Фрагментация международного права на примере коллизионных проблем трансграничных отношений алиментирования

(Шершнева Е. А.) («Российский юридический журнал», 2013, N 5) Текст документа

ФРАГМЕНТАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА НА ПРИМЕРЕ КОЛЛИЗИОННЫХ ПРОБЛЕМ ТРАНСГРАНИЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ АЛИМЕНТИРОВАНИЯ

Е. А. ШЕРШНЕВА

Шершнева Елена Анатольевна, соискатель кафедры международного частного права Института международных отношений Киевского национального университета им. Т. Шевченко (Киев, Украина).

Анализируются отдельные проблемы международного частного права на современном этапе. Автор изучил нормативные правовые акты более 30 стран на предмет разрешения коллизий в сфере содержания детей. Устанавливается соответствие законодательства Украины мировым стандартам в вопросах признания и исполнения судебных решений в спорах об удержании алиментов в пользу детей.

Ключевые слова: коллизия, выбор права, домицилий, содержание ребенка, должник, признание иностранного судебного решения.

Fragmentation of international law by the example of the collision problems of cross-border relations on alimony payment E. A. Shershneva

The modern problems of private international law are analyzed. The author studied the legal acts of over 30 countries concerning conflicts in a child support regulation. The author also sets up a correspondence between the legislation of Ukraine and the world standards on the matter of recognition and enforcement of judicial decisions about an advance payment of alimony in favour of children.

Key words: collision, choice of law, domicile, child support, obligator, recognition of a foreign judgement.

Постановка проблемы. Международное право, приобретая все признаки системности, практически в это же время приобрело признаки фрагментарности, что особенно ярко видно на примере института международного семейного права. Это позволяет сегодня говорить о кризисе системы международного права. Среди основных причин возникновения и усиления фрагментации системы международного права в правовой доктрине выделяют непосредственный кризис системы международного права; функциональную диверсификацию; глобализацию; наличие параллельных норм; наличие конкурентных норм и различных режимов, так называемых вторичных норм. Закрепленные на национальном уровне коллизионные правила, призванные урегулировать отношения алиментирования с иностранным элементом, на практике часто провоцируют еще больший конфликт правопорядков из-за крайней несогласованности и непрерывного появления все новых принципов регулирования соответствующих отношений. Значительный вклад в исследование обозначенной темы внесли такие ученые, как Г. К. Матвеев, Е. Г. Дрижчаная, В. И. Кисиль, А. М. Рабец, В. И. Звеков, Ю. В. Черняк и др. Цель настоящей статьи — изучить современные тенденции регулирования алиментных обязательств родителей с иностранным элементом, обозначить пути разрешения коллизионных проблем трансграничных отношений алиментирования детей. Основным недостатком использования жестких классических привязок является его малопродуктивность, что обусловлено значительной интенсификацией и потребностями современных международных отношений. Решать подобные противоречия призваны современные кодификации: наряду с детализацией и увеличением объема регулирования в них применяются критерий наиболее тесной связи, нормы с использованием презумпций и escape clauses — институтов, которые позволяют судье в случае необходимости не применять указанное национальное право или прибегать к кумулятивному применению различных правопорядков <1>. Представляется, что такой подход облегчает прогнозирование в решении подобных коллизионных противоречий. ——————————— <1> Международное частное право: иностранное законодательство / Предисл. А. П. Маковского; сост. и науч. ред. А. Н. Жильцов, А. И. Муранов. М., 2000. С. 43.

Другим существенным недостатком можно назвать противоречие между стремлением к единообразному регулированию на международном уровне и желанием законодателя защитить свои национальные интересы. Основным из предложенных и успешно воплощенных в современных кодификациях методов стал метод унификации регулирования и интернационализации его аспектов с одновременным использованием института сверхимперативных норм закона суда и (в меньшей степени) введением для отдельных случаев односторонних коллизионных норм <1>. Безусловно, окончательно решить данную проблему можно только созданием всемирного государства. Полагаем, что использование в современных кодификациях прямой ссылки на необходимость учета международного характера регулируемых отношений в значительной мере снимает напряженность. Безосновательными мы считаем утверждения о возможном препятствовании международной унификации со стороны национальных кодификаций, ведь последние, как показывает практика, являются, скорее, залогом успешности международной унификации и решения проблемы разрозненности международного права. ——————————— <1> Международное частное право: иностранное законодательство. С. 44.

Достоверно известно, что материально-правовые нормы семейного права различных стран, в том числе касающиеся алиментирования, значительно разнятся между собой, что порождает на практике возникновение коллизий при решении вопросов, связанных с правоотношениями, осложненными иностранным элементом. Существенное влияние на урегулирование семейных отношений, по мнению М. М. Богуславского, оказывают национальные, бытовые, религиозные особенности и традиции <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник М. М. Богуславского «Международное частное право» включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное). —————————————————————— <2> Богуславский М. М. Международное частное право: Учеб. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 288.

Рассмотрим основные нормативные правовые акты различных стран, содержащие коллизионные правила определения правопорядка для урегулирования осложненных иностранным элементом отношений по содержанию (алиментированию) детей. Большинство стран исходят из использования права страны места жительства кредитора. Так, согласно Закону Грузии «О международном частном праве» (1998 г.) к отношениям алиментирования применяется право страны обычного места жительства кредитора. Если кредитор и тогда не может получить алименты от должника, применяется право страны, которой принадлежат оба. Если средства невозможно получить в соответствии с обоими правопорядками, применяется право Грузии <1>. Следует отметить важность корректного установления правопорядка, так как право, применимое к отношениям содержания, устанавливает право кредитора требовать содержания, его объем, обязанность должника, компетентный суд, срок для начала производства по делу, размер возмещения государственным органам. ——————————— <1> Международное частное право: иностранное законодательство. С. 496.

Румынский Закон содержит удачное, на наш взгляд, предостережение о том, что при определении размера алиментного обязательства следует учитывать материальные возможности должника и истинные потребности кредитора, даже если применяемое иностранное право устанавливает иное <1>. ——————————— <1> Там же. С. 498.

Кодекс Буркина-Фасо подчиняет алиментные обязательства материальному закону актуального места жительства кредитора, в случае изменения места жительства — закону нового места жительства. При невозможности установления права используется закон общего гражданства кредитора и должника <1>. Германское гражданское уложение обязательства по предоставлению содержания определяет по праву обычного места пребывания кредитора, если правило не срабатывает — по праву общего гражданства должника и кредитора или по собственному закону при условии, что обе стороны — немецкие подданные, а должник проживает на территории Германии <2>. ——————————— <1> Международное частное право: иностранное законодательство. С. 196. <2> Там же. С. 175.

Вторым по степени распространенности является коллизионное правило личного закона ребенка (кредитора). Закон Венгрии «О международном частном праве» для урегулирования коллизий в сфере содержания детей выбирает личный закон ребенка <1>. Вьетнамский Закон «О браке и семье» подчиняет все отношения родителей и детей, осложненные иностранным элементом, праву последних <2>. Следует отметить, что некоторые европейские государства, такие как Италия и Швейцария, закрепили в национальном законодательстве, что все алиментные обязанности, возникающие из семейных отношений, во всех случаях регулируются Гаагской конвенцией от 2 октября 1973 г. о праве, применимом к алиментным обязательствам <3>. Такой шаг вполне оправдан, так как данная конвенция получила широкую поддержку европейских государств и сегодня по количеству участников выступает самым масштабным актом унификации алиментных отношений. ——————————— <1> Там же. С. 241. <2> Там же. С. 266. <3> Там же. С. 333, 421.

Гражданский кодекс Квебека устанавливает общее правило: алиментные обязательства регулируются правом домицилия кредитора; если кредитор не может получить алименты согласно этому праву, применяется право домицилия должника <1>. Французский гражданский кодекс требования по иску о содержании регулирует по выбору кредитора: по закону его обычного места пребывания или закону обычного места нахождения должника (ст. ст. 311 — 318). Чешский Закон «О международном частном праве и процессе» (1963 г.) отношения родителей и детей, включая воспитание и содержание, регулирует в соответствии с правом страны гражданства ребенка. Если ребенок проживает в Чехии, отношения могут рассматриваться чешским правом, если это будет в интересах ребенка <2>. ——————————— <1> Там же. С. 595. <2> Там же. С. 608 — 612.

Своеобразное правило закреплено в законодательстве Японии: коллизионные отношения содержания родителей и детей решаются по праву страны гражданства ребенка, если это право совпадает с правом одного из родителей, в других случаях регулирование осуществляется по праву обычного места пребывания ребенка <1>. ——————————— <1> Там же. С. 742.

Следующим по распространенности мы считаем коллизионный принцип сочетания личного закона должника и кредитора. Так, Закон Объединенных Арабских Эмиратов «О гражданских соглашениях» обязательства по содержанию родственников регулирует личным законом лица, несущего такое обязательство <1>. Кодекс международного частного права Туниса (1998 г.) содержит сложную альтернативную коллизионную норму, согласно которой алиментные обязанности по основному правилу регулируются законом гражданства кредитора или законом места его проживания, а субсидиарно — законом гражданства должника или законом места его проживания. Вместе с тем предусмотрена и кумулятивная привязка: судья применяет закон, наиболее благоприятный для кредитора <2>. ——————————— <1> Там же. С. 450. <2> Международное частное право: иностранное законодательство. С. 568.

Эстонское законодательство предоставляет право выбора правопорядка для регулирования обязанности по содержанию детей кредитору: альтернативная привязка предлагает применить закон страны его места нахождения или закон страны места нахождения должника <1>. При применении данной привязки в контексте места проживания, например, должника перед судом встает проблема. Если регулирование должно осуществляться по праву места жительства, а оно неизвестно, вероятно, такое регулирование будет осуществляться по праву места пребывания лица. В случае наличия у лица более одного места жительства применяется принцип наиболее тесной связи. Вместе с тем регулирование иногда должно осуществляться по праву места обычного пребывания лица, а последнее может оказаться неизвестным. В таком случае исходя из общей практики регулирование осуществляется по праву места его нахождения. ——————————— <2> Там же. С. 680.

Отдельную группу образуют страны, которые подчиняют отношения содержания исключительно национальному закону должника. Так, Гражданский кодекс Ирана все споры родителей и детей разрешает по национальному закону отца, кроме случаев, когда происхождение ребенка устанавливается только по отношению к матери; в таком случае отношения будут регулироваться национальным законом последней <1>. Закон Турции «О международном частном праве и международном процессе» (1982 г.) посвятил содержанию всего одну статью, определив: «Обязанность предоставлять содержание регулируется правом страны гражданства должника» <2>. Южная Корея обязанность предоставлять содержание регулирует исключительно законом гражданства должника <3>. По мнению Г. К. Матвеева, принцип родительской власти — один из основных в семейном праве зарубежных стран, поэтому всегда проявлялся в решении коллизионных вопросов <4>. Однако в современных условиях строить защиту ребенка как уполномоченной стороны на принципе права должника представляется весьма невыгодным для слабой стороны, что свидетельствует об архаичности такого правила. ——————————— <1> Там же. С. 302. <2> Там же. С. 579. <3> Там же. С. 717. <4> Матвеев Г. К. Советское семейное право: Учеб. М., 1985. С. 119.

Иногда при попытке определения закона гражданства лица получается неоднозначный результат, например если это гражданин не одного государства. Если лицо является гражданином более чем одной страны, то правом страны его гражданства будет право страны, в которой оно имеет обычное место нахождения или, если такого нет, право страны наиболее тесной связи. По общему правилу, если лицо не имеет гражданства, регулирование должно осуществляться по праву места его обычного пребывания. По этому поводу в законодательстве Японии установлено следующее: «Если лицо является гражданином страны, где гражданство меняется в зависимости от местности, правом страны гражданства будет право наиболее тесной связи» <1>. ——————————— <1> Международное частное право: иностранное законодательство. С. 745.

Следующим по распространенности оказалось правило об использовании закона общего гражданства кредитора и должника. Гражданский кодекс Испании 1889 г. право на алименты родственников определяет на основании общего закона гражданства должника и кредитора; если это невозможно, применяется закон места нахождения кредитора, если оба правила не позволяют получить алименты, вопрос решается по внутреннему закону страны рассмотрения требования о содержании <1>. Интересен подход Югославии, которая выбрала альтернативное коллизионное регулирование вроде шкалы Кегеля: правовые отношения родителей и детей регулируются правом страны их гражданства, правом страны совместного места жительства, правом страны гражданства ребенка <2>. ——————————— <1> Международное частное право: иностранное законодательство. С. 308 — 310. <2> Там же. С. 694.

В ряде стран используется коллизионная привязка к закону места совместного проживания. Гражданский кодекс Греции определяет компетентный правопорядок для отношений родителей и детей, в том числе содержания, в следующей последовательности: по праву страны последнего совместного места жительства, по праву страны гражданства ребенка. Отдельно регламентируется правило определения правопорядка для отношений родителей и ребенка, рожденного вне брака: по праву страны последнего совместного места жительства или по закону гражданства отца <1>. ——————————— <1> Там же. С. 290.

По законодательству Российской Федерации права и обязанности родителей по отношению к детям определяются согласно закону страны их совместного места жительства, при отсутствии такового — закону страны гражданства ребенка. В ст. 163 Семейного кодекса РФ сформулировано положение о том, что по требованию истца к алиментным обязанностям родителей и детей может применяться закон страны, в которой проживает ребенок. В данном случае речь идет не о безусловном выполнении судом требования истца, а о возможности выбора права по ходатайству последнего <1>. Суд должен учитывать все обстоятельства для установления наиболее благоприятного для истца режима, исходя из соблюдения интересов ребенка. ——————————— <1> Ануфриева Л. П., Бекяшев К. А., Дмитриева Г. К. Международное частное право: Учеб. / Отв. ред. Г. К. Дмитриева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2008. С. 377.

Известны случаи использования привязки к праву, которое на момент рождения ребенка регулировало последствия брака. Так, румынский закон регулирует отношения родителей и детей следующим образом: для законных детей — по праву, которое на момент рождения ребенка регулировало последствия брака родителей, для рожденных после расторжения или прекращения брака — по праву, которое регулировало последствия брака на момент его расторжения или прекращения, для внебрачных детей — личным законом ребенка на момент рождения, если ребенок является иностранным гражданином — по праву страны, наиболее благоприятному для последнего <1>. ——————————— <1> Международное частное право: иностранное законодательство. С. 498.

Завершает данный перечень еще один способ преодоления коллизии — по принципу наиболее тесной связи. Гражданским законодательством Китайской Народной Республики установлено, что при рассмотрении вопроса о содержании ребенка применяется право страны, с которой лицо наиболее тесно связано <1>. В силу положений Закона Украины от 23 июня 2005 г. «О международном частном праве» (далее — Закон) обязательства по содержанию, которые возникают на основании прав и обязанностей родителей и детей, законодатель определяет по личному закону ребенка или праву, которое имеет тесную связь с соответствующими отношениями, если оно более благоприятно для ребенка <2>. ——————————— <1> Там же. С. 370. <2> Мiжнародне приватне право: науково-практичний коментар Закону / За ред. д-ра юрид. наук, проф. А. Довгерта. Харкiв, 2008.

Немалое значение в коллизионном регулировании обязательств по содержанию занимают и процессуальные коллизионные нормы. Рассмотрим законодательное регулирование коллизионных вопросов признания и исполнения иностранных решений по алиментам. Так, в соответствии с Гражданским кодексом Квебека не допускаются иски с требованием выплаты алиментов от лица, если по праву домицилия последнего должник не несет алиментного обязательства перед истцом. Иностранная юрисдикция признается в следующих случаях: 1) ответчик имеет домицилий в стране, где было вынесено решение; 2) обязательства, вытекающие из договора (алиментного. — Е. Ш.), подлежат исполнению в этой стране; 3) ответчик признал юрисдикцию иностранного правопорядка <1>. ——————————— <1> Международное частное право: иностранное законодательство. С. 350, 362.

Чехия в делах по рассмотрению содержания несовершеннолетних чешских граждан признает компетентными национальные суды даже в случае, если несовершеннолетние проживают за границей <1>. Решение иностранного суда не признается и не выполняется, если: а) признанию препятствует исключительная компетенция чешских органов или рассмотрение дела не могло бы состояться в иностранном государстве, если вопрос компетенции решается согласно чешскому праву; б) по поводу того же правоотношения чешским органом было вынесено решение, вступившее в силу, или было признано решение органа третьей страны; в) участник судебного разбирательства по делу, в отношении которого должно быть признано решение, из-за действий иностранных органов был лишен возможности надлежащим образом принять участие в судебном разбирательстве (например, по причине невручения повестки лично в руки); г) такое признание противоречило бы чешскому публичному порядку; д) не гарантирована взаимность (не требуется взаимность, если иностранное решение не направлено против чешского гражданина) <2>. ——————————— <1> Там же. С. 608 — 612. <2> Там же. С. 619.

Закон Швейцарии допускает признание иностранных судебных решений по делам об отношениях родителей и детей, вынесенных в стране обычного места пребывания ребенка или в стране места жительства или нахождения ответчика. Государство оставляет за собой право не выполнять иностранное решение на собственной территории, если: 1) компетенция судебных органов государства, в котором вынесено решение, вызывает сомнения; 2) решение не вступило в силу и может быть обжаловано в обычном порядке; 3) имеются основания для отказа в признании решения по признакам нарушения публичного порядка <1>. ——————————— <1> Федеральний закон вiд 18 грудня 1987 року «Про мiжнародне приватне право» // Кисiль В. I. Мiжнародне приватне право: питання . 2-е доповн. i перероб. вид. , 2005. С. 361 — 421.

Основания определения подсудности дел судам Украины обозначены в ст. 76 Закона. Согласно нормам Закона суды могут принимать к производству и рассматривать любые споры с иностранным элементом в следующих случаях: 1) если на территории Украины ответчик по делу имеет место жительства или пребывания либо движимое или недвижимое имущество, на которое может быть обращено взыскание (п. 2); 2) если по делу об уплате алиментов или об установлении отцовства истец проживает на Украине. Поддерживаем мнение Ю. В. Черняк о том, что п. 2 ст. 76 Закона закрепляет стандартное для многих правовых систем правило определения международной подсудности и не связывает рассмотрение иска с гражданством ответчика <1>. ——————————— <1> Мiжнародне приватне право: науково-практичний коментар Закону. С. 307.

Удачной новеллой Закона выступает то, что перечень оснований подсудности дел судам Украины (ст. 76 Закона) не является исчерпывающим, так как суды могут принимать к производству дела в случаях, установленных другими законами или международными договорами Украины <1>. Подробные правила подсудности семейных дел с иностранным элементом установлены и в двусторонних договорах о правовой помощи. Исключительная подсудность признается украинскими судами, если обе стороны в деле, касающемся правоотношений родителей и детей, имеют постоянное место жительства на Украине (п. 2 ст. 77 Закона). Таким образом, иностранное судебное решение подлежит признанию и исполнению на территории Украины только при условии, что оно вступило в законную силу в соответствии с законом страны места вынесения решения <2>. ——————————— <1> Мiжнародне приватне право: науково-практичний коментар Закону. С. 310. <2> Там же. С. 336 — 337.

Выводы. В ходе изучения коллизионных норм в сфере исполнения алиментных обязательств родителями нами были выявлены общие тенденции регулирования таких отношений. Большинство коллизионных норм о содержании родителями собственных детей построено по схожему принципу и имеет ряд особенностей: 1) императивный характер норм, что, на наш взгляд, объясняется спецификой предмета регулирования; 2) многоуровневый механизм установления компетентного правопорядка на основании только национального права стороны за счет введения субсидиарных норм; 3) оправданная, с нашей точки зрения, тенденция к установлению альтернативного порядка определения закона; 4) выбор двусторонних коллизионных норм с целью признания равенства сторон алиментного отношения. Некоторые европейские государства путем введения бланкетной нормы в законы о международном частном праве подчинили решение вопросов взаимного содержания членов семьи Гаагской конвенции о праве, применимом к алиментным обязательствам. Этот подход можно толковать двояко. С одной стороны, такая инкорпорация определенной нормы в законодательство унифицирует национальное регулирование содержания на основе членства страны в Конвенции. С другой стороны, жесткое подчинение алиментных отношений правилам Конвенции может завести в тупик решение спора, где стороной будет гражданин страны, не принимающей в ней участия. Проведенное исследование дает основания утверждать, что в Законе Украины «О международном частном праве» закреплено одно из самых удачных коллизионных правил для разрешения трансграничных споров о взыскании алиментов, что позволяет в полной мере учесть интересы слабой стороны. Процессуальные нормы о признании и исполнении иностранных судебных решений по содержанию соответствуют современным требованиям и не нарушают публичный порядок Украины. Анализ украинских коллизионных норм свидетельствует об определенном заимствовании опыта зарубежных стран и ведет к сближению международного частного права Украины с зарубежными правопорядками.

Bibliography

Boguslavskij M. M. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Ucheb. 3-e izd., pererab. i dop. M., 1999. Kysil’ V. I. Mizhnarodne pryvatne pravo: pytannya kodyfikaciyi. 2-e dopovn. i pererob. vyd. Kyyiv, 2005. Matveev G. K. Sovetskoe semejnoe pravo: Ucheb. M., 1985. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: inostrannoe zakonodatel’stvo / Predisl. A. P. Makovskogo; sost. i nauch. red. A. N. Zhil’cov, A. I. Muranov. M., 2000. Mezhdunarodnoe chastnoe pravo: Ucheb. / Otv. red. G. K. Dmitrieva. 2-e izd., pererab. i dop. M., 2008. Mizhnarodne pryvatne pravo: naukovo-praktychnyj komentar Zakonu / Za red. d-ra yuryd. nauk, prof. A. Dovherta. Xarkiv, 2008.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *