Раздел квартиры, приобретенной в браке (особенности инвестиционного договора с определением долей)

(Панагушин О. В.) («Жилищное право», 2011, N 6) Текст документа

РАЗДЕЛ КВАРТИРЫ, ПРИОБРЕТЕННОЙ В БРАКЕ

ОСОБЕННОСТИ ИНВЕСТИЦИОННОГО ДОГОВОРА С ОПРЕДЕЛЕНИЕМ ДОЛЕЙ

О. В. ПАНАГУШИН

Панагушин О. В., юрист.

Сегодня многие знают о том, что имущество, нажитое супругами в браке, является их совместной собственностью и при разводе подлежит разделу между бывшими супругами в равных долях, если иное не определено брачным договором или соглашением сторон <1>. ——————————— <1> О режиме совместной собственности супругов см. п. 1 ст. 256 ГК РФ, ст. 33, 34 СК РФ. О разделе имущества, нажитого в браке, см. п. 4 ст. 256 ГК РФ, ст. 38, 39 СК РФ.

Однако, как показывает практика, в некоторых случаях суды делают весьма оригинальные выводы.

СИТУАЦИЯ (НА ПРИМЕРЕ КОНКРЕТНОГО ДЕЛА <2>)

——————————— <2> Решение Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 21.01.2011 по делу N 2-308/11, оставленное в силе кассационным Определением суда кассационной инстанции по гражданским делам Новосибирского областного суда от 24.03.2011 по делу N 33-1930/2011.

В декабре 2001 г. между мужчиной и женщиной (далее — муж и жена) был заключен брак. В период брака (в 2004 г.) муж и жена (инвесторы) вступили в договорные отношения с застройщиком, заключив инвестиционный договор. Согласно инвестиционному договору застройщик обязан был построить многоквартирный дом и передать инвесторам трехкомнатную квартиру, а инвесторы обязаны были оплатить стоимость квартиры. Оплата цены инвестиционного договора производилась супругами за счет кредитов, полученных в банке. Каждый из супругов брал кредит на свое имя. В связи с этим в инвестиционном договоре были определены доли каждого из супругов на подлежащую созданию квартиру: муж — 1/3 доли в праве собственности, жена — 2/3 доли в праве собственности. Каждый из супругов уплачивал денежные средства застройщику от своего имени. В 2007 г. дом был построен, квартира была передана супругам, право собственности на квартиру было зарегистрировано в ФРС. Каждому из супругов было выдано свидетельство о праве собственности: мужу — на 1/3 доли в праве собственности на квартиру, жене — на 2/3 доли в праве собственности на квартиру. В феврале 2008 г. брак между супругами был расторгнут. В ходе расторжения брака ни один из супругов не заявил требований о разделе имущества. С февраля 2008 г. жена единолично пользовалась всей трехкомнатной квартирой. В августе 2010 г. у мужа возник имущественный интерес в отношении указанной квартиры, и он решил обратиться в суд с иском о разделе квартиры. Поскольку между супругами не был заключен брачный договор, не было соглашения о разделе квартиры, муж требовал от суда разделить квартиру пополам. Также было заявлено требование об определении порядка пользования квартирой.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ДВУХ ИНСТАНЦИЙ

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований мужа. Областной суд (кассационная инстанция) оставил решение суда первой инстанции без изменения. При этом суды мотивировали свои решения следующим: Инвестиционный договор, определяющий доли супругов в строящейся квартире, является соглашением супругов о разделе имущества, нажитого в браке. То есть, по мнению суда, квартира принадлежала супругам не на праве общей совместной собственности, а на праве общей долевой собственности. Соответственно требование мужа о разделе квартиры направлено на одностороннее изменение существенных условий инвестиционного договора (договора о разделе квартиры), т. е. является требованием об изменении размера долей в праве общей долевой собственности. Поскольку муж не проживает в квартире, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что жена препятствует ему пользоваться квартирой, требование об определении порядка пользования квартирой не может быть удовлетворено.

ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ДОГОВОР — СОГЛАШЕНИЕ О РАЗДЕЛЕ ИМУЩЕСТВА?

Фактически суды признали инвестиционный договор, направленный на приобретение имущества, соглашением о разделе общего имущества супругов. Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ, к имуществу, нажитому супругами во время брака, относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, а также приобретенные за счет общих доходов недвижимые вещи независимо от того, на имя кого из супругов приобретены такие вещи, а также независимо от того, кем из супругов внесены денежные средства. Указанная норма однозначно говорит о том, что какие бы доходы супруги ни получали в период брака, что бы они ни покупали, все это является имуществом, нажитым во время брака. И, в соответствии с п. 1 ст. 34 СК РФ, является общей совместной собственностью. Изменить режим возможно, заключив брачный договор. В рассматриваемом нами случае супруги такой договор не заключали. Также супруги могут по соглашению между собой разделить имущество, находящееся в их общей совместной собственности, определив долю каждого из них в таком имуществе (п. 2 ст. 38 СК РФ). Как видно из описанной выше ситуации: — на момент заключения инвестиционного договора квартиры еще не было в наличии (она физически отсутствовала). Поэтому разделить то, чего не было, супруги в 2004 г. не могли; — соглашения о разделе получаемых супругами доходов также не было. А то обстоятельство, что каждый из супругов самостоятельно оплачивал застройщику часть строящейся квартиры и, соответственно, на каждого из супругов была оформлена часть (определенная доля) квартиры, вполне вписывается в норму п. 2 ст. 34 СК РФ, процитированную выше. То есть 1/3 доли, оформленная на имя мужа, — совместная собственность обоих супругов, 2/3 доли, оформленные на имя жены, — совместная собственность супругов. В итоге, как ни крути, вся квартира целиком принадлежит супругам на право общей совместной собственности. В данном случае вполне уместно провести аналогию со следующей ситуацией: если бы супруги приобрели доли в разных квартирах, то приобретенные ими доли являлись бы общей совместной собственностью и ни у кого даже не возникло бы сомнения в обратном. Суды обеих инстанций смутило то, что квартира была одна, договор о приобретении квартиры (инвестиционный договор) был один, оба супруга подписали один и тот же договор. Однако суд не учел того, что предметом указанного инвестиционного договора являлось создание объекта недвижимости застройщиком и оплата инвесторами работ по его созданию. Заключив указанный договор, застройщик пришел к соглашению с каждым инвестором (супругом) по вопросу создания объекта недвижимости и его оплаты. Данный договор не являлся соглашением между супругами о разделе нажитого в браке имущества и вряд ли мог быть квалифицирован как такое соглашение. Просто каждый из супругов самостоятельно вступил в отношения с застройщиком и обязался самостоятельно уплатить застройщику определенную сумму денег. Более того, каждый из супругов самостоятельно получал в банке кредит. Вполне естественно, что банк определял сумму кредита в зависимости от размера заработной платы каждого супруга. Банк не интересует общий (семейный) бюджет супругов. Заработная плата мужа на момент получения кредита и оплаты цены инвестиционного договора была меньше заработной платы супруги. Именно отсюда и проистекает указание в инвестиционном договоре на доли: — каждый супруг самостоятельно брал в банке кредит на свое имя; — кредиты были целевые (на приобретение недвижимости), поэтому каждый супруг вынужден был указать в инвестиционном договоре стоимость той части строящегося объекта недвижимости, которую он в состоянии оплатить; — на основании этого застройщик согласовал с каждым из супругов его долю в создаваемом объекте недвижимости; — исходя из суммы полученного кредита и согласованной с застройщиком доли, каждый супруг самостоятельно оплатил застройщику часть создаваемой квартиры. Как видим, супруги, заключая инвестиционный договор, не согласовывали между собой условие о разделе совместно нажитого имущества. Каждый из супругов согласовывал с застройщиком условие создания и оплаты квартиры, будучи связан кредитными обязательствами. Изменяя смысл договора, суд, по сути, ввел новый критерий для квалификации договора (уяснения сути соглашения): если два лица подписали один документ, то это автоматически означает, что они что-то согласовали между собой. При этом суд не учел того, что, подписывая один и тот же документ (в описанном нами случае — инвестиционный договор), два лица (в нашем случае — супруги) не обязательно вступают между собой в договорные отношения, не обязательно что-нибудь согласовывают между собой. Каждый из них может выступать самостоятельно от своего имени в отношениях с третьим лицом (в нашем случае — застройщиком), согласовывая именно с ним те или иные условия отношений. Супруги, по существу, выступали как одна сторона инвестиционного договора (инвесторы). Соответственно никакого соглашения между ними ни о чем, включая раздел имущества, быть не могло. То есть инвестиционный договор, предметом которого являлись только создание квартиры и обязанность по оплате ее стоимости, не являлся соглашением о разделе имущества, нажитого в период брака.

ИМЕЛ ЛИ ПРАВО СУД ОТКАЗАТЬСЯ ОТ РАССМОТРЕНИЯ ПО СУЩЕСТВУ ТРЕБОВАНИЯ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОРЯДКА ПОЛЬЗОВАНИЯ ОБЩИМ ИМУЩЕСТВОМ?

Самым удивительным во всей этой истории является отказ суда удовлетворить требование об определении порядка пользования квартирой. Согласно п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в общей собственности, при недостижении согласия всех ее участников осуществляются в порядке, устанавливаемом судом. В рассматриваемом нами случае имелось всего два участника общей собственности: муж и жена. Согласия они не достигли, что подтверждается подачей мужем искового заявления о разделе имущества и об определении порядка пользования квартирой. Пункт 1 ст. 247 ГК РФ прямо указывает в таком случае на обязанность суда определить порядок пользования общей квартирой. То есть у суда нет выбора, определять или не определять порядок пользования. Суд обязан определить порядок пользования общим имуществом в любом случае. Однако суд вопреки установленной законом обязанности уклонился от ее исполнения, т. е. отказался удовлетворить требование истца (мужа) определить порядок пользования квартирой. При этом суд мотивировал отказ тем, что: — в деле нет доказательств, свидетельствующих о нарушении ответчиком (женой) прав истца, закрепленных ст. 209 ГК РФ; — истец (муж) не проживает в общей квартире; — не исполняет обязанности собственника по ее содержанию; — в деле нет доказательств принятия истцом (мужем) мер к вселению в квартиру; — истец (муж) не представил доказательств, подтверждающих создание ответчиком (женой) препятствий истцу (мужу) к вселению в квартиру. Как видно из нормы п. 1 ст. 247 ГК РФ, единственным условием для того, чтобы суд установил порядок пользования общим имуществом, является условие о недостижении согласия между участниками общей собственности о порядке пользования общим имуществом. То есть не важно, проживает или нет участник общей собственности (муж) в спорной квартире, пытался он вселиться или не пытался, препятствует ему кто-то вселиться или не препятствует, исполняет он обязанности по содержанию квартиры или не исполняет, суд в любом случае обязан: — рассмотреть требование истца (участника общей собственности) по существу; — определить порядок пользования имуществом, находящимся в общей собственности. Суд не имеет права отказать в удовлетворении такого требования, поскольку при недостижении супругами соглашения никто, кроме суда, законом не уполномочен разрешить этот вопрос (определить порядок пользования имуществом, находящимся в общей собственности). Если вывод суда о том, что инвестиционный договор одновременно является соглашением о разделе имущества, еще можно чем-то объяснить, то отказ удовлетворить требование об определении порядка пользования общим имуществом вообще не поддается никакому объяснению и остался для автора настоящей статьи неразрешимой загадкой <3>. ——————————— <3> Естественно, на судебные акты подана надзорная жалоба в Президиум Новосибирского областного суда, но, как показывает практика, надзорные жалобы рассматриваются, по существу, крайне редко.

К сожалению, до начала описанного выше судебного разбирательства автору настоящей статьи не удалось найти ни одного судебного акта, в котором суд пришел бы к таким же выводам, к которым пришли суды двух инстанций в описанной выше ситуации. Поэтому автор настоящей статьи считает необходимым информировать заинтересованных лиц об имеющейся судебной практике.

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ

Бекренева Т. Д., юрист ООО «Экспо-профс».

Статья затрагивает сложнейший вопрос в имущественных правоотношениях между супругами при разводе. Один из главных вопросов при разводе супругов — как произвести раздел совместно нажитого имущества. При этом одним из первостепенных вопросов является вопрос раздела недвижимого имущества. В ситуации, когда надо произвести раздел недвижимости, получаемой в рамках ипотечного кредитования, в результате исполнения инвестиционных договоров или договоров долевого участия в строительстве и при отсутствии брачного контракта, возникают сложности. Законодательством данные отношения не регламентированы, а правоприменительная практика критерии еще не определила. Однако хотелось бы предложить автору статьи, что, прежде чем говорить о разделе общего имущества супругов, нужно сказать немного о самой общей собственности как объекте гражданского права. Так, имущество граждан находится в частной форме собственности. Право собственности у супругов может начаться в момент создания вещи, например при построении ими дома, получении плодов, написании стихов или создании изобретения одним из супругов (первоначальный способ приобретения права), или путем приобретения имущества или имущественных прав (вторичный способ). Независимо от способа приобретения имущество, нажитое супругами во время брака, является их общей собственностью. В п. 1 ст. 244 ГК РФ говорится, что имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. Отправной точкой формирования имущества является дата регистрации брака. Согласно действующему гражданскому законодательству общая собственность бывает двух видов: долевая и совместная. При долевой собственности имущество собственников заранее разделено на определенные доли, которые могут быть как равными, так и разными. Документом, который юридически закрепляет данный вид собственности между супругами, является брачный контракт (соглашение). Отличием долевой собственности от совместной является тот факт, что размеры имущества супругов в долях не определены заранее. Величина долей такой собственности определяется лишь в случае прекращения брака, а также по согласию супругов или по решению суда, если согласие достигнуто не было. Выбор между совместным и долевым режимом общей собственности делают сами супруги. Только они определяют свои имущественные правоотношения. Так, если ими не были предприняты какие-либо действия, режим имущества будет совместный, если же супруги составили брачный договор, режим имущества становится долевым. В России наиболее распространенным видом имущественных правоотношений между супругами является совместная собственность. Совместно нажитым имуществом супругов признается недвижимое и движимое имущество, которое приобреталось и постепенно накапливалось супругами во время их проживания друг с другом, при этом не имеет значения, на кого оно зарегистрировано. Моментом начала образования совместной собственности супругов, как считают многие правоведы, является: — время получения тех или иных доходов либо имущества одним из супругов; — момент возникновения права собственности у обоих супругов или у одного из супругов на какие-либо выплаты, вознаграждения или иные виды имущества (так, например, супруг, приобретая имущество у третьих лиц путем купли-продажи, мены и т. д., автоматически делает своего партнера по браку сособственником, в результате чего и возникает совместная собственность). В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» сказано, что общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу норм гражданского законодательства может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. По общему правилу в соответствии со ст. 39 Семейного кодекса РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными. Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интересов несовершеннолетних детей и исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи. При этом в судебном решении должны быть приведены мотивы отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15). Следует сказать, что в судах общей юрисдикции повсеместно принята практика раздела общего имущества супругов в равных долях. Отступление от принципа равенства долей супругов в общем имуществе возможно на основании брачного договора, заключенного между супругами; на основании соглашения супругов об определении долей в общем имуществе; оно может также явствовать из соглашения супругов о разделе имущества. Законодатель не называет пределы, до которых может быть уменьшена или увеличена доля одного из супругов. Решение вопроса ставится в зависимость от большого числа индивидуальных обстоятельств. Критерием правильного применения этих норм при рассмотрении конкретных дел будут являться принципы приоритета защиты прав и интересов несовершеннолетних, нетрудоспособных нуждающихся бывших супругов. Из комментируемой статьи данное обстоятельство не усматривается. Поэтому представляется, что хотя и приобретена была каждым супругом отдельная доля в праве собственности на квартиру, но эта отдельная доля в праве выступает самостоятельным объектом права и исходя из положений п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ является для супругов совместной собственностью. Указанная квартира как объект права собственности была приобретена супругами в соответствии с ФЗ от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». Супруги выступали как инвесторы. Следует отметить, что в ГК РФ нет договоров, которые бы устанавливали инвестора в качестве обязательной стороны договора, поэтому статус лица как инвестора для гражданско-правовых соглашений правового значения не имеет. Сами договоры используются инвестором для осуществления инвестиций, т. е. выступают в качестве правового средства достижения поставленной цели — получения дохода (прибыли) или иного полезного результата. Поэтому инвестиционные правоотношения, возникающие в связи с заключением и исполнением гражданско-правовых соглашений, необходимо рассматривать в качестве гражданско-правовых отношений, которые могут одновременно объединять в себе целый ряд различных отношений, как имущественных, так и личных неимущественных. Поэтому приобретенная доля в праве на квартиру, равно как и приобретение, например, просто квартиры как объекта права в рамках реализации инвестиционного контракта, должны расцениваться как общее имущество супругов. Соответственно раздел квартиры, права на которую возникли у супругов из исполнения договора инвестирования, при отсутствии брачного договора между ними должен быть осуществлен исходя из принципа равенства долей супругов в их общем имуществе. Правомернее было бы признать, что правовой режим инвестиционного договора и правовой режим брачного контракта совершенно различны, они не могут заменить друг друга, быть приравнены другу к другу, как по основаниям возникновения, так и по последствиям. Далее, касательно отказа суда удовлетворить требование об определении порядка пользования квартирой, к сказанному хотелось бы добавить, что не только нормы п. 1 ст. 247 ГК РФ указывают на обратное, но и Пленум ВС РФ в п. 6 Постановления N 4 от 10.06.1980 «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом» установил: при установлении порядка пользования домом (ст. 247 ГК РФ) каждому из сособственников передается в пользование конкретная часть строения исходя из его доли в праве общей собственности на дом. При этом право общей собственности на дом не прекращается. Выделенное помещение может быть неизолированным и не всегда точно соответствовать принадлежащим сособственникам долям. Данное указание должно применяться и при рассмотрении настоящего дела. Учитывая изложенное, представляется, что решения судов, на которые ссылается автор, являются незаконными и подлежат оспариванию и данный вопрос необходимо в статье проанализировать.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *