Исполнение решений суда об определении места жительства ребенка

(Сахно Д. К.) («Исполнительное право», 2011, N 1) Текст документа

ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ СУДА ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА РЕБЕНКА <*>

Д. К. САХНО

——————————— <*> В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта «Права ребенка в РФ (на основе анализа семейного и гражданского законодательства и правоприменительной практики)» N 11-04-0041, выполненного в рамках Программы «Научный фонд ГУ — ВШЭ» в 2011 г., под руководством М. В. Матвеевой — старшего преподавателя кафедры гражданского права факультета права Национального исследовательского университета — Высшей школы экономики (г. Москва).

Сахно Д. К., юрист, факультет права Национального исследовательского университета.

Процесс исполнения судебных решений, касающихся судьбы детей, является сложным и весьма неоднозначным и неразрывно связан со многими психологическими аспектами лиц, участвующих в нем, которые также необходимо принимать во внимание. Так, общение с детьми, их воспитание всегда вызывают у родителей сильные эмоции, чаще всего заряд положительной энергии, желание счастья для собственного ребенка, которые сложно совместить с присутствующим иногда чувством обиды, разочарования, злости или эгоизма, которые вызывает осознание принудительной силы судебного решения. Предлагаем остановиться на таком интересном вопросе, как предмет исполнительного производства. В частности, в документах судебных приставов-исполнителей родители ребенка обозначаются как должник и взыскатель соответственно, а сам ребенок — как имущество. Данный факт рассматривается средствами массовой информации как оскорбляющий и негуманный <1>. Данный довод, конечно, не является юридическим, но вполне имеет право на существование: ни в одной отрасли права субъект не рассматривается в качестве предмета, объекта или имущества. Потому такое приравнивание несовершеннолетнего лица, из чьих прав и интересов должен исходить суд, вынося решение об определении его места жительства, к имуществу или неодушевленным объектам, выглядит крайне нелогичным и не исходящим из интересов ребенка. ——————————— <1> Например: На свидание с сыном отец приходит с судебными приставами // Газета (URL: http:// www. gazeta. spb. ru/ 64895-0).

Если рассматривать исполнительное производство как закономерное продолжение судебного разбирательства, то такой подход к определению роли ребенка в исполнительном производстве вызывает еще больше вопросов. В ходе судебного разбирательства несовершеннолетнее лицо, чье место жительства в настоящий момент определяется, не обозначается никаким специальным термином. Но при этом абсолютно точно можно сделать вывод, что суд рассматривает это лицо именно как лицо, субъект права. В частности, ребенок имеет, если можно так выразиться, независимых и незаинтересованных (по отношению к спорящим родителям) представителей — органы опеки и попечительства, прокурор; он имеет право на выступление в суде и высказывание своего мнения, а с достижения 10-летнего возраста его мнение обязательно должно учитываться. В ходе же исполнительного производства несовершеннолетнее лицо не только отсутствует в нем в каком-либо статусе, но и ввиду этого не имеет в нем никаких прав. ФЗ «Об исполнительном производстве» в ст. 48 указывает три категории лиц, участвующих в исполнительном производстве: должник, взыскатель и иные лица, содействующие исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Под категорию должника и иных лиц несовершеннолетний явно не подпадает — должником является родитель, который должен исполнить решение суда в пользу второго родителя, т. е. передать ему ребенка; а в качестве иных лиц по данной категории дел можно рассматривать органы опеки и попечительства и работников милиции. А вот относительно категории взыскателя нельзя дать столь однозначный ответ. Как следует из текста п. 3 ст. 49 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскателем является гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ. А теперь обратимся к судебной практике, а именно к п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей». В нем указывается, что «место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии что это не противоречит его интересам» <2>. На необходимость соблюдения интересов ребенка как одну из задач исполнительного производства указывают и практики <3>. Таким образом, получается, что решение выносится в пользу одного из родителей, но в интересах ребенка. Далее, исходя из правила об обязательности учета мнения ребенка, достигшего десятилетнего возраста, судебный пристав в порядке ст. 38 ФЗ «Об исполнительном производстве» может подать в суд заявление об изменении способа и порядка исполнения или обратиться в суд с новым исковым заявлением в связи с возникновением новых обстоятельств <4>. ——————————— <2> Пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (ред. от 06.02.2007) // СПС «КонсультантПлюс». <3> Ермолинская Т. Как не нанести психологическую травму ребенку при исполнении решения суда // URL: http:// ssp. karelia. ru/ content/ kak-ne-nanesti-psikhologicheskuyu — travmu — rebenku — pri — ispolnenii — resheniya-suda. <4> Кузнецова О. В., Слобцов И. А. Споры о детях: определение места жительства ребенка и порядка его общения с родителями // СПС «КонсультантПлюс».

Поэтому можно сделать вполне логичный вывод о том, что в исполнительном производстве данное несовершеннолетнее лицо должно обладать хотя бы частью прав взыскателей, а не лица без определенного статуса, без прав и без возможности защитить их в случае их нарушения, а тем более приравниваться к предмету исполнительного производства. Конечно, можно возразить, что предметом исполнительного производства в данной категории дел является место жительства ребенка, а не он сам. Но, с другой стороны, учитывая реалии данного исполнительного производства, именно ребенок меняет или сохраняет свое место жительства, а не недвижимое имущество, являющееся местом жительства ребенка, изменяет свое местонахождение. Поэтому в очередной раз надо, в том числе и законодателям, учитывать специфику данной категории дел. На наш взгляд, будет рациональным ввести особый статус указанного несовершеннолетнего лица, с тем чтобы дистанцировать его от категорий «спорного имущества» или «предмета спора». В пользу данного тезиса говорит и психологический фактор. Нельзя отрицать тот факт, что сами стороны по делу и их представители предметом спора считают именно ребенка, а не его место жительства. Нейтральная формулировка «определение места жительства ребенка», по сути, скрывает в себе борьбу именно за ребенка, а не за его местонахождение, — не где, а с кем он будет жить. Далее, исполнение судебных решений может производиться в добровольном или принудительном порядке. Если между сторонами (родителями) в процессе судебного разбирательства было заключено мировое соглашение, утвержденное судом, то такое мировое соглашение имеет силу судебного решения, на основании которого выдается исполнительный лист. Его можно предъявить как исполнительный документ в службу судебных приставов. В случае если родитель уклоняется от добровольного выполнения судебного решения, исполнение производится принудительно. Для этого родителю необходимо обратиться в суд, вынесший решение, с заявлением о выдаче исполнительного листа. Полученный исполнительный лист необходимо предъявить в службу судебных приставов по месту исполнения решения. Обычно наименование службы судебных приставов, куда лист должен предъявляться, указывается в самом решении суда. Если суд уверен, что исполнение его решения придется производить в принудительном порядке, то он самостоятельно направляет исполнительный лист приставам, обычно путем направления заказного письма с уведомлением. Но нам кажется более логичным другое решение. Чтобы избежать ожидания документа по почте, родителю лучше заранее уточнить вопрос об отправке листа с судьей, получить его, после чего передать приставам. Семейный кодекс РФ (далее — СК РФ) <5> указывает на то, что исполнение судебного решения относится к профессиональной обязанности именно судебного пристава-исполнителя, а не представителя органов опеки и попечительства. Ввиду этого сразу становится незаконной имеющая широкое распространение практика, когда судебных приставов «заменяет» представитель органа опеки и попечительства. Только судебный исполнитель правомочен на исполнение судебного решения, и его требования, направленные на реализацию решения, относятся к числу обязательных. Это обстоятельство приобретает особый смысл в делах, связанных с семейным воспитанием детей, когда рассчитывать на добровольное исполнение не приходится. Но при этом важным является также и тот факт, что участие представителя органа опеки и попечительства в силу ч. 2 ст. 79 СК РФ является обязательным. То есть данное лицо обязано участвовать при принудительном изъятии ребенка у лица, но полностью перекладывать на него данную обязанность судебные приставы-исполнители не вправе. ——————————— <5> Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 30.06.2008) // СПС «КонсультантПлюс».

Главная проблема исполнения решений об определении места жительства ребенка заключается в том, что «проигравшая сторона» не готова и вряд ли когда-либо будет готова признать такое решение суда, поскольку такое решение в ее глазах и понимании приравнивается к добровольной отдаче собственного ребенка «ненавистному супругу/супруге», и посему, по ее мнению, является неправильным и незаконным. Как неоднократно отмечалось специалистами, на всех этапах судебного разбирательства, затрагивающего права и интересы ребенка, именно интересы несовершеннолетнего подлежат приоритетной защите. Соответственно, и на стадии исполнительного производства по данной категории дел очень важно в максимальной степени соблюдать интересы самого ребенка, под которыми понимается создание условий, исключающих причинение несовершеннолетнему душевной и физической травмы в момент исполнения судебного решения. В частности, Верховный Суд Российской Федерации обязывает суды при определении порядка участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка предупредить другого родителя о возможных последствиях невыполнения решения суда (п. 3 ст. 66 СК РФ) <6>. ——————————— <6> Абзац 6 п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (ред. от 06.02.2007) // СПС «КонсультантПлюс».

Требования судебного пристава-исполнителя, направленные на реализацию решения, относятся к числу обязательных (ст. 4 ФЗ «Об исполнительном производстве» <7>, ст. 14 Федерального закона «О судебных приставах» <8>, далее — ФЗ «О судебных приставах»). Если судебному приставу-исполнителю препятствуют в совершении исполнительных действий или его жизни или здоровью угрожает опасность, ему необходимо содействие сотрудников милиции в пределах предоставленных им ФЗ «Об исполнительном производстве» прав. ——————————— <7> Статья 62 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 N 229-ФЗ (принят ГД ФС РФ 14.09.2007) (в редакции от 27.07.2010) // СПС «КонсультантПлюс». <8> Федеральный закон от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах» (принят ГД ФС РФ 04.06.1997) (в редакции от 27.07.2010) // СПС «КонсультантПлюс».

Очень важно не нанести ребенку травму в такой тяжелой психологической ситуации для него и для родителей. Каково же находиться в ней малолетнему свидетелю этой драмы? Всем участникам данного действия важно помнить, что все это совершается на благо ребенка, а не во вред, потому не надо представлять в глазах малыша одного из его родителей исчадием ада. Кроме того, в таких ситуациях ребенка окружает большое количество незнакомых людей, которые, по мнению ребенка, не стремятся улучшить его жизнь, а наоборот, забирают его у одного из родителей. Потому нередки бывают случаи, когда представители службы судебных приставов и даже органов опеки и попечительства доводят детей до слез и истерик. Ввиду этого, на наш взгляд, было бы разумным проводить инструктажи и выдавать предписания о том, как следует вести себя представителям органов власти в данных ситуациях. Если поднимать вопрос о том, где лучше проводить отобрание ребенка, то здесь мнения авторов расходятся. Одни считают, что лучше это делать в домашней обстановке, с тем чтобы у ребенка не сложилось впечатления, что его крадут у его родителя. Другие, руководствуясь теми же причинами, настаивают на том, что делать это необходимо в нейтральной обстановке — в детском саду, школе, любом другом воспитательном учреждении либо в доме родственников, знакомых, способных обеспечить хотя бы относительное спокойствие при совершении акта передачи ребенка одному из родителей. Необходимо учитывать, что при исполнении решений суда в делах подобного рода личное участие сторон, т. е. обоих родителей, следует считать обязательным. Поэтому ни тому, ни другому не следует действовать через представителя. В этой связи упомянем пример из практики. На исполнении в службе судебных приставов находился исполнительный лист о передаче ребенка на воспитание отцу. Судебный пристав-исполнитель не вручила должнику (матери ребенка) постановление о возбуждении исполнительного производства и выехала с бабушкой ребенка в детский сад. Бабушка забрала ребенка, о чем пристав в присутствии воспитателя составила акт о передаче ребенка. Бабушка ребенка действовала на основании доверенности, оформленной в соответствии со ст. 35 Федерального закона «Об исполнительном производстве», в которой указывалось на право получения имущества по исполнительному производству. Впоследствии действия судебного пристава-исполнителя были признаны незаконными, поскольку при передаче ребенка не присутствовало лицо, которому необходимо было передать ребенка <9>. ——————————— <9> Ермолинская Т. Как не нанести психологическую травму ребенку при исполнении решения суда // URL: http:// ssp. karelia. ru/ content/ kak — ne — nanesti — psikhologicheskuyu — travmu — rebenku — pri — ispolnenii — resheniya — suda.

По спорам об определении места жительства ребенка использование всякого рода исключений по времени совершения исполнительных действий (с 6 до 22 часов по местному времени) нежелательно, поскольку спокойная, не усугубленная торопливостью атмосфера в момент передачи ребенка от одного родителя к другому — одно из условий успешной реализации судебного решения. Но если существует угроза исчезновения ребенка, его переезда по неизвестному адресу, допустимы отступления от общего правила, в том числе касающиеся места и времени исполнения. Самое лучшее для ребенка — это когда стороны (мать и отец несовершеннолетнего) договариваются об удобном для них времени исполнения. Хотя на такое развитие дела, к нашему сожалению, в настоящее время приходится рассчитывать все реже и реже, ввиду того что судебные процессы о разделе детей рассматриваются родителями практически в качестве войн не на жизнь, а на смерть. При этом хотелось бы отметить, что законодатель не предусмотрел никакого эффективного механизма ответственности за неисполнение решения суда по данной категории дел. Конечно, ст. 113 ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено наложение штрафа на должников, не выполняющих установленных в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем, а также наложение штрафа за повторное неисполнение требований судебного пристава-исполнителя. Размер этого штрафа предусмотрен ст. 17.15 Кодекса об административных правонарушениях <10>. Интересно, что максимальные размеры штрафа за первичное и повторные неисполнения совпадают — 2500 руб. И к сожалению, также стоит отметить, что такой размер ответственности может повлиять на должника в случаях исполнения решения суда об определении места жительства его ребенка только в случаях многократного неисполнения требований судебного пристава-исполнителя, кода размеры штрафов будут суммироваться в порядке п. 3 ст. 113 ФЗ «Об исполнительном производстве». С другой стороны, также существует механизм ограничения лицу выезда за пределы Российской Федерации. Но такой метод имеет на должников по данной категории дел еще меньшее воздействие, ведь он может быть действенным только по отношению к лицам, чьи выезды заграницу имеют постоянный и регулярный характер, и связаны, например, с осуществлением трудовой функции. Для всех остальных лиц, которые, может быть, никогда и не выезжали за пределы Российской Федерации, такие меры являются не более чем «бумажкой» судебных приставов. Потому подобные методы воздействия на должников, уклоняющихся от исполнения решения суда, на наш взгляд, нельзя считать действенными. ——————————— <10> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (в ред. от 27.07.2010, с изм. и доп., вступающими в силу с 23.09.2010) // СПС «КонсультантПлюс».

Иногда, когда решение реально не исполняется, следует ставить вопрос о правильности и своевременности действий судебного пристава-исполнителя. В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации постановления судебного пристава-исполнителя, их действия (как и бездействие) могут быть оспорены взыскателем, должником или лицами, чьи права и интересы нарушены такими постановлением, действиями (бездействием). Такое заявление об оспаривании подается в суд, в районе деятельности которого находится исполнительное производство. Аналогичная норма установлена действующим ФЗ «Об исполнительном производстве» (ст. ст. 122, 128). Судебный пристав-исполнитель в порядке исполнения переданных для принудительного исполнения документов вправе произвести действия, предписанные исполнительным листом, в порядке, установленном законом. Из приведенных многочисленных ситуаций явственно следует, что оставлять все в том положении, в котором оно находится сейчас, невозможно: необходимо вносить кардинальные изменения в законодательство, посвященное исполнительному производству по решениям об определении места жительства ребенка. На наш взгляд, необходимо установить крайне жесткие санкции за уклонение от исполнения судебного решения, особенно по данной категории дел (ведь здесь решается судьба не имущества, а живого существа). И если для законодательных органов жизнь и здоровье детей, которые становятся заложниками таких ситуаций, не является достаточным основанием для изменения закона, то, может быть, хотя бы тот факт, что лица игнорируют и не выполняют решения судов, которые выносятся именем Российской Федерации, сможет повлиять на их мнение.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *