Природа ответственности лиц, заменяющих родителей, в случае неисполнения ими обязательств

(Рот Л. Г.) ("Российский юридический журнал", 2010, N 5) Текст документа

ПРИРОДА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЛИЦ, ЗАМЕНЯЮЩИХ РОДИТЕЛЕЙ, В СЛУЧАЕ НЕИСПОЛНЕНИЯ ИМИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ <*>

Л. Г. РОТ

-------------------------------- <*> Rot L. G. (Novosibirsk) The nature of responsibility of individuals replacing the parents in the case of not fulfilling their obligations.

Рот Леонид Геннадьевич - старший преподаватель кафедры гражданского права Новосибирского юридического института (филиала) Томского государственного университета (Новосибирск).

Рассматривается вопрос о существовании в семейном праве института ответственности лиц, заменяющих родителей (усыновителей, приемных родителей, опекунов и попечителей). Автор приходит к выводу о том, что следствием прекращения семейных отношений с участием данных лиц является реализация мер защиты. Также даются предложения, направленные на совершенствование законодательства и судебной практики.

Ключевые слова: меры защиты, приемная семья, попечительство, опека, ответственность, семейное право, усыновление.

The article discusses the family law issues concerning with the existence of responsibility of individuals replacing the parents (adoptive parents, foster parents, trustees, guardians). The author concludes that the termination of family relationship with the participation of these individuals implements protective measures. The article also makes proposals aimed at improving the legislation and judicial practice on these issues.

Key words: protective measures, foster family, trusteeship, guardianship, liability, family law, adoption.

Вопрос об ответственности лиц, заменяющих родителей для детей-сирот и детей, лишившихся родительского попечения, остается малоизученным в отечественной юридической науке, хотя вопросы защиты нарушенных семейных прав были предметом исследования таких ученых, как Е. М. Ворожейкин, Л. М. Звягинцева и др. В Семейном кодексе РФ положения об ответственности отсутствуют, поэтому проблема существования семейно-правовой ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности является очень острой. В правовой науке высказано мнение о том, что понятие ответственности в семейном праве идентично гражданско-правовому. Семейно-правовая ответственность определяется как обязанность лица претерпевать лишение права и иные дополнительные неблагоприятные последствия своего виновного противоправного поведения <1>. Представляется, что данный подход не отражает сущности ответственности в семейно-правовой сфере, так как ответственность здесь носит прежде всего личный характер, а затем уже имущественный. -------------------------------- <1> Антокольская М. Семейное право: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 98.

Говоря об отношениях, складывающихся при передаче детей на воспитание в семьи, следует заметить, что инициатива в реализации ответственности исходит, как правило, не от лица, право которого нарушено, а от государственных органов. Кроме того, принудительное исполнение лицом обязанностей, возложенных на него законом, вряд ли можно считать ответственностью. Данные обязанности лицо и так должно исполнять. Сущность же ответственности составляют не любые неблагоприятные последствия, а лишь те из них, которые служат дополнением к уже имеющимся обязанностям <2>. -------------------------------- <2> Нечаева А. М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М., 2007. С. 148.

Попробуем проследить, предусмотрена ли ответственность лиц, заменяющих родителей, за неисполнение ими своих обязанностей. В отличие от гражданского законодательства семейное не содержит перечня способов защиты прав граждан. В ст. 8 СК РФ указывается, что защита семейных прав граждан, в том числе детей, осуществляется способами, предусмотренными Семейным кодексом. Освобождение опекуна и попечителя от выполнения возложенных на них обязанностей возможно по их просьбе и по инициативе органов опеки и попечительства. Законодательством предусмотрены основания прекращения обязанностей по опеке и попечительству. Это возможно в двух случаях: при освобождении и отстранении опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей и при прекращении опеки и попечительства. Помимо освобождения от опеки и попечительства по уважительным причинам, к которым закон относит болезнь, изменение имущественного положения, отсутствие взаимопонимания с подопечным и др., опекуны и попечители освобождаются от обязанностей в случаях возвращения подопечного его родителям или его усыновления. Часть 3 ст. 39 ГК РФ предусматривает в качестве основания освобождения от обязанностей опекуна и попечителя ненадлежащее выполнение ими возложенных обязанностей, под которым закон понимает оставление ребенка без надзора и помощи, использование опеки и попечительства в корыстных целях. В таких случаях орган опеки и попечительства может ставить вопрос о привлечении виновного гражданина к установленной законом ответственности. Данное положение, по нашему мнению, свидетельствует о том, что само освобождение и отстранение не являются мерами ответственности. Полагаем, что в этом случае нужно говорить не о мерах ответственности, а о мерах защиты нарушенного субъективного права ребенка на заботу со стороны опекунов. Меры защиты характеризуются в юридической литературе как средства правового воздействия, направленные на защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов путем пресечения и предупреждения правонарушений, устранения препятствий в осуществлении семейных прав и применяемые в порядке и пределах, которые установлены законом <3>. Следует согласиться с Ю. Ф. Беспаловым, который полагает, что способы защиты в первую очередь направлены на восстановление нарушенного права и только в отдельных случаях возлагают на правонарушителя дополнительные обременения <4>. -------------------------------- <3> Звягинцева Л. М. Меры защиты в советском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1980. С. 10. <4> Беспалов Ю. Ф. Семейно-правовое положение ребенка в Российской Федерации. Владимир, 2000. С. 100.

Само по себе освобождение от опеки или попечительства не влечет никаких неблагоприятных имущественных последствий для опекунов и попечителей. Одновременно можно говорить о наступлении неблагоприятных последствий личного характера. Так, опекуны и попечители могли за время нахождения у них ребенка привязаться к нему и испытывать необходимость в общении с ним, с прекращением же опеки они утрачивают право на это общение. Можно ли наступление таких неблагоприятных последствий рассматривать в качестве ответственности? В качестве гражданско-правовой ответственности однозначно нет, так как речь не идет о лишении или ограничении имущественных прав виновных лиц. Аналогично при привлечении к ответственности приемных родителей инициатива принадлежит государству в лице его органов, которыми являются органы опеки и попечительства. Данные органы при возникновении в приемной семье неблагоприятных условий для содержания, воспитания и образования ребенка обязаны изъять его из этой семьи. Отношения в приемной семье могут быть прекращены по основаниям, предусмотренным ГК РФ. Кроме того, приемные родители могут сами отказаться от исполнения договора при наличии уважительных причин, среди которых СК РФ выделяет болезнь, изменение семейного или имущественного положения, отсутствие взаимопонимания с ребенком или детьми, наличие конфликтных отношений между детьми и др. (ст. 153.2 СК РФ). В качестве меры ответственности СК РФ предусматривает возмещение убытков, причиненных расторжением договора стороной, допустившей существенное нарушение. Таким нарушением следует, на наш взгляд, считать нарушение прав и интересов ребенка в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей приемными родителями. Возникает вопрос: о каких убытках идет речь в данном случае? Стороны договора - органы опеки и попечительства и приемные родители. Какие убытки могут причинить друг другу эти субъекты? Очевидно, убытки могут возникнуть у приемных детей в случае, когда приемные родители злоупотребляют своими правами и используют их имущество в корыстных целях. Но о возмещении убытков приемным детям стороной, поведение которой привело к расторжению договора, в законе ничего не сказано. Таким образом, в настоящее время единственным "наказанием", предусмотренным договором, является его досрочное расторжение по инициативе органа опеки и попечительства в случаях возникновения в семье неблагоприятных условий для содержания, воспитания и образования ребенка. При расторжении договора приемные родители возвращают ребенка органам опеки и попечительства. В литературе высказывается мнение о том, что досрочное расторжение договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью по инициативе органов опеки и попечительства можно рассматривать в качестве семейно-правовой ответственности приемных родителей <5>. Представляется, что расторжение договора нельзя рассматривать в качестве ответственности, так как эта мера не влечет за собой неблагоприятных последствий для приемных родителей. Как и в случае с опекой, приемные родители лишаются лишь права на воспитание ребенка. -------------------------------- <5> Шукуров Р. А. Приемная семья по семейному праву России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 9.

Полагаем целесообразным предусмотреть имущественную ответственность приемных родителей за нецелевое использование средств, предоставляемых на содержание детей, а также за растрату имущества приемных детей. В праве Древнего Рима такие меры ответственности были. Кроме того, существовало два средства защиты интересов подопечного. Первым являлся иск, который мог подать любой гражданин, обнаруживший злоупотребления опекуна, решение по такому иску прекращало опеку. Вторым иск, который подавал сам подопечный, если существовало сомнение в том, что расчет в связи с управлением его имуществом произведен полностью. В постклассическом праве интересы подопечных защищались и введением общей ипотеки на имущество опекуна <6>. -------------------------------- <6> Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право: Базовый учеб. / Под ред. В. А. Томсинова. М., 2000. С. 124.

В СК РФ предусмотрен порядок отмены усыновления. Такие дела рассматриваются с обязательным участием органа опеки и попечительства и прокурора. Закон предусматривает несколько оснований для отмены усыновления. В соответствии с п. 1 ст. 141 СК РФ усыновление может быть отменено при наличии виновного поведения усыновителей, когда они уклоняются от выполнения возложенных на них обязанностей, жестоко обращаются с ребенком, злоупотребляют родительскими правами, болеют алкоголизмом или наркоманией. Исходя из интересов ребенка, суд может отменить усыновление и по другим основаниям. Полагаем, что усыновление может быть отменено, если усыновителям не удалось найти необходимого контакта с ребенком, который соответствовал бы его интересам, гармоничному развитию и социализации личности. В таких случаях можно говорить о невиновном поведении. СК РФ предоставляет право требовать отмены усыновления ребенка его родителям, усыновителям, самому ребенку, достигшему возраста 14 лет, органам опеки и попечительства, а также прокурору. Понятно, что обращение биологических родителей с иском об отмене усыновления очень затруднительно. Такое обращение возможно только при их общении с ребенком или наличии хоть какой-то достоверной информации о его судьбе. Но закон, охраняя тайну усыновления, не предоставляет им возможности владеть такой информацией. Предоставляя право требовать отмены усыновления усыновителям, закон не оговаривает, в каких именно случаях они могут обращаться с такими заявлениями. Законодательства иностранных государств, как правило, не допускают отмены усыновления по требованию усыновителей по причине их несовместимости с усыновленным. Однако поскольку отношения по усыновлению приравниваются к отношениям между родителями и детьми, то усыновители могут быть лишены родительских прав в случае, когда их поведение подвергает опасности ребенка и нарушает его права. А. З. Дзугаева высказала мнение о необходимости исключения института отмены усыновления из СК РФ <7>. Действительно, законодательство многих иностранных государств не предусматривает такой отмены. Например, закон штата Теннеси (США) гласит, что с момента подписания окончательного решения об усыновлении ни одна из участвовавших в процессе усыновления сторон не имеет права подвергать сомнению законность усыновления. Если ребенок усыновлен в соответствии с законом, усыновители не могут быть лишены своих прав по любым причинам. В случае нарушения закона усыновители должны быть лишены родительских прав наравне с биологическими родителями (тит. 36, гл. 1 Свода законов). Статья 108 ГК Испании гласит, что установление усыновления является окончательным и не может быть отменено (но может быть признано судом недействительным). -------------------------------- <7> Дзугаева А. З. Роль Гаагской конвенции о защите детей и сотрудничестве в отношении международного усыновления в создании универсальных стандартов по вопросам международного усыновления детей // Международное усыновление: проблемы правового, психолого-педагогического сопровождения детей - граждан РФ в семьях иностранных граждан. М., 2001. С. 72.

На наш взгляд, отказаться от института отмены усыновления и заменить его лишением родительских прав невозможно. Усыновление порождает не родительские отношения, а отношения, аналогичные им. Сводить все к признанию усыновления недействительным также неверно, поскольку в данном случае наступают иные правовые последствия. В случае обжалования решения об усыновлении в порядке надзора или в кассационном порядке отношения по усыновлению признаются недействительными с момента вынесения решения об установлении усыновления. При отмене усыновления правоотношения считаются прекращенными с момента принятия такого решения. Одновременно полагаем необходимым законодательно предусмотреть случаи возможного обращения усыновителей с заявлением об отмене усыновления. Считаем, что они могут требовать отмены усыновления, только если при усыновлении были нарушены их интересы. Если же усыновитель не смог установить необходимый контакт с усыновленным, то следует говорить о том, что усыновление не отвечает интересам ребенка. С требованием об отмене усыновления в таких случаях следует обращаться прокурору, органам опеки и попечительства, самому ребенку, достигшему возраста 14 лет, и его биологическим родителям. Такой подход позволяет решить вопрос и о распределении процессуальных ролей. В литературе высказано мнение о том, что в таких делах ответчиком будет ребенок, а истцом - усыновитель <8>. С этим трудно согласиться. Ребенок не может быть ответчиком в таких делах в силу того, что усыновление совершается в его интересах, которые он сам не может нарушить. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (под ред. И. М. Кузнецовой) включен в информационный банк согласно публикации - БЕК, 1996. ------------------------------------------------------------------ <8> Комментарий к Семейному кодексу РФ / Под ред. И. М. Кузнецовой. М., 2000. С. 401.

К отмене усыновления по причине невозможности установления контакта усыновителей с ребенком следует прибегать только в крайнем случае, поэтому до усыновления следует выяснить, возможно ли установление такого контакта. Для этого и должен предусматриваться срок адаптации ребенка в семье усыновителя, прежде чем будет вынесено окончательное решение об усыновлении. Желательны также консультации усыновителей с педагогами и психологами. Если же отмена усыновления по такому основанию все же происходит, суд должен в обязательном порядке взыскать алименты с несостоявшихся усыновителей <9>. Данные действия, по нашему мнению, можно рассматривать как меры ответственности. Биологические родители обязаны содержать своих детей, поэтому при лишении родительских прав взыскание алиментов является не мерой ответственности, а способом защиты права ребенка на содержание. В случае же с усыновлением такое обременение нужно рассматривать в качестве дополнительного, а значит, можно говорить об ответственности. -------------------------------- <9> Ситкова О. Ю. Основополагающие принципы усыновления // Вестн. Тверского гос. ун-та. 2008. N 30. С. 132.

При отмене усыновления права и обязанности ребенка и усыновителей прекращаются и восстанавливаются взаимные права и обязанности ребенка и его родителей, если этого требуют интересы ребенка (п. 1 ст. 143 СК РФ). Речь идет как о личных неимущественных правах, так и об имущественных, которые возникли у усыновителей и усыновленного. Таким образом, усыновители лишаются не только права воспитывать ребенка, но и, например, права наследовать после усыновленного. Некоторые ученые считают, что отмену опеки, досрочное прекращение договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью, отмену усыновления нужно рассматривать как способы защиты нарушенного права ребенка в случае, когда такие меры применяются к лицам, оставление ребенка с которыми опасно по независящим от них причинам. Противоправное же поведение лиц, заменяющих родителей, порождает меры ответственности <10>. Нам представляется, что говорить об отмене усыновления, опеки или прекращении договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью следует только лишь как о способе защиты нарушенных прав ребенка. Никаких дополнительных негативных последствий для виновного эти меры не влекут. СК РФ не наказывает лиц, заменяющих родителей, за исключением взыскания в некоторых случаях алиментов с несостоявшихся усыновителей. Лишение усыновителей, опекунов и приемных родителей права общаться с детьми также нельзя рассматривать как ответственность. Ведь данные лица ограничиваются в общении с детьми, поскольку такое общение противоречит интересам последних. Значит, и здесь следует говорить о мерах защиты. -------------------------------- <10> Гливинская И. Н. Сущность ответственности по семейному праву // Семейное и жилищное право. 2008. N 3. С. 7.

В отсутствие норм об ответственности лиц, заменяющих родителей, в СК возможно применение положений ГК РФ, предусматривающих право требовать исполнения договорных обязательств, а в случае неисполнения привлекать виновное лицо к ответственности (ст. 393 ГК РФ). Помимо этого, за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей лица, заменяющие родителей, могут быть привлечены к уголовной ответственности, например за жестокое обращение с детьми (ст. 156 УК РФ). Наконец, ст. 5.35 КоАП РФ предусматривает ответственность за неисполнение родителями и иными законными представителями несовершеннолетнего ребенка обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению и защите прав и интересов несовершеннолетних <11>. -------------------------------- <11> Е. А. Чефранова, однако, указывает, что сегодня в России не существует действенного, отлаженного механизма привлечения к семейно-правовой, административной и уголовной ответственности за неисполнение обязанности по содержанию несовершеннолетних детей (Семейный кодекс РФ и проблемы эффективности правового регулирования семейных отношений // Семья и право (к 10-летию принятия Семейного кодекса РФ): Материалы Междунар. науч.-практ. конф. М., 2005. С. 18).

------------------------------------------------------------------

Название документа