Применение норм мусульманского семейного права в Российской империи в конце XVIII — начале XX в

(Мухаметзарипов И. А.) («История государства и права», 2010, N 23) Текст документа

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МУСУЛЬМАНСКОГО СЕМЕЙНОГО ПРАВА В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В КОНЦЕ XVIII — НАЧАЛЕ XX В. <*>

И. А. МУХАМЕТЗАРИПОВ

——————————— <*> Muhametzaripov I. A. Application of norms of muslim family law in the Russian Empire at the end of XVIII — beginning of XX century.

Мухаметзарипов Ильшат Амирович, аспирант отдела истории общественной мысли и исламоведения Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан.

Настоящая статья касается проблемы мусульманского семейного права в Российской империи в конце XVIII — начале XX в. В ней уделяется особенное внимание проблеме взаимодействия разных правовых систем в одном государстве. Проблема становится актуальной в связи с массовой эмиграцией из мусульманских стран в немусульманские государства. История России дает интересный пример.

Ключевые слова: Российская империя, семейное право, ислам, шариат.

This article concerns the problem of muslim family law in Russian Empire at the end of XVIII-beginning of XX centuries. It pays particular attention to the problem of cooperation of different legal systems in one state. The problem becomes actual because of massive emigration from muslim countries to non-muslim states. The history of Russia gives an interesting sample.

Key words: Russian Empire, family law, islam, sharia.

В последнее время в научной литературе и СМИ стал подниматься вопрос о возможности применения отдельных норм мусульманского семейного права в некоторых европейских странах, в частности в Великобритании <1>. В связи с этим интересно рассмотреть опыт подобной практики на примере из российской истории. ——————————— <1> David S. Pearl. Islamic family law and its reception by the courts in England. Harvard Law School, 2000. 21 p.; Sharia law in UK is «unavoidable» // http:// news. bbc. co. uk/ 2/ hi/ uk_news/ 7232661.stm.

В России конца XVIII — начала XX в. сложилась уникальная ситуация сосуществования гражданского законодательства, основанного на континентальной (романо-германской) системе права, и религиозных норм шариата. Манифест от 17 марта 1775 г. отменил все установленные ранее ограничения брака для людей «всякого рода и поколения» <2>. Впоследствии данное положение было закреплено в Своде законов гражданских, в котором указывалось, что «каждому племени и народу дозволяется вступать в брак по правилам их закона» (ст. 90 Свода законов гражданских) <3>. Закрепление подобной «отсылочной» нормы вело к возможности применения обширной совокупности норм мусульманского права. Но шариат в России имел свои особенности. ——————————— <2> Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1775. Т. 20. СПб., 1830. N 14275. <3> Свод законов гражданских. Т. 10. Ч. 1 // Свод законов Российской империи. Книга 3. СПб.: Деятель, 1912.

Мусульмане России могли иметь до четырех жен. Однако мусульмане, проживавшие в Царстве Польском, на основании ст. ст. 25 и 181 Положения о союзе брачном Царства Польского 1836 г., не могли иметь более одной жены <4>. Для некоторых лиц вступление во второй брак ограничивалось в связи с их правовым статусом. Например, согласно постановлению Оренбургского магометанского духовного собрания от 29 января 1841 г., начальники башкирского или другого казачьего сословия должны были давать желавшим вступить во второй брак подчиненным удостоверение в том, что жених для вступления в брак со второй супругой имеет причины, может содержать жен безукоризненно и справедливо <5>. Как видим, в данной норме соединились разрешительный порядок второго брака (требование государства) и обязанность мужа содержать жену в достатке (требование ислама). ——————————— <4> Законы о разводе православного и неправославного исповеданий и о раздельном жительстве супругов. С разъяснениями Правительствующего сената и циркулярными и сепаратными указами Святейшего Синода / Сост. В. Максимов. М.: Юрист, 1909. С. 137 — 138. <5> Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания (1836 — 1903). Уфа, 1905. С. 18.

При вступлении в брак роль играло вероисповедание брачующихся. Ислам допускает брак мусульман с христианками и иудейками (так называемые китаби — люди книги). В условиях Российской империи браки христианок с мусульманами были очень редки, так как преследовались по закону. В случае совершения подобных браков они немедленно расторгались, а ответственные лица наказывались <6>. Браки с еврейками допускались, но супруги должны были оставаться в своей вере <7>. ——————————— <6> ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 2. Д. 109; Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1830. Т. 5. Отделение 1. СПб., 1831. N 3559. Д. 256. <7> ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 7. Д. 11112; Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания (1836 — 1903). Уфа, 1905. С. 29 — 30.

По шариату запрещаются браки между мусульманами и язычниками. В России этот запрет соединился со стремлением властей ограничить распространение ислама. Поэтому данные браки признавались незаконными, а духовные лица, совершавшие брак, подвергались телесным наказаниям или заключению за «совращение» в ислам <8>. ——————————— <8> ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 2. Д. 11.

Для вступления в брак шариат не устанавливает ограничений по национальному признаку. Но в России подобные ограничения существовали: с 11 мая 1747 г. до 1846 г. башкирам и татарам запрещалось вступать в брак с казахами <9>. ——————————— <9> ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 476.

Браки российских мусульман с мусульманами — иностранными подданными регулировались Указом Сената от 8 мая 1847 г. В нем Сенат, по повелению Николая I, распространил предоставленное бухарским подданным ст. 99 т. 10 Свода законов гражданских (изд. 1842 г.) право брать с собою на родину своих жен-мусульманок, в случае согласия на то родителей последних, на мусульман Османской империи и Персии, но только в отношении жителей Закавказского края. Оговаривалось, что если женившиеся на российских мусульманках иностранцы, при обратном выезде в отечество, пожелают оставить свои семейства в России, то обязаны, по ст. 91 т. 10 Свода законов гражданских, давать подписки о возвращении к женам в определенный срок и обеспечивать их содержанием <10>. ——————————— <10> Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1847. Т. 22. Отделение 1. N 21194. СПб., 1848.

В России не был урегулирован такой институт шариата, как предварительный брак, когда представители невесты и жених договаривались о совершении брака после достижения будущей супругой совершеннолетия. Поэтому исполнение подобных договоренностей носило сугубо добровольный характер. Некоторые родители или опекуны пользовались этим, получая деньги и подарки от жениха и не выдавая затем дочь замуж <11>. ——————————— <11> ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 10730.

Брачный возраст, установленный российским законом, сильно отличался от принятого в исламе. Если шариат допускает брак с 15 лет для мужчин и с 9 лет — для женщин, то в России с 22 марта 1835 г. действовал указ Сената о распространении на мусульман требований о возрасте вступающих в брак (18 лет для мужчин, и 16 лет — для женщин) <12>. Примечательно, что усилия властей по изменению норм шариата увенчались успехом. Например, современник писал, что правило, установленное законом, соблюдается у татар-мусульман «очень строго, и нарушение его у них считается грехом; точно так же строго запрещается Алкораном прибавлять лета жениху или невесте» <13>. ——————————— <12> Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1835. Т. 10. Отделение 1. N 7990. СПб., 1836. <13> Н-чъ Н. Народные юридические обычаи у татар Казанской губернии // Труды Казанского губернского статистического комитета. Вып. 3. Казань, 1869. С. 22.

Для мусульман России наказание за прелюбодеяние (добрачное сожительство), строго запрещенное шариатом, было существенно мягче, чем в мусульманских странах. Шариат предписывает телесные наказания. Напротив, 14 июля 1832 г. Сенат постановил применять к мусульманам, уличенным в прелюбодеянии, наказания в виде «задержания при полиции без работы, задержания в смирительном доме или в тюрьме с работами от одного до четырех месяцев», поскольку «правила мусульман, из-за их жестокости, в данном случае не согласны с законами государства» <14>. ——————————— <14> Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1832. Т. 7. N 5500. СПб., 1833.

Отношения между супругами в мусульманской семье не регламентировались в законодательстве и регулировались только на уровне обычая, подкрепленного общественным контролем за поведением членов семьи. В традициях ислама главой семьи является мужчина. Исследователи приводят следующее свидетельство о казанских татарах: «Во главе семейства стоит всегда отец, имеющий в нем неограниченную власть; ему принадлежит право заведывания и распоряжения имуществом, которым он управляет по своему произволу; он же получает и все заработки от членов семьи, наблюдает за образом их жизни и нравственностью и имеет право суда и расправы над провинившимися. По смерти отца главенство, по установившемуся обычаю, переходит к старшему в роде, т. е. <15> к брату умершего, или его сыну, а за неимением их к матери». Жена и дети были обязаны повиноваться соответственно мужу и отцу. Но вследствие того, что обязанность следовать нормам шариата внутри семьи не подкреплялась угрозой государственного принуждения и наказания (за исключением случаев, связанных с незаконным завладением имуществом), иногда имели место случаи неповиновения жен мужьям. Часто это сопровождалось уходом мусульманок из дома <16>. Случалось, отца семейства не впускали в дом домочадцы <17>. В таких случаях мусульманское духовенство ограничивалось попытками примирения сторон, а в случае неудачи дело оканчивалось разводом. ——————————— <15> Н-чъ Н. Народные юридические обычаи у татар Казанской губернии // Труды Казанского губернского статистического комитета. Вып. 3. Казань, 1869. С. 22. <16> ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 4878. Д. 12212. <17> ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 3311.

Интересно, что если в случае неповиновения жены законные способы воздействия на нее со стороны мужа были ограничены, то неповиновение детей в мусульманских семьях было урегулировано в российском законодательстве. 20 мая 1830 г. Сенат постановил, что «рассмотрение и решение дел между магометанами, о неповиновении детей их родителям, предоставить Магометанской духовной власти, по обрядам и законам сего Духовенства». В случае если дела мусульманским духовенством не разрешались, то дело по обращению сторон мог разрешить гражданский суд <18>. ——————————— <18> Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1830. Т. 5. Отделение 1. N 3559. СПб., 1831.

Развод у российских мусульман производился в порядке, предусмотренном шариатом. При таком виде развода, как окончательный развод (баинталак), жена сохраняла свое имущество и имела право на гиддатное содержание. Если муж не выплачивал содержание или не отдавал имущество, то жена имела право обратиться в гражданский суд с иском и последующим принудительным взысканием средств <19>. Применение в Российской империи такого вида уголовного наказания, как ссылка, требовало урегулирования в отношении мусульманских семей. 8 января 1836 г. Государственный совет постановил «общий закон о дозволении женам ссыльных выходить за других мужей распространить и на Магометан по разрешениям на сие Магометанских Оренбургского Духовного Собрания или Таврического Духовного Правления» <20>. Иногда причиной развода было нахождение супруга на военной службе. Важным документом в таком случае являлось разводное письмо <21>. ——————————— <19> НА РТ. Ф. 51. Оп. 5. Д. 347. <20> Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1836. Т. 11. Отделение 1. N 8764. СПб., 1837. <21> ЦГИА РБ. Ф. И-295. Оп. 3. Д. 13; Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского магометанского духовного собрания (1836 — 1903). Уфа, 1905. С. 19.

Нормы шариата применялись для урегулирования отношений опеки среди мусульман. Однако их применение носило ограниченный характер и зависело от региона. Согласно ст. ст. 210 и 252 т. 2 Свода законов гражданских (изд. 1892 г., Положение об управлении Туркестанского края), установление опеки над малолетними детьми мусульман и их имуществом в Туркестанском крае регулировалось шариатом. На основании ст. 1 и п. 3 ст. 401 кн. 1 Положения о крестьянах (приложение к т. 9 Свода законов гражданских, изд. 1902 г.), в Тифлисской, Кутаисской, Елисаветпольской, Эриванской, Бакинской, Черноморской губерниях и Сухумском округе учреждение опеки было подведомственно судам, которым, в случае ссылки мусульман на свои обычаи, предписывалось руководствоваться правилами шариата. Подобная же норма действовала в Дагестанской, Батумской, Карской областях и Закатальском округе <22>. В остальных местностях России мусульмане подчинялись общим гражданским законам и судам. Например, в Казани, при Татарской ратуше, до 1917 г. функционировал Казанский татарский сиротский суд, который разбирал дела об опекунстве среди казанских татар на основе российских законов. ——————————— <22> Сборник постановлений шариата по семейному и наследственному праву. Вып. 2. Об опеке, дарении и признании по учению Абу Ханифы / Сост. П. В. Антаки. СПб.: Типография И. Бораганского, 1913. С. 2.

Как видим, семейное законодательство Российской империи являлось отражением многоконфессионального состава ее населения. В целях снижения внутренней напряженности власти пошли на уступки для мусульманских народов, что привело к своеобразному слиянию двух правовых систем — европейской и мусульманской. В то же время, учитывая политические, правовые и религиозные особенности Российского государства, мусульманское семейное право применялось с некоторыми ограничениями.

——————————————————————

Название документа Вопрос: Мать несовершеннолетнего ребенка собирается обратиться в суд с иском к его отцу о взыскании неустойки на сумму невыплаченных алиментов. Освобождается ли она от уплаты госпошлины за рассмотрение дела судом? (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2010) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

Вопрос: Мать несовершеннолетнего ребенка собирается обратиться в суд с иском к его отцу о взыскании неустойки на сумму невыплаченных алиментов. Освобождается ли она от уплаты госпошлины за рассмотрение дела судом?

Ответ: Такое освобождение в данном случае возможно.

Обоснование: В соответствии с п. 2 ст. 80 СК РФ, если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на их содержание (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке. При образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по соглашению об уплате алиментов, виновное лицо несет ответственность в порядке, предусмотренном этим соглашением (п. 1 ст. 115 СК РФ). При образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере 1/2 процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки (абз. 1 п. 2 ст. 115 СК РФ). Алименты — это имущественное право, а неустойка — форма гражданской ответственности за неисполнение обязательств. Таким образом, неустойка, определенная как форма ответственности за несвоевременное исполнение обязательств по уплате алиментов, не входит в сумму задолженности по алиментам (ст. 115 СК РФ, гл. 25 ГК РФ). Статья 12 ГК РФ разделяет право требования об исполнении обязанности в натуре и право требования о взыскании неустойки. Таким образом, требование о взыскании алиментов и требование о применении ответственности по алиментным обязательствам — это разные требования. Льготы по уплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, установленных законодательством РФ о налогах и сборах (ст. 89 ГПК РФ). От уплаты государственной пошлины освобождены истцы по искам о взыскании алиментов (пп. 2 п. 1 ст. 333.36 НК РФ). По искам о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов налоговым законодательством освобождение от уплаты госпошлины не предусмотрено. Однако в пп. 15 п. 1 ст. 333.36 НК РФ указано, что истцы при рассмотрении дел о защите прав и законных интересов ребенка освобождаются от уплаты госпошлины. Это положение закона следует относить ко всем случаям защиты прав и законных интересов ребенка, в том числе и имущественных. Статьей 60 СК РФ прямо установлено, что ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и, соответственно, на своевременное получение алиментов. Следовательно, подачей иска о применении ответственности за несвоевременную уплату алиментов защищаются интересы ребенка. Этот факт может стать основанием для освобождения матери при обращении в суд от уплаты госпошлины. Таким образом, налоговым законодательством не предусмотрено освобождение от уплаты госпошлины по искам о взыскании неустойки за несвоевременную уплату алиментов. Однако такое освобождение предусмотрено по искам, поданным в интересах ребенка, поэтому в рассматриваемом случае оно возможно.

Д. А.Ждан-Пушкина Исполнительный директор, НП «Общество страховых юристов» Подписано в печать 16.11.2010

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *