Неравный раздел

(Евсеев Е.)

(«Юридическая газета», 2011, N 18)

Текст документа

НЕРАВНЫЙ РАЗДЕЛ

Е. ЕВСЕЕВ

Евсеев Евсей, юрист (г. Рыбинск), член НП «Межрегиональное цивилистическое общество».

Дела о разделе совместно нажитого имущества супругов в судебной практике одни из самых распространенных. При этом суды крайне редко отступают от принципа равенства долей супругов в интересах несовершеннолетних детей. Почему? Предлагаемая статья представляет собой попытку ответа на этот вопрос.

Исключение из правил

По общему правилу п. 1 ст. 39 Семейного кодекса РФ при разделе общего имущества супругов и определении их долей в нем таковые доли признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Кроме данного исключения, согласно п. 2 настоящей статьи, суд вправе отступить от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интереса несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов. Данная норма в широком смысле может рассматриваться также и как исключение из п. 4 ст. 60 СК РФ в той его части, которая устанавливает отсутствие права собственности у ребенка на имущество родителей, а у родителей — на имущество ребенка.

Законный интерес

Как примеры наличия указанного в п. 2 ст. 39 СК РФ заслуживающего внимания законного интереса супруга в данной норме приводятся случаи неполучения другим супругом доходов по неуважительным причинам или расходования им общего имущества супругов в ущерб интересам семьи. Кроме этого, как разъясняется в абз. 1 п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 05.11.98 N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», к таковым относится также случай, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным независящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности.

Проблема правоприменения

Таким образом, ни закон, ни официальные разъяснения ВС РФ не устанавливают конкретных случаев, свидетельствующих о наличии интереса несовершеннолетних детей для отступления судом от принципа равенства долей супругов. На наш взгляд, данное обстоятельство и является главной причиной весьма скудной и крайне противоречивой судебной практики.

Абзац 2 п. 17 приведенного разъяснения ВС РФ предписывает суду приводить в решении мотивы отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, что вполне обоснованно. В то же время более чем очевидно, что данное требование в отсутствие примерного перечня случаев, подтверждающих интерес несовершеннолетних детей, для судей становится не только тяжким бременем, но и, как это ни печально, в большинстве своем непреодолимым препятствием. Конечно, заявитель должен представить суду свои доводы на данный счет, но ведь последнему будет необходимо оценить их обоснованность, что по указанной причине совсем непросто.

Противоречия судебной практики

Весьма показательным для иллюстрации вышеописанных трудностей и проистекающих из них ошибок, а также возможной предвзятости суда является решение Куйбышевского районного суда города Омска от 02.12.2009 N 2-4961/2009. Суд, отказывая в отступлении от принципа равенства долей супругов при разделе их общего имущества в интересах несовершеннолетнего ребенка, исходил, во-первых, из того, что таковое отступление суть именно право, а не обязанность суда. Во-вторых, основываясь на буквальном толковании понятия «несовершеннолетние дети», суд заключил, что тут говорится о случае, когда у супругов имеется не менее двух детей.

Представляется, что последний довод суда явно надуман. Понятие «несовершеннолетние дети» употребляется также в целом ряде других норм СК РФ (п. 1 и 2 ст. 19, п. 1 ст. 21, п. 1 ст. 23 и др.), при этом как судебная практика, так и правовая доктрина однозначно подтверждают, что таковой термин, в том числе и в п. 2 ст. 39 СК РФ, является обобщающим, поэтому буквальное его толкование заведомо неверно. Впрочем, случаи отступления судом от начала равенства долей супругов значительно чаще имеют место, когда у них имеется двое или больше детей. На это, например, специально обращается внимание в решении Невинномысского городского суда Ставропольского края от 06.11.2009 N 2-2359/2009 и решении Щербиновского районного суда Краснодарского края от 16.03.2010. Тем не менее представляется, что решающего значения данное обстоятельство, конечно, иметь не должно.

По поводу же того, что применение настоящей нормы является правом, но не обязанностью суда, следует заметить, что на первый взгляд данное обстоятельство действительно может представиться как полностью законный повод для суда принципиально воздерживаться от применения п. 2 ст. 39 СК РФ вовсе. Тем не менее при разрешении между супругами спора суд прежде всего стоит на страже интересов их несовершеннолетних детей как более слабой стороны. Поэтому данное право суда, как бы странно это не прозвучало, сродни его обязанности.

Впрочем, тут возможны исключения, например, когда имеется, так сказать, уравновешивающий и нейтрализующий такое отступление заслуживающий внимания интерес супруга, выступающего в споре противной стороной. В этой связи думается, что, исходя из сложности фактических обстоятельств по подобным делам, суд наделяется именно правом на применение п. 2 ст. 39 СК РФ. Возложение на суд такой же обязанности может привести к несправедливым судебным решениям.

По нашему мнению, суду здесь следует найти золотую середину, а именно ни в коем случае, что называется, не саботировать применение данной нормы. Однако и применять ее суд должен осторожно, точно взвесив в рамках конкретного спора все «за» и «против». Другой вопрос, как этого добиться на практике.

Некоторые выводы

Для начала попробуем установить, а в чем собственно заключается интерес несовершеннолетних детей по таким делам.

Представляется, что законодатель в п. 2 ст. 39 СК РФ совсем не случайно не приводит конкретные случаи, ведь интерес несовершеннолетних детей достаточно очевиден.

Ясно, что он носит имущественный характер, и потому следует исходить из норм об имущественных правах ребенка п. 1 и 2 ст. 60 СК РФ, по которым он имеет право на получение содержания от родителей в форме алиментов, пенсий и пособий, которые расходуются на его содержание, воспитание и образование. Из чего следует, что интерес несовершеннолетних детей состоит в надлежащем их обеспечении всем необходимым для полноценного физического, нравственного и умственного развития: продуктами питания, медикаментами, одеждой и обувью, игрушками, учебниками и т. п. Подтверждением чему являются также положения п. 5 ст. 38 СК РФ о не подлежащем разделу личном имуществе несовершеннолетних детей.

Раздел имущества супругов неизбежно влечет ухудшение материального положения их несовершеннолетних детей, поскольку то имущество, которым они раньше могли владеть и пользоваться на основании п. 4 ст. 60 СК РФ совместно по соглашению со своими родителями, становится для них недоступным или доступ к нему существенно ограничивается. Учитывая это, суд может допустить рассматриваемое отступление, выделив в натуре в собственность того супруга, с которым остаются проживать несовершеннолетние дети, часть совместного нажитого имущества, не предназначенного исключительно для удовлетворения потребностей последних. В особенности когда таковое относительно недорого и (или) отсутствует в наличии у это супруга. Так, в Обобщении судебной практики Заволжского районного суда города Ульяновска по гражданским делам о разделе совместно нажитого имущества супругов за период с 01.08.2008 по 31.12.2008 упоминается решение, в котором суд отступил от принципа равенства долей супругов ввиду того, что их несовершеннолетний сын остался проживать с истицей. Суд увеличил ее долю на 7 тыс. рублей, а также передал ей телевизор, видеокамеру, домашний кинотеатр и мягкую мебель на общую сумму 13,5 тыс. рублей.

В требовании о применении п. 2 ст. 39 СК РФ в отношении недвижимого имущества суды чаще отказывают. Так, решением Кежемского районного суда Красноярского края от 07.05.2010 N 2-288/10 истице было отказано в отступлении от начала равенства долей супругов в праве собственности на квартиру ввиду проживания совместно с ней двух несовершеннолетних детей, поскольку раздел имущества супругов в равных долях, в сущности, нисколько не препятствует последним владеть и пользоваться спорной квартирой (см. также решение Волжского городского суда Волгоградской области от 14.07.2009 N 2-2445/2009). В этой связи весьма интересно решение Ягодинского районного суда Магаданской области от 12.08.2009, в котором при похожих обстоятельствах суд все же выделил истице помимо жилой площади в двухкомнатной квартире размером 14,3 кв. м еще и кухню с санузлом. Для подобного решения необходимо наличие технической возможности для выдела и передачи в раздельную собственность подсобных помещений в квартире. Именно по этой причине решением Слободского районного суда Кировской области от 21.05.2009 N 2-579/2009 в удовлетворении такого же требования было отказано.

Тем не менее считаем, что рассматриваемое отступление возможно и в отношении недвижимости, в том числе долей в праве собственности на нее, при наличии веских причин.

В заключение хотелось бы призвать спорящие стороны, их представителей и, конечно же, судей активнее пользоваться п. 2 ст. 39 СК РФ в делах о разделе совместно нажитого супругами имущества, тем самым защищая интересы их несовершеннолетних детей. Только так данная норма сможет заработать в полную силу, только так сформируется обширная и единообразная практика ее применения.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *