Еще раз о договоре об осуществлении опеки или попечительства в отношении несовершеннолетнего подопечного

(Маркосян А. В.) («Вопросы ювенальной юстиции», 2013, N 4) Текст документа

ЕЩЕ РАЗ О ДОГОВОРЕ ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ОПЕКИ ИЛИ ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ПОДОПЕЧНОГО

А. В. МАРКОСЯН

Маркосян Анаит Вячеславовна, доцент кафедры семейного и ювенального права Российского государственного социального университета, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена актуальным вопросам о договоре об осуществлении опеки и попечительства. Автором анализируется нормативно-правовое регулирование данного договора, указываются основные проблемные моменты.

Ключевые слова: опека, попечительство, договор.

One more time on the contract of effectuation of trusteeship or guardianship with regard to a minor A. V. Markosyan

Markosyan Anait Vyacheslavovna, assistant professor of the Chair of Family and Juvenile Law of Russian State Social University, candidate of juridical sciences, assistant professor.

The article concerns topical issues of the contract on effectuation of trusteeship and guardianship. The author analyses normative-law regulation of this contract, shows controversial issues.

Key words: trusteeship, guardianship, contract.

Проблемы детей, лишившихся попечения родителей, на протяжении многих лет остаются острыми и актуальными. С этим связано постоянное развитие института опеки и попечительства как одной из основных форм устройства таких детей. Безвозмездность осуществления опеки и попечительства являлась сдерживающим фактором устройства детей под опеку или попечительство и приводила к тому, что даже близкие родственники ребенка в силу недостаточной обеспеченности их самих и незначительности сумм пособий, выплачиваемых государством на детей, находящихся под опекой или попечительством, не могли принять ребенка в свою семью. Разрозненность норм, регулирующих передачу детей под опеку и попечительство, не обеспечивала надежной защиты их прав и законных интересов, особенно их имущественных прав. Достаточно сказать, что все вопросы, связанные с совершением опекуном или попечителем сделок с имуществом, принадлежащим подопечным, и распоряжением доходами и средствами, принадлежащими подопечным (как несовершеннолетним, так и недееспособным или ограниченно дееспособным), регулировались правилами одной ст. 37 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом подопечные не были реально защищены от злоупотреблений со стороны опекуна или попечителя при распоряжении их имуществом. С принятием нового Закона об опеке и попечительстве многие вопросы нашли свое решение, следует отметить, однако, что он недоработан, имеет неточности, несогласованность норм. В рамках данной статьи речь пойдет о договоре об осуществлении опеки и попечительства. В п. 1 ст. 14 Закона указано, что установление опеки и попечительства допускается по договору об осуществлении опеки и попечительства (в том числе по договору о приемной семье, а также в случаях, предусмотренных законами субъектов РФ, и по договору о патронатной семье (патронате, патронатном воспитании)). При такой диспозиции правовой нормы законодательная техника обязывает указать, в каких случаях (во всех или в каких-то конкретных либо в одном случае) допускается заключение данного договора. Однако таких указаний эта норма не содержит. Лишь в ч. 2 вышеуказанной статьи обозначено, что опека или попечительство по договору об осуществлении опеки или попечительства устанавливается на основании акта органа опеки и попечительства о назначении опекуна или попечителя, исполняющего свои обязанности возмездно. Из этого следует, что договор об осуществлении опеки и попечительства заключается в случае осуществления опеки на возмездных условиях. Допускается ли заключение такого же договора в случае безвозмездного осуществления опеки и попечительства, из Закона выяснить невозможно <1>. ——————————— <1> URL: http://nevacons. ru/.

Точку в данном вопросе ставит п. 1 Правил заключения договора об осуществлении опеки или попечительства в отношении несовершеннолетнего подопечного, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423. В нем указано, что Правила устанавливают порядок и срок заключения органом опеки и попечительства с опекуном или попечителем (далее — опекун) договора об осуществлении опеки или попечительства в отношении несовершеннолетнего подопечного на возмездных условиях, в том числе договора о приемной семье, либо в случаях, предусмотренных законами соответствующего субъекта Российской Федерации, — договора о патронатной семье. Основанием для установления опеки или попечительства, равно как и для заключения возмездного договора, является акт органа опеки и попечительства о назначении опекуна (попечителя). При этом п. 2 указанных Правил устанавливает возможность заключения такого договора как в отношении одного несовершеннолетнего подопечного, так и в отношении нескольких. Это, естественно, возможно только тогда, когда об этом указано в акте об установлении опеки или попечительства, установлены причины невозможности назначения другого лица в качестве опекуна (попечителя), указано, сколько подопечных и кто именно являются теми «третьими лицами», в пользу которых с опекуном или попечителем будет заключен договор. К сожалению, в Правилах не говорится о тех случаях, когда в отношении одного подопечного назначается несколько опекунов. Как правильно отмечает профессор А. М. Рабец, следует прийти к выводу, что договор необходимо заключать с каждым из соопекунов персонально, тем более что в соответствии с п. 9 ст. 10 ФЗ «Об опеке и попечительстве» в акте или договоре может быть предусмотрено распределение между соопекунами или сопопечителями обязанностей по осуществлению опеки и попечительства, и вознаграждение обычно определяется персонально каждому. Конечно, заключение одного договора сразу с несколькими опекунами (чаще всего их двое и они являются супругами) не должно приводить к признанию его недействительным, поскольку он не противоречит требованиям закона, но тогда ответственность соопекунов (сопопечителей) предполагается солидарной <2>. ——————————— <2> Рабец А. М. Реформа законодательства об опеке и попечительстве в современной России: достоинства, просчеты, проблемы. М., 2009. С. 149.

Что же касается запрета заключения договора через представителя опекуна, то это представляется не совсем оправданным. Дело в том, что издание акта о назначении опекуна (попечителя) и соответственно заключение договора является заключительным этапом в установлении опеки (попечительства). А это означает, что опекун (попечитель) полностью соответствует всем тем требованиям, которые предъявляются к таким лицам, и соответственно при заключении договора его присутствие не необходимо. Такой же позиции придерживаются и некоторые ученые <3>. ——————————— <3> Рабец А. М. Указ. соч.

Согласно п. 3 Правил договор заключается по месту жительства подопечного и опекуна в течение 10 дней со дня принятия органом опеки и попечительства по месту жительства несовершеннолетнего гражданина решения о назначении опекуна. В случае изменения места жительства подопечного договор расторгается и органом опеки и попечительства по его новому месту жительства заключается новый договор. Таким образом, можно сделать вывод, что местом заключения договора об осуществлении опеки и попечительства всегда является место жительства подопечного. К сожалению, в Правилах четко не указано, что заключение такого договора является обязанностью органов опеки и попечительства (хотя это предполагается), поскольку Закон «Об опеке и попечительстве» по этому поводу также не содержит однозначного ответа. В частности, частью 2 ст. 14 Закона установлено правило, согласно которому в случае издания органом опеки и попечительства акта о назначении опекуна или попечителя на возмездных условиях этот орган обязан заключить с опекуном или попечителем договор об осуществлении опеки и попечительства. Если орган опеки и попечительства необоснованно уклоняется от заключения такого договора, то опекун или попечитель вправе предъявить органу опеки и попечительства требования, предусмотренные ч. 4 ст. 445 ГК РФ (следует читать «п. 4 ст. 445 ГК РФ»). В силу п. 4 ст. 445 ГК РФ, если сторона, для которой в соответствии с Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Отсюда следуют два правила: в указанном случае заключение договора об осуществлении опеки и попечительства для органа опеки и попечительства является обязательным, опекун или попечитель вправе обратиться в суд с требованием о понуждении этого органа заключить такой договор. Частью 2 ст. 16 Закона установлено совсем другое правило, а именно: «…орган опеки и попечительства, исходя из интересов подопечного, вправе заключить с опекуном или попечителем договор об осуществлении опеки и попечительства на возмездных условиях». Если сравнить положения ч. 2 ст. 14 с положениями ч. 2 ст. 16 Закона, то налицо несогласованность, коллизия правовых норм, поскольку по правилам первой нормы орган опеки и попечительства обязан заключить договор, а по правилам другой нормы он вправе это сделать, а следовательно, не обязан. В Правилах ничего не сказано и о том, кто же составляет договор. Однако предполагается, что это прерогатива органов опеки и попечительства, поскольку в Правилах сказано, что, если при заключении договора между сторонами возникли разногласия, орган опеки и попечительства, получивший от опекуна письменное предложение о согласовании спорных условий, в течение 6 дней со дня получения предложения принимает меры по согласованию условий договора либо в письменной форме уведомляет опекуна об отказе в его заключении. В п. 2 ст. 16 указанного Закона предусмотрено, что вознаграждение опекуна (попечителя) может выплачиваться за счет доходов от имущества подопечного, средств третьих лиц, а также средств бюджетов субъектов РФ. Предельный размер вознаграждения, выплачиваемого за счет доходов от имущества подопечного, определяется Правительством Российской Федерации, а случаи и порядок выплаты вознаграждения за счет средств бюджетов субъектов РФ определяются законами соответствующих субъектов РФ. Пункт 4 Правил дополняет эту статью, устанавливая, что предельный размер вознаграждения, выплачиваемого опекуну по договору за счет доходов от имущества несовершеннолетнего гражданина, не может превышать 5% дохода от имущества несовершеннолетнего гражданина за отчетный период, определяемого по отчету опекуна о хранении, использовании имущества несовершеннолетнего подопечного и об управлении таким имуществом. Из смысла указанной нормы следует, что если вознаграждение выплачивается из средств подопечного, то такими средствами могут быть только доходы, полученные от использования имущества подопечного, но не средства, вырученные от его реализации. Поэтому нельзя продать имущество подопечного и выплатить из полученной суммы вознаграждение опекуну или попечителю. Речь может идти о доходах, полученных от сдачи имущества в аренду, от сдачи внаем жилого помещения подопечного, в котором он не проживает, хотя при этом необходимо выяснить, не ухудшились ли жилищные условия подопечного от сдачи всего жилого помещения или его части внаем. Как правило, эта сумма явно невелика, однако такой подход к определению размера вознаграждения направлен на стимулирование деятельности опекунов и попечителей по оптимальному использованию имущества подопечного и приумножению доходов. Особое внимание в Законе уделено правилам безвозмездного использования опекуном или попечителем жилого помещения, принадлежащего подопечному, в своих интересах. Закон оберегает жилое помещение подопечного и ограничивает условия безвозмездного пользования им опекуном или попечителем, допуская такое использование только в порядке и на условиях, которые предусмотрены законом, по просьбе опекуна или попечителя, добросовестно исполняющих свои обязанности, и при условии удаленности места жительства опекуна или попечителя, а также наличия других исключительных обстоятельств. Это сделано как в целях сохранности жилого помещения подопечного, которое может быть передано в возмездное пользование с получением им доходов, так и в целях предотвращения принятия подопечного под опеку или попечительство в корыстных целях — для безвозмездного пользования принадлежащим ему жилым помещением. Однако, какими бы условиями, оговорками и запретами ни были обставлены нормы, предоставляющие опекунам и попечителям возможность пользоваться имуществом подопечных, все же их целесообразность вызывает некоторые сомнения. Как правильно отмечает А. М. Рабец, во-первых, во многих случаях психология человека такова, что отношение к чужому имуществу нередко не столь бережное, как к собственному. Но как бы бережно опекун (попечитель) ни относился к имуществу подопечного, все равно оно уничтожается быстрее при его более интенсивном использовании, в то время как для подопечного оно может представлять не только чисто имущественную, но также иную ценность (память о погибших родителях, подарок и т. п.). Во-вторых, как объективно, так и в чисто субъективном понимании для подопечного создается определенный дискомфорт: он не может использовать свое имущество тогда и таким образом, когда и как он этого захочет. В-третьих, подопечный оказывается не защищенным от всякого рода корыстных интересов опекуна, и своевременно это выявить органы опеки и попечительства при всем желании чаще всего практически не в состоянии. Конечно, для этого существует механизм возмещения убытков, предусмотренный ст. 15 ГК РФ и п. 2 и п. 3 ст. 26 ФЗ «Об опеке и попечительстве», однако может оказаться, что у бывшего опекуна (попечителя) нет достаточных средств или имущества для их возмещения <4>. ——————————— <4> Рабец А. М. Указ. соч. С. 159.

На основании сказанного выше можно прийти к выводу, что данное положение закона явно не соответствует интересам подопечных.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *