Институт приемной семьи в частном праве России: некоторые тенденции и перспективы развития

(Барков А. В.) («Гражданское право», 2010, N 3) Текст документа

ИНСТИТУТ ПРИЕМНОЙ СЕМЬИ В ЧАСТНОМ ПРАВЕ РОССИИ: НЕКОТОРЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ <*>

А. В. БАРКОВ

——————————— <*> Barkov A. V. Institute of foster home in private law of Russia: certain tendencies and perspectives of development.

Барков Алексей Владимирович, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права, доктор юридических наук, доцент.

В статье рассматривается правовая природа и отраслевая принадлежность договора о приемной семье и смежных с ним договоров. Анализ юридической литературы и нормативных правовых актов позволил автору сделать вывод, что общей тенденцией развития данных договоров является увеличение в них элементов частноправового режима регулирования.

Ключевые слова: приемная семья, договор о приемной семье, опека, попечительство, патронаж.

The article considers legal nature and branch belonging of foster home contract and neighboring contracts. Analysis of legal literature and normative legal acts allowed the author to make a conclusion that the general tendency of development of these contracts is the increase of elements of private-law regulation therein.

Key words: foster home, contract of foster home, trusteeship, guardianship, custodial care.

Уникальность современной правовой модели приемной семьи, впитавшей в себя передовой опыт дореволюционной России в вопросах устройства детей, оставшихся без попечения родителей, проявляется в том, что модернизация данной договорной конструкции оказывает существенное влияние на развитие не только отношений по устройству детей (опека, попечительство, патронат), но и активно применяется в целях эффективной защиты прав и интересов пожилых людей и инвалидов (совершеннолетних и дееспособных), находящихся в трудной жизненной ситуации. К сожалению, данные отношения в законодательстве субъектов РФ рассматриваются как форма социального обслуживания <1>, составляющего предмет права социального обеспечения, что противоречит их цивилистической природе. Разрозненность и противоречивость регионального законодательства, определяющего правовые основы организации приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов, отсутствие четкого представления о правовой природе этой уникальной юридической конструкции тормозят развитие настоящих договорных отношений и обусловливают необходимость дальнейших научно-теоретических исследований в данной сфере. ——————————— <1> См., например: Областной закон Самарской области от 10 ноября 2008 г. N 121-ГД «Об организации деятельности приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов на территории Самарской области» // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

Приемная семья как одна из форм устройства в семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, несмотря на сравнительно недавнее легальное появление (с принятием и введением в действие с 1 января 1996 г. Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ)), неоднократно находилась в центре внимания исследователей. Признавая важнейшую социальную роль приемной семьи, замещающей ребенку, находящемуся в трудной жизненной ситуации, его кровную семью, в то же время ученые, прогнозируя дальнейшую эволюцию возникающих правоотношений, расходились во мнении относительно отраслевой принадлежности договора о приемной семье, являющегося правовым основанием возникновения анализируемых отношений. Думается, что одной из причин дискуссий по данному вопросу явились крайне противоречивые многочисленные нормативно-правовые акты, регулирующие отношения по устройству детей, нуждающихся в попечении. Анализ юридической литературы дает основание сделать вывод о том, что в науке сложилось несколько точек зрения на определение отраслевой принадлежности договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью (в новой редакции — договора о приемной семье). Одни ученые считали, что исследуемый договор имеет трудовой характер (Г. С. Скачкова) <2>. Вторые утверждали, что он является семейно-правовым (А. М. Нечаева, О. Н. Низамиева, О. Ю. Ситкова, М. И. Фетюхин, С. Ю. Чашкова, Р. А. Шукуров) <3>. Третьи полагали, что это разновидность гражданско-правовых договоров (И. А. Банников, Л. Ю. Михеева) <4>. Четвертые относили его к административным договорам (М. В. Жабреев, О. А. Камалов) <5>. Наконец, пятые говорили о смешанной правовой природе договора (П. В. Крашенинников, Д. В. Огородов, П. И. Седугин, А. В. Цветков, М. Ю. Челышев) <6>. ——————————— <2> См.: Скачкова Г. С. Особенности правового регулирования труда приемных родителей // Трудовое право. 2003. N 8. С. 27 — 28. <3> См.: Нечаева А. М. Семейное право: Учеб. пособие. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2010. С. 259 — 262; Низамиева О. Н. Некоторые теоретические вопросы института приемной семьи // Ученые записки Казанского государственного университета. Казань, 2009. Т. 151. Кн. 4. С. 107 — 113; Ситкова О. Ю. Договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью: теоретический аспект // Семейные правоотношения: вопросы теории и практики: Материалы Международной научно-практической конференции (Воронеж, 8 декабря 2006 г.) / Под ред. О. И. Величковой, О. Н. Шеменевой. Воронеж, 2007. С. 94 — 105; Фетюхин М. И., Кочетков С. Ю., Фетюхин Ю. М. Приемная семья как форма опеки и попечительства. Волгоград, 2000. С. 5; Чашкова С. Ю. Проблемы правового регулирования отношений в приемной семье // Защита прав ребенка в современной России / Отв. ред. А. М. Нечаева. М., 2004. С. 152; Шукуров Р. А. Приемная семья по семейному праву России: Дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 7 — 8. <4> См.: Михеева Л. Ю. Опека и попечительство: правовое регулирование: Учебно-практическое пособие. М., 2004. С. 84; Банников И. А. Договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. <5> См.: Жабреев М. В. Публичные образования и их органы: гражданско-правовой статус и участие в гражданских правоотношениях // Цивилистические записки: Сб. науч. трудов / Ред. коллегия: С. С. Алексеев и др. М., 2001. С. 177 — 219; Камалов О. А. Гражданская правосубъектность муниципальных образований: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. <6> См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. П. В. Крашенинникова, П. И. Седугина. М., 2001. С. 339; Цветков А. В. Приемная семья как форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей, по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2005. С. 12 — 13; Огородов Д. В., Челышев М. Ю. Смешанные договоры в частном праве: отдельные вопросы теории и практики // Законодательство и экономика. 2005. N 10. С. 10.

В зависимости от отраслевых пристрастий различались и научные прогнозы относительно перспектив развития института приемной семьи. Вместе с тем высказывались и более оригинальные точки зрения. К примеру, О. В. Фетисова, отмечая семейно-правовую природу исследуемого договора, настаивала на дополнительном заключении еще и трудового договора, обосновывая при этом «необходимость совершенствования трудовых правовых отношений приемных родителей и органов опеки и попечительства» <7>. ——————————— <7> Фетисова О. В. Приемная семья как способ семейного воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 6 — 7.

Представляется, что совершенствование законодательства в столь деликатной сфере общественной жизни невозможно без учета объективно складывающихся закономерностей развития российской системы права и законодательства, в том числе гражданского права и гражданского законодательства, характеризующегося процессами интеграции и дифференциации. Отмечается, что процесс дифференциации правового регулирования проявляется прежде всего в разделении самой системы права на отрасли, подотрасли, институты и субинституты. Так, в начале XX в. важным шагом на пути защиты прав трудящихся явилось вычленение из гражданского права фабричного (трудового) права. Дальнейшее преобладание процессов дифференциации привело к образованию такой самостоятельной отрасли права, как право социального обеспечения, которая отделилась, в свою очередь, от трудового права. Сегодня переход к рынку сопровождается укреплением интеграции правового регулирования, как следствие возрождения в теории и практике законотворчества идеи публичного и частного права. Этот интеграционный процесс характеризуется увеличением в административном, трудовом и семейном праве, в праве социального обеспечения гражданско-правовых, договорных элементов, существенно влияющих на развитие правоотношений в сфере социальной защиты населения как комплексной отрасти законодательства. По мнению С. В. Полениной, перераспределение сферы правового регулирования между отраслями права может быть связано также с восстановлением и развитием комплексных межотраслевых «пограничных» институтов, образующихся на стыке смежных, однородных отраслей права. «Пограничные» институты характеризуются наличием подвижной предметно-регулятивной связи между нормами отраслей права, образующими данный институт. Чаще всего, по ее мнению, эта связь проявляется в том, что на предмет одной отрасли права накладываются некоторые элементы метода правового регулирования другой отрасли, как это имеет место в институте возмещения вреда, причиненного жизни либо здоровью работника при исполнении им своих трудовых обязанностей. В результате такого взаимодействия, по мнению ученого, образовались «пограничные» с гражданским правом институты семейного права — брачный договор, опека и попечительство <8>. Принимая во внимание отсутствие принципиальной разницы в природе правоотношений во всех трех формах устройства детей (опека, попечительство, приемная семья, патронат), отличия которых формальны (их легко преодолеть, если рассматривать опеку и попечительство как родовое понятие, а приемную семью и патронат — как виды) <9>, можно следующим образом определиться с правовой природой исследуемого юридического явления. ——————————— <8> См.: Поленина С. В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // Государство и право. 1999. N 9. С. 7. <9> См.: Михеева Л. Ю. Опека и попечительство: теория и практика. М., 2004. С. 122 — 123.

Следует признать справедливыми выводы С. В. Полениной о том, что межотраслевые «пограничные» институты возникают как следствие тесного смыкания и взаимодействия на определенном участке предметов регулирования смежных, однородных отраслей права. В результате на границе указанных отраслей образуются зоны, регламентирующие единые по существу общественные отношения, обладающие, однако, в определенных своих частях оттенками, модификациями, обусловленными спецификой той или иной отрасли <10>. По нашему мнению, именно в результате такого взаимодействия образовался «пограничный» с гражданским правом, а также административным, трудовым, семейным правом и правом социального обеспечения комплексный частноправовой институт приемной семьи, требующий преимущественно дозволительного, договорного режима правового регулирования. ——————————— <10> См.: Поленина С. В. Указ. соч. С. 7.

Уважая научную позицию ученых относительно отраслевой правовой природы договора о приемной семье, складывающегося, очевидно, не только в силу субъективных пристрастий, но и с учетом вышеотмеченных объективных закономерностей развития российского права и законодательства, в то же время попытаемся дать авторский прогноз о перспективах развития института приемной семьи в российском частном праве. Следует отметить, что наиболее последовательно относительно гражданско-правовой природы приемной семьи высказывалась Лидия Юрьевна Михеева, полагавшая, что направленность договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью выражается в принятии на воспитание ребенка, оставшегося без попечения родителей, т. е. цель договора заключается в оказании всего комплекса воспитательных и иных, тесно связанных с ними услуг. Из этого следует, по мнению Л. Ю. Михеевой, что договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью относится к договорам, направленным на оказание услуг, а «функции исполнителя сходны с функциями няни, воспитателя или гувернантки» <11>. С учетом того, что договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью не предусмотрен Гражданским кодексом РФ, он является непоименованным (нетипичным) договором <12>. Данная точка зрения выглядит убедительно, так как система гражданских договоров постоянно развивается, появляются новые виды и подвиды договоров. Очевидно, это связано с непрерывным развитием гражданского оборота <13>. ——————————— <11> Там же. С. 84 — 85. <12> См.: Михеева Л. Ю. Указ. соч. С. 158. <13> См.: Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 68.

Следует отдать должное дальновидности научного прогноза о перспективах развития правоотношений по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, поскольку с принятием ФЗ «Об опеке и попечительстве» практически все научные взгляды Л. Ю. Михеевой были реализованы законодателем. Договорная правовая модель приемной семьи стала легально использоваться в отношениях по установлению опеки, попечительства, патроната, что подтверждает общую тенденцию развития законодательства в направлении увеличения доли норм гражданского права в правовом режиме регулирования этих отношений. По мнению многих бывших оппонентов Л. Ю. Михеевой, с принятием ФЗ «Об опеке и попечительстве» «проблема определения правовой природы договора о приемной семье разрешается в п. 2 ст. 152 СК РФ. Так, к отношениям, возникающим из указанного договора, в части, не урегулированной СК РФ, применяются правила гражданского законодательства о возмездном оказании услуг, что, как отмечается далее, не противоречит существу таких отношений» <14>. ——————————— <14> Фетисова О. В. Некоторые правовые инструменты регулирования института опеки (попечительства) в свете нового ФЗ «Об опеке и попечительстве» // Проблемы теории правового и социального государства: Сб. статей. М., 2008. Вып. 5. С. 138 — 139.

Вместе с тем, разделяя позицию Л. Ю. Михеевой относительно общей тенденции по увеличению цивилистических элементов в правовой конструкции приемной семьи, окончательный вывод о гражданско-правовой природе договора о приемной семье видится преждевременным. Специфика правовых конструкций опеки и попечительства, приемной семьи и патроната в Российской Федерации такова, что они расположены на стыке нескольких отраслей права. Однако следует понимать, что сама правовая конструкция и базис для ее применения есть вещи неидентичные, но сопоставляемые как целое и частное. И если институт в целом сбалансирован семейными и гражданскими нормами права, то его часть, регламентирующая договорное урегулирование отношений, явно тяготеет к гражданско-правовой сфере, что с учетом ранее приведенных аргументов видится абсолютно закономерным. В то же время правоотношения, возникающие между приемными родителями и органом опеки и попечительства, имеют неоднородный сложный характер, что, видимо, оказало влияние на позицию ученых, считающих, что договор о приемной семье имеет смешанную семейно — и гражданско-правовую природу <15>. В связи с этим заслуживает внимания точка зрения Д. В. Огородова и М. Ю. Челышева, считающих, что смешанные договоры следует рассматривать шире, нежели сугубо гражданско-правовое явление. По их мнению, категорию «смешанные договоры» следует распространить и на те случаи, когда частноправовое соглашение (договор) содержит условия, определяемые несколькими отраслями права. В этом случае учеными применяется термин «полиотраслевые» (разноотраслевые, многоотраслевые) смешанные договоры, которые в их классификации противостоят одноотраслевым. ——————————— <15> См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. П. В. Крашенинникова, П. И. Седугина. С. 339.

При пояснении избранной терминологии ими отмечается, что, вероятно, более благозвучным было бы использование термина «межотраслевые договоры». Однако, по мнению исследователей, когда говорят о межотраслевых правовых явлениях (понятиях), то обычно имеют в виду юридические категории, которые либо находятся на стыке разных отраслей (в области их совместного действия), либо имеют прямые связи, корреспондирующие с другими явлениями в иных отраслях. Далее поясняется: «Суть же договора смешанного характера, напротив, состоит в том, что это синтетическое явление, охватывающее и соединяющее в рамках единой формы несколько разных по отраслевому происхождению условий. Сущность смешанного договора заключается именно в таком объединении. Поэтому мы говорим о «полиотраслевых», т. е. «многоотраслевых» договорах, объединяющих в единой форме условия нескольких отраслей» <16>. В своей классификации смешанных договоров ученые упоминают и договор о передаче ребенка (детей) на воспитание в приемную семью <17>. ——————————— <16> Огородов Д. В., Челышев М. Ю. Указ. соч. С. 10. <17> См.: Там же.

Представляется, что предложенная Д. В. Огородовым и М. Ю. Челышевым классификация смешанных договоров в полной мере отражает правовую природу договора о приемной семье. Отношения в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства регулируются Гражданским кодексом РФ, а к отношениям, возникающим из договора о приемной семье, применяются правила гражданского законодательства о возмездном оказании услуг, поскольку это не противоречит существу таких отношений (п. 2 ст. 152 СК РФ). В то же время на основании этого договора возникают также семейные права и обязанности, например права и обязанности опекунов и попечителей относительно воспитания несовершеннолетних, которые определяются семейным законодательством (п. 1 ст. 15 Закона «Об опеке и попечительстве»). Логика проста. Если на основании договора возникают, изменяются и прекращаются гражданские права и обязанности, то это гражданско-правовой договор. В случае если наряду с гражданскими возникают права и обязанности, регулируемые нормами другой области права, то это полиотраслевой договор. Следуя этой логике, можно предположить, что договор о приемной семье является полиотраслевым смешанным договором. Однако термин «смешанный договор» более корректно применять при характеристике смешанного предмета договора в границах одной отрасли права. Применительно к различным отраслям права более точным будет применение термина «комплексный договор». По нашему мнению, с учетом данного уточнения договор о приемной семье представляет собой полиотраслевой комплексный договор, состоящий преимущественно из гражданско-правовых и семейно-правовых элементов. Не исключено появление в данном договоре и публичных элементов, в случае если возникновение приемной семьи является основанием прав на социальную помощь и льготы, предусмотренные нормами права социального обеспечения в некоторых регионах РФ. Иной характер правоотношения наблюдается при оценке правовой природы договора о приемной семье для граждан пожилого возраста и инвалидов, который, несмотря на кажущийся на первый взгляд его семейный характер, не является основанием возникновения семейных прав и обязанностей. Несмотря на то что данный договор рассматривается как социально-обеспечительный, поскольку порождает, по мнению законодателя, возникновение прав на социальную помощь в соответствии с Законом «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», согласиться с этим достаточно трудно. Данная категория лиц имеет гарантированное право на получение государственных социальных услуг не на основании заключенного договора о приемной семье, а в силу закона. Следовательно, договор о приемной семье для граждан пожилого возраста и инвалидов не порождает отношений, регулируемых нормами права социального обеспечения. По этой же причине данный договор нельзя квалифицировать и как «комплексный» или «полиотраслевой». Обосновывая свою позицию о гражданско-правовой природе приемной семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов, следует исходить из возможности отнесения данных отношений к разновидности патронажа, устанавливаемого над совершеннолетним дееспособным гражданином, по состоянию здоровья не способным осуществлять свои права и исполнять свои обязанности. Основанием для возникновения этих отношений в соответствии с п. 3 ст. 41 Гражданского кодекса Российской Федерации наряду с гражданско-правовыми договорами поручения, доверительного управления имуществом назван и «иной договор». Есть все основания считать, что разновидностью «иного» патронажного договора являются анализируемые договоры об оказании социальных услуг в рамках приемной семьи <18>, об организации приемной семьи <19> и др., регламентируемые региональным законодательством. ——————————— <18> См.: Областной закон Самарской области от 10 ноября 2008 г. N 121-ГД «Об организации деятельности приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов на территории Самарской области» // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». <19> См.: Областной закон Ростовской области от 19 ноября 2009 г. N 320-ЗС «Об организации приемных семей для граждан пожилого возраста и инвалидов в Ростовской области» // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

Трехсторонний характер отношений по организации деятельности данных приемных семей, когда наряду с лицами, нуждающимися в патронаже и изъявившими желание организовать приемную семью, в договоре участвует орган местного самоуправления, осуществляющий управление в сфере социальной защиты населения, не противоречит частноправовому характеру соглашения. Публично-правовое образование выступает в договоре как равный партнер и не только имеет гражданские права, но и несет обязанности. Не противоречит цивилистической природе отношений и то, что лицу, изъявившему желание организовать приемную семью, выплачивается ежемесячное денежное вознаграждение за счет средств областного бюджета. Настоящее вознаграждение следует квалифицировать как оплату возмездно оказанных патронажных услуг, а не как заработную плату по трудовому договору. Наличие данного публичного элемента в гражданско-правовом режиме договора обусловливается гарантированным участием государства, декларирующего себя социальным, в оказании социальных услуг лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации. Указание на то, что по договору оказываются социальные услуги, также не должно вводить в заблуждение при квалификации отраслевой принадлежности договора, поскольку эти услуги носят частноправовой характер. Рассмотрим Перечень социальных услуг, предоставляемых на дому гражданам пожилого возраста и инвалидам, нуждающимся в посторонней помощи вследствие частичной утраты способности к самообслуживанию. К услугам по организации питания, быта и досуга, например, относятся такие социальные услуги, как покупка и доставка на дом продуктов питания, горячих обедов, помощь в приготовлении пищи, доставка воды, топка печей, сдача вещей в стирку, химчистку, ремонт и обратная их доставка получателю услуги, оказание помощи в написании писем и другие подобные услуги <20>. Эти услуги, несомненно, требуют диспозитивного, гражданско-правового режима регулирования, что доказывает обоснованность позиции об отнесении договора об организации приемной семьи для пожилых людей и инвалидов к договорам, имеющим гражданско-правовую природу. ——————————— <20> См.: Федеральный перечень гарантированных государством социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания: утв. Постановлением Правительства РФ от 25 ноября 1995 г. N 1151 // СЗ РФ. 1995. N 49. Ст. 4798.

Несмотря на то что с принятием ФЗ «Об опеке и попечительстве» в гражданское законодательство внесено изменение, позволяющее считать, что патронаж является самостоятельным гражданско-правовым институтом, а не как ранее — формой попечительства, тем не менее все перечисленные выше договоры — об осуществлении опеки или попечительства, патронате, приемной семье и патронаже — могут быть объединены, в целях совершенствования законодательства в этой сфере, в единую группу договоров — договоров социального содействия <21>. Существование особого рода обязательств в сфере удовлетворения имущественных потребностей граждан в услугах обусловливается наличием в них особого субъектного состава (лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации) и спецификой предмета договора об оказании услуг, связанных с мобилизацией внутреннего ресурса личности в преодолении трудной жизненной ситуации. Несмотря на различную отраслевую природу данных договоров, общей тенденцией развития данных правоотношений следует признать увеличение элементов частноправового режима регулирования, оптимальность которого достигается сочетанием с публично-правовыми элементами (элементами социального содействия), наличие которых обусловливается гарантированным участием государства в формировании социально ориентированной рыночной экономики. ——————————— <21> См.: Барков А. В. Цивилистическая концепция правового регулирования рынка социальных услуг: Монография. М., 2008. С. 260 и далее.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *