Семейная дееспособность физических лиц в РФ

(Хватова М. А.) («Семейное и жилищное право», 2009, N 3) Текст документа

СЕМЕЙНАЯ ДЕЕСПОСОБНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ В РФ

М. А. ХВАТОВА

Хватова М. А., доцент кафедры транспортного права и гражданско-правовых дисциплин Московской государственной академии водного транспорта, кандидат юридических наук.

Настоящая статья представляет обозрение дееспособности в семейном праве, рассмотрение дееспособности в качестве общеправовой категории. Приводится рассмотрение дееспособности в зарубежных странах.

The article contains review of dispositive legal capacity in family law, considers dispositive legal capacity as a general legal category; considers dispositive legal capacity in foreign countries <*>. ——————————— <*> Khvatova M. A. Family dispositive legal capacity of natural persons in the RF.

Дееспособности в семейном праве до сего времени практически не уделялось достаточного внимания. В известной мере такое положение объясняется отсутствием в семейном законодательстве понятия дееспособности. Отрицательное влияние на исследование дееспособности как самостоятельной категории в семейном праве имело узко цивилистическое понимание дееспособности только как сделкоспособности и деликтоспособности. Такое представление о дееспособности препятствовало использованию категории дееспособности в семейном праве как способности к приобретению и осуществлению семейных прав и обязанностей. Если в отношении семейной правоспособности практически все ученые <1> единодушны в том, что она существует, то в отношении семейной дееспособности такого единодушия не наблюдается. В связи с этим возникает вопрос о том, каково соотношение семейной правоспособности и семейной дееспособности и есть ли вообще такая категория в семейном праве. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник А. М. Нечаевой «Семейное право: актуальные проблемы теории и практики» включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007. —————————————————————— <1> См.: Рясенцев В. А. Семейное право. М.: Юр. лит., 1971. С. 49; Шевченко Я. Н. Совершенствование законодательства о семье. Киев, 1986. С. 65; Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 109; Пергамент А. И. К вопросу о правовом положении несовершеннолетних // Ученые записки ВИЮН. Вып. 3. М.: Госюриздат, 1955. С. 21 — 26; Белякова А. М., Ворожейкин Е. М. Советское семейное право. М.: Юр. лит., 1974. С. 39 — 41; Прокуронова С. С. Семейное право. С. 6; Нечаева А. М. Семейное право. М.: Юристъ, 1998. С. 11; Антокольская М. В. Семейное право. М.: Юристъ, 1996. С. 85 — 91; Муратова С. А. Семейное право М.: Эксмо, 2006. С. 45.

Поскольку дееспособность регулируется гражданским законодательством, то для анализа ее сущности прежде всего обратимся к нормативному определению дееспособности в ГК РФ. Действующее законодательство (ст. 21 ГК) определяет дееспособность как «способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности». Если бы дееспособность была естественной, психической способностью, то она не поддавалась бы ни лишению, ни ограничению в судебном порядке. Человек ограничивается или лишается дееспособности только как юридической способности. При восполнении дееспособности недееспособных или ограниченных в дееспособности лиц речь идет о восполнении именно юридической, а не психической способности. В настоящее время происходит отказ от категории дееспособности как явления исключительно гражданского права и признание за ней общеправового значения. Данную тенденцию следует считать правильной, поскольку необходимость использования категории дееспособности в различных отраслях права предопределяется тем обстоятельством, что приобретение прав и обязанностей, осуществление и защита их, возложение ответственности так же, как и в гражданском праве, и даже больше, чем в гражданском праве, требует наличия у субъекта прав и обязанностей, определенного объема умственных способностей, способности понимать значение своих действий, руководить ими <2>. ——————————— <2> См.: Веберс Я. Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976. С. 134.

Преодоление представления о дееспособности как некоторой общегражданской дееспособности и вытекающее из этого стремление перенести в готовом виде категорию гражданско-правовой дееспособности на другие отрасли права представляется достаточно трудным. В известной мере это предопределяется тем, что дееспособность, как правило, регламентирована только гражданским законодательством. Однако в настоящее время такое понимание дееспособности нельзя признавать правильным потому, что дееспособность в гражданском праве имеет свою собственную структуру и содержание, соответствующие задачам гражданско-правового регулирования общественных отношений, главным образом имущественных. Специфика прав и обязанностей в каждой отрасли права предопределяет специфику их приобретения, осуществления и защиты собственными действиями субъекта прав и обязанностей. Возникновение, структура и содержание дееспособности в каждой отрасли права должны соответствовать этой специфике. Иными словами, категория дееспособности, если она применяется в различных отраслях права, должна быть признана самостоятельным видом дееспособности в каждой из них. Поэтому представляется совершенно правильной точка зрения тех авторов, которые в разных отраслях права подчеркивают самостоятельность дееспособности и специфичность ее для каждой отрасли права <3>. ——————————— <3> См.: Бегичев Б. К. Трудовая правоспособность советских граждан. М., 1972. С. 172; Гусов К. Н., Толкунова В. Н. Трудовое право России. М.: Проспект, 2003. С. 75; Миронов В. И. Трудовое право России. Конспект курса лекций. М.: Бизнес-школа «Интел-Синтез», 2001. С. 60; Ерофеев С. И. Современное правопонимание и правосубъектность // Проблема правосубъектности: современные интерпретации: Материалы науч.-практ. конф. Самара, 28 февраля 2003 г. С. 6 — 7.

В большинстве европейских стран семейное законодательство входит в систему гражданского. Так, например, в Германии нормы семейного права находятся в книге 4 Гражданского уложения; в Швейцарии в книге 2 Гражданского кодекса; во Франции в книге 1 Гражданского кодекса (кроме норм об имущественных отношениях супругов и брачном договоре, книга 3) <4>. Поэтому в этих странах, возможно, не так остро ощущается отсутствие понятия дееспособности в семейном законодательстве. Ввиду данного обстоятельства исследование дееспособности как самостоятельной категории в семейном праве зарубежных стран не является необходимостью, так как к области семейного права, насколько это возможно, применяется категория гражданской дееспособности. ——————————— <4> См.: Скаридов А. С. Международное частное право: Учеб. пособие. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 1988. С. 395.

В семейном праве РФ, в силу обособления семейного законодательства в самостоятельную отрасль, подобный подход к данной проблеме нельзя считать правомерным. Отрицательно повлияло на исследование дееспособности в семейном праве также то, что ранее действовавшее законодательство о браке и семье указывало не на «дееспособность» или «недееспособность», а на душевную болезнь (например, ст. 6, 69 КЗоБСО РСФСР 1926 г., гл. 4 раздела третьего этого же Кодекса, п. 16а Инструкции НКЮ СССР от 27 ноября 1944 г.) <5>. Действующее семейное законодательство пользуется понятиями дееспособности и недееспособности, и уже в силу этого возникает необходимость определения возникновения и содержания дееспособности в семейном праве <6>. ——————————— <5> См.: КЗоБСО РСФСР 1926 г.; Инструкция НКЮ СССР от 27 ноября 1944 г. Цит. по: Веберс Я. Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976. С. 183. <6> См.: Веберс Я. Р. Указ. соч. С. 183.

В семейных правоотношениях, где на передний план выдвигается регламентация личных неимущественных отношений, а имущественные существуют лишь как зависимые от личных, у дееспособности совершенно иная сфера применения и поэтому иная структура. Это особенно касается дееспособности несовершеннолетних. В семейном праве не может быть применена такая категория, как ограниченная дееспособность несовершеннолетних, которая установлена ст. 28 и 26 ГК, поскольку ее целевое назначение относится к совершению имущественных сделок, способности распоряжаться имуществом, заработком. В семейном праве также не находит применение категория гражданской деликтоспособности, которая рассматривается как составляющая гражданской дееспособности. Таким образом, перенесение цивилистической конструкции дееспособности на область семейного права не может быть оправданно, главным образом по той причине, что содержание и структура гражданской дееспособности установлены для создания и осуществления прав и обязанностей в основном имущественного характера, совершения имущественных сделок, возникновения деликтной ответственности <7>. ——————————— <7> См.: Там же. С. 184.

В области семейного права дееспособность проявляется как способность к совершению семейно-правовых актов, направленных на создание или прекращение семейных правоотношений (заключение брака, установление отцовства, усыновление), к осуществлению личных и имущественных прав и обязанностей, вытекающих из них. Для возникновения и осуществления семейных прав и обязанностей часто необходимо совершать юридические действия. Поэтому воля должна быть изъявлена дееспособным лицом. Следовательно, когда нормы семейного права разрешают несовершеннолетним самостоятельно совершать юридические действия, предполагается, что они для этого обладают соответствующей дееспособностью. Из-за специфики семейных прав и обязанностей к ним не может применяться положение о возникновении дееспособности в гражданском праве. В этой связи следует отрицательно отнестись к пониманию гражданской дееспособности как общей дееспособности, а брачную дееспособность, например, рассматривать как специальную <8>. Гражданская дееспособность является общей только для гражданского права. То, что в семейном праве гражданин может обладать всеми элементами содержания дееспособности лишь по достижении совершеннолетия, не доказывает возможность применения цивилистической конструкции дееспособности к семейным правоотношениям. ——————————— <8> См.: Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. § 6.

Противоречат возможности применения цивилистической структуры дееспособности к семейному праву также нормы семейного законодательства, регулирующие опеку и попечительство. Хотя по достижении 14-летнего возраста над несовершеннолетним вместо опеки устанавливается попечительство, все же нельзя не видеть зависимость смены этих форм попечения над несовершеннолетними от той различной роли, которую опекун и попечитель играют в восполнении гражданской дееспособности, главным образом одного ее вида — сделкоспособности. Что касается собственно семейного права, то такой резкой грани между опекой и попечительством в нем нет. Особенностью дееспособности в семейном праве является то, что она в области совершения семейно-правовых актов возникает одновременно с соответствующими элементами содержания правоспособности и существует, как правило, в единстве с ним. Необходимость личного совершения семейно-правовых актов исключает, как правило, их выполнение путем действий законных представителей. Осуществление семейных прав и обязанностей, в частности это относится к имущественным правам, не всегда зависит от обладания дееспособностью, поэтому оно возможно посредством действий законных представителей. Многие семейные права и обязанности, имея личный характер, не могут отчуждаться, передаваться другим лицам. Однако осуществление таких прав и тем более их защита не обязательно требуют личного участия обладателя семейных прав и обязанностей. Правильным является подразделение семейных прав и обязанностей на такие, которые могут возникать, прекращаться и осуществляться лишь действиями обладателей этих прав и обязанностей, где исключена возможность восполнения дееспособности их носителя, и на такие, которые могут быть осуществлены как обладателем этих прав и обязанностей, так и другими лицами, т. е. где допускается восполнение дееспособности. Применить возрастную структуру гражданской дееспособности несовершеннолетних к семейным правоотношениям не представляется возможным в силу особой природы последних. Поэтому семейное законодательство вводит собственную возрастную структуру, позволяющую говорить об определенных этапах семейной дееспособности (10, 14 и 16 лет).

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *