательные и административно-правовые акты военного времени. С 22 июня 1941 г. по 22 марта 1942 г. / Под ред. А. И. Денисова. М.: Юридическое изд-во НКЮ СССР, 1942.

Источниками, регламентирующими некоторые специальные вопросы деятельности, являются ведомственные акты, к числу которых следует отнести изданное задолго до Великой Отечественной войны Положение о военных трибуналах и военной прокуратуре от 20 августа 1926 г. <17>. Несмотря на то что частично Положение утратило актуальность, оно доказало свою жизнеспособность в тяжелых условиях войны. С рядом внесенных в него изменений и неоднократных дополнений с целью качественного решения стоящих перед органами военной юстиции задач, Положение позволило военным трибуналам опираться на него в своей деятельности в условиях военного времени. ——————————— <17> Постановление ЦИК и Совнаркома СССР // СЗ СССР. 1926. N 57. Ст. 412.

Помимо отраженных в нем вопросов военного следствия и прокуратуры, раскрывались подсудность уголовных дел военным трибуналам и особенности судопроизводства, вытекающие из специфических условий и задач деятельности этих органов. При рассмотрении всего многообразия руководящих указаний, полученных из обширной нормативной базы, существовавшей в годы Великой Отечественной войны, заключаем, что каждое из них в той или иной мере являлось «винтом эффективной работы такого механизма, как институт военных трибуналов. Необходимость данных указаний, регулирующих организационно-правовые основы института, процессуальный порядок рассмотрения дел, а равно и всю деятельность военно-судебной системы в условиях войны, диктовалась специальными задачами, стоящими перед военной юстицией, и особыми условиями ее деятельности в военной обстановке. Что позволяло обеспечить оперативное рассмотрение дел, когда репрессия незамедлительно следовала за совершением преступления.

Литература

1. Ведомости Верховного Совета СССР. 1941. N 29. 2. Ведомости Верховного Совета СССР. 1941. N 32. 3. Великая Отечественная война 1941 — 1945: Энциклопедия. М., 1985. С. 694. 4. Правда. 1941. N 182. 3 июля. 5. ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 4. Ед. хр. 49. Л. 23 — 26 г. 6. Горьков Ю. А. Государственный Комитет Обороны постановляет (1941 — 1945). Цифры, документы. М.: Олма-Пресс, 2002. 575 с. 7. Законодательные и административно-правовые акты военного времени. С 22 июня 1941 г. по 22 марта 1942 г. / Под ред. А. И. Денисова. М.: Юридическое изд-во НКЮ СССР, 1942. 8. История советского уголовного права / А. А. Герцензон, Ш. С. Грингауз, Н. Д. Дурманов, М. М. Исаев и др. Издание 1947 г. Allpravo. ru. 2003. С. 442 — 443. 9. Кодинцев А. Я. Военная юстиция СССР в 30-е годы // Военно-юридический журнал. 2008. N 1. С. 29. 10. Оноколов Ю. П. Развитие военно-уголовного законодательства в советский период // Военно-юридический журнал. 2010. N 7. С. 24. 11. Петухов Н. А. История военных судов России: Монография / Под ред. и с предисл. д. ю.н., проф. В. М. Лебедева. М.: Норма, 2003. 12. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 22 апреля 1942 г. N 8/м/1/у «О возможности и порядке применения примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик по делам о дезертирстве в военное время». 13. Постановление СНК СССР «О порядке направления в военные трибуналы дел, предусмотренных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г.». 14. Постановление ЦИК и Совнаркома СССР // СЗ СССР. 1926. N 57. Ст. 412. 15. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении». 16. Указы Президиума Верховного Совета СССР 1941 г.

——————————————————————

Название документа