Дискуссионные вопросы лишения родительских прав

(Левушкин А. Н.) («Вопросы ювенальной юстиции», 2010, N 4) Текст документа

ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ ЛИШЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ

А. Н. ЛЕВУШКИН

Левушкин А. Н., доцент кафедры гражданского права и процесса Ульяновского государственного университета, кандидат юридических наук.

В литературе лишение родительских прав рассматривается как мера семейно-правовой ответственности, которая применяется судом в случае совершения родителями правонарушения. Также лишение родительских прав следует рассматривать как способ защиты прав и законных интересов ребенка, поскольку устраняется противоправное виновное действие родителей в отношении детей, пресекаются нарушения прав ребенка <1>. ——————————— <1> См.: Беспалов Ю. Ф. Защита гражданских и семейных прав ребенка в Российской Федерации. М.: Ось-89, 2004.

Государство заинтересовано в выполнении семьей ее функций, и в первую очередь в полноценном воспитании подрастающего поколения. Применяя лишение родительских прав, государство в лице суда ограждает ребенка от неблагоприятных прав, неблагоприятного влияния родителей, чем защищаются права и интересы ребенка. Родители в результате лишения родительских прав претерпевают как моральные, так и материальные невзгоды. Кроме того, лишение родительских прав — важное средство воспитательного воздействия и имеет превентивное значение <2>. ——————————— <2> См.: Спирина Т. П. Становление и развитие института лишения родительских прав в российском законодательстве // Студиум. 2007. N 2(7); URL: http://www. sarki. ru/studium/publ2/spirina. pdf.

Под семейным правонарушением понимается виновное противоправное действие (бездействие), нарушающее нормы семейного законодательства. Оно и является одним из оснований для лишения родительских прав. Другим основанием применения этой меры ответственности является совершение родителями умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга. Оба основания подлежат установлению в ходе судебного разбирательства. Первое может быть подтверждено любыми относимыми и допустимыми доказательствами. Второе — приговором суда, а в случаях, предусмотренных законом, также постановлением уполномоченных правоохранительных органов или суда (постановление о применении акта об амнистии и т. д.). Условиями лишения родительских прав являются противоправность и вина в форме умысла (так называемый усеченный состав). О последствиях противоправного поведения в ст. 69 Семейного кодекса РФ не сказано. В связи с этим суды не выясняют наличие вреда личности либо имуществу ребенка. Субъектом является родитель, обладающий полной или неполной семейной дееспособностью. Речь идет как о родителе, достигшем совершеннолетия, так и о родителе, не достигшем совершеннолетия (в возрасте от 14 до 18 лет) <3>. ——————————— <3> См.: Беспалов Ю. Ф. Основания и порядок лишения родительских прав // Российская юстиция. 2000. N 12.

Основания лишения родительских прав указаны в ст. 69 СК РФ. Родители могут быть лишены родительских прав, если они: 1) уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов; 2) отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций; 3) злоупотребляют своими родительскими правами; 4) жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность; 5) являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией; 6) совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга. Одним из случаев уклонения от родительских обязанностей является невыполнение обязанности по содержанию детей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов. Например, если совместно проживающий родитель не предоставляет ребенку всего необходимого, часто при этом растрачивая причитающиеся ребенку алименты или пособия. В этом случае уклонение оказывается соединенным со злоупотреблением родительскими правами. Злостное уклонение от уплаты алиментов имеет место не только в тех случаях, когда этот факт установлен приговором суда по уголовному делу. Для лишения родительских прав достаточно систематической неуплаты алиментов на ребенка без уважительных причин <4>. ——————————— <4> См.: Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2002.

При разработке СК РФ 1995 г. отказались от установления минимума алиментов, мотивируя это тем, что в новых экономических условиях у государства нет средств воздействия на лиц, не желающих работать или не желающих получать соответствующий заработок. Такое решение в новом семейном законодательстве было поддержано в литературе. В частности, М. В. Антокольская утверждает: «Если у родителей нет достаточных доходов или имущества, нельзя присудить их к принудительным работам для уплаты алиментов, так как это противоречило бы Конституции и нарушало бы права человека. В связи с этим возникает вопрос, если обязанность родителей по содержанию детей закреплена в столь серьезных юридических документах, то должен быть и механизм реализации этих обязанностей, если кому-то из родителей очень понравится роль кукушки, прикрывающейся правами человека. Заставить работать — нельзя. Тогда какие же неблагоприятные последствия следует установить в законе для лиц, не желающих содержать своих детей? Без установления санкций это будет не правовая, а лишь моральная обязанность кормить, одевать, обувать своих детей. Парадокс заключается в том, что по действующему законодательству таких родителей даже нельзя лишить родительских прав». Для выхода из сложившейся ситуации, по мнению автора, необходимы следующие меры. Основанием лишения родительских прав должно быть признано уклонение родителей без уважительных причин от выполнения своих обязанностей перед детьми. Указание в законе о злостном уклонении от уплаты алиментов из содержания ст. 69 СК РФ следует исключить <5>. ——————————— <5> См.: Левушкин А. Н. Некоторые актуальные проблемы правового регулирования алиментных обязательств между родителями и детьми // Нотариус. 2005. N 4.

Уклонением от выполнения родительских обязанностей является и отказ без уважительных причин от проживания совместно с ребенком. Иногда такой отказ выражается в том, что родители не забирают ребенка из родильного дома, лечебного или воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или иных аналогичных учреждений. Ранее в законодательстве в этой области существовал пробел. Родители могли быть лишены родительских прав только на общих основаниях. Это означало, что лишь по прошествии определенного времени можно было предъявить иск, обосновывая его тем, что они не исполняют в отношении ребенка родительских обязанностей. Однако сам по себе факт отказа забрать ребенка из подобного учреждения в большинстве случаев является свидетельством того, что родители не намерены поддерживать с ребенком связь. Поскольку наше законодательство, как уже отмечалось, не признает за родителями возможности отказаться от своих родительских прав, отказ забрать ребенка из детских учреждений или у лиц, у которых ребенок воспитывается, чаще всего является фактическим отказом родителей от родительских прав. В этом случае никаких оснований для искусственного сохранения правоотношений между родителями и детьми нет. Поэтому лишение родительских прав может производиться немедленно по выявлении факта отказа. Тем не менее к каждому случаю такого отказа необходимо подходить чрезвычайно внимательно. Это довольно частый случай, когда мать по тем или иным причинам отказалась от ребенка в роддоме или в больнице, данный «отказ» заверен руководителем соответствующего учреждения или органом опеки и попечительства, но все равно встает вопрос о том, что «биомать» требуется лишать родительских прав, и лишь после этого ребенка позволительно усыновлять. Подобное требование приходится слышать и от сотрудников детских учреждений, и от сотрудников органов опеки, и от судей. Во-первых, необходимо отметить, что термины «отказник», «отказ от ребенка» — бытовые, не имеющие нормативного закрепления. Видимо, это вызывает в дальнейшем и неправильное понимание всех правовых аспектов данной ситуации. «Отказ от ребенка» носит правильное юридическое наименование «согласие на усыновление». Как правило, такое согласие дается в отношении любого лица «по выбору органа опеки и попечительства» <6>. ——————————— <6> Жаров А. А. Лишение родительских прав матерей «отказников»: зачем? // URL: http:// zharov. info/ adoption/ lishenie — roditelskih — prav — otkaznik.

В случае, если ребенок был оставлен матерью, предъявившей документы, удостоверяющие личность, орган опеки и попечительства обязан предпринять меры по уведомлению такой матери о возможном лишении родительских прав и необходимости забрать своего ребенка, выяснить причины такого поступка матери. Если родившая ребенка женщина не предъявила документов, удостоверяющих личность, а ребенка оставила, то медицинская организация не вправе указывать названные ею фамилию, имя и отчество в качестве данных матери в медицинском свидетельстве о рождении. В свидетельство о рождении ребенка данные матери в таком случае также не вносятся, а на ребенка оформляется акт об оставлении с обязательным указанием, что данные матери записаны с ее слов, документально не подтверждены. По мнению А. А. Жарова, лишать родительских прав такую мать нет необходимости, поскольку юридически родители ребенка неизвестны и он может быть усыновлен в любое время <7>. ——————————— <7> См.: Жаров А. А. Лишение родительских прав в отношении детей, оставшихся без попечения родителей // URL: http://zharov. info/adoption/lish-obpr.

Сотрудники органов опеки, а также организаций, где находятся дети, в отношении которых оформляется согласие на усыновление, должны обращать внимание на наличие отметок о регистрации брака (или расторжении брака), имеющихся в паспортах рожениц. Однако и наличие или отсутствие данных отметок не может быть достоверным свидетельством того, что данный гражданин состоит в браке либо не состоит в нем. А. А. Жаров полагает, что при наличии подобных отметок орган опеки и попечительства должен запросить органы загса, установившие отметку о браке (расторжении брака), и выяснить у них данные супруга (бывшего супруга, если после расторжения брака прошло менее 300 дней) роженицы. В копии актовой записи, предоставленной органом загса, должно быть указано в том числе и место жительства отца ребенка. Регистрация рождения ребенка в подобном случае должна происходить с указанием как матери ребенка, так и отца. Ребенок, в отношении которого одинокой матерью подано заявление о согласии на усыновление, может быть усыновлен в любое время. Распространенная практика ожидания «вдруг мать одумается» не имеет никакого правового основания. В силу требований ст. 121 СК РФ такой ребенок является оставшимся без попечения родителей и подлежит устройству во всех формах, и в первую очередь может быть усыновлен. Никаких юридических препятствий для усыновления, передачи под опеку, в приемную семью, устройства в семью в иных установленных формах у такого ребенка нет, однако, к сожалению, некоторое распространение получила практика, когда судьи, решая вопрос об усыновлении ребенка, в отношении которого одинокой матерью было дано согласие на усыновление любым лицом, стремятся привлечь эту мать к участию в судебном заседании, направляя ей повестки, а порой и заявления об усыновлении, тем самым фактически предавая «тайну усыновления» в руки лицу, от которого усыновители хотели бы ее сохранить в первую очередь. При этом судьи объясняют свои действия нормами п. 2 ст. 129 СК РФ, который устанавливает, что родители вправе отозвать свое согласие на усыновление в любое время до вынесения решения суда о его усыновлении. Суд, как это установлено ст. 273 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) <8>, действительно вправе привлечь, в необходимых случаях, к участию в деле и родителей ребенка, в отношении которого устанавливается усыновление. Пленум ВС РФ в Постановлении от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» также указывает, что суд должен решить вопрос о привлечении иных лиц, включая родителей, на стадии подготовки к судебному заседанию. Необходимость привлечения таких лиц обусловливается максимальным учетом интересов ребенка (п. 4 указанного Постановления Пленума ВС РФ) <9>. ——————————— <8> См.: Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (в ред. от 9 марта 2010 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 46. Ст. 4532. <9> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» // Российская газета. 2006. 3 марта.

При этом (п. 9) ВС РФ указывает, что «согласие родителя на усыновление выявляется органом опеки и попечительства с соблюдением требований, перечисленных в абзаце втором пункта 1 статьи 129 СК РФ, либо может быть выражено непосредственно в суде при рассмотрении дела об усыновлении. При этом следует иметь в виду, что если мать отказалась от ребенка после его рождения и выразила согласие на его усыновление, о чем имеется ее письменное заявление, нотариально удостоверенное или заверенное руководителем учреждения, в котором находился ребенок, либо органом опеки и попечительства по месту жительства матери, повторного выявления ее согласия на усыновление ребенка в связи с рассмотрением вопроса об усыновлении этого ребенка в судебном порядке не требуется». Пленум Верховного Суда отмечает, что в указанном случае необходимо проверить, не отозвано ли согласие матери на усыновление ребенка на момент рассмотрения дела в суде (п. 2 ст. 129 СК РФ). Проверка «отзыва» согласия должна проводиться судом путем запроса в организацию или орган, где было заверено заявление матери, а также в орган опеки и попечительства по месту нахождения ребенка. «Проверять», не отозвано ли согласие на усыновление путем вызова матери в суд, противоречило бы вышеуказанной позиции Пленума. Данные установления Пленума ВС РФ являются обязательными для всех нижестоящих судов. Стоит учесть, что отказ забрать ребенка из организации (что, очевидно, и происходит в случае с родителями «отказников») для того, чтобы он составил основу для лишения родительских прав, должен быть обусловлен причинами, которые суд найдет неуважительными. То же касается и уклонения от выполнения родительских обязанностей. Лишение родительских прав нельзя применять и к лицам, не выполняющим своих родительских обязанностей вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психическое расстройство или иное хроническое заболевание, за исключением хронического алкоголизма и наркомании). Если ребенку оставаться в такой среде опасно, суд может прибегнуть к ограничению родительских прав и передать его органам опеки и попечительства (п. 12 Постановления N 10). При этом необходимо решить вопрос о взыскании с родителей алиментов. Кроме того, как указал Верховный Суд РФ, в исключительных случаях даже при очевидности вины родителя суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в иске о лишении родительских прав, но строго предупредить ответчика и возложить на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей. Отказывая в таком иске, суд в интересах ребенка может вынести решение об ограничении родительских прав и передать его от родителей этим органам <10>. ——————————— <10> См.: Вишнякова А. В., Хинчук В. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: ИНФРА-М, 2009. С. 157.

Таким образом, основания лишения родительских прав указаны в СК РФ и разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда N 10, однако они все же вызывают дискуссии среди ученых цивилистов.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *