Алиментные обязательства в международном частном праве

(Маркова О. В.) ("Международное публичное и частное право", 2011, N 3) Текст документа

АЛИМЕНТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ <*>

О. В. МАРКОВА

-------------------------------- <*> Markova O. V. Alimony obligations in private international law.

Маркова Олеся Владимировна, соискатель кафедры международного частного права факультета права Национального исследовательского университета - Высшая школа экономики.

В статье рассматривается вопрос регулирования алиментных обязательств в международном частном праве. Подробно освещаются механизмы взыскания алиментов, регламентированные Гаагской конвенцией о международном порядке взыскания алиментов на детей и других форм содержания семьи 2007 г. Автор уделяет особое внимание основополагающему принципу международного частного права - принципу взаимности.

Ключевые слова: международное семейное право, алименты, принудительное исполнение, международные соглашения, принцип взаимности.

The article considers regulation of maintenance in Private International Law and also describes in detail the mechanisms of recovery of alimony which are used in the Convention on the international recovery of child support and other forms of family maintenance. The author draws special attention to the fundamental principle of Private International Law - principle of reciprocity.

Key words: International family law, maintenance, compulsory execution, international agreements, principle of reciprocity.

В настоящее время в Российской Федерации регулирование принудительного исполнения алиментных обязательств осуществляется посредством судебного и внесудебного механизмов. Судебный - путем исполнения судебного приказа о взыскании алиментов (в упрощенном порядке приказного производства), внесудебный - путем предъявления судебному приставу-исполнителю нотариально удостоверенного алиментного соглашения, в соответствии со ст. 12 Федерального закона от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве" (в ред. от 7 февраля 2011 г.) <1> (далее - Федеральный закон "Об исполнительном производстве"). Содержание алиментных соглашений устанавливается сторонами в соответствии с нормами семейного и гражданского законодательства. По российскому законодательству регулирование имущественных отношений между супругами, включая брачный договор и алиментные обязательства, при наличии иностранного элемента в таких отношениях, осуществляется в основном коллизионно-правовым методом. Это прежде всего связано с различиями в культурных и религиозных особенностях, существующих в разных государствах применительно к семейному укладу. -------------------------------- <1> СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849; 2011. N 7. Ст. 905.

В современном взаимоувязанном мире растет количество так называемых смешанных браков. Тем самым создаются предпосылки для применения не только внутригосударственных норм, но и норм международного характера. И хотя внутреннее законодательство многих государств содержит нормы, регулирующие алиментные обязательства, в связи с присутствием иностранного элемента существует необходимость в применении международных договорных, а также обычно-правовых норм. Регулирование алиментных обязательств в международном частном праве осуществляется на основании национального законодательства и международных договоров как двустороннего, так и многостороннего характера, включая договоры о правовой помощи. До 2007 г. среди многосторонних договоров вопросы взыскания алиментов за границей были регламентированы Нью-Йоркской конвенцией ООН 1956 г. о взыскании за границей алиментов <2>, Гаагской конвенцией 1956 г. о праве, применимом к алиментным обязательствам в пользу детей <3>, Гаагской конвенцией 1958 г. в отношении признания и исполнения решений, касающихся алиментных обязательств по содержанию детей <4>, Гаагской конвенцией 1973 г. о признании и исполнении решений в отношении алиментных обязательств <5> и Гаагской конвенцией 1973 г. о праве, применимом к алиментным обязательствам <6>. -------------------------------- <2> См.: Международное частное право: Сб. документов. Сост. К. А. Бекяшев, А. Г. Ходаков М., 1997. С. 659 - 664. Данная Конвенция вступила в силу 25 мая 1957 г. Россия в ней не участвует. <3> Журнал международного частного права. 2000. N 2 - 3. С. 67 - 70. Россия в данной Конвенции не участвует. <4> URL: http:// www. hcch. net/ index_en. php? act= conventions. text&cid;=38 Россия в данной Конвенции не участвует. <5> URL: http:// www. hcch. net/ index_en. php? act= conventions. text&cid;=85 Россия в данной Конвенции не участвует. <6> См.: Бекяшев К. А., Ходаков А. Г. (сост.) Указ. соч. С. 680 - 684. Данная конвенция вступила в силу 1 октября 1977 г. Россия в ней не участвует.

В XXI в. стало очевидным, что существующие международные соглашения, регулирующие взыскание алиментов, достаточно устарели. Возникла потребность в адаптации норм действующих соглашений к практической действительности. Требующееся урегулирование относится и к области обмена информацией и денежными переводами алиментных платежей. Важной вехой на пути совершенствования порядка взыскания алиментов явилось принятие в рамках Гаагской конференции по международному частному праву 23 ноября 2007 г. Гаагской конвенции о международном порядке взыскания алиментов на детей и других форм содержания семьи (далее - Конвенция 2007 г.) <7>. Нормы данной Конвенции упростили процедуры взыскания алиментов в случаях, когда один из родителей находится на территории другого государства и не перечисляет ежемесячно средства на содержание ребенка. В результате Конвенция 2007 г. создала условия для своевременного и бесперебойного обеспечения выплаты алиментов детям и другим нуждающимся членам семьи. -------------------------------- <7> Журнал международного частного права. 2008. N 3. С. 68 - 94.

Развивая вопрос об актуальности принятия Конвенции 2007 г., необходимо сказать, что этот документ выгодно отличается от предшествующих конвенций, регулирующих сферу алиментных обязательств. Конвенция 2007 г. разрешает ряд вопросов, затрудняющих процедуру взыскания алиментов на территории разных государств. Прежде всего это механизмы организационного взаимодействия между государствами. Согласно ст. 4 Конвенции 2007 г. государства для реализации полномочий назначают центральный орган. Это не новое правило, многие международные конвенции требуют назначения такого органа. Следует отметить, что центральный орган согласно Конвенции 2007 г. наделен как специфическими, так и общими функциями. Среди специфических функций, которыми наделяется центральный орган, следует выделить: предоставление правовой помощи; содействие в поисках должника; содействие в получении необходимой информации о финансовом положении должника или кредитора, включая обнаружение активов; поощрение мировых соглашений; инициирование или содействие в инициации производства для целей наложения предварительных обеспечительных мер территориального характера; содействие при вручении документов (ст. 6). Перечисленные функции действительно являются специфическими и нехарактерными для единого административного органа по российскому законодательству. По немногочисленным ратифицированным нашей страной конвенциям роль центрального органа отводилась Министерству юстиции Российской Федерации. В связи с этим возникал вопрос о возможности делегирования центральным органом части специфических функций иным организациям. Конвенция 2007 г. разрешила эту неопределенность следующим образом: "Функции центрального органа в соответствии с данной статьей могут в пределах, установленных правом этого государства, выполняться государственными органами или иными подконтрольными компетентным органам этого государства органами" (п. 3 ст. 6). Таким образом, совместно с центральным органом могут быть назначены и другие органы, которые будут заниматься выполнением специфических функций для обеспечения требований норм Конвенции 2007 г. Необходимо отметить, что одной из специфических функций центрального органа является детальная регламентация вопросов в отношении самих заявлений. Кредиторы могут подавать заявления: о признании или признании и исполнении решения; об исполнении решения, вынесенного или признанного в запрашивающем государстве; о вынесении решения в запрашиваемом государстве при отсутствии вынесенного решения, включая при необходимости установление материнства или отцовства; о вынесении решения в запрашиваемом государстве, если признание и исполнение решения невозможно, или когда в нем отказано из-за отсутствия оснований для признания и исполнения согласно ст. 20, или по основаниям, указанным в ст. 22 b) или 22 e); об изменении решения, принятого в запрашиваемом государстве; об изменении решения, принятого в ином государстве (п. 1 ст. 10). Отметим, что, исходя из норм Конвенции 2007 г., кредитором может быть физическое лицо независимо от гражданства (ст. 3), а заявителем - как кредитор или его представитель, так и государственный орган (ст. 36). Следующий вопрос из числа затрудняющих процедуру взыскания алиментов на территории иностранного государства - признание и исполнение решений, принятых иностранными судебными органами в отношении алиментных обязательств. Допуская признание и исполнение решений иностранных судов и тем самым признавая за такими решениями те же качества, ту же юридическую силу, что и за решениями собственных судов, государство идет на определенное "самоограничение". При этом оно, с одной стороны, исходит из необходимости развития своих международных связей и обеспечения в этих целях иностранцам льготных правовых условий, а с другой - учитывает, что "чужой" суд может оказаться не столь беспристрастным по делам с участием иностранцев. Разрешая признание и исполнение иностранных судебных решений, государства в той или иной степени учитывают обе тенденции <8>. -------------------------------- <8> См.: Марышева Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007.

Указанному вопросу посвящена глава V Конвенции 2007 г. Сфера применения данной главы относится к решениям, принятым судебными или административными органами в отношении алиментов. Термин "решение" включает мировое соглашение или соглашение, заключенное в присутствии или одобренное таким органом. Решение может включать автоматическое соотнесение обязательства с уровнем цен и требование о выплате задолженности, выплате содержания или процентов за истекающий период и определение расходов и издержек (п. 1 ст. 19). Одновременно с этим Конвенция 2007 г. дает дефиницию административного органа как органа, чьи решения, согласно законодательству государства, в котором он учрежден, могут стать предметом обжалования или пересмотра судебным органом, и имеют такую же силу и действие, как и решения судебного органа по тому же вопросу (п. 3 ст. 19). В Российской Федерации только суд может рассматривать дела о взыскании алиментов, и никакой административный орган не наделен таким правом. В то же время Конвенция 2007 г. в п. 2 ст. 20 указывает на то, что государства могут сделать оговорку к п. 1 ст. 19, "если решение было принято органом, осуществляющим юрисдикцию в отношении личного статуса или родительской ответственности". Конвенция 2007 г. также говорит о том, что "Договаривающееся Государство, сделавшее оговорку в соответствии с п. 2 ст. 20, признает и исполняет решения, если в соответствии с его собственным правом его органы в схожих фактических обстоятельствах были бы наделены юрисдикцией для принятия такого решения" (п. 3 ст. 20). Другими словами, если Российская Федерация сделает оговорку к п. 2 ст. 20 в части определения понятия "административного органа", то будет применяться норма законодательства Российской Федерации. Учитывая специфику алиментных выплат, Конвенция 2007 г. содержит ст. 21, которая предполагает делимость и частичное признание и исполнение решения. Другими словами, речь идет об исполнении решения в какой-то его части, если нет возможности исполнить решение целиком. Данная постановка вопроса свидетельствует о том, что нормы Конвенции 2007 г. направлены на защиту более слабой стороны, в данном случае на защиту кредитора по алиментным обязательствам. В российском законодательстве отсутствует подобная норма. В качестве оснований для отказа в признании и исполнении решения о взыскании алиментов Конвенция 2007 г. называет следующие случаи (ст. 22): a) признание и исполнение явно противоречит публичному порядку запрашиваемого государства; b) решение было получено в результате мошенничества в процессуальном вопросе; c) производство между теми же сторонами и по тем же основаниям ведется в органе запрашиваемого государства, и данное производство было начато раньше; d) решение противоречит решению, принятому в отношении тех же сторон и по тому же основанию либо в запрашиваемом государстве либо в каком-либо другом государстве, при условии, что указанное последнее решение адекватно требованиям запрашиваемого государства в части соответствия условиям, необходимым для признания и исполнения; e) ответчик либо не присутствовал, либо не был представлен в производстве в государстве, вынесшем решение: i) если право государства, вынесшего решение, предусматривает уведомление о начале производства, и ответчик не получил надлежащего уведомления о производстве и не имел возможности быть выслушанным; ii) если право государства, вынесшего решение, не предусматривает уведомление о начале производства, и ответчик не получил уведомление о вынесенном решении и не имел возможности оспорить его или подать апелляцию на решение по существу или по праву; или f) решение было принято с нарушением ст. 18. В российском законодательстве перечень оснований для отказа в признании и исполнении решений иностранных судов содержится в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. (в ред. от 23 декабря 2010 г.) <9> (далее - ГПК РФ) (ст. 415). Перечень оснований, содержащийся в ГПК РФ, практически аналогичен перечню оснований для отказа в признании и исполнении решения в Конвенции 2007 г. Единственное отличие перечня Конвенции 2007 г. заключается в том, что Договаривающаяся Сторона может отказать в признании и исполнении решения, если такое решение было получено в результате мошенничества в процессуальном вопросе (ст. 22 b)). -------------------------------- <9> СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532; 2010. N 52 (ч. 1). Ст. 7004.

В качестве эффективных мер по исполнению решения Конвенция 2007 г. предусматривает (ст. 34): удержание из заработной платы, наложение ареста на банковские счета и прочие источники дохода, вычеты из выплат социального страхования, залог или принудительную продажу имущества, удержание возмещаемых налогов, удержание или наложение ареста на пенсионные выплаты, передачу информации в службу по кредитам, отказ в выдаче, приостановка действия или аннулирования лицензий (в том числе водительского удостоверения), применение медиации. Перечень мер принудительного исполнения судебных решений содержится в ст. 68 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Подобные меры в российском законодательстве отличаются от мер по исполнению решений, указанных в Конвенции 2007 г., однако в данном случае выявленное несоответствие не становится критичным в связи с тем, что нормами Конвенции 2007 г. допускается использование любых эффективных мер внутреннего законодательства Договаривающихся Государств по исполнению решений в сфере взыскания алиментов (п. 1 ст. 34). В соответствии со ст. 11 Федерального закона "Об исполнительном производстве" порядок исполнения в Российской Федерации решений иностранных судов и арбитражей устанавливается соответствующими международными договорами Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и данным Законом. Гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство указывает на возможность признания и исполнения решений иностранных судов, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации (ч. 1 ст. 409 ГПК РФ, ч. 1 ст. 241 АПК РФ). Ввиду этого, если между Российской Федерацией и иностранным государством отсутствует соглашение о взаимном исполнении судебных решений, судебное решение иностранного суда по делам об алиментных обязательствах не будет исполнено в Российской Федерации. Нельзя не согласиться со специалистами, отмечающими, что сама интернационализация исполнения судебных решений обусловливается существующими в настоящее время тенденциями сближения правовых систем, общепризнанного обеспечения прав участников юридического процесса <10>. -------------------------------- <10> См.: Гуреев В. А. Признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений: российское законодательство и европейский опыт // Современное право. 2010. N 4. С. 132 - 140.

Следуя этой тенденции, Финляндия закрепила во внутреннем законодательстве основания для исполнения решений иностранных судов, а именно в Законе 1983 г. N 370 "О признании и исполнении иностранных судебных решений о взыскании алиментов". Финляндия является участником Гаагской конвенции о признании и исполнении решений о взыскании алиментов от 2 октября 1973 г. Решения о взыскании алиментов, вынесенные в странах, не относящихся к участникам данной Конвенции, также признаются и исполняются в соответствии с Постановлением 1989 г. N 832 "О признании и исполнении иностранных судебных решений о взыскании алиментов в отдельных случаях". Таким образом, Финляндия признает решения о взыскании алиментов, вынесенных в странах, не участвующих в Гаагской конвенции, например в России, на основе своего национального законодательства. Россия не является участником вышеупомянутых Конвенций. Между Финляндией и Россией действует двусторонний Договор о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 11 августа 1978 г. <11>, в котором, однако, нет положений, касающихся алиментных претензий. На основании изложенного представляется необходимым внести изменения в гражданское процессуальное законодательство Российской Федерации, направленные на совершенствование реализации принципа взаимности при исполнении судебных решений иностранных судов. Следует проводить работу по совершенствованию законодательства, связанного с признанием и взаимным исполнением судебных решений по делам об алиментных обязательствах, в том числе во внедоговорном порядке. -------------------------------- <11> См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996. С. 487495.

Далее, затруднение взыскания алиментных обязательств может быть вызвано определением права, применимого к алиментным обязательствам. Для внесения ясности в определение права, применимого в данной ситуации, был принят дополняющий Конвенцию 2007 г. Протокол о праве, применимом к алиментным обязательствам от 23 ноября 2007 г. (далее - Протокол). Согласно нормам Протокола регулирование алиментных обязательств осуществляется посредством права государства обычного места жительства кредитора, за исключением случаев, когда Протоколом предусматривается иное. Коллизионные вопросы применимого права в сфере алиментных обязательств в российском законодательстве содержатся в Семейном кодексе РФ от 29 декабря 1995 г. (в ред. от 23 декабря 2010 г.) <12> (далее - СК РФ). Согласно ст. 161 СК РФ к личным и имущественным отношениям между супругами подлежит применению законодательство государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии такового - законодательство их последнего совместного места жительства; если они не имели совместного места жительства, то на территории Российской Федерации - законодательство Российской Федерации. -------------------------------- <12> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16; 2010. N 52 (ч. 1). Ст. 7001.

Как показывает сравнительный анализ Протокола и СК РФ, эти документы устанавливают различные правила о применимом праве к алиментным обязательствам между супругами: Протокол предусматривает применение lex domicilii кредитора, а если одна из сторон будет возражать против применения этого общего правила, то применяется право государства их последнего совместного места жительства; в СК РФ же применимым является право последнего совместного места жительства, а при отсутствии такового - право РФ, если иск предъявлен в РФ. Наконец, следует отметить, что Протокол предоставляет государствам право сделать заявление, "что для дел, которые возникают перед их органом, слово "гражданство" в ст. ст. 4 и 6 заменено "постоянным местом жительства" как определенном в том государстве" (ст. 9). Это означает, что при присоединении к Протоколу проблема несоответствия его норм и норм СК РФ может быть снята путем заявления <13>. -------------------------------- <13> См.: Галенская Л. Н. Взыскание алиментов за границей (о возможности присоединения России к Конвенции 2007 г. "О международном порядке взыскания алиментов на детей и других формах содержания семьи") // Журнал международного частного права. 2009. N 1. С. 3 - 16.

Особое значение имеет предусмотренная Конвенцией 2007 г. возможность оказания бесплатной правовой помощи при подаче заявлений о содержании ребенка. Статья 15 Конвенции 2007 г. о предоставлении бесплатной правовой помощи достаточно витиевато построена. В ней говорится о том, что запрашиваемое государство предоставляет бесплатную правовую помощь в отношении любых подаваемых кредиторами заявлений, касающихся алиментных обязательств, возникающих из отношений по линии "родитель-ребенок" в отношении лиц моложе 21 года. СК РФ предусматривает выплаты алиментных платежей лицам до 18 лет и совершеннолетним нетрудоспособным детям. Однако согласно Конвенции 2007 г. Договаривающиеся Государства могут сделать оговорку в отношении возраста лиц, в пользу которых будут выплачиваться алименты (ст. 2). "В отношении бесплатной правовой помощи государства имеют право сделать заявление о том, что они будут предоставлять такую помощь в отношении всех заявлений, кроме предусмотренных пп. a, b ст. 10(1), т. е. в отношении признания или исполнения решения, а также исполнения решения, вынесенного в запрашиваемом государстве, и подпадающего под ст. 20(4), т. е. при подаче прямого заявления о признании и исполнении судебного решения и по заявлениям о выплате содержания на супруга, только после проведения теста, направленного на определение доступных ребенку материальных средств. Государство при подаче такого заявления должно сообщить Постоянному бюро Гаагской конференции по международному частному праву о методах, которые будут использоваться при проверке материальных средств ребенка, и финансовых критериях" <14>. -------------------------------- <14> Там же. С. 13.

В связи с тем что выплата алиментов имеет важное социальное значение, исполнение решений о взыскании алиментов должно находиться на особом контроле государств. Тем не менее противодействовать проблеме невыплат по алиментным обязательствам необходимо как на государственном, так и на гражданском уровне. Для развития социальных механизмов, способных защитить детей (в пользу которых выплачиваются алименты), следует адаптировать опыт других государств к российским реалиям. Проанализируем наиболее перспективный для России, с нашей точки зрения, иностранный опыт в исследуемой области. Например, в Латвии в 2005 г. по инициативе Министерства по делам детей и семьи начал работу Гарантийный фонд средств на содержание детей. Фонд выплачивает алименты одному из родителей при уклонении другого от содержания детей. Фонд расположен в Риге, имеет филиалы в ряде других городов. Свою работу Фонд строит с учетом опыта других стран, в которых неплательщиков алиментов ограничивают в получении различных услуг от государственных инстанций. Администрация Фонда получает доступ к банкам данных лизинговых и кредитных учреждений. Необходимость данных мер вызвана тем, что нередки случаи, когда родитель оформляет машину в лизинг, получает в банке ипотечный кредит при отсутствии денежных средств на содержание своего ребенка. Одновременно с этим задача Фонда состоит в выявлении случаев нелегального, но хорошо оплачиваемого трудоустройства должника, который не имеет официального дохода и зарегистрированного имущества. В таких случаях Фонд взаимодействует с трудовыми инспекциями, налоговой службой, полицией. В Великобритании создано специальное Агентство по взысканию средств на содержание детей - Child Support Agency, в функции которого входит взыскание средств на содержание детей с родителей, которые не живут с детьми. Полномочия Агентства, в том числе по принятию мер принуждения в отношении родителей, отказывающихся платить средства на содержание детей, распространяются на территории Англии, Уэльса и Шотландии. Еще один пример государства, где создан и функционирует специальный орган, обеспечивающий гарантии выплат алиментов, представляет Израиль. В случае если местонахождение должника по алиментным обязательствам неизвестно, взыскатель имеет возможность обратиться в Службу национального страхования. Для этого заявитель должен быть гражданином Израиля и иметь либо решение суда, либо соглашение о разводе, где оговорены алиментные обязанности другого родителя. При отсутствии соответствующих документов возможность взыскания алиментов через Службу национального страхования исключается. Следует учитывать, что Служба национального страхования не выплачивает алименты вместо родителя и не заменяет собой обязанность ответчика исполнять свои алиментные обязательства. Алиментные платежи осуществляются в соответствии с теми размерами, которые установлены самой Службой национального страхования (тарифом), а не в соответствии с решением суда. Из приведенных примеров очевидно, что для полноценной реализации норм в данной сфере необходимо, чтобы сами нормы национального законодательства, регулирующие обеспечение исполнения алиментных обязательств, в большей степени были ориентированы на нормы международного характера, содержащиеся в международных договорах. Проведенное исследование позволяет сделать следующие основные выводы: - международное право в отношении взыскания алиментных платежей находится в постоянном развитии. Важным шагом на пути его совершенствования следует считать принятие Конвенции 2007 г., в которой многие вопросы взыскания алиментов получили свою детализацию; - Конвенция 2007 г. направлена на установление одинакового режима принудительного исполнения судебных решений в отношении алиментов для граждан всех Договаривающихся Государств (т. е. применительно к России норма Конвенции 2007 г. будет распространяться как на граждан Российской Федерации, так и на иностранцев). При ратификации Россией Конвенции 2007 г. правовые препятствия для признания решений по алиментным обязательствам иностранных судов исчезнут. Однако устранение правовых препятствий не решает основную проблему - исполнение иностранных решений на территории России. Согласно статистическим данным в Федеральной службе судебных приставов в 2010 г. находилось на исполнении 1996106 исполнительных производств по взысканию алиментов, а окончено в связи с фактическим исполнением - 84747. В этой связи существенным условием обеспечения выполнения правовых норм Конвенции 2007 г. будет совершенствование норм внутреннего законодательства именно по исполнению решений суда; - для упрощения процедуры взыскания алиментов необходимо на законодательном уровне рассмотреть вопрос о закреплении в гражданско-процессуальном законодательстве принципа взаимности, предусматривающего признание и исполнение иностранных судебных решений при отсутствии международного договора. При обеспечении взаимности Россия сможет взаимодействовать с иными правопорядками, что, в свою очередь, позволит в будущем ставить вопрос об отмене в отношениях с такими государствами выдачи экзекватуры и введение упрощенного порядка признания и исполнения судебных решений иностранных государств.

Литература

1. Аминов Е. Р. Новация алиментных обязательств // Семейное и жилищное право. 2010. N 2. 2. Бекяшев К. А., Ходаков А. Г. Международное частное право: Сб. документов. М., 1997. 3. Галенская Л. Н. Взыскание алиментов за границей (о возможности присоединения России к Конвенции 2007 г. "О международном порядке взыскания алиментов на детей и других формах содержания семьи") // Журнал международного частного права. 2009. N 1. 4. Гуреев В. А. Признание и принудительное исполнение иностранных судебных решений: российское законодательство и европейский опыт // Современное право. 2010. N 4. 5. Дзюбровская Л. В. Содержание соглашения об уплате алиментов как исполнительного документа // Семейное и жилищное право. 2010. N 2. 6. Марышева Н. И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. 7. Ржаницына Л. С. Алименты на детей как элемент ответственности // Социологические исследования. 2010. N 7. 8. Шерстнева Н. С. Соотношение международно-правовых актов и семейного законодательства Российской Федерации в регулировании усыновления при наличии иностранного элемента // Международное публичное и частное право. 2006. N 4. 9. Blair M., Weiner M., Stark B., Maldonado S. Family Law in the World Community: Cases, Materials, and Problems in Comparative and International Family Law. Durham, 2009. 10. Crouch H. Divorce and Its Tax Impact. Allyeartax Guides, 2006. 11. Franklin B. The New Handbook of Children's Rights: Comparative Policy and Practice. Routledge, 2001.

------------------------------------------------------------------

Название документа