Ненаписанная статья Семейного кодекса

(Киселев А.)

(«ЭЖ-Юрист», 2013, N 28)

Текст документа

НЕНАПИСАННАЯ СТАТЬЯ СЕМЕЙНОГО КОДЕКСА

А. КИСЕЛЕВ

Алексей Киселев, юрист, г. Киров.

Часть 3 ст. 38 Конституции РФ предусматривает обязанность совершеннолетних детей заботиться о нетрудоспособных родителях, соответствующая глава Семейного кодекса РФ развивает данное положение. А имеются ли обязанности у несовершеннолетних детей в отношении родителей или лиц, их заменяющих? Ответ на этот вопрос имеет большое значение — он определяет общие рамки дозволенного для детей, с одной стороны, и намечает горизонты осуществления корреспондирующих прав родителей — с другой; создает правовую основу ответственности несовершеннолетних детей в семье.

Нет нормы — нет обязанности?

Раздел IV СК РФ именуется «Права и обязанности родителей и детей» и содержит главы 11, 12 о правах несовершеннолетних детей и правах и обязанностях родителей соответственно. Ни главы, ни статьи об обязанностях несовершеннолетних детей в Кодексе нет. Нет хотя бы общей нормы и в Конституции. С позиции буквализма это означает лишь отсутствие каких-либо обязанностей вообще. На практике отсутствие норм невыгодно прежде всего детям и лицам, которые защищают их права, а также родителям, поскольку не очерчены законные рамки требований, предоставляется простор для злоупотребления ими и произвола контролирующих органов. В такой ситуации можно что угодно отнести к злоупотреблениям родителей своими правами и лишить их родительских прав. Пробел в семейном законодательстве восполняется моральными постулатами об уважении к старшим и о послушании. Основания ответственности тоже берутся совершенно произвольно, так как педагогический кодекс еще не создан.

Но означает ли отсутствие обязывающих норм отсутствие обязанностей?! Однозначный ответ дать нельзя. Учитывая, что основные желаемые обязанности состоят в послушании и выполнении поручений родителей, постараемся найти нормативные положения, хотя бы отдаленно напоминающие эти обязанности, в том числе в нормах о правах родителей в отношении детей.

Итак, согласно п. 1 ст. 63 СК РФ родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей; несут ответственность за их воспитание и развитие; обязаны заботиться об их здоровье, о физическом, психическом, духовном и нравственном развитии; имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

Пункт 1 ст. 65 СК РФ устанавливает естественные пределы осуществления родительских прав: родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Последние положения соответствуют пересмотренной Европейской социальной хартии, подп. «б» п. 1 ст. 17 которой обязывает государство-участника принимать меры по защите несовершеннолетних от пренебрежительного обращения, насилия и эксплуатации.

Статья 1 Конвенции МОТ от 28.06.1930 N 29 «Относительно принудительного или обязательного труда» требует от государств-участников упразднения принудительного или обязательного труда, определяемого ст. 2 этой же Конвенции как «всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания и для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг». Выполнение поручений родителей по части ведения домашней работы и помощи родителям в иных делах не включено в список допустимых исключений, что снова формально можно интерпретировать как запрет родителям требовать от детей выполнения названных действий.

Нормоположения этой Конвенции были перенесены в ст. 4 Римской конвенции от 04.11.1950, суть которой применительно к теме можно выразить как запрет домашнего рабства. Классическим примером является Постановление ЕСПЧ от 26.07.2005 по делу «Силиаден против Франции», описывающее условия содержания уроженки Того во французской семье фактически на положении рабыни. Необходимо отметить, что до ЕСПЧ доходят дела, в которых нарушения прав человека достигли уровня, требующего международного вмешательства.

Обе Конвенции не относят к принудительному или обязательному труду всякую работу или службу, являющуюся частью обычных гражданских обязанностей (п. 3 «d»).

Иными словами, по здравому рассуждению, поручения родителей ограничены по содержанию и не должны выходить за пределы типичной для возраста несовершеннолетнего деятельности. Если исходить из дозволения в форме отсутствия прямого запрета, воспитательный метод социально-значимых поручений допустим, что для нас сейчас главное. Поэтому появление в законе корреспондирующей обязанности детей сильно упростило бы задачу родителям. Что касается выполнения отдельных поручений, не имеющих признаков трудовой деятельности, то они оказываются за пределами не только международно-правового регулирования, но и российского законодательства, а это интерпретируется по-разному.

Неправовые методы

Хотелось бы обнаружить обязанности соблюдать какие-либо запреты и ограничения. Но положения ч. ч. 1, 2 ст. 19 Конституции РФ предусматривают равенство всех перед законом и судом и запрещают дискриминацию по разным признакам, среди которых обозначен и возраст. СК РФ содержит все те же права человека с сохранением полного объема, делая их субъектом несовершеннолетнего. Более того, Кодекс не содержит ограничений прав, которые, как известно, допустимы в силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Сюда добавим и ограниченную деликтоспособность несовершеннолетнего, предусмотренную гражданским законодательством. А иски к несовершеннолетнему со стороны даже одного из родителей (например, за нецензурное обзывание) вообще кажутся невероятными: одному супругу придется привлекать другого супруга в качестве ответчика, а несовершеннолетнего указывать, в зависимости от возраста, как соответчика либо как третье лицо на стороне ответчика.

Пробелы в семейном законодательстве по поводу наложения запретов и ограничений на детей в их отношениях с родителями не оставляют ничего другого, кроме как искать те объекты, которые вообще исключены из правового регулирования. Но в этом случае есть риск, что семейная дисциплина тоже будет поддерживаться неправовыми методами.

Таким образом, российский законодатель не дает родителям правовую основу для цивилизованного прививания определенных желательных стереотипов поведения и исключения нежелательных, включая моральный аспект этого определения. Последствия таких семейно-правовых «джунглей» общество испытывает на себе.

О наказаниях

В целях рационализации семейных отношений предлагаем ввести новый термин — «семейная дисциплина». Под ним мы будем понимать выполнение несовершеннолетним поручений родителей или возложенных ограничений. Соответственно, за невыполнение должно следовать наказание. Но, как мы говорили выше, под вопросом вообще любое наказание. Тогда что же такое воспитание с позиции семейного законодательства? Предполагает ли право родителей на воспитание применение различного вида наказаний?

Практика Комитета по социальным правам Европейской социальной хартии дает понять, что телесные наказания (шлепки и т. п.) подлежат запрету. В Заключениях XVII по Венгрии Комитет сделал вывод, что отсутствие запрета на телесные наказания дома противоречит данной статье. Нет такого запрета и в российском семейном законодательстве. Остальные запреты Совета Европы в целом созвучны с российскими нормами — недопустимость унижения достоинства несовершеннолетнего.

В результате нашего небольшого исследования мы установили своеобразный парадокс: семейное законодательство не препятствует применению нетелесных и не унижающих достоинство наказаний несовершеннолетних членов семьи, но при этом совершенно не затрагивает вопросы конкретных обязанностей детей в семье, ipso jure не признавая их субъектами хоть какой-либо ответственности перед родителями. Вред такого пробела очевиден: наносится удар по семейной педагогике, призванной подготовить несовершеннолетних детей к элементарному законопослушанию и внутренней дисциплине, реально востребованных в жизни, — семейное воспитание лишается необходимого уровня легальности. Негативна такая ситуация и тем, что родители утрачивают чувство здравого смысла при создании и поддержании дисциплины дома: простейшие правовые принципы ответственности оказываются невоспринятыми, что, в свою очередь, лишает любое наказание необходимого уровня легитимности и прививает несовершеннолетним с младшего возраста правовой нигилизм. Нелегко и правоприменителю в разрешении вопроса о наличии злоупотреблений родительскими правами.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *