К вопросу о понятии «санкция» в семейном праве

(Ситкова О. Ю.) («Семейное и жилищное право», 2013, N 6) Текст документа

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ «САНКЦИЯ» В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ

О. Ю. СИТКОВА

Ситкова Ольга Юрьевна, доцент кафедры гражданского и международного частного права ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», кандидат юридических наук, доцент.

В настоящей статье исследуются теоретические вопросы, касающиеся понятия «санкция». Анализируются позиции отечественных ученых по данному вопросу. Выделен характерный признак санкций семейного права — направленность на защиту нарушенного права. Лишь некоторые из них направлены на наказание правонарушителя.

Ключевые слова: семейное правонарушение, санкция, меры защиты, меры ответственности.

On the concept of «sanctions» in family law O. Yu. Sitkova

Sitkova Olga Yurevna, candidate of juridical sciences, associate professor of civil and international private law department of the Saratov State Law Academy.

This paper explored the theoretical issues related to the concept of «sanction». Positions of Russian scientists on this subject are analyzed. The characteristic feature of family law sanctions — focus on the protection of violated rights is selected. Only some of them focused on punishment of violator.

Key words: family violation, sanction, protective measures, measures of responsibility.

Термин «санкция» употребляется в нескольких значениях. В частности, под этим термином понимается: 1) структурная часть правовой нормы, содержащая последствия нарушения предписаний этой нормы; 2) утверждение компетентным органом какого-либо акта; 3) одобрение или разрешение каких-либо действий. Очевидно, что некоторые из этих значений к семейному праву не имеют отношения, т. к. во втором и третьем случаях речь идет скорее о санкционировании, нежели о санкции. С. С. Алексеев рассматривает санкции в качестве группы государственно-принудительных мер. Их отличие от других подобных мер в том, что они выступают в качестве «государственно-властной реакции на факт противоправного поведения, направлены на предупреждение правонарушений… на ликвидацию их последствий, связаны с воздействием на правонарушителя…» <1>. Таким образом, необходимость применения санкций связывается с неправомерным поведением субъектов семейных правоотношений, когда своим поведением они нарушают нормы семейного права и тем самым нарушают субъективные права других участников семейных правоотношений. При этом на необходимость применения санкций не влияет то обстоятельство, что правонарушители могут действовать невиновно. Для применения санкций достаточно противоправного поведения, которое негативно влияет как на права отдельных членов семьи, так и на нормальное функционирование семьи в целом. ——————————— <1> См.: Алексеев С. С. Общая теория права: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во «Проспект», 2008. С. 194.

Применение мер государственного воздействия направлено на борьбу с таким негативным влиянием, связано с приведением семейных отношений к нормальному состоянию, пресечением, а также предупреждением в будущем семейных правонарушений. В связи с различными целями государственного воздействия в законе выделяются и различные формы государственного воздействия. Так, например, ст. 81, 84, 85, 87 и др. статьи Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) направлены на принуждение субъектов семейных правоотношений к исполнению обязанностей, предусмотренных семейным законодательством. В данном случае — на исполнение обязанности по содержанию того или иного члена семьи. В СК РФ предусмотрены нормы, санкции которых направлены на предупреждение правонарушений. В частности, ч. 4 ст. 66 СК РФ указывает на возможность отказа в предоставлении информации родителю о ребенке при условии наличия угрозы для жизни и здоровья ребенка со стороны родителя. Аналогичным образом ст. 77 СК РФ закрепляет возможность немедленного отобрания ребенка у родителей при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка. Ряд норм семейного законодательства направлен на восстановление положения, существовавшего до совершения правонарушения. К таким нормам можно отнести ст. 27 СК РФ, ч. 3 ст. 35 СК РФ и др. Часть норм семейного законодательства с целью защиты субъективных прав участников семейных правоотношений прибегает к отказу в защите субъективных прав другого субъекта семейных правоотношений. Так, отказ в защите права родителей требовать возврата ребенка у третьих лиц, удерживающих у себя ребенка не на основании закона или судебного решения, может иметь место в случае, когда передача родителям ребенка не отвечает интересам ребенка. Следует отметить, что в этом случае родители не лишаются родительских прав, они несут обязанности по его содержанию. Помимо этого, отказ в защите права может произойти по причинам, не зависящим от родителей, независимо от их виновного поведения. Ряд семейно-правовых норм имеют своей целью устранение препятствий для реализации семейных субъективных прав: ст. 66, 67 СК РФ содержат указание на обязанность родителей не препятствовать общению ребенка с другими родственниками, при условии, что это не причиняет вреда физическому и психическому здоровью ребенка и его нравственному развитию. Наконец, ряд норм семейного законодательства предусматривают карательные меры в отношении виновного лица. К таким нормам следует отнести ч. 4 ст. 30 СК РФ, ст. 115 СК РФ. Если к карательным мерам относить любое лишение или ограничение права, то к таким мерам следует также отнести и ст. 69, 73, 92, ч. 2 ст. 152, ст. 140 и др. СК РФ. Отличительной чертой норм этой группы является то, что они направлены на лишение (ограничение) субъективного права и в большинстве случаев невозможность его восстановления в будущем либо накладывают на субъекта дополнительные обременения. В силу тяжести этих норм для их применения необходимо виновное поведение субъекта семейных правоотношений. Так, ст. 92 СК РФ среди условий освобождения супруга от обязанности по содержанию другого супруга называет недостойное поведение супруга, требующего выплаты алиментов, а также если нетрудоспособность его наступила в результате злоупотребления спиртными напитками или в результате совершения им умышленного преступления. Освобождение от обязанности одновременно лишает права супруга, требующего алиментов, на содержание. Аналогично решается вопрос и в отношении обязанности совершеннолетних детей по содержанию своих родителей. В этом случае дети могут быть освобождены от такой обязанности при условии, что родители уклонялись от выполнения своих родительских обязанностей. С правом претендовать на содержание корреспондирует обязанность по содержанию. Следовательно, освобождение от обязанности лишает другого субъекта права. Е. М. Ворожейкин называет такие санкции результатом возмездия родителям за их противоправное виновное отношение к своему родительскому долгу, имевшее место в прошлом <2>. Таким образом, элемент наказания присутствует в санкциях рассматриваемых правовых норм. ——————————— <2> См.: Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР. М.: Юридическая литература, 1972. С. 310.

Таким образом, в большинстве случаев государственное воздействие носит скорее позитивный характер для лица, право которого нарушается или оно встречает препятствия для его реализации. Направленность государственного воздействия объясняется необходимостью восстановить нарушенное право и создать условия для нормального осуществления субъективных прав участников семейных правоотношений. Для достижения этой цели семейное законодательство обладает рядом охранительных мер, которые отличаются по своему содержанию, но, как нам представляется, имеют одну цель — защитить нарушенные субъективные права и законные интересы субъектов семейного права. В связи с этим санкции исключительно карательного характера являются скорее исключением для семейного права, нежели закономерностью. В этом состоит специфика семейно-правовых санкций. И даже те санкции, которые содержат в себе неблагоприятные последствия для правонарушителя, направлены на пресечение правонарушения и восстановление нарушенного права. И. Н. Гливинская указывает на три значения санкции. Это прежде всего структурный элемент правовой нормы. Также санкция рассматривается в смысле меры государственного принудительного воздействия на правонарушителя. И наконец, санкция понимается как неблагоприятные последствия в виде лишения личного и имущественного характера <3>. Полагаем, что третье значение санкции входит в состав второго. Меры государственного воздействия выражаются в виде лишения права либо дополнительного обременения. Следовательно, санкция — это мера государственного принудительного воздействия, выражающаяся в неблагоприятных последствиях. Хотелось бы отметить, что в семейном праве не все санкции содержат указания на неблагоприятные последствия. Так, например, ст. 68 СК РФ содержит указание на истребование родителями ребенка у любого лица, незаконно удерживающего у себя ребенка. В этом случае никаких неблагоприятных последствий для лиц, удерживающих у себя ребенка, не предусмотрено, т. к. эти лица вообще не имели права удерживать у себя ребенка. И возврат ими ребенка родителям или органам опеки и попечительства не является для них неблагоприятным последствием, т. к. в этом случае они лишь принуждаются не делать того, чего делать не имеют права. Наоборот, в этом случае законодатель понуждает их к правомерному поведению. Полагаем, что правомерное поведение никак нельзя назвать «неблагоприятные последствия». ——————————— <3> Гливинская И. Н. О соотношении мер защиты и мер ответственности в семейном праве // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: Сборник научных трудов. Киров: Филиал НОУ ВПО «СПбИВЭСЭП», 2006. С. 8 — 13.

Из приведенного определения можно сделать вывод о том, что цель санкции состоит лишь в обеспечении надлежащего исполнения обязанностей. Полагаем, что это возможно в формате выполнения превентивной функции ответственности. То есть наличие санкции, наказание, предусмотренное законодателем за определенное неправомерное поведение, должны устрашить граждан, и они, зная о существовании санкции, должны не совершать противоправных действий. Таким образом, санкция побуждает субъектов семейных правоотношений не совершать противоправных действий и обеспечивает надлежащее исполнение обязанностей. Полагаем, что, безусловно, наличие санкции за конкретное правонарушение имеет своей целью предупредить совершение правонарушения в будущем, но главной задачей для данного правоотношения, в котором права одного субъекта уже нарушены, является предотвращение этого правонарушения и восстановление прав потерпевшего лица. С этой точки зрения санкцию нельзя рассматривать лишь как меру, которая призвана обеспечивать надлежащее исполнение возложенных на субъекта семейных правоотношений обязанностей. Действительно, санкция в некотором смысле предшествует ответственности, т. к. ответственность проявляется при наличии определенных событий. Санкция же предусмотрена законодателем и закреплена в правовой норме. Представляется, что ответственность реализуется через санкцию. Без санкции нет ответственности, и наоборот, если правонарушители не несут ответственности, то санкция становится декларативной, абстрактной угрозой <4>. Несмотря на связь между санкцией и ответственностью, отождествлять эти понятия не представляется возможным. Санкция определяет лишь меру ответственности, меру взыскания, меру лишения, которые применяются к правонарушителю. Санкция — это часть правовой нормы, которая устанавливается законом на случай нарушения этой нормы и определяет степень воздействия на правонарушителя. В свою очередь ответственность — это не только реально возникшее правоотношение, являющееся результатом совершенного правонарушения, но и угроза претерпевания неблагоприятных последствий, которая возникает в момент возникновения самого семейного правоотношения. С этой точки зрения нельзя согласиться с мнением Л. И. Глушковой, которое состоит в том, что санкция — это угроза наступления неблагоприятных последствий, а ответственность — наступившие неблагоприятные последствия для конкретного лица <5>. Представляется, что санкция и ответственность соотносятся другим образом. Санкция определяет пределы, размеры, меры ответственности при совершении правонарушения. Таким образом, в качестве угрозы выступает не санкция, а угроза наступления ответственности, которая реализуется за счет санкции. То есть если санкция сработала, значит, и ответственность реализовалась. Но санкция при этом определяет лишь пределы ответственности, но не саму ответственность. ——————————— <4> Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы). М.: Изд-во МГУ, 1981. С. 97. <5> Глушкова Л. И. Ответственность в советском семейном праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1982. С. 95.

В литературе указывается, что специфика санкций в семейном праве состоит в их функциональной направленности. Они в большинстве своем служат юридическим средством охраны и защиты субъективных семейных прав, а не карательным, репрессивным целям <6>. Полагаем, что специфика санкций в семейном праве состоит в том числе в их функциональной направленности, однако они не «в большинстве своем», а все служат средством охраны нарушенного субъективного права. Анализ содержания санкций, предусмотренных СК РФ, позволяет сделать вывод о том, что цель их применения — защита нарушенного права: признание брака недействительным, отмена усыновления (независимо от вины усыновителя), лишение родительских прав, отступление от равенства долей при разделе общей совместной собственности супругов, взыскание неустойки в случае злостного уклонения от уплаты алиментов сводятся к предупреждению нарушения субъективного права либо восстановлению отношений, существовавших до правонарушения. ——————————— <6> Данилин В. И. Санкции в советском семейном праве // Осуществление и защита имущественных прав граждан и организаций в условиях формирования социалистического правового государства: Межвузовский научный сборник. Уфа: Изд-во Башк. ун-та, 1991. С. 128.

Следует отметить, что санкции применяются и при непротивоправном поведении субъектов семейных отношений. Например, при освобождении супруга от обязанности содержать другого супруга закон в качестве одного из условий называет непродолжительность пребывания супругов в браке. Или отказ в праве общаться с ребенком родителю, проживающему отдельно, при условии, что такое общение наносит вред психическому здоровью ребенка. Полагаем, что такой вред может быть нанесен не только в связи с противоправным поведением родителя. Например, родитель не имеет возможности часто видеться с ребенком, а редкие наезды могут оказывать негативное влияние на психику ребенка. При этом родитель не совершает никаких противоправных поступков, наоборот, он желает выполнять свои обязанности по воспитанию, желает реализовать свое право, установленное в законе. Действительно, одна из популярных классификаций санкций — это деление на правовосстановительные и карательные. Это деление санкций совпадает с классификацией санкций на меры защиты и меры ответственности. Такое деление санкций отражает особенности действия санкций, их последствия для лица, в отношении которого они применяются <7>. ——————————— <7> См.: Алексеев С. С. Общая теория права: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во «Проспект», 2008. С. 196.

С. Н. Братусь указывает, что санкцией является прямое или подразумеваемое указание на меры государственного принуждения к исполнению юридической обязанности, которая возникает взамен первой обязанности, исполнение которой стало невозможно <8>. Н. С. Малеин делает вывод, что гражданско-правовыми санкциями нельзя считать исполнение обязанности, существовавшей до правонарушения, даже в случае исполнения ее под принуждением <9>. Полагаем, что для семейного права эти суждения актуальны лишь частично. В семейном праве законодатель допускает отождествление санкций с иными мерами охраны прав. В силу чего отождествлять понятия «санкция» и «ответственность» в семейном праве не представляется возможным. В литературе указывается, что все санкции отечественного права объединены одним общим признаком — они наказывают правонарушителя <10>. Для семейного права этот признак не характерен. Более того, санкции семейного права объединяет то, что все они направлены на защиту нарушенного права и лишь некоторые из них, помимо защиты, направлены дополнительно и на наказание правонарушителя. ——————————— <8> См.: Братусь С. Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право. 1973. N 4. С. 29 — 30. <9> См.: Малеин Н. С. Понятие и основание имущественной ответственности // Советское государство и право. 1973. N 12. С. 37. <10> См.: Базылев Б. Т. Юридическая ответственность (теоретические вопросы). Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1985. С. 39.

Литература

1. Алексеев С. С. Общая теория права: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во «Проспект», 2008. 2. Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР. М.: Юридическая литература, 1972. 3. Гливинская И. Н. О соотношении мер защиты и мер ответственности в семейном праве // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики: Сборник научных трудов. Киров: Филиал НОУ ВПО «СПбИВЭСЭП», 2006. 4. Лейст О. Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы). М.: Изд-во МГУ, 1981. 5. Глушкова Л. И. Ответственность в советском семейном праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1982. 6. Данилин В. И. Санкции в советском семейном праве // Осуществление и защита имущественных прав граждан и организаций в условиях формирования социалистического правового государства: Межвузовский научный сборник. Уфа: Изд-во Башк. ун-та, 1991. 7. Братусь С. Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право. 1973. N 4. 8. Малеин Н. С. Понятие и основание имущественной ответственности // Советское государство и право. 1973. N 12. 9. Базылев Б. Т. Юридическая ответственность (теоретические вопросы). Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1985.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *