Ювенальная юстиция: проблемные вопросы гражданско-правового аспекта

(Салчак А. А.) («Российская юстиция», 2010, N 12) Текст документа

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ: ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО АСПЕКТА

А. А. САЛЧАК

Салчак А. А., кандидат юридических наук, заместитель председателя Верховного суда Республики Тыва.

Статья посвящена проблемным вопросам гражданско-правового аспекта ювенальной юстиции.

Ключевые слова: ювенальная юстиция, ювенальное правосудие.

The article is devoted to the problematic issues of civil-legal aspects of juvenile justice.

Современными реалиями является появление в нашем лексиконе таких терминов, как «ювенальная политика», «ювенальная юстиция», «ювенальное правосудие», «ювенальное право», «ювенальная юриспруденция». В недалеком прошлом мы не оперировали такими понятиями, не предполагали какими-либо терминами обозначить проводившуюся государственную политику в отношении семьи, материнства и детства. Без сомнения, такая политика проводилась, ведь коммунистической партией и советским государством по крайней мере декларировалась защита прав и интересов матерей и детей. Если совсем конкретизировать, то и в те годы уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими восемнадцати лет, рассматривали наиболее опытные, с многолетним стажем судейской работы судьи. Несомненным было и то, что законодатель регулировал отношения, связанные с охраной материнства и детства: например, трудовым законодательством предоставлялись определенные льготы женщинам, имеющим детей, кормящим матерям, запрещалось использование труда несовершеннолетних. Семейные правоотношения, регулировавшиеся Кодексом о браке и семье РСФСР, носили более демократичный, по нашему мнению, характер, суть которых мы постараемся объяснить тем, что отношения в семье между родителями и детьми, бабушками, дедушками и внуками строились на более доверительной основе, были более близки, чем в настоящее время. Исходя из этого и оперируя судебной практикой того времени, мы констатируем небольшую судебную практику по делам о взыскании алиментов на детей, родителей, на содержание бабушек и дедушек, по делам о спорах о наследстве и наследовании, о лишении родительских прав. Советское государство принимало эффективные воспитательные меры в отношении нерадивых родителей и детей, казалось, что вопросы наследования, семейного воспитания находили четкое законодательное регулирование. Что изменилось сейчас и почему стало необходимым обозначать незнакомыми терминами воспитание детей, прежде всего обязанность родителей, и решать этот вопрос всем миром? Современные ученые-юристы пишут о том, что ювенальной политикой в самом общем виде принято называть социально ориентированную государственную политику в отношении несовершеннолетних. Видимо, на предыдущих этапах развития нашего государства эта политика не была социально ориентированной, таковой она стала в настоящее время. И по нашему мнению, политика стала социально ориентированной в силу современных реалий, ввиду того, что уровень преступности среди несовершеннолетних возрос, а количество никому не нужных в буквальном смысле слова детей увеличилось в сотни, тысячу раз, о чем свидетельствует количество детских домов, домов ребенка, приютов для несовершеннолетних. Проблемные вопросы формирования личности несовершеннолетних, особенно детей, оставшихся без попечения родителей и детей-сирот, их адаптация к условиям современной жизни, хотя существовали всегда, в настоящее время обострились существенно. Поэтому, по нашему мнению, стало необходимым проводить четкую, социально ориентированную, ювенальную политику в отношении несовершеннолетних. Следует признать, что проблемные вопросы осуществления ювенальной политики прослеживались и будут прослеживаться на всех этапах формирования личности и социализации несовершеннолетних. Ювенальная политика будет эффективной лишь тогда, когда она будет являться элементом всей государственной правовой системы, в том числе в сфере преступности несовершеннолетних. Она должна быть органично взаимосвязана со всеми направлениями государственной правовой политики на стадиях выработки, принятия и реализации решений. Так, государственная семейная политика является составной частью социальной политики Российской Федерации и представляет собой целостную систему принципов, оценок и мер организационного, правового, научного, информационного, пропагандистского и кадрового характера, направленных на улучшение и повышение качества жизни семьи <1>. По мнению Н. С. Шерстневой, цель государственной семейной политики заключается в обеспечении государством необходимых условий для реализации семьей ее функций и повышении качества жизни <2>. ——————————— <1> Указ Президента РФ от 14 мая 1996 г. N 712 «Об основных направлениях государственной семейной политики» (с изм. от 5 октября 2002 г.) // СЗ РФ. 1996. N 21. Ст. 2460. <2> Шерстнева Н. С. Понятие, сущность и система принципов семейного права: Монография. М.: ЗАО «Юстицинформ», 2006. С. 74.

Среди принципов, в соответствии с которыми регулируются семейные отношения, законодатель в п. 3 ст. 1 Семейного кодекса РФ (далее — СК) <3> называет приоритет семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии, обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних. Семья как социально-правовой институт прошла исторический путь своего развития, в течение которого выделились ее основные функции. Воспитательная роль семьи важна для человека не только в раннем детстве. Нами поддерживается мнение З. Маровой, которая считает, что эта воспитательная роль проявляется и в более позднем возрасте, особенно в подростковом, когда семья еще играет ориентирующую роль <4>. ——————————— <3> Семейный кодекс РФ от 29.12.1995 N 223-ФЗ (в ред. ФЗ от 21.07.2007 N 194-ФЗ; от 24.04.2008 N 49-ФЗ; от 30.06.2008 N 106-ФЗ). <4> Марова З. Воспитание детей в неполной семье / Пер. с чешского; под ред. Н. М. Ершовой. М., 1980. С. 125.

Как видим, фигура несовершеннолетнего в семейных правоотношениях является главной, вокруг которой формируются и другие социально значимые связи, к которым право не может оставаться безучастным. Так, в правовой системе в целом имеется ряд отраслей права (гражданское, жилищное, уголовное, уголовно-процессуальное и др.), нормы которых регулируют отношения с участием несовершеннолетних. Полагаем, что именно эта совокупность правовых норм, которая регулирует отношения с участием несовершеннолетних, и будет представлять собой ювенальное право как смешанную отрасль российского права, включая в себя нормы различной отраслевой принадлежности. В правовой литературе мы находим, что впервые термин «ювенальная юстиция» использован в так называемых Пекинских правилах <5>, точнее — в Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (приняты Резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г.). Однако внимательное их изучение не обнаруживает в них термина «ювенальная юстиция». Полагаем, что использование в Пекинских правилах термина «правосудие в отношении несовершеннолетних» (п. 1.4) и дало повод ряду авторов определить ювенальную юстицию как правосудие в отношении несовершеннолетних, правосудие по делам несовершеннолетних. Так, в российском уголовном процессуальном законодательстве предусмотрен специальный правовой институт «производство по делам несовершеннолетних» (гл. 50 УПК РФ). ——————————— <5> Воронова Е. Л. Ювенальная юстиция: формирование системы пробации в Ростовской области // Вопросы ювенальной юстиции. 2007. N 5.

Кроме того, принятые Пекинские правила позволили сделать вывод о том, что мировое сообщество осознало необходимость создания ювенальной юстиции. Уделяя внимание детям и молодежи, международное сообщество исходило из необходимости более тщательной воспитательной работы, способствующей развитию детей и предупреждению правонарушений. В постсоветский период в Российском государстве вопрос о необходимости создания ювенальной юстиции поставлен в Концепции Судебной реформы 1991 г. Что же понимается под ювенальной юстицией? Одни считают ювенальную юстицию правовой основой социальной политики, другие — особой системой правосудия, третьи — правосудием для несовершеннолетних правонарушителей. Такие взгляды нам представляются упрощенными и необоснованно узкими. Если провести анализ Пекинских правил, то в них закрепляется, что государства-участники должны стремиться, в соответствии со своими интересами, способствовать благополучию несовершеннолетнего и его или ее семьи (п. 1.1). Также государства-члены должны стремиться к созданию условий, позволяющих обеспечить содержательную жизнь подростка в обществе, которая в тот период, когда она или он наиболее склонны к неправильному поведению, будут благоприятствовать процессу развития личности, получения образования в максимальной степени свободному от возможности совершения преступления и правонарушений (п. 1.2). Исходя из понятий, содержащихся в Пекинских правилах, на наш взгляд, ювенальная политика, во-первых, является частью социальной политики государства в целом. Во-вторых, она должна быть направлена на оказание максимального содействия обеспечению благополучия несовершеннолетних, что не приведет (не должно привести) к необходимости вмешательства со стороны системы правосудия в отношении несовершеннолетних и, в свою очередь, уменьшит ущерб, который может быть нанесен каким-либо вмешательством вообще. Таким образом, основным содержанием ювенальной политики следует определить не меры заботы о совершивших правонарушение несовершеннолетних, а целенаправленную профилактику, предупреждение правонарушений среди них, со всеми компонентами мер воспитательного воздействия. Молодое поколение является естественным резервом социального развития, а резкий рост молодежной и подростковой преступности, увеличение числа беспризорных и бездомных детей свидетельствует об отсутствии в настоящее время условий для включения молодежи в жизнедеятельность общества, поэтому обществом и государством должно сознаваться создание ювенальной юстиции. В условиях продолжающихся социально-экономических реформ в России преступность несовершеннолетних приобрела характер острой общественной проблемы, недостаточно полно и эффективно регулируемой государством. Следует признать правильным, что государственно-правовая политика в сфере преступности несовершеннолетних должна быть направлена на разрешение социальных конфликтов, лежащих в основе преступных действий несовершеннолетних. Таким образом, профилактическая работа по предупреждению правонарушений несовершеннолетних также является составной частью ювенальной политики. В Пекинских правилах подчеркивается важнейшая роль семьи в профилактике правонарушений несовершеннолетних. Неслучайно законодатель поставил семью на первое место в перечне всех возможных ресурсов в профилактической работе по борьбе с правонарушениями несовершеннолетних. Каждое общество должно придавать первостепенное значение потребностям и благополучию семьи и всех ее членов. Поскольку семья является ее основной ячейкой, ответственной за первичную подготовку детей к жизни в обществе, государству, общественным учреждениям следует прилагать усилия для сохранения целостности семьи. Общество обязано оказывать семье помощь в обеспечении ухода за детьми, их защиты и в укреплении их физического и психического здоровья. В подтверждение того, что семья представляет собой важный социальный институт в государстве, Конституция Российской Федерации в ст. 38 провозгласила: «Материнство, детство, семья находятся под защитой государства». В соответствии с этим конституционным принципом выстраивается государственная политика в отношении семьи, и прежде всего несовершеннолетних. Таким образом, государственная семейная политика является частью государственной социальной политики. Считая ювенальную юстицию правовой основой социальной политики в отношении несовершеннолетних, российские ученые прежде всего правовой основой социальной политики РФ в отношении несовершеннолетних называют Конвенцию ООН «О правах ребенка» 1989 г. <6>. Далее следует ст. 38 Конституции РФ и два Федеральных закона — Закон от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» <7> и Закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» <8>. Названный перечень представляется далеко не полным. Не ставя перед собой цель в настоящей статье полно и четко определить правовую основу социальной политики России в отношении несовершеннолетних, мы тем не менее не можем не включить сюда и проанализированные нами выше Пекинские правила 1985 г., и Эр-Риядские руководящие принципы 1990 г. Полагаем также, что незаслуженно оставлен без внимания и правового анализа один из важных международно-правовых актов — Декларация прав ребенка, которая была принята тридцатью годами раньше в рамках Конвенции ООН «О правах ребенка». ——————————— <6> Конвенция ООН «О правах ребенка» 1989 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1990. N 45. Ст. 955. <7> Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3802. <8> Федеральный закон от 24 июня 1998 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // Российская газета. 2004. 30 декабря.

Реализуя принципы, заложенные в Декларации прав ребенка, российский законодатель закрепил в Семейном кодексе РФ среди основных начал семейного законодательства принцип обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних (п. 3 ст. 1). Правовой институт осуществления и защиты семейных прав содержит норму права в п. 1 ст. 8 СК, предусматривающую, что защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, государственными органами, в том числе органами опеки и попечительства. На защиту прав несовершеннолетних детей направлена и норма права ст. 21, предусматривающая в п. 1, что при наличии у разводящихся супругов несовершеннолетних детей расторжение брака производится в судебном порядке. Далее, в интересах детей российским законодательством предусматривается, что разводящиеся супруги, решая жизненно важные для несовершеннолетних детей вопросы, вправе заключить следующие семейно-правовые договоры о детях: а) соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, и б) алиментный договор — соглашение супругов о порядке выплаты средств на содержание детей. В дальнейшем механизм защиты несовершеннолетних детей работает следующим образом: п. 1 ст. 23 СК устанавливает право супругов представить на рассмотрение суда соглашение о детях (этим понятием охватываются два названных нами семейно-правовых договора). При отсутствии такого соглашения либо в случае, если соглашение нарушает интересы детей, суд принимает меры к защите их прав, он обязан в соответствии с п. 2 ст. 24 СК определить: а) с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода; б) с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на содержание детей. Таким образом, делает правильный вывод Е. А. Чефранова, суд обязан решить вопросы воспитания и содержания детей независимо от наличия спора и предъявления соответствующих требований <9>. ——————————— <9> Чефранова Е. А. Судебный порядок расторжения брака // Российская юстиция. 1996. N 9.

Установленная российским законодательством указанная обязанность суда направлена прежде всего на защиту прав несовершеннолетних в семейно-правовой сфере. Это тот редкий случай, когда суду предоставлено право выйти за пределы исковых требований. Мировой судья, установив, что у супругов имеются общие несовершеннолетние дети, ни в коем случае не должен ограничиваться вынесением решения о расторжении брака между супругами, оставив без внимания вопросы о месте проживания и содержании ребенка. Мировой судья должен выявить наличие и содержание соглашений, достигнутых родителями по этим вопросам. Только убедившись в отсутствии спора и достижении соглашения, обеспечивающего соблюдение прав ребенка, мировой судья вправе вынести решение о расторжении брака. «Таков подлинный смысл закона, направленного на защиту интересов ребенка как наиболее слабого, уязвимого участника семейных правоотношений», — не без оснований считают С. Ю. Чашкова и Е. А. Чефранова <10>. ——————————— <10> Чашкова С. Ю., Чефранова Е. А. Вопросы подсудности семейно-правовых споров // Современное право. 2003. N 11. С. 47.

В начале статьи мы указывали на то, что некоторые авторы в понятия ювенальной политики и ювенальной юстиции вкладывают более узкий смысл, чем тот, который в себе эти понятия содержат. Не согласившись с узким взглядом на ювенальную юстицию как правосудие в отношении несовершеннолетних правонарушителей, мы приведем здесь более взвешенные суждения и аргументы. Так, Н. Л. Хананашвили считает необходимым сформировать и постоянно усовершенствовать систему действий всех институтов общества и граждан. Эта система должна быть направлена на обретение ребенком семьи или сообщества, возможно, более близкого к семейной форме воспитания; своевременное оказание помощи испытывающему те или иные трудности; оказание помощи ребенку, оказавшемуся в конфликте с законом. По мнению указанного автора, названные задачи способна успешно решать система ювенальной юстиции, в широком понимании данного термина, как система правовых и социальных действий, реализуемых в отношении ребенка для защиты и обеспечения его прав. Правовым стержнем системы, ее основой является специализированный ювенальный суд <11>. ——————————— <11> Хананашвили Н. Л. Преодоление демографического кризиса в России и защита прав ребенка // Вопросы ювенальной юстиции. 2008. N 3 (17). С. 21.

Е. Л. Воронова рассматривает ювенальную юстицию как правовую основу социальной политики в отношении несовершеннолетних, систему защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющую вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних (ювенального суда) социальные службы (органы и учреждения государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних), институты гражданского общества. Также ювенальная юстиция, считает автор, — это и особая система правосудия, при которой ее центральное звено — ювенальный суд — тесно взаимодействует с социальными службами как до рассмотрения дела судом, так и после принятия судебного решения независимо от того, рассматривает ли суд материалы в отношении несовершеннолетнего правонарушителя либо осуществляется защита прав несовершеннолетнего в порядке гражданского судопроизводства <12>. ——————————— <12> Воронова Е. Л. Ювенальная юстиция: формирование системы пробации в Ростовской области // Вопросы ювенальной юстиции. 2007. N 5.

Изложенные взгляды в правовой науке и судебной практике говорят в пользу более широкого понимания ювенальной юстиции, нежели только в ее значениях: как правовой основы социальной политики; как особой системы правосудия; как правосудия для несовершеннолетних правонарушителей. Более того, также широкий взгляд на ювенальную юстицию отражен и в трех базовых законопроектах, касающихся внедрения ювенальной юстиции, которые разрабатывались с 1998 г. Так, например, проект Федерального конституционного закона (далее — ФКЗ) «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ» предусматривает введение в судебную систему в рамках системы судов общей юрисдикции специализированных ювенальных судов, которые бы рассматривали гражданские, административные и уголовные дела. Проект ФКЗ «О ювенальных судах РФ» определяет систему и иерархию ювенальных судов. И наконец, третий законопроект «Об основах системы ювенальной юстиции» выстраивает весь комплекс государственных и общественных институтов, которые обеспечивают построение и функционирование системы ювенальной юстиции. Процесс принятия данных законопроектов неоправданно затянулся. В правовой науке, судебной практике все больше высказывается мнений за создание таких специализированных судов. Следует поддержать суждение, что сегодня для создания системы ювенальной юстиции в России необходима политическая воля сегодняшней власти, деятельное подтверждение готовности заниматься сохранением и защитой наших детей <13>. ——————————— <13> Хананашвили Н. Л. Указ. соч. С. 22.

Пока же, начиная с января 2001 г., в Москве, Санкт-Петербурге, а с 2004 г. — в Ростовской области и других регионах (например, г. Ангарске Иркутской обл.) реализуется пилотный (мы бы определили, как пробный) проект Программы развития ООН в РФ «Поддержка правосудия в отношении несовершеннолетних». Следует отметить, что реализация проекта привела к определенным ориентирам в политике государства, направленной, прежде всего, на защиту прав несовершеннолетних, защиту семьи, в то же время вскрыла наиболее болезненные проблемы и недостатки в деятельности органов исполнительной власти, призванных реализовать ювенальную политику государства. В рамках реализации названного проекта по инициативе Верховного Суда Республики Тыва в мае текущего года было проведено семинар-совещание «О внедрении ювенальных технологий в уголовное судопроизводство на базе Кызылского городского суда и о создании Координационного совета по вопросам ювенальной юстиции», в котором приняли участие председатель и судьи Верховного суда Республики Тыва, представители органов государственной власти, ректор и декан юридического факультета Тывинского госуниверситета, а также руководители правоохранительных органов республики. Участники семинара отметили, что на территории республики как таковая ювенальная юстиция делает только первые шаги, и это несмотря на то, что количество преступлений, совершенных подростками, по сравнению с 2009 годом, возросло на 129, а уровень подростковой преступности остается высоким — в пределах 80% от общего уровня преступности в республике; в 2009 году одним только Кызылским городским судом было рассмотрено 258 уголовных дел о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими восемнадцатилетнего возраста, или 24% от общего количества рассмотренных судом дел, в первом квартале 2010 года рассмотрено — 31 уголовное дело в отношении 38 несовершеннолетних. Судьи, рассматривающие уголовные дела, отметили, что при рассмотрении дела и вынесении приговора суды располагают скудной информацией о личности подростка, об условиях его воспитания и жизни; в делах фактически отсутствует информация о родителях, опекунах, других законных представителях несовершеннолетних, поэтому становится проблематичным вопрос о передаче ребенка под присмотр этих лиц; психологи, социальные работники к участию в деле не привлекаются; представители комиссий по делам несовершеннолетних ограничиваются формальным участием в самом судебном заседании, а прокурор, поддерживающий обвинение, ограничивается поддержанием обвинения, по существу выполняя карательную, а не воспитательную функцию. Министерством внутренних дел по Республике Тыва был приведен анализ подростковой преступности по структуре преступности, личности подростков и характеру совершаемых преступлений, который показал, что в структуре подростковой преступности отмечается рост особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в общественных местах (на 3%); по занятости — 56% правонарушителей составляют учащиеся общеобразовательных учреждений; 25% — не работающих и не учащихся; 13% — студенты профессиональных училищ; удельный вес групповой преступности увеличился на 3,7%. Оперируя приведенными данными, участники семинара отметили необходимость внедрения ювенальных технологий, введения специализации в судах по рассмотрению дел в отношении несовершеннолетних, приняли протокольное решение о создании Координационного совета по вопросам ювенальной юстиции при Правительстве Республики Тыва и об утверждении проекта карты социального сопровождения на несовершеннолетнего. В данной статье нам бы хотелось обратить внимание на такой аспект данной проблемы, как процессуальные правила разбирательства семейных дел. Роль процессуальных правил, содержащихся в СК, например в ст. 24 «Вопросы, разрешаемые судом при вынесении решения о расторжении брака», на наш взгляд, достаточно велика. Они призваны специализировать процессуальную форму защиты нарушенных субъективных прав или охраняемого законом интереса, сделать ее более эффективной с учетом специфики семейных правоотношений. При этом рассмотрение дел, связанных с определением места жительства и воспитания детей при расторжении брака, и в условиях, когда сохранение семьи невозможно, должно быть прерогативой судей, имеющих наибольший стаж судейской деятельности. Поэтому необходима, на наш взгляд, специализация во всех судах общей юрисдикции, направленная на введение ювенальных судов или коллегий судей, рассматривающих дела в отношении несовершеннолетних как по правилам уголовного, так и гражданского судопроизводства. В распаде семьи, потере жилья или других жизненных обстоятельств, точнее, в их стечении, кроются прежде всего истоки противоправного поведения детей. И, конечно же, меры, принятые в гражданском процессе ювенальным судом при рассмотрении гражданских дел, связанных с защитой прав несовершеннолетних, вполне способны создать условия, при которых тот же ребенок не окажется на скамье подсудимых в уголовном процессе. Правовой нормой ч. 4 ст. 15 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» установлено: «Обязательным является обеспечение приоритета личного и социального благополучия ребенка, обеспечение специализации правоприменительных процедур (действий) с его участием или в его интересах, учет особенностей возраста и социального положения ребенка». Именно эти требования призван выполнить ювенальный суд, потребность в котором назрела, и существование его лишь в рамках реализации «пробных» проектов сегодня уже не может устроить современное российское общество.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *