Проблемы обеспечения тайны усыновления ребенка на стадии судебного разбирательства дела об усыновлении (удочерении)

(Буянова Е. В.) («Семейное и жилищное право», 2010, N 4) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ТАЙНЫ УСЫНОВЛЕНИЯ РЕБЕНКА НА СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ДЕЛА ОБ УСЫНОВЛЕНИИ (УДОЧЕРЕНИИ) <*>, <1>

Е. В. БУЯНОВА

——————————— <*> Buyanova E. V. Problems of securing secret of adoption at the stage of judicial consideration of the case on adoption. <1> Далее по тексту в целях удобства автор использует термин «усыновление».

Буянова Екатерина Владимировна, аспирантка Московской государственной юридической академии, преподаватель кафедры гражданского права и процесса Оренбургского института (филиала) Московской государственной юридической академии.

Данная научная статья посвящена проблемам обеспечения тайны усыновления на стадии судебного разбирательства дела об усыновлении. Автором последовательно рассматривается понятие тайны усыновления и подробно исследуется вопрос о целесообразности законодательного закрепления тайны усыновления для всех случаев усыновления без исключения. Анализируется международное законодательство, предлагаются возможные варианты корректировки действующего гражданского процессуального законодательства в части регулирования вопросов тайны усыновления.

Ключевые слова: тайна усыновления, усыновление, усыновители, разглашение тайны усыновления.

The present scientific article deals with the problems of securing secret of adoption at the stage of judicial consideration of the case on adoption. The author considers consistently the concept of secret of adoption and studies in detail the issue of feasibility of legislative consolidation of secret of adoption for all the cases of adoption without exception. The author analyses international legislation, proposes the possible variants of correction of current civil procedural legislation in the part of regulation of issues of secret of adoption.

Key words: secret of adoption, adoption, adopters, disclosure of secret of adoption.

Право человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну провозглашено в ст. 23 Конституции Российской Федерации <2>. Требование о неразглашении тайны усыновления распространяется на всех участников процесса, в том числе и на прокурора, посредством предупреждения о возможности их привлечения к уголовной ответственности. В частности, суд в соответствии с ч. 3 ст. 10 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации <3> должен предупредить лиц, участвующих в деле, и иных лиц, присутствующих при совершении процессуального действия, о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности (ст. 155 Уголовного кодекса Российской Федерации). ——————————— <2> Далее по тексту — Конституция РФ. <3> Далее по тексту — ГПК РФ.

Оценивая целесообразность законодательного закрепления тайны усыновления, одна группа авторов полагает, что законодатель совершенно справедливо закрепил тайну усыновления, так как она, во-первых, способствует созданию подлинно родственных отношений между усыновителем и усыновленным, стабильности усыновления, облегчает воспитание ребенка <4>, и во-вторых, разглашение тайны усыновления может психически травмировать ребенка, затруднить отношения с усыновителями, отрицательно сказаться на процессе воспитания, разрушить семью <5>. ——————————— <4> Летова Н. В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 108. <5> Немежиков А. П. Тайна усыновления. Обеспечивается ли она при принятии заявления в суде? // СПС «Гарант».

Однако ученые, входящие во вторую группу, ставят под сомнение необходимость сохранения тайны усыновления <6>, аргументируя это следующим: во-первых, тайна усыновления имеет смысл только тогда, когда сами усыновители настаивают на этом. Вряд ли нужна тайна усыновления, если усыновляемый осознает свое происхождение и помнит родителей <7>; во-вторых, данная проблема обостряется при направлении вектора ее правового регулирования на процесс усыновления российских детей иностранными гражданами и лицами без гражданства, так как «в законодательстве стран — попечителей российских детей (США, Канады, Италии и т. д.) отсутствуют нормы, ограждающие тайну усыновления. Международных договоров, к которым бы присоединилась Россия и которые бы содержали нормы о тайне усыновления, также не существует» <8>. ——————————— <6> Нечаева А. Тайна усыновления // Закон. 2000. N 3. С. 112 — 113; Свердлов Г. М. Охрана интересов детей в советском гражданском и семейном праве. М., 1955. С. 15; Рябов А. М. Личные и имущественные отношения между родителями и детьми. Воронеж, 1961. С. 50; Поссе Е. А., Фадеев Т. А. Проблемы семейного права. Л., 1976. С. 101 — 102; Паластина С. Е. Спорные вопросы тайны усыновления. С. 120 — 121. <7> Паршуткин В., Львова Е. Всегда ли оправданно сохранение тайны усыновления // Российская юстиция. 1999. N 3. С. 22; Алиева З. З. Процессуальные особенности рассмотрения дел об усыновлении детей российскими гражданами (по материалам правоприменительной практики Республики Дагестан): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 20; Терещенко Е. Э. Усыновление как одна из форм реализации прав ребенка жить и воспитываться в семье: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 124; Малеина М. Н. Личные имущественные права граждан. М., 2001; Шеменева О. Н. Пределы ограничения действия принципа гласности гражданского судопроизводства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей // Семейные правоотношения: вопросы теории и практики: Материалы Международной научно-практической конференции (Воронеж, 8 декабря 2006 г.) / Под ред. О. И. Величковой, О. Н. Шеменевой. Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2007. С. 233. <8> Паршуткин В., Львова Е. Указ. соч. С. 22. Действительно, к примеру, в США процессуальный закон вообще не предусматривает тайны усыновления, поэтому родственники, знакомые, соседи, сверстники усыновленного знают, что этот ребенок усыновленный, какой он национальности и из какой страны. Следовательно, получается так, что, вынося решение об усыновлении детей гражданами США, наши суды игнорируют принцип тайны усыновления, неприкосновенности частной жизни.

Указанная полемика интересна и с позиции того, что она оказывает прямое регулирующее действие и на процессуальный порядок рассмотрения дел об усыновлении в судах. Так, ст. 273 ГПК РФ предусматривает обязательное рассмотрение данной категории дел в закрытом судебном заседании в целях сохранения тайны усыновления. При анализе данной нормы практически все специалисты в области как семейного, так и гражданского процессуального права единодушно указывают на следующие ее недостатки: во-первых, содержание нормы ст. 273 ГПК РФ противоречит норме п. 2 ст. 10 ГПК РФ, согласно которой о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании суд выносит мотивированное определение в целях обеспечения тайны усыновления. Но если усыновители не скрывают факт усыновления ни от усыновляемого ребенка, ни от широкого круга лиц, говорить о вынесении судом мотивированного определения не приходится, а следовательно, отсутствует необходимость в ограничении принципа гласности гражданского судопроизводства <9>; во-вторых, у потенциальных усыновителей нет возможности присутствовать при рассмотрении дел об усыновлении, что позволило бы им составить для себя более полное представление о том, с чем они могут столкнуться при реализации своего намерения принять ребенка в семью, а также явиться определяющим моментом при принятии потенциальным усыновителем решения об усыновлении ребенка, в особенности, если он узнает о таком опыте известных и уважаемых членов общества <10>; в-третьих, потенциальные усыновители лишаются возможности выбирать между правом на сохранение тайны усыновления и конституционным правом на рассмотрение их дел в открытых судебных заседаниях <11>; в-четвертых, нельзя игнорировать сложившуюся практику представления суду всеми лицами, участвующими в деле, подписки о неразглашении сведений, ставших им известными в процессе рассмотрения конкретного дела об усыновлении. Совершенно справедливо в этом отношении ученые указывают на то, что подобными действиями судьи создают еще одну тайну — тайну судебного заседания, а это, в свою очередь, не только противоречит закону, но и приводит к возникновению ряда тайн, не имеющих отношения к понятию «тайна усыновления» <12>. Действительно, по смыслу ч. 2 ст. 139 СК РФ понятие тайны усыновления включает в себя сам факт произошедшего усыновления конкретного ребенка конкретным лицом (лицами). Тем самым законодатель не относит к тайне усыновления любые сведения, которые стали предметом рассмотрения в судебном заседании об усыновлении. Если следовать подобной логике, то к уголовной ответственности могут быть привлечены лица, разгласившие сведения о профессиональной принадлежности усыновителя, размере его заработной платы, состоянии здоровья и прочих сведениях, не имеющих совершенно никакого отношения к содержанию тайны усыновления. ——————————— <9> Терещенко Е. Э. Указ. соч. С. 125; Паршуткин В., Львова Е. Указ. соч. С. 22; Цепкова Т. М. Проблемы правового регулирования процессуального положения и деятельности лиц, участвующих в судебных семейных делах: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 22; Алиева З. З. Указ. соч. С. 22; Шеменева О. Н. Указ. соч. С. 234; Бородич К. Ю. Усыновление детей — граждан России иностранными гражданами: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 119. <10> Шеменева О. Н. Указ. соч. С. 235. <11> Там же. С. 235. <12> Паршуткин В., Львова Е. Указ. соч. С. 27; Бородич К. Ю. Указ. соч. С. 119; Терещенко Е. Э. Указ. соч. С. 126; Летова Н. В. Указ. соч. С. 109.

Вышеизложенное означает, что применение правил тайны усыновления для всех случаев усыновления является, с одной стороны, нецелесообразным, а с другой — противоречащим международному законодательству по вопросу правового режима тайны усыновления. В связи с этим необходимо корректировать процессуальное законодательство следующими возможными способами. Во-первых, в ч. 2 ст. 10 ГПК РФ закрепить правило о возможности рассмотрения дела об усыновлении в закрытом судебном заседании в случае ходатайства об этом усыновителей, вне зависимости от причин, по которым они ходатайствуют об этом. К примеру, в случае, когда усыновляемый осознает свое происхождение <13>. (Подобная норма с 1998 г. содержится в ст. 8 ГПК Республики Армения <14>.) Во-вторых, предусмотреть на законодательном уровне обязанность заявителя при подаче заявления об усыновлении в суд отражать в нем свою позицию о необходимости (или соответственно отсутствии таковой) сохранения тайны усыновления. Это позволит внести определенность по вопросу о том, собирается ли заявитель хранить данный факт в тайне или нет, и соответственно решить суду вопрос о проведении (непроведении) закрытого судебного заседания при рассмотрении дела об усыновлении. Кроме того, это может иметь существенное значение для лиц, в отношении которых законом предусмотрена ответственность (в том числе и уголовная) за разглашение сведений, составляющих тайну усыновления <15>. В-третьих, закрепить императивную норму о рассмотрении дел об усыновлении в закрытом судебном заседании только при усыновлении детей гражданами России и внести соответствующие изменения в п. 1 ст. 125 СК РФ <16>. Обусловливается это тем, что «пока Россия не готова предоставить ребенку право получать информацию о своих биологических родителях «насколько это возможно» (ст. 7 Конвенции о правах ребенка), тайну усыновления следует сохранить только на внутригосударственном уровне». ——————————— <13> Цепкова Т. М. Указ. соч. С. 132; Алиева З. З. Указ. соч. С. 16; Шеменева О. Н. Указ. соч. С. 235. <14> Давтян А. Г. Развитие теории принципов в гражданском процессуальном праве Армении // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2004. С. 252. <15> Шеменева О. Н. Указ. соч. С. 235. <16> Бородич К. Ю. Указ. соч. С. 119; Терещенко Е. Э. Указ. соч. С. 127.

Представляется, что практическая реализация подобных предложений позволит поставить во главу угла индивидуальность личности, уважение ее прав, право ребенка знать своих родителей, а в конечном итоге избежать неоправданных ограничений принципа гласности для всех случаев усыновления.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *