К вопросу о получении свидетельства о праве собственности пережившим супругом

(Науменко О. В.) («Наследственное право», 2013, N 3) Текст документа

К ВОПРОСУ О ПОЛУЧЕНИИ СВИДЕТЕЛЬСТВА О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ ПЕРЕЖИВШИМ СУПРУГОМ <*>

О. В. НАУМЕНКО

——————————— <*> Naumenko O. V. The issue of obtainment of certificate of title by the surviving spouse.

Науменко Ольга Валерьевна, помощник нотариуса, соискатель кафедры гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета.

Автор рассматривает проблему защиты прав пережившего супруга, раскрывает и анализирует точки зрения по поводу возможности отказа пережившего супруга от получения свидетельства о праве собственности, раскрывает спорные вопросы и предлагает способы улучшения гражданского законодательства.

Ключевые слова: наследственное право, переживший супруг, совместная собственность, супружеская доля.

The author examines the problem of protecting the rights of the surviving spouse, reveals and analyzes the points of view about the possibility of rejection of the surviving spouse from obtaining a certificate of title, reveals controversial issues and suggests motions for improvement of civil law.

Key words: law of succession, the surviving spouse, joint ownership, married share.

Проблема выдачи свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе по заявлению пережившего супруга на протяжении долгого времени является предметом острых споров, участники которых в первую очередь пытаются ответить на вопрос: что собой представляет право получения свидетельства о праве собственности — право или обязанность пережившего супруга? В соответствии со ст. 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью; доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со ст. 256 ГК РФ, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными ГК РФ. Во исполнение данной нормы ст. 75 Основ законодательства о нотариате предусматривает обязанность нотариуса выдать по месту открытия наследства свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе супругов по письменному заявлению пережившего супруга с извещением наследников, принявших наследство. Данные нормы законодательства призваны защитить права пережившего супруга, а именно, право собственности на имущество, нажитое в период брака, а также защитить права наследников, закрепив принципы недопустимости включения в наследственную массу имущества, не принадлежащего наследодателю, и необходимости учета при формировании наследственной массы всего имущества, принадлежавшего наследодателю, в том числе на праве общей совместной собственности. Эти благие намерения тем не менее вызвали продолжающуюся на протяжении многих лет полемику относительно имущественных прав супруга при оформлении наследства, которые защищены не в том объеме, на какой рассчитывал законодатель. Тому немало причин: несовершенство существующей системы регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, игнорирующей права супруга, не являющегося титульным собственником, недостатки банковской системы, не позволяющей достоверно определить принадлежность хранящихся на счетах денежных средств, иные факторы, среди которых немаловажную роль занимает волеизъявление самих переживших супругов, которые при определенных обстоятельствах не стремятся к получению свидетельств о праве собственности. Противники идеи обязательности получения свидетельства о праве собственности считают, что обязательное выделение пережившим супругом своей доли в общем имуществе супругов зачастую неоправданно усложнило бы процедуру оформления наследства, в частности на денежные вклады (сложность установления источника денежных средств, судьба компенсаций и процентов, начисленных в период брака, в то время как вклад сделан до вступления в брак), а также отмечают малую целесообразность обязательного выделения супружеской доли, когда, например, переживший супруг является одновременно единственным наследником <1>. Кроме того, если признать, что выделение супружеской доли является обязательным, то практически потеряется смысл заключения соглашения о разделе наследственного имущества, предусмотренного ст. 1165 ГК РФ <2>. ——————————— <1> См.: Гарин И. В., Таволжанская А. В. Выделение супружеской доли из наследственной массы: право или обязанность? // Российская юстиция. 2003. N 9. С. 25. <2> См.: Ништ Т. А. Некоторые проблемы нотариального оформления права собственности пережившего супруга на долю в общем имуществе супругов // Нотариус. 2008. N 6. С. 25.

Эти соображения, носящие практический характер, вступают в противоречие с доводами сторонников обязательности выделения супружеской доли, которые обосновывают свою позицию нормами семейного права, закрепляющими, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, и нормами наследственного права, согласно которым в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Сторонниками практицизма рассматриваются три различных способа избежать обязательности получения свидетельства о праве собственности: 1) отказ пережившего супруга от получения свидетельства о праве собственности; 2) отказ пережившего супруга от супружеской доли; 3) заявление об отсутствии доли пережившего супруга в имуществе, приобретенном во время брака. Статья 75 Основ законодательства о нотариате гласит, что свидетельство о праве собственности на долю в общем имуществе супругов может быть выдано пережившему супругу на половину общего имущества, нажитого во время брака, причем выдается указанное свидетельство только по заявлению пережившего супруга. Диспозитивный характер данной нормы устанавливает право участника правоотношений воспользоваться или не воспользоваться правом на определение супружеской доли в общем имуществе, так как данное право, как и все гражданские права, любой гражданин осуществляет по своему усмотрению. Но данная позиция нашла больше противников, чем сторонников. Статья 9 ГК РФ закрепляет, что отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Право совместной собственности супругов закреплено гражданским и семейным законодательством в качестве законного режима собственности супругов, который может быть изменен только путем заключения брачного договора. Имущество считается принадлежащим супругам на праве совместной собственности при выполнении трех условий: — наличие брачных отношений; — факт приобретения имущества в период зарегистрированного брака; — приобретение имущества за счет общих доходов супругов. Любой из супругов в случае спора не обязан доказывать факт общности имущества, если оно нажито во время брака, так как в силу закона существует презумпция, что указанное имущество является совместной собственностью супругов <3>. Свидетельство о праве собственности в данной ситуации лишь закрепляет бесспорность факта — существования права собственности пережившего супруга. Данное право перестало быть совместным в силу прекращения брачных отношений, в рамках которых может существовать совместная собственность, оно преобразовалось в право общей долевой собственности, но ни в коем случае не было утрачено. Если переживший супруг не просит выдать ему свидетельство о праве собственности на долю или просит не выдавать, то это еще не означает, что он от нее отказался, так что нотариус не имеет права включить долю пережившего супруга в наследственную массу. В подобной ситуации нотариус выдает свидетельства о праве на наследство на долю в совместно нажитом имуществе, принадлежащую наследодателю, оставляя долю пережившего супруга неприкосновенной в ожидании его волеизъявления. ——————————— <3> См.: Дерюшева О. И. Имущество супругов: некоторые дискуссионные вопросы // Современное право. 2007. N 2. С. 54.

Отказ от получения свидетельства, который может быть выражен в пассивном поведении пережившего супруга, следует отграничивать от отказа от выделения супружеской доли, представляющего собой активное волеизъявление супруга, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей и, таким образом, полностью соответствующее понятию сделки. В науке при рассмотрении данного вопроса достаточно часто используется именно формулировка «отказ от выделения супружеской доли» <4>, которая представляется не совсем корректной. В данных обстоятельствах доля выделяется не в силу волеизъявления супруга, а в силу требования закона, а именно п. 3 ст. 244 ГК РФ, потому что условия существования совместной собственности четко определены законодательством и не предусматривают существование данного режима общей собственности между пережившим супругом и наследниками. Потому более корректным представляется использование формулировки «отказ от супружеской доли». Единого мнения по поводу правовой природы и юридической допустимости данного отказа не существует. В юридической науке существует мнение о том, что данный отказ можно рассматривать как многостороннюю сделку: «Очевидно, что данная сделка затрагивает права не только пережившего супруга, но и наследника. В связи с этим имеет право на существование точка зрения, рассматривающая отказ от выделения супружеской доли как многостороннюю сделку между пережившим супругом и наследниками» <5>. На мой взгляд, отказ от супружеской доли не соответствует определению многосторонней сделки, данному в ст. 154 ГК РФ, которая гласит, что для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка). Отказ от супружеской доли представляет собой волеизъявление только одного возможного субъекта — пережившего супруга, и его волеизъявление не должно находиться в зависимости или подвергаться влиянию воли или пожеланий других субъектов, в частности наследников. Что касается правовой природы данной сделки, то очевидно, что она направлена на прекращение права собственности пережившего супруга путем отказа от данного права, что обусловливает сомнения в ее законности. ГК РФ в ст. 236 закрепляет право отказаться от права собственности и гласит, что гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество. Отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом. При этом судьба данного имущества регулируется ст. 225 ГК РФ, которая относит его к категории бесхозяйных вещей, закрепляя, что бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен либо, если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался. Отказ от права собственности в пользу кого-либо (а в данном случае переживший супруг отказывается от своего права собственности в пользу наследников) как таковой законодательством не предусмотрен. Подобный безвозмездный отказ от права собственности в пользу третьих лиц представляет собой дарение имущества <6>, а именно притворную сделку, посредством которой переживший супруг под прикрытием отказа от супружеской доли дарит наследникам принадлежащее ему на праве собственности имущество. Как любая притворная сделка, подобный отказ является ничтожным. ——————————— <4> Гарин И. В., Таволжанская А. В. Выделение супружеской доли из наследственной массы: право или обязанность? // Российская юстиция. 2003. N 9. С. 25; Казанцева А. Е. Право собственности пережившего супруга и его учет нормами наследственного права // Семейное и жилищное право. 2007. N 4. С. 22. <5> Власов Ю. Н., Калинин В. В. Наследственное право. М., 2002. С. 133. <6> См.: Зайцева Т. И. Нотариальная практика: ответы на вопросы. М., 2007. С. 353.

29 мая 2012 г. было опубликовано Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» <7>, явившееся результатом обобщения и анализа судебной практики по делам этой категории, сложившейся со времени принятия третьей части ГК РФ, регулирующей вопросы наследования. Пункт 33 данного Постановления предусматривает право пережившего супруга подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства. Подобный вариант изучался и до опубликования Постановления от 29 мая 2012 г. N 9, причем одни авторы рассматривали его как очередную притворную сделку, призванную упростить процедуру оформления наследства в обход требований законодательства <8>, тогда как другие рассматривали подобное заявление как единственный законный способ избежать процедуры выделения супружеской доли при оформлении наследства <9>. Также в научной среде существует мнение, что подобное заявление должно быть подано от пережившего супруга и всех наследников (или оформлено как соглашение между ними) <10>. Пленум Верховного Суда РФ внес ясность в данный вопрос, закрепив, что право подачи подобного заявления может принадлежать только пережившему супругу. Но и в таком виде подобное заявление вызывает определенные сомнения с точки зрения соответствия всем требованиям закона. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью; любой из супругов в случае спора не обязан доказывать факт общности имущества, если оно нажито во время брака <11>. При отсутствии брачного договора возникновение права совместной собственности на любое имущество, нажитое супругами в период брака, презюмируется и в доказывании, естественно, не нуждается. Этот вывод абсолютно логично следует из содержания ст. 256 ГК РФ и ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации. Из презумпции общности супружеского имущества исходит и доктрина отечественного семейного права. Законодательство предусматривает два способа опровержения подобной презумпции — заключение брачного договора или признание права раздельной собственности одного из супругов на приобретенное в период брака по возмездной сделке имущество в судебном порядке. ——————————— <7> Российская газета. N 127. 2012. 6 июня. <8> См.: Казанцева А. Е. Указ. соч. С. 24. <9> См.: Ништ Т. А. Указ. соч. С. 27. <10> См.: Гарин И. В., Таволжанская А. В. Указ. соч. С. 27. <11> См.: Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. В. М. Жуйкова. М., 2008; Гражданское право: В 4 т. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: Учебник. Т. 2 / Под ред. Е. А. Суханова. М., 2008.

Тем не менее, на мой взгляд, заявление пережившего супруга об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака, соответствует требованиям законодательства и является единственным способом для пережившего супруга избежать получения свидетельства о праве собственности. Правоотношения собственности, в том числе правоотношения собственности супругов, являются гражданскими правоотношениями, находящимися под воздействием характерного для гражданского права диспозитивного метода правового регулирования. Право пережившего супруга заявить об отсутствии его доли в приобретенном в период брака имуществе является неоспоримым, потому что кто другой, кроме супруга, может знать, приобреталось ли данное имущество на общие средства и имеются ли все условия, необходимые для признания собственности совместной. Но процедура подачи подобного заявления нуждается в законодательном признании и урегулировании, в частности, разумным предоставляется закрепление на законодательном уровне условий безотзывности и безусловности подобного заявления.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *