Обычно-правовой статус главы семьи у коми (зырян) в XIX — начале XX в

(Плоцкая О. А.) («Семейное и жилищное право», 2013, N 6) Текст документа

ОБЫЧНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ГЛАВЫ СЕМЬИ У КОМИ (ЗЫРЯН) В XIX — НАЧАЛЕ XX В.

О. А. ПЛОЦКАЯ

Плоцкая Ольга Андреевна, доцент кафедры теории и истории государства и права Юридического факультета Федерального бюджетного государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Сыктывкарский государственный университет», кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена исследованию обычно-правового статуса мужчины в семье у коми (зырян) в XIX — начале XX в. Представлены особенности правового статуса главы семьи у зырян. Особое внимание уделяется анализу его прав, привилегий, обязанностей в гражданско-правовых, брачно-семейных отношениях.

Ключевые слова: правовой обычай, правовой статус мужчины, зыряне, обычно-правовые отношения, субъект права, брачно-семейные отношения, глава семьи, патриархальные отношения.

Customary status of the head of Komi family in the XIX — beginning of the XX century O. A. Plotskaya

Plotskaya Olga Andreevna, assistant professor of the Chair of Theory and History of State and Law of the Law Faculty at the Federal Budgetary State Educational Institution of Higher Professional Education «Syktyvkar State University», candidate of juridical sciences, assistant professor.

The article is devoted to research of customary legal status of man in a family of Komi (zyryan) in XIX — the beginning of XX century. The features of the legal status of the household head of Zyryans are presented. Particular attention is paid to the analysis of its rights, privileges and duties in civil law, marriage and family relations.

Key words: legal practice, the legal status of the man, Zyryans, commonly-law relationship, the subject of law, marriage and family relations, the head of family, patriarchal relations.

Исследование обычно-правового статуса мужчины, как и иных членов семьи, у коми (зырян) в XIX — начале XX в. сегодня представляется все более актуальным, т. к. обычно-правовое регулирование жизнедеятельности народов, проживающих на территории Российской Федерации, в контексте этноправовых традиций играет значительную роль в правовом пространстве нашей страны. Актуальность работы обусловлена предпринятой в ней попыткой выявления особенностей обычно-правового положения мужчины в семье как ее главы у коми (зырян) в период с XIX по начало XX в. Специальное комплексное изучение правового положения мужчин у зырян в XIX — начале XX в. не составляло самостоятельного предмета исследования научных работ. Однако различные аспекты брачно-семейных отношений и роли зырянского мужчины в жизни зырянской общины неоднократно находились в центре внимания российских ученых в различные периоды. В дореволюционной российской литературе некоторые вопросы, посвященные возрастным нормам совершеннолетия, обычно-правовому порядку вступления в брак, различиям в брачном возрасте у девушек и молодых людей, проведению брачной процедуры, хозяйственно-бытовым занятиям мужчин и женщин, были частично рассмотрены в работах М. Михайлова, И. Попова, О. Ежова, В. Аврамова, А. Фролова, Ф. Арсеньева <1>. ——————————— <1> Михайлов М. Физические и нравственные свойства зырян // Вологодские губернские ведомости. 1853. N 17; Поповъ И. Черты изъ быта, нравовъ и обычаевъ Зырянъ Яренскаго уезда, Удорского края // Вологодские губернские ведомости. 1875. N 90; Ежов О. Личность и отличительные качества зырян // Вятские губернские ведомости. 1857. N 22, 23; Аврамов В. Жители Яренского уезда и их хозяйственный быт // Вологодские губернские ведомости. 1859. N 37, 42; Фролов А. Свадебные и похоронные обычаи жителей села Устьнемскаго, Устьсысольского уезда // Вологодские губернские ведомости. 1885. N 21; Арсеньев Ф. А. Хозяйственно-статистический очерк Вологодской губернии за 1869 г. Вологда, 1873.

В научных трудах советских ученых <2> раскрывались общие сведения о традиционном брачном возрасте, о традиционных семейных и свадебных обрядах. В работах предпринимались попытки определить факторы, влияющие на характер брачно-семейных отношений у коми (зырян), национальные особенности заключения брака у коми (зырян), национальные занятия зырянских мужчин и женщин, их роль в хозяйственно-экономической жизни семьи и общины <3>. ——————————— <2> Белицер В. Н. Очерки по этнографии народов коми (зырян и пермяков) // Труды Института этнографии АН СССР. Т. 45. М., 1958; Плесовский Ф. В. Свадьба народа коми. Сыктывкар, 1968; Плесовский Ф. В. К вопросу о развитии семьи у коми и удмуртов: Историко-филологический сборник. Вып. 6. Сыктывкар, 1961. <3> Соловьев В. В. Брачно-семейные отношения коми крестьян в конце XIX в. — начале XX в. // Вопросы этнографии народа коми. Труды ИЯЛИ Коми филиала АН СССР. Вып. 32. Сыктывкар, 1985.

В современных исследованиях практически нет специальных юридических работ, посвященных правовому статусу главы семьи у зырян в рассматриваемый период. Отдельные работы в рамках исторических, этнографических, педагогических исследований <4> частично касались традиционных семейных обрядов народов Европейского Севера, мифологических аспектов брачных ритуалов, гендерных и демографических характеристик лиц, вступающих в брак, роли мужчины и женщины в семье. ——————————— <4> Краева И. Ю. Традиционная коми семья: особенности воспитания. Сыктывкар, 2010; Вишнякова Д. В. Матримониальное поведение населения Европейского Северо-Востока России в XIX — начале XX в.: гендерные характеристики // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Ч. I. 2012. N 6(20); Вишнякова Д. В., Семенов В. А. Брачность населения Европейского Северо-Востока России во второй половине XIX — начале XX в. // Известия Коми научного центра УрОРАН. 2010. N 4.

Однако рассматриваемая проблема как правовое явление по своей сущности долгое время не подвергалась правовому научному анализу, что обосновывает необходимость и актуальность проведения исследования в означенной сфере. В настоящей работе предпринята попытка проведения анализа обычно-правового статуса зырянского мужчины как главы семьи в XIX — начале XX в. При экономической замкнутости хозяйств, социальной обособленности отдельных этнических групп зырянского населения создавались условия для бытования специфических обычно-правовых норм, регулировавших в том числе и правовое положение мужчины в структуре семейно-общинных правовых традиций зырянских крестьян. Правовая система зырянской общности, так же как и у ближайшего родственного им народа — удмуртов <5>, в рассматриваемый период была направлена на регулирование ежедневного функционирования таких наиболее важных институтов зырянского крестьянского населения, как семья и правовой статус каждого индивида в ней, а также жизнедеятельности сельской поземельной общины. В соответствии с системой обычно-правовых норм, которая отражала права и обязанности отдельного индивида в структуре общественной иерархии, интересы индивида как субъекта правоотношений должны были подчиняться общественным интересам. И хотя статус субъекта правоотношения зависел от семьи, общины, родственного окружения, тем не менее это не означало его отсутствия. Несмотря на то, что правовой статус главы зырянской семьи или иного ее члена в традиционном зырянском обществе не был зафиксирован правовыми нормами, он регулировался обычно-правовыми нормами и реализовывался благодаря системе общинно-семейных отношений. ——————————— <5> Александров Ю. В. Обычное право удмуртов (XIX — начало XX в.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Ижевск, 1998. С. 24.

Доминирование обычно-правового статуса зырянского мужчины над женщиной закреплялось в обычно-правовых нормах, культивировавшихся в правосознании зырян с малолетства. Уже с самого рождения неравноправие в правовом статусе девочек и мальчиков проявлялось в полной мере, т. к. в общественном сознании царила идея превосходства кормильца-мужчины, который в старости накормит родителей. «Мальчиков ценятъ вообще гораздо больше; рожденiе девочки не составляетъ праздника для семьи, и она не является здесь желательной гостьей… уже съ самыхъ раннихъ летъ она должна начинать отрабатывать тотъ кусокъ, который ей достается после братьев, а когда она подрастетъ, ее ценятъ исключительно, какъ рабочую силу…» <6>. ——————————— <6> Мартынов С. В. Печорский край. Очерки природы и быта. Населенiе, культура, промышленность. СПб., 1905. С. 59.

В годы юношества обычно-правовой статус парня сильно не изменялся. С детства из него готовили добытчика-промысловика, т. е. кормильца. «Во всем зырянскомъ крае не отыщется ни одной деревни, въ которой бы молодые парни не умели обращаться съ ружьем метко и съ тактомъ. По врожденной склонности къ охоте, дети не требуют у отцов ни кафтановъ праздничныхъ, ни рубахъ красныхъ, ни шапокъ городскихъ, а со слезами просятъ купить имъ винтовку, получивъ которую и начинаютъ бродить даже в летнее время по окрестнымъ лесамъ за молодыми рябчиками, тетеревами и куропатками» <7>. ——————————— <7> Арсеньев Ф. А. Зыряне и их охотничьи промыслы // Зыряне и зырянский край в литературных документах XIX века / Под ред. В. А. Лимеровой. Сыктывкар. С. 19.

Обычно-правовые зырянские воззрения не ограничивали юношу в правах, т. к. его даже считали полноправным членом семьи практически с юного возраста, когда ребенок начинал связно выражать свои мысли. В шестнадцатилетнем возрасте, достигнув полной правоспособности в соответствии с нормами обычного права, молодые охотники уже могли самостоятельно отправляться на дальний промысел. У коми (зырян) при вступлении в брак часто заключались брачные договоры. Такие договоры заключали родители или старшие родственники. Распространенной формой был калымный брак, в котором калым как своеобразная плата или выкуп за невесту вносился женихом родителям или родственникам невесты. Договор, предусматривавший размер, вид калыма и время его внесения, имел юридическую силу и являлся важнейшим актом заключения брака. Если невеста в соответствии с этим договором являлась не субъектом права, а объектом, в отношении которого заключается договор, то жених — полноправным субъектом права, имеющим определенный набор прав и обязанностей, оговаривавшихся в договоре. Обязательным считалось пребывание в браке для взрослого дееспособного человека в соответствии с обычно-правовыми нормами. Данная обязательность относилась и к мужчинам, и к женщинам. Если для женщины замужество являлось не только потерей свободы, но и сменой привычного, обыденного образа жизни, то мужчине женитьба прибавляла «статусности» и означала повышение обычно-правового положения. Он, находясь в семье своего отца, приобретал статус младшего после старика-отца главы семьи. В большой патриархальной семье ее главой являлся старик-отец, которому должны были подчиняться все члены семьи, в том числе и дети. Если он становился слабым и старым, то руководство всей хозяйственной и общественной жизнью принимал старший по возрасту сын. Такие нераздельные семьи были распространены в отдаленных от центра районах в верховьях рек Вычегды, Печоры и состояли из 30 — 50 человек. Однако «во второй половине XIX века наблюдается уменьшение численности большой семьи, так как начинается процесс интенсивных семейных разделов. Об этом можно судить по подворным переписям 1872 года» <8>. ——————————— <8> Краева И. Ю. Традиционная коми семья: особенности воспитания. Сыктывкар, 2010. С. 18.

Данная тенденция появилась одновременно с формированием зырянской земельной общины, в основе которой лежали семейно-родовые земельные отношения. Постепенно складывалась ситуация, при которой демографический рост общины не позволял совместно проживать на одной территории всем членам общины. Поэтому со временем между членами общины проводился дележ всех разработанных и пригодных для сельскохозяйственных целей земельных угодий. Однако критерии деления, способы и приемы не всегда были «прозрачны». Отсюда и возникали споры по поводу принадлежности ряда земель, которые со временем стали признаваться общим достоянием всех семей. Но были и исключения, т. е. земли, которые не подвергались обмеру. «И лишь тъ земли, льготное индивидуальное владенiе которыми оформлено отдельнымъ «приговоромъ» не входятъ въ обмеръ, наравне съ «неудобряемыми» новыми пашнями и съ теми покосными чищобами, которыя «только что начаты» разделкой, и съ которыхъ ничего «не накашивается» <9>. ——————————— <9> См.: Труды экспедиции по использованию земель Печерского края Вологодской губернии / Под ред. П. И. Соколова. Т. II. СПб., 1910. С. 52.

Стремления отдельных зырянских семей приобрести право собственности на землю и закрепить ее в единоличном пользовании распространялись также на сенокосные угодья, чащобы и «разделки», как участки земли, к которым применялся целый ряд сельскохозяйственных операций. Подобные явления были вызваны стремлением взрослых женившихся сыновей домохозяина (отца семейства), живших совместно с родителями, произвести так называемую разделку новых земель, т. е. закрепить за собой общесемейные неиндивидуализированные земли, которые часто называли «росчисти», представлявшие собой вырубленное и выжженное место в лесу для пашни. Поэтому уже начиная с последней четверти XIX в. в Коми крае господствующей формой семьи являлась малая семья, в которой муж и отец семейства являлся одновременно главой семьи. Мужчины принимали участие в общественной жизни общины, обладая правом голоса на общинных сходках, где рассматривались вопросы, связанные с распределением сельскохозяйственных земель, обустройством села, некоторые спорные земельные вопросы и т. д. Главы семейств обладали определенными привилегиями. Так, только мужчина мог сидеть за одним столом с другими мужчинами, пришедшими в гости. Женщине это не позволялось. Только глава семьи мог самостоятельно выезжать за пределы своего селения. Женщине выезжать дозволялось редко и только с согласия супруга. Во многих районах зырянского края при распределении земель учитывались лица мужского пола. На женщину не выделяли земли либо выделяли четверть душевого надела. В соответствии с обычно-правовыми нормами как в органы управления мирским обществом, так и в органы государственной власти при необходимости обращался глава семьи. Например: «Приговор сельского схода крестьян… Выльгортской волости Устьсысольского уезда созыва 23 декабря 1892 года… На него явилось: сельский староста, «58» Домохозяев имеющих голоса…» <10>. Только в редких случаях, когда женщина оставалась вдовой, она могла подать прошение о рассмотрении ее дела. ——————————— <10> Приговор сельского схода крестьян… Выльгортской волости Устьсысольского уезда созыва 23 декабря 1892 года // НА РК. Ф. 6. Оп. 1. Д. 54. С. 132.

Правовой статус зырянского мужчины и зырянской женщины не являлся единым и равным. Неравноправие женщины по отношению к ее мужу проявлялось не только в предоставлении мужчине права голоса на общинных сходках и в представлении им семейных интересов вовне. Мужчине повиновались все домашние, в том числе и супруга. «Общий обычай требует со стороны жены безусловного повиновения мужу: всякую обиду она должна сносить от него с безмолвным терпением, без прекословия и жалоб» <11>. Таким образом, необходимо отметить, что муж и отец в семьях обладали властью над женами и детьми. ——————————— <11> Михайлов М. И. Домашний и семейный быт зырян // Архангельские губернские ведомости. 1852. N 23. С. 13.

Кроме того, глава семьи распоряжался денежными средствами и семейным имуществом, за исключением денежных средств, которые женщина получала от продажи продуктов собственного производства и собственного приданого. Он много времени уделял промыслам и сельскохозяйственным работам. «Отец чужд почти домашних своих, проводя все время в лесу или в поле или, наконец, покоясь на печи…» <12>. ——————————— <12> Там же. С. 33.

Однако существовали такие районы, как Усть-Цильма, где достаточно сильным было влияние русских старообрядцев. Обычно-правовой статус мужчины в этих районах приравнивался к обычно-правовому статусу женщины, которая считалась не только свободной, но и являлась равноправным членом семьи. Нередко браки заключались по взаимному согласию и симпатии, а не на хозяйственном расчете, поэтому супруги уважали и понимали друг друга. «Муж и жена зависимы друг от друга в интересах общего благосостояния и поэтому уважают друг друга» <13>. Вероятно, в связи с этим исследователи отмечают не только прочность семейных уз, но также и незначительное количество разводов. «По материалам переписи 1897 года в трех уездах Коми края только 26 человек находились в разводе» <14>. ——————————— <13> Држевецкий А. Медико-топография Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии. М., 1872. С. 42. <14> Бондаренко О. Е. Население Коми края в конце XIX века (по материалам переписи 1897 г.) // Коми крестьянство в эпоху феодализма и капитализма. Труды ИЯЛИ КФАН СССР. Сыктывкар, 1983. Вып. 29. С. 42.

Глава семьи являлся носителем власти в семье и образцом морального поведения. Он не был в семье деспотом и гегемоном. В семье культивировался дух уважения предков, в том числе и отца. «Отношение детей к родителям носит несколько патриархальный характер, во всяком случае отец до самой смерти сохраняет главенствующее положение в семье, и дети во всем почти подчиняются ему; мать до смерти сохраняет заботу и уважение со стороны детей» <15>. ——————————— <15> Добрянский К. М. Женщина-коми (зырянка). М., 1928. С. 21.

Необходимо отметить, что значительную роль в воспитании, в обучении промысловому ремеслу сыновей играли отцы. Они проявляли интерес даже к знаниям, получаемым их детьми в светской школе. «Замечено, что отцы зырянских мальчиков стали иногда заглядывать в школу — послушать, как учатся их дети, только, говорят, «жаль, что сечь перестали» <16>. ——————————— <16> Кичин В. Е. Нечто об Усть-Сысольске // Зыряне и зырянский край в литературных документах XIX века / Под ред. В. А. Лимеровой. Сыктывкар, 2010. С. 117.

Патриархальные отношения отражались даже в формах разговорного языка. «…Они имеют обычай называть друг друга по отчеству; но не так, как другие — сперва по имени, потом по отчеству; у них наоборот: впереди стоит имя отца, а за ним уже имя того, с кем идет речь. Они не скажут, например: «Здравствуй, Иван Яковлевич!», но «Олан-вылан, Яке Иван?» (обыкновенная приветственная форма зырян, которая слово в слово значит: «Живешь-можешь, Яков Иван?»)» <17>. В данном обычае, при котором на первом месте произносится имя отца, а порой деда и прадеда, можно проследить не только своеобразную дань уважения и почтения к предкам человека, к которому обращаются, но и доминирующую позицию мужчины в семье. ——————————— <17> Михайлов М. И. Домашний и семейный быт зырян // Архангельские губернские ведомости. 1852. N 23. С. 13.

Таким образом, обычно-правовой статус мужчины у коми (зырян) включал в себя как имущественные, так и личные права и обязанности, порождавшие соответствующие отношения, регулировавшиеся нормами обычного права. В имущественной сфере признавалось доминирующее положение мужчины как главы семьи, кормильца, т. е. человека, обеспечивавшего материальный достаток семьи и главного распорядителя семейным имуществом. В личных отношениях мужчина являлся полноправным хозяином, однако существовало взаимное уважение супругов, которое основывалось на традиционных зырянских обычно-правовых нормах.

Литература

1. Михайлов М. Физические и нравственные свойства зырян // Вологодские губернские ведомости. 1853. N 17. 2. Поповъ И. Черты изъ быта, нравовъ и обычаевъ Зырянъ Яренскаго уезда, Удорского края // Вологодские губернские ведомости. 1875. N 90. 3. Ежов О. Личность и отличительные качества зырян // Вятские губернские ведомости. 1857. N 22, 23. 4. Аврамов В. Жители Яренского уезда и их хозяйственный быт // Вологодские губернские ведомости. 1859. N 37, 42. 5. Фролов А. Свадебные и похоронные обычаи жителей села Устьнемскаго, Устьсысольского уезда // Вологодские губернские ведомости. 1885. N 21. 6. Арсеньев Ф. А. Хозяйственно-статистический очерк Вологодской губернии за 1869 г. Вологда, 1873. 7. Белицер В. Н. Очерки по этнографии народов коми (зырян и пермяков) // Труды Института этнографии АН СССР. Т. 45. М., 1958. 8. Плесовский Ф. В. Свадьба народа коми. Сыктывкар, 1968. 9. Плесовский Ф. В. К вопросу о развитии семьи у коми и удмуртов: историко-филологический сборник. Вып. 6. Сыктывкар, 1961. 10. Соловьев В. В. Брачно-семейные отношения коми крестьян в конце XIX в. — начале XX в. // Вопросы этнографии народа коми. Труды ИЯЛИ Коми филиала АН СССР. Вып. 32. Сыктывкар, 1985. 11. Краева И. Ю. Традиционная коми семья: особенности воспитания. Сыктывкар, 2010; 12. Вишнякова Д. В. Матримониальное поведение населения Европейского Северо-Востока России в XIX — начале XX в.: гендерные характеристики // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Ч. I. 2012. N 6 (20). 13. Вишнякова Д. В., Семенов В. А. Брачность населения Европейского Северо-Востока России во второй половине XIX — начале XX в. // Известия Коми научного центра УрОРАН. 2010. N 4. 14. Александров Ю. В. Обычное право удмуртов (XIX — начало XX в.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Ижевск, 1998. 15. Мартынов С. В. Печорский край. Очерки природы и быта. Населенiе, культура, промышленность. СПб., 1905.. 16. Арсеньев Ф. А. Зыряне и их охотничьи промыслы // Зыряне и зырянский край в литературных документах XIX века / Под ред. В. А. Лимеровой. Сыктывкар. 17. Труды экспедиции по использованию земель Печерского края Вологодской губернии / Под ред. П. И. Соколова. Т. II. СПб., 1910. 18. Приговор сельского схода крестьян… Выльгортской волости Устьсысольского уезда созыва 23 декабря 1892 года // НА РК. Ф. 6. Оп. 1. Д. 54. 19. Михайлов М. И. Домашний и семейный быт зырян // Архангельские губернские ведомости. 1852. N 23. 20. Држевецкий А. Медико-топография Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии. М., 1872. 21. Бондаренко О. Е. Население Коми края в конце XIX века (по материалам переписи 1897 г.) // Коми крестьянство в эпоху феодализма и капитализма. Труды ИЯЛИ КФАН СССР. Сыктывкар. 1983. Вып. 29. 22. Добрянский К. М. Женщина-коми (зырянка). М., 1928. 23. Кичин В. Е. Нечто об Усть-Сысольске // Зыряне и зырянский край в литературных документах XIX века / Под ред. В. А. Лимеровой. Сыктывкар.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *