Обзор судебной практики по обжалованию действий органов загса в Уральском федеральном округе

(Ткач Л. Н.) («Бюллетень нотариальной практики», 2011, N 4) Текст документа

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ОБЖАЛОВАНИЮ ДЕЙСТВИЙ ОРГАНОВ ЗАГСА В УРАЛЬСКОМ ФЕДЕРАЛЬНОМ ОКРУГЕ

Л. Н. ТКАЧ

Ткач Л. Н., специалист 1 разряда отдела по вопросам правовой помощи Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области.

Главным управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области на основании представленных отделами записей актов гражданского состояния (далее — орган загса) Уральского федерального округа материалов и копий судебных актов проведен обзор судебной практики в сфере государственной регистрации актов гражданского состояния на территории Уральского федерального округа. Судебные решения судов общей юрисдикции явились правовым основанием для государственной регистрации рождения, установления отцовства (исключение сведений об отце), усыновления (удочерения), расторжения брака, смерти (признание умершим, признание безвестно отсутствующим), внесения исправлений и изменений в записи актов гражданского состояния. Особое место занимает практика судов общей юрисдикции по делам, рассматриваемым в порядке искового производства, где органы загса Уральского федерального округа выступали в качестве ответчиков. Государственная регистрация рождения ребенка не производится, в случае если регистрация рождения уже произведена консульским представительством иностранного государства на территории Российской Федерации. Решение суда от 14 мая 2010 г. по заявлению прокурора об оспаривании отказа отдела загса в государственной регистрации рождения ребенка. Прокурор города П., действующий в интересах несовершеннолетней И., обратился в суд с заявлением об оспаривании решения органа загса, а именно о признании решения органа загса об отказе в государственной регистрации рождения И. ребенка женского пола, рожденного в городе П., незаконным и возложении обязанности на орган загса произвести государственную регистрацию рождения И. В качестве основания отказа указано на то обстоятельство, что факт регистрации рождения ребенка зарегистрирован Консулом Болгарии в городе Екатеринбурге и выдано свидетельство о рождении. Данное основание отказа, указанное в извещении об отказе, прокурор считает не предусмотренным Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния». Указанным решением нарушены права и свободы несовершеннолетней И., а также созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод, прав на социальную защиту, бесплатное медицинское обслуживание. Судом было установлено, что нормами законодательства как Российской Федерации, так и Республики Болгария установлены схожие между собой права и обязанности граждан по регистрации актов гражданского состояния. В Законе не отражено, что регистрация производится один раз, но это подразумевается из текста, где отражено, что регистрация производится на бланках строгой отчетности, имеющих серию и номер, информация отражается в журналах в хронологическом порядке в определенные сроки. Основанием для регистрации рождения ребенка является медицинский документ. Факт рождения ребенка может быть зарегистрирован либо в консульском представительстве, либо в органах местного самоуправления, что подразумевает отдел загса, о чем прямо указано в Законе Республики Болгария о гражданском состоянии. Действия Консула свидетельствуют о регистрации факта рождения ребенка. В удовлетворении заявления прокурора города П. о признании решения отдела загса города П. незаконным судом было отказано. Впоследствии кассационное производство прекращено в связи с отзывом прокурором кассационного представления до начала судебного заседания. Государственная регистрация установления отцовства по совместному заявлению лиц, не состоящих в браке, производится без какого-либо разрешения органов опеки и попечительства. Решение суда от 27 мая 2010 г. по заявлению прокурора о возложении обязанности на отдел загса аннулировать запись акта гражданского состояния. Прокурор, действующий в интересах несовершеннолетнего С., обратился в суд с заявлением об аннулировании записи актов гражданского состояния об установлении отцовства. Так как согласно записи акта о рождении ребенка следует, что государственная регистрация произведена не по заявлению родителей (одного из них), а представителем государственного учреждения — больницы (мать ребенка написала заявление об отказе от ребенка и дала согласие на усыновление), следовательно, ребенок имеет статус оставшегося без попечения родителей, и поэтому все действия в отношении указанного несовершеннолетнего должны совершаться только с разрешения органов опеки и попечительства. В соответствии со ст. 49 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (далее — Закон) государственная регистрация установления отцовства производится органом загса по месту жительства отца или матери ребенка, не состоящих между собой в браке на момент рождения ребенка, либо по месту государственной регистрации ребенка, в случаях, предусмотренных ст. 54 Закона, органом загса по месту вынесения решения суда об установлении отцовства или об установлении факта признания отцовства. В соответствии с требованиями ст. 50 Закона, совместное заявление об установлении отцовства отца и матери ребенка, не состоящих между собой в браке на момент рождения ребенка, подается ими в письменной форме в орган загса. Согласно заявлению об установлении отцовства, поданному в орган загса совместно, мать ребенка С. дала согласие на установление отцовства и была составлена запись акта об установлении отцовства, выдано свидетельство об установлении отцовства, а также внесены исправления в запись акта о рождении ребенка. Судом было установлено, что мать М. не была лишена родительских прав, не была ограничена в родительских правах, в орган загса явилась лично с подлинным свидетельством о рождении ребенка и паспортом, удостоверяющим личность. Также принимая во внимание, что при принятии заявления об установлении отцовства у органа загса не было данных, которые могли бы служить основанием для отказа в государственной регистрации установления отцовства, в записи акта о рождении С. в графе «Мать» присутствовали сведения о матери, в графе «Отец» сведения отсутствовали, отметки о лишении родительских прав матери или об ограничении ее в родительских правах на основании решения суда отсутствовали. В соответствии со ст. 51 Закона согласие на установление отцовства органа опеки и попечительства требуется только при государственной регистрации установления отцовства по заявлению отца, не состоящего в браке с матерью ребенка на момент рождения ребенка, в случае смерти матери, признания ее недееспособной, отсутствия сведений о месте пребывания матери или лишения ее родительских прав. В удовлетворении заявления прокурора, действующего в интересах несовершеннолетнего С., о признании действий отдела загса незаконными и о возложении обязанности по аннулированию записи акта гражданского состояния об установлении отцовства судом было отказано. По данному делу 15 июля 2010 г. Судебной коллегией по гражданским делам Свердловского областного суда вынесено кассационное определение. Материалами дела установлено, что в записи акта о рождении С. матерью ребенка является М., отец юридически отсутствует. В заявлении от 28 февраля 2007 г. М. отказалась взять сына из больницы и дала согласие на его усыновление. В соответствии с Постановлением от 21 мая 2007 г. «Об установлении опеки над несовершеннолетним С.» был назначен опекун. Решением районного суда от 25 ноября 2009 г. на орган социальной защиты населения была возложена обязанность об отмене опеки, решение суда вступило в силу 1 апреля 2010 г. Согласно заявлению об установлении отцовства, поданному в орган загса, в соответствии со ст. 49 Закона мать ребенка подтвердила, что П. является отцом ребенка и она дает согласие на установление его отцовства. В связи с этим была составлена запись акта об установлении отцовства и внесены изменения в запись акта о рождении ребенка. Судом также установлено, что мать несовершеннолетнего не была лишена родительских прав, не была ограничена в родительских правах. При данных обстоятельствах суд пришел к выводу о законности действий органа загса по регистрации установления отцовства, что не противоречит ст. 53 Закона, согласно которой руководитель органа загса отказывает в государственной регистрации установления отцовства при наличии сведений об отце в записи акта о рождении ребенка, за исключением случая, если запись об отце ребенка составлена по заявлению матери в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 17 Закона. С учетом изложенного суд обоснованно отказал в удовлетворении иска. Решение районного суда от 27 мая 2010 г. оставлено без изменения, а кассационное представление прокурора межрайонной прокуратуры — без удовлетворения. Судебная практика по делам, касающимся исковых требований граждан к органам загса. Отсутствие у заявителя свидетельства о расторжении предыдущего брака с правильным указанием места рождения при подаче заявления на государственную регистрацию заключения брака влечет отказ в государственной регистрации заключения брака. Решение суда от 16 февраля 2009 г. по заявлению И. об оспаривании отказа в государственной регистрации заключения брака, взыскания убытков и компенсации морального вреда. И. обратилась в суд с иском к городскому отделу загса города А., нотариусу С., полагая, что отказ отдела загса в регистрации брака является незаконным, тем самым было нарушено ее право на создание семьи и вступление в брак. Просит взыскать солидарно с ответчиков убытки, заключающиеся в расходах на неоднократный проезд из города Б. в город А. и обратно, проживание в гостинице, оплату услуг нотариуса, всего в сумме 15 532 рубля, а также взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, указав, что незаконными действиями работников отдела загса ей причинены нравственные переживания, повлекшие ухудшение здоровья. Также просит взыскать с ответчиков судебные расходы по уплате госпошлины и оплате услуг адвоката. В обоснование своих требований истец суду пояснила, что она неоднократно обращалась в городской отдел загса с заявлением о регистрации брака с К., отбывающим наказание в колонии. Работники отдела загса устно отказывали ей в принятии заявления, ссылаясь на непредставление документов о расторжении К. предыдущего брака. 2 июля 2008 г. все документы были приняты отделом загса, регистрация брака назначена на 19 августа 2008 г. Однако 19 августа 2008 г. в регистрации брака было отказано по причине несоответствия в документах сведений о месте рождения К. Представитель ответчика — отдел загса представил отзыв, указав, что с заявлением на регистрацию брака с К. истец впервые обратилась 2 июля 2008 г. 19 августа 2008 г. перед регистрацией брака специалистами отдела загса было обнаружено расхождение сведений о месте рождения К. в представленных документах. Поскольку свидетельство о расторжении К. предыдущего брака недостоверно, в регистрации брака отказано в соответствии с п. 1 ст. 11 Закона. Ответчик С. — нотариус города А. иск не признала, указав в письменном отзыве, что отказ в регистрации брака истцу не связан с ее действиями. Она в соответствии со ст. 80 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате и п. 2 ст. 26 Закона лишь удостоверяет подлинность подписи находящегося в местах лишения свободы К. в заявлении на регистрацию брака. Представитель ответчика отдела загса города Б. иск не признал, указав, что своими действиями не причинил истцу какой-либо вред. Ошибка в свидетельстве о расторжении брака К. в части неверного указания места его рождения не является основанием к отказу гражданина в регистрации брака. При этом место рождения К. было записано со слов бывшей супруги К., кто-либо для внесения исправлений в запись акта о расторжении брака в отдел загса города Б. не обращался. Ответчик — Управление загса — иск не признал, указав, что заявление И. и К. о регистрации брака не соответствует требованиям ст. 26 Закона, поскольку в нем отсутствуют сведения о прекращении К. предыдущего брака. Судом принято решение исковые требования И. удовлетворить частично. Действия органа загса по отказу в государственной регистрации заключения брака признать незаконными. Взыскать в пользу И. с Управления загса за счет средств областного бюджета в пределах субвенций, переданных из федерального бюджета, 14 224 руб. 78 коп. (3000 руб. — компенсация морального вреда, 8004 руб. 60 коп. — убытки, 3220 руб. 18 коп. — судебные расходы). Данное решение было обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам. В кассационной жалобе представитель Управления загса просил отменить решение суда, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение материального права и норм процессуального права. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 2 июля 2008 г. И. обратилась в отдел загса города А. с заявлением о заключении брака. Заявление было подписано И. и К. В государственной регистрации заключения брака, назначенной на 18 августа 2008 г., было отказано в соответствии со ст. 11 Закона. Определяя правомерность действий отдела загса города А., суд исходит из следующего. Согласно ст. 11 Закона отказ в государственной регистрации акта гражданского состояния допускается в случаях, в т. ч. если документы, которые представлены в соответствии с настоящим Законом, не соответствуют требованиям, предъявляемым к ним настоящим Законом и иными нормативными правовыми актами. И. было предложено представить документ, подтверждающий прекращение предыдущего брака К. Необходимость представления указанного документа предусмотрена ст. 26 Закона и ст. 25 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которой супруги не вправе вступить в новый брак до получения свидетельства о расторжении брака в органе записи актов гражданского состояния по месту жительства любого из них. Свидетельство о расторжении брака было выдано К. 23 июня 2008 г. Местом рождения К. является город С. В свидетельстве о расторжении брака, выданном отделом загса города Б., указаны иные сведения о месте рождения К. — город Б. В том случае, если в записи акта гражданского состояния указаны неправильные сведения, внесение в нее исправлений при отсутствии спора между заинтересованными лицами производится органом загса в соответствии с п. 1 ст. 69, ст. 70 и п. 1 ст. 71 Закона по заявлению заинтересованного лица по месту его жительства или по месту хранения актовой записи. К., являясь заинтересованным лицом, с заявлением о внесении исправления в запись акта гражданского состояния не обращался. Согласно ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Суд при рассмотрении дела правильно установил факт отсутствия всех необходимых документов, прилагаемых к заявлению о заключении брака, однако судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что действия органа государственной власти об отказе в совершении государственной регистрации брака по одним только формальным соображениям не могут быть признаны законными. Органы загса в данном случае не могут руководствоваться нецелесообразностью и т. п. при производстве действий, порядок совершения которых предусмотрен императивными нормами закона. При этом, являясь юридическим лицом, отдел загса города А. обладает правоспособностью, соответственно коллегия полагает возможным согласиться с доводом жалобы о необоснованном взыскании с Управления загса. Соответственно при отсутствии свидетельства о расторжении предыдущего брака К. с правильным указанием места рождения, отказ в регистрации брака является правомерным. Что касается удовлетворенных требований истца в части возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда, то расходы в размере 7000 руб., из которых 150 руб. госпошлина, 6850 руб. тариф за выезд нотариуса в колонию, связаны не с действием или бездействием органов загса, а с требованием ст. 26 Закона, согласно которой подпись заявления лица, не имеющего возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния, должна быть нотариально удостоверена. Необходимость нотариального удостоверения подписи К. связана с нахождением последнего в местах лишения свободы. С учетом вышеизложенного постановленное судом решение не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене в полном объеме. По делу принято новое решение, которым в удовлетворении иска И. об оспаривании отказа в государственной регистрации брака, взыскании убытков и компенсации морального вреда отказано. Для государственной регистрации установления отцовства в орган загса необходимо представить решение суда об установлении отцовства. Решение суда от 21 декабря 2009 г. по иску Б. и В. к В. и отделу загса об установлении отцовства. Истцы Б. и В. обратились в суд с иском к ответчикам об установлении отцовства Б. в отношении несовершеннолетнего сына, родившегося у истицы В. В соответствии со ст. 49 Семейного кодекса Российской Федерации при установлении отцовства суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Исковые требования Б. и В. были удовлетворены частично, было установлено отцовство Б., а в удовлетворении исковых требований к отделу загса об установлении отцовства отказано. Требование истцов об установлении отцовства, заявленное к ответчику — отделу загса, не подлежит удовлетворению. В силу ст. 69 Закона после вступления в законную силу решения суда об установлении отцовства оно будет являться основанием для совершения указанным ответчиком соответствующих действий по внесению изменений в запись акта о рождении данного ребенка. До этого момента отдел загса не имел права осуществлять такие действия в отсутствие правовых оснований для этого, поскольку в данном случае в силу ст. 48 Семейного кодекса Российской Федерации отцовство могло быть установлено (оспорено) только в судебном порядке. В связи с изложенным суд не установил факт осуществления ответчиком — отделом загса каких-либо нарушающих права истцов действий. Аннулирование записи акта гражданского состояния производится исключительно на основании решения суда, вступившего в законную силу. Решение суда от 17 января 2010 г. по иску И. к отделу загса об обязании произвести определенные действия. И. обратилась в суд с исковым заявлением к отделу загса, в котором просила суд вынести решение об аннулировании органом загса актовой записи о расторжении брака. В обоснование своего требования истец И. указала, что мировым судьей 10 декабря 2008 г. было вынесено заочное решение о расторжении брака в ее отсутствие. 11 января 2009 г. данное заочное решение было представлено представителем бывшего супруга И. в отдел загса, где была совершена запись акта о расторжении брака и выдано свидетельство о расторжении брака. 9 февраля 2009 г. определением мирового судьи заочное решение о расторжении брака отменено по заявлению И., производство по гражданскому делу о расторжении брака возобновлено. Следует отметить, что вопрос об аннулировании совершенной записи акта гражданского состояния судьей при этом разрешен не был. 11 марта 2009 г. в связи с отказом супруга И. от иска о расторжении брака определением мирового судьи производство по делу о расторжении брака прекращено. 24 марта 2009 г. данное определение вступило в законную силу. Поэтому истец считает, что запись акта о расторжении брака подлежит аннулированию. И. обратилась с письменным заявлением в орган загса с просьбой об аннулировании актовой записи о расторжении брака. Органом загса в аннулировании данной актовой записи было отказано, поэтому истец обратился в суд. Судом было установлено, что заочное решение мирового судьи, на основании которого произведена оспариваемая запись, отменено, поэтому и актовая запись о расторжении брака подлежит аннулированию. Иск И. к отделу загса был удовлетворен, и актовая запись о расторжении брака была аннулирована. Между тем суд посчитал необходимым отметить, что органом загса было правильно отказано заявителю в аннулировании данной актовой записи. Согласно ст. 75 Закона аннулирование первичной или восстановленной записи акта гражданского состояния производится органом загса по месту хранения записи акта гражданского состояния, подлежащей аннулированию, на основании решения суда, вступившего в законную силу. Для отмены усыновления (удочерения) необходимо предъявить самостоятельное исковое требование, при этом истец должен быть надлежащим, а ребенок должен быть несовершеннолетним. Решение суда от 7 июля 2010 г. по иску Ю. к отделу загса о признании недействительной актовой записи об усыновлении, свидетельства о рождении. Гражданин Ю. обратился в суд с иском к Ж. и двум отделам загса с требованием о признании недействительными актовой записи об усыновлении, свидетельства о рождении. В обоснование иска Ю. указал, что факт удочерения Ж. у него вызывает сомнения в его законности, так как при подробном изучении свидетельства о рождении Ж., выданного 14 июня 1967 г., и копии актовой записи от 24 октября 1956 г. обнаружены нарушения Правил заполнения бланков записи актов гражданского состояния и бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 апреля 1999 г. N 432. Кроме того, при усыновлении Ж. не было дано согласие на это ее отца, при этом отец не был лишен родительских прав и не был признан безвестно отсутствующим. Судом было установлено, что в соответствии с действующим на момент усыновления п. 66 Кодекса законов о браке, семье и опеке от 19 ноября 1926 г., принятого Всероссийским центральным исполнительным комитетом, в судебном порядке может быть возбужден иск от отмене усыновления любым лицом или учреждением, если этого требуют интересы ребенка. Из буквального толкования данного положения законодательства следует, что данный иск об отмене усыновления может быть предъявлен только в интересах ребенка, т. е. лица, не достигшего совершеннолетия. В данном случае удочеренная Ж. является совершеннолетней. При этом иска об отмене усыновления (удочерения) не предъявлено, а заявлены лишь требования о признании недействительными актовой записи об удочерении и свидетельства, выданного на основании данной записи. Согласно п. 1 ст. 41 Закона государственная регистрация усыновления производится по заявлению усыновителей (усыновителя). Заявление может быть подано устно или в письменной форме. Одновременно с заявлением должно быть представлено решение суда об установлении усыновления ребенка и предъявлены документы, удостоверяющие личность усыновителей (усыновителя). Таким образом, закон относит к заинтересованным лицам при споре об усыновлении и внесении соответствующей записи об усыновлении (удочерении) самого усыновителя и усыновляемого. По смыслу закона с данным заявлением также может обратиться в суд прокурор в порядке ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также органы опеки и попечительства в соответствии со ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. При этом закон не относит к числу лиц, уполномоченных на обращение в суд с оспариванием актовой записи об удочерении, свидетельства о рождении, иных лиц, в том числе и родственников, в данном случае брата. В удовлетворении исковых требований Ю. судом отказано, исходя из того, что Ю. не может являться надлежащим истцом по данному делу. Решение суда от 16 апреля 2010 г. по иску Ш. к отделу загса об установлении недействительности исправлений, внесенных ответчиком в запись акта гражданского состояния о рождении, об аннулировании незаконной записи об усыновлении и восстановлении в записи о рождении сведений о матери истца. Гражданин Ш. обратился в суд с иском к отделу загса об установлении недействительности исправлений, внесенных отделом загса в запись акта гражданского состояния о рождении, об аннулировании незаконной записи об усыновлении и восстановлении в записи о рождении сведений о матери Ш. и о возложении обязанности на отдел загса выдать новые свидетельства о рождении и смерти матери. В обоснование своих требований указал, что считает факт усыновления его второй женой отца недействительным, все выданные документы считает противоречивыми, взаимоисключающими друг друга и содержащими ложную информацию о его рождении и усыновлении. Судом было установлено, что из решения исполнительного комитета районного совета депутатов трудящихся от 17 июня 1960 г. об усыновлении Ш. следует, что родная мать Ш. умерла, и дано разрешение второй супруге отца Ш. на усыновление неродного сына Ш. Таким образом, усыновление Ш. действительно и в настоящее время не отменено. В соответствии со ст. 46 Закона на основании решения суда об отмене усыновления в запись акта об усыновлении вносятся сведения об отмене усыновления и восстанавливаются первоначальные сведения о фамилии, об имени, отчестве, о месте и дате рождения ребенка, а также сведения о родителях ребенка в записи акта о рождении. Ранее выданное свидетельство о рождении аннулируется, и выдается новое свидетельство о рождении с учетом изменений, внесенных в запись акта о рождении. Согласно ст. 144 Семейного кодекса Российской Федерации отмена усыновления ребенка не допускается, если к моменту предъявления требования об отмене усыновления усыновленный ребенок достиг совершеннолетия, за исключением случаев, когда на такую отмену имеется взаимное согласие усыновителя и усыновленного ребенка, а также родителей усыновленного ребенка, если они живы, не лишены родительских прав или не признаны судом недееспособными. Истцом Ш. не было представлено доказательств того, что он обращался с заявлением в суд об отмене его усыновления, а также что имеется взаимное согласие усыновителя и усыновленного ребенка на отмену усыновления. Также истцом не было представлено данных о том, обращался ли он в органы загса с заявлением о внесении изменений в его актовую запись о рождении сведений о матери. Учитывая вышеизложенное, принимая во внимание, что изменения в актовую запись о рождении Ш. органом загса были внесены на основании решения исполнительного комитета районного совета депутатов трудящихся от 17 июня 1960 г. и данное решение не отменено, суд отказал в удовлетворении исковых требований Ш. к отделу загса. В одном случае орган загса выступал в качестве заявителя об аннулировании записи акта гражданского состояния. При составлении записей актов гражданского состояния одна из них в соответствии с п. 3 ст. 47 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 75 Закона подлежит аннулированию на основании решения суда, вступившего в законную силу. Решение суда от 18 августа 2010 г. об аннулировании первичной записи акта об установлении отцовства. В отдел загса за повторным документом о рождении обратилась гражданка С. В записи акта о рождении N 509 от 1 октября 1968 г. фамилия значилась не С., а П., при этом сведения об отце отсутствовали. В соответствии с п. 3 ст. 17, ст. 52 Закона, ст. 48 Семейного кодекса Российской Федерации родители С. обратились в орган загса по вопросу регистрации установления отцовства, так как ранее с таким заявлением не обращались. В этот же день была составлена запись акта об установлении отцовства N 10 от 21 февраля 2006 г., в запись акта о рождении были внесены соответствующие изменения. После направления в областной архив извещения о необходимости внести соответствующие изменения выяснилось, что 27 февраля 1969 г. уже была составлена запись акта об установлении отцовства за N 22, но в этой записи акта отсутствует подпись отца. Подпись отца отсутствует и в первом экземпляре записи акта об установлении отцовства, находящейся на хранении в органе загса. Согласно действующему законодательству на один акт гражданского состояния не может быть составлено две записи акта гражданского состояния, в связи с чем законодательство устанавливает порядок аннулирования первичной или восстановленной актовой записи. В соответствии с п. 3 ст. 47 Гражданского кодекса, ст. 75 Закона аннулирование первичной или восстановленной актовой записи производится органом загса по месту хранения записи акта гражданского состояния, подлежащей аннулированию, на основании решения суда, вступившего в законную силу. На основании вышеизложенного суд принял решение об аннулировании первичной записи акта об установлении отцовства N 22 от 27 февраля 1969 г. Отдельную группу составляют обращения граждан в судебные органы по вопросу обжалования (оспаривания) действий должностных лиц органов загса. Заявитель при обращении в орган загса обязан представить документ, удостоверяющий личность, его непредоставление влечет отказ в выдаче документов. Определение от 25 мая 2009 г. о прекращении производства по делу об обжаловании действий районного отдела загса Свердловской области. Заявитель В. обратился в суд с заявлением об обжаловании действий районного отдела загса Свердловской области, которыми заявителю отказано в выдаче повторного свидетельства о рождении. Заявитель в обоснование жалобы указал на то, что, будучи гражданином России, он не имеет паспорта, для получения которого обратился в районный отдел Управления Федеральной миграционной службы по Свердловской области, где ему предложили для оформления паспорта представить свидетельство о рождении, которое он утратил. Для получения повторного свидетельства о его рождении заявитель обратился по месту составления актовой записи — в районный отдел загса, который направил повторное свидетельство о рождении заявителя по месту его жительства — в районный отдел загса. Должностные лица отдела загса повторное свидетельство о рождении выдать В. отказались по мотиву того, что заявителем не был предъявлен паспорт, которого у него нет. В. считает действия должностных лиц отдела загса незаконными, нарушающими его права и свободы. Начальник отдела загса требования заявителя не признала в полном объеме, так как повторное свидетельство о рождении выдается лицу, в отношении которого была составлена актовая запись, в связи с чем лицо, получающее указанный документ, должно удостоверить свою личность. В предварительном судебном заседании заявитель В. предоставил суду и начальнику отдела загса справку с фотографией, удостоверяющую его личность, заверенную главой органа местного самоуправления. В связи с представлением документа, удостоверяющего личность заявителя, начальник отдела загса выдала заявителю в это же время повторное свидетельство о рождении, о чем заявитель расписался в журнале учета отдела загса. Заявитель после получения повторного свидетельства о рождении представил заявление о том, что отказывается от принятого к производству суда заявления по мотиву того, что считает нарушенные права полностью восстановленными, так как время задержки выдачи ему повторного свидетельства о рождении не причинило ему ущерба. Судом определено принять отказ В. от заявления об оспаривании действий отдела загса и производство по делу прекратить в связи с его отказом от заявления. При государственной регистрации рождения в случае присвоения фамилии, определении отчества ребенка на основе национального обычая необходимо учитывать национальные традиции именования. Решение суда от 15 июня 2009 г. по заявлению Д. об оспаривании отказа отдела загса во внесении сведений в запись акта о рождении в соответствии с национальными обычаями. Д. обратилась в суд с заявлением об оспаривании отказа районного отдела загса во внесении сведений о ребенке, указав в обоснование, что обратилась в районный отдел загса с заявлением о регистрации своего сына, родившегося 16 апреля 2009 г., по фамилии Д-с, имени Д., отчеству Е., в чем ей было отказано. Указывает, что окончание литовских фамилий зависит от пола ребенка, в связи с чем просит признать незаконным отказ в регистрации ребенка по фамилии Д-с, обязать произвести регистрацию ребенка с указанной фамилией. Оспаривая действия отдела загса, заявитель ссылается на национальный литовский обычай, по которому окончание литовских фамилий зависит от пола ребенка, а потому фамилия ребенка должна быть указана Д-с. Доводы заявителя не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Поскольку заявитель имеет гражданство Российской Федерации, его личным законом в силу действия ч. 1 ст. 1195 Гражданского кодекса Российской Федерации является законодательство Российской Федерации. В соответствии со ст. 58 Семейного кодекса Российской Федерации ребенок имеет право на имя, отчество и фамилию. Имя ребенку дается по соглашению родителей, отчество присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов Российской Федерации или не основано на национальном обычае. Фамилия ребенка определяется фамилией родителей. При разных фамилиях ребенку присваивается фамилия отца или фамилия матери по соглашению родителей, если иное не предусмотрено законами субъектов Российской Федерации. При отсутствии соглашения между родителями относительно имени и (или) фамилии ребенка возникшие разногласия разрешаются органом опеки и попечительства. Если отцовство не установлено, имя ребенку дается по указанию матери, отчество присваивается по имени лица, записанного в качестве отца ребенка (п. 3 ст. 51 Семейного кодекса Российской Федерации), фамилия — по фамилии матери. Являясь гражданкой России, Д. ссылается на национальный обычай иностранного государства, что противоречит требованиям законодательства, в частности ст. 166 Семейного кодекса Российской Федерации. Также, ссылаясь на национальный обычай, просит присвоить ребенку отчество Е., однако в странах Балтии, в том числе Литовской Республике, понятие отчества отсутствует. Учитывая, что отцовство в отношении ребенка не установлено, фамилия ребенку заявителя должна быть присвоена по фамилии матери — Д-те. Вопросы присвоения ребенку фамилии и определения отчества отнесены действующим семейным законодательством к компетенции субъектов Российской Федерации. В Свердловской области закон о внесении сведений о родителях, присвоении фамилии, определении отчества на основе национального обычая отсутствует. Судом принято решение об отказе в удовлетворении заявления Д. об оспаривании отказа районного отдела загса во внесении сведений о ребенке. Данное решение было обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда. В кассационной жалобе заявитель Д. просила решение суда отменить, ссылаясь на нарушение судом норм материального права, при этом указала, что суд не принял во внимание, что окончание фамилий зависит от пола ребенка, Д-те и Д-с — это одна и та же фамилия, но женского и мужского рода. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, представленные отделом загса, судебная коллегия полагает необходимым решение суда отменить в связи с неправильным толкованием судом норм материального права. В соответствии с п. 1 ст. 8 Конвенции о правах ребенка (принятой 20 ноября 1989 г., вступившей в силу для СССР и его правопреемника — Российской Федерации 2 сентября 1990 г.) государства-участники обязуются уважать права ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства. Согласно ст. 7 Конвенции ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя. В силу п. 1 ст. 58 Семейного кодекса Российской Федерации ребенок имеет право на имя, отчество и фамилию. Согласно ст. 22, 23 Закона имя, фамилия и отчество ребенка указываются органом загса в записи акта о рождении и в свидетельстве о рождении. В соответствии со ст. 19 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. Отказывая в удовлетворении заявления Д., суд первой инстанции сослался на нормы семейного законодательства, согласно которым, если отцовство в отношении ребенка не установлено, фамилия ребенка записывается по фамилии матери. Также суд указал, что в деятельности государственных органов, в том числе и органов загса, используется государственный язык Российской Федерации. Действительно, в соответствии с п. 5 ст. 18 Закона, п. 5 ст. 58 Семейного кодекса Российской Федерации в случае, если мать не состоит в браке с отцом ребенка и отцовство в отношении ребенка не установлено, имя ребенка записывается по желанию матери, отчество — по имени лица, указанного в качестве отца ребенка, фамилия ребенка — по фамилии матери. Применяя указанную норму, суд не принял во внимание положение п. 4 ст. 16 Закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации», которым установлено, что документы, удостоверяющие личность гражданина Российской Федерации, записи актов гражданского состояния оформляются на государственном языке Российской Федерации, но с учетом национальных традиций именования. В силу ст. 3 названного Закона государство признает равные права всех языков народов Российской Федерации на их сохранение и развитие. Все языки народов Российской Федерации пользуются поддержкой государства. Таким образом, следовало учесть, что запись акта гражданского состояния должна быть оформлена на русском языке с учетом национальных традиций именования литовских фамилий, принадлежность фамилии заявителя к которым в данном случае очевидна. Практически все фамилии, как русские, так и литовские, имеют формальные показатели — суффиксы и окончания, образующие самостоятельные системы форм — мужского и женского рода, называющих соответственно лиц мужского и женского пола. Заявитель Д. является гражданкой Российской Федерации, согласно свидетельству о рождении, ее отец литовец и носит фамилию Д-с. Является общеизвестным факт, что литовские фамилии незамужних женщин отличаются от мужских фамилий и образуются от основы фамилии отца с помощью суффикса «айт» и окончания «е». Поэтому незамужняя заявительница имеет фамилию Д. Мужской грамматический род варианта указанной фамилии определяется суффиксом «ас». С учетом вышеизложенного постановленное судом решение не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене в полном объеме. Принято новое решение о признании незаконным отказа отдела загса о внесении сведений о фамилии ребенка, отдел загса обязан внести соответствующие сведения о ребенке, а именно мужскую форму фамилии матери — Д-с. При государственной регистрации установления отцовства на основании решения суда внесение исправлений и изменений в запись акта о рождении ребенка, в части изменения фамилии ребенка, должно быть отражено в данном судебном решении. Решение суда от 25 июня 2009 г. по заявлению С. об оспаривании действий отдела загса. С. обратилась в суд с заявлением, оспаривая действия отдела загса, указав, что она является матерью несовершеннолетней Н. 3 января 2006 г. рождения. 5 декабря 2008 г. судом было вынесено заочное решение, согласно которому было установлено отцовство С. в отношении ее дочери Н. С. в феврале 2009 г. обратилась в отдел загса с заявлением о внесении изменений в актовую запись о рождении ее дочери, представив решение суда от 5 декабря 2008 г. Работниками отдела загса были внесены изменения в запись акта о рождении в отношении ее дочери, а именно в графе «Отец» был указан С., фамилия дочери была также изменена — с фамилии Н. на фамилию С. Действия должностных лиц отдела загса являются неправомерными, так как в решении суда указано только об установлении отцовства С. Ни о какой смене фамилии дочери с Н. на С. в решении не указано. Однако должностные лица отдела загса внесли изменения в запись акта о рождении девочки, изменив ей фамилию с Н. на С. на основании заявления С. В соответствии со ст. 48, ч. 3 ст. 54 Закона одним из оснований для государственной регистрации установления отцовства является решение суда об установлении отцовства или об установлении факта признания отцовства, вступившее в законную силу. Сведения об отце ребенка вносятся в запись акта об установлении отцовства в соответствии с данными, указанными в решении суда. Заочным решением суда от 5 декабря 2008 г. установлено отцовство С. в отношении Н. Как следует из решения суда, при установлении отцовства С. не ставил вопроса об изменении фамилии ребенку с Н. на С. В решении суда нет указаний на то, что оно является основанием для изменения фамилии ребенку с Н. на С. Согласно заявлению С., адресованному в отдел загса, он просит произвести государственную регистрацию установления отцовства в отношении ребенка Н., присвоив ей фамилию С. Согласно свидетельству о рождении Н. в актовую запись о рождении внесены изменения: в графе «Отец» указан С., фамилия ребенка изменена на С. Судом принято решение удовлетворить заявление С. на действия отдела загса области, признать действия отдела загса по внесению исправлений в запись акта о рождении Н. в части изменения фамилии с Н. на С. незаконными. При государственной регистрации рождения заявитель при обращении в орган загса обязан представить документ установленной формы о рождении без исправлений либо с исправлениями, заверенными надлежащим образом. Решение суда от 29 октября 2009 г. по заявлению З. о признании бездействия начальника отдела загса незаконным. З. обратился в суд с заявлением о признании бездействия начальника отдела загса незаконным. В обоснование своих требований указал, что 2 сентября 2009 г. в родильном доме у него родилась дочь. 16 сентября 2009 г. им было сделано заявление о рождении ребенка в отдел загса, к заявлению прилагались медицинское свидетельство о рождении, оформленное врачом родильного дома, свидетельство о заключении брака между ним и его супругой, а также были предъявлены документы, удостоверяющие личности родителей ребенка. 29 сентября 2009 г. ему было выдано свидетельство о рождении. Исходя из вышеизложенного, З. просил признать бездействие начальника отдела загса по государственной регистрации акта рождения ребенка с 16 по 29 сентября 2009 г. незаконным. Представитель отдела загса с заявленными требованиями не согласилась и пояснила, что на документе установленной формы о рождении ребенка были внесены не заверенные печатью исправления, вследствие чего заявителю предложили обратиться в больницу и поставить печать, но он отказался. Поэтому отделу загса пришлось самостоятельно решить данный вопрос, обратившись к врачу, выдавшему данный документ. 29 сентября 2009 г. заявителю позвонили и сообщили о готовности свидетельства о рождении ребенка. На основании ст. 16 Закона родители (один из родителей) заявляют о рождении ребенка устно или письменно в орган загса. Одновременно с подачей заявления о рождении ребенка должен быть представлен документ, подтверждающий факт рождения ребенка, а также должны быть предъявлены документы, удостоверяющие личности родителей (одного из родителей) или личность заявителя и подтверждающие его полномочия, и документы, являющиеся основанием для внесения сведений об отце в запись акта о рождении ребенка. В силу п. 15 письма Минздравсоцразвития Российской Федерации от 19 января 2009 г. N 14-6/10/2-178 «О порядке выдачи и заполнения медицинских свидетельств о рождении и смерти» исправленный или зачеркнутый текст подтверждается записью «исправленному верить», подписью лица, заполняющего медицинское свидетельство, и печатью медицинской организации или частнопрактикующего врача. Внесение более двух исправлений в медицинское свидетельство не допускается. Однако, как видно из медицинского свидетельства о рождении, в графе «Место рождения» имеются исправления, которые не заверены печатью медицинской организации. При таких обстоятельствах суд в удовлетворении заявления З. о признании бездействия начальника отдела загса незаконным отказал. Имя, данное ребенку при государственной регистрации рождения, впоследствии может быть изменено только в порядке государственной регистрации перемены имени. Решение суда от 22 июля 2009 г. по заявлению У. о признании отказа отдела загса о внесении исправления в запись акта о рождении незаконным. У. обратилась с заявлением о признании незаконным отказа отдела загса внести исправления в запись акта гражданского состояния. В обоснование заявления указала, что 21 февраля 1945 г. отделом загса в книгу актов гражданского состояния внесена запись и выдано свидетельство о рождении. При оформлении записи была допущена орфографическая ошибка, а именно в свидетельстве о рождении указано имя Виоллета, хотя родители при рождении дочери изъявили желание назвать ее Виолеттой. Заявитель обратилась в отдел загса с заявлением о внесении исправлений в указанный документ. 29 мая 2009 г. получила письменный отказ со ссылкой на то, что не представляется возможным исправить имя ребенка с Виоллеты на Виолетту в записи акта о рождении, поскольку изменение имени гражданина, полученного при рождении, возможно только на основании государственной регистрации перемены имени. Заявитель считает отказ необоснованным, так как все последующие личные документы (записи актов о заключении и расторжении брака), в том числе паспорт, получены на имя Виолетта. Кроме того, при обращении заявителя с данным заявлением в отдел загса ей были разъяснены основания для внесения исправлений и изменений в записи актов гражданского состояния согласно ст. 69 Закона и рекомендовано решить вопрос путем государственной регистрации перемены имени в органе загса. Статья 58 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает, что каждый ребенок имеет право на имя, отчество и фамилию. Имя ребенка дается по соглашению родителей, отчество присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законом субъектов Российской Федерации. Согласно ст. 19 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество. Гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом. Имя, полученное гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат государственной регистрации в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния. Исправление и изменение записей актов гражданского состояния производятся органом загса при наличии достаточных оснований и отсутствии спора между заинтересованными лицами. В соответствии с ч. 2, 3, 4, 5 ст. 72 Закона при получении заявления о внесении исправления или изменения в запись акта гражданского состояния орган загса запрашивает копию записи акта гражданского состояния, подлежащей исправлению или изменению, а также копии других записей актов, подтверждающих наличие оснований для внесения исправления или изменения, в органе загса по месту их хранения. При наличии заявления о внесении исправления или изменения в запись акта гражданского состояния, указанных в п. 2 ст. 71 Закона, документов и истребованной копии записи акта гражданского состояния исправление или изменение вносится в запись акта гражданского состояния либо во внесении такого исправления или изменения заявителю отказывается. Анализируя приведенные нормы, суд пришел к выводу, что при указании о возможности изменения в записи акта гражданского состояния имени законодатель вложил в понятие «имя» в том числе фамилию, собственно имя и отчество, при перемене которых возможно внесение изменений в акты гражданского состояния. Как установлено судом, паспорт и иные документы о гражданском состоянии заявителя выданы заявителю без учета сведений об имени заявителя, содержащихся в свидетельстве о рождении. Однако заявителем действия уполномоченных должностных лиц и органов по отказу внести исправления в паспорт и другие документы в части имени или их бездействие не оспариваются. При рождении ребенка родители изъявили желание назвать ребенка Виоллетой. При этом актовая запись о рождении соответствует записи в свидетельстве о рождении. В настоящий момент родители У. скончались, что признается заявителем, других доказательств, кроме показания свидетелей, У. не было представлено. Поэтому суд пришел к выводу, что на основании представленных заявителем доказательств установить неправильность записи акта о рождении У. не представляется возможным. Суд полагает, что отказ отдела загса об изменении имени ребенка с Виоллета в записи акта о рождении на имя Виолетта отвечает целям семейного законодательства, является правильным и обоснованным. Нарушений оспариваемым решением прав заявителя, препятствий в получении заявителем пенсии, вступлении в наследство или составлении завещания в связи с отказом отдела загса в изменении имени не выявлено. При таких обстоятельствах суд в удовлетворении заявления У. о признании отказа отдела загса незаконным отказал. Решение суда от 14 октября 2009 г. по заявлению К. об оспаривании отказа отдела загса в государственной регистрации перемены имени. К. обратилась в суд с жалобой на отказ органа загса в государственной регистрации перемены фамилии. В обоснование жалобы заявитель указала, что 24 июля 2009 г. ею было подано заявление о перемене имени, а именно фамилии К. на фамилию К.-Р. Причина перемены имени ею указана: «…желание носить фамилию мужа (помимо своей фамилии)», т. е. двойную фамилию. Заявление было подано по установленной форме, к заявлению были приложены необходимые копии документов: паспорта, свидетельства о заключении брака и свидетельства о рождении, а также оригинал квитанции об уплате государственной пошлины. Отдел загса выдал ей на руки извещение об отказе в регистрации перемены имени, в котором причина отказа указана следующая: «…законодательством предусмотрена запись общей фамилии супругов, образованная посредством присоединения фамилии жены к фамилии мужа только при государственной регистрации заключения брака, ст. 28 Закона, иное не предусмотрено ни федеральным законом, ни законом субъекта Российской Федерации». Заявитель считает отказ отдела загса в перемене имени в отношении ее неправомерным, необоснованным. В извещении об отказе отдел загса ссылается на ст. 28 Закона, которая регламентирует порядок записи фамилий супругов при государственной регистрации заключения брака. Однако К. было подано заявление о перемене имени, а именно фамилии, на общих основаниях в соответствии с действующим законодательством, а не при государственной регистрации заключения брака. В соответствии с п. 2 ст. 32 Семейного кодекса Российской Федерации перемена фамилии одним из супругов не влечет за собой перемену фамилии другого супруга, каждый может сохранить свою фамилию (добрачную или приобретенную при заключении брака) или изменить ее в установленном порядке независимо от желания другого супруга. Таким образом, каждый человек вправе поменять свою фамилию и не в момент заключения брака, а на общих основаниях в соответствии с действующим законодательством. Заявитель также пояснила, что при государственной регистрации брака они с мужем оставили свои добрачные фамилии, а после заключения брака она обратилась в орган загса с данным заявлением о перемене имени (двойной фамилии), муж свою фамилию менять не желает. В силу ч. 1, 2 ст. 32 Семейного кодекса Российской Федерации супруги по своему желанию выбирают при заключении брака фамилию одного из них в качестве общей фамилии, либо каждый из супругов сохраняет свою добрачную фамилию, либо, если иное не предусмотрено законами субъектов Российской Федерации, присоединяет к своей фамилии фамилию другого супруга. Соединение фамилий не допускается, если добрачная фамилия хотя бы одного из супругов является двойной. Перемена фамилии одним из супругов не влечет за собой перемену фамилии другого супруга. Согласно п. 1, 2, 5 ст. 58 Закона лицо, достигшее возраста 14 лет, вправе переменить свое имя, включающее в себя фамилию, собственно имя и (или) отчество. Перемена имени производится органом загса по месту жительства или по месту государственной регистрации рождения лица, желающего переменить фамилию, собственно имя и (или) отчество. Перемена имени подлежит государственной регистрации в органах загса. Исходя из системного толкования норм Закона, с учетом требований ст. 28 Закона, было установлено ограничение на присвоение супругам фамилии, состоящей не более чем из двух фамилий, соединенных при написании дефисом. Фамилия К.-Р., которую желает присвоить себе заявитель, является общей фамилией супругов, а в этом случае необходима также перемена фамилии мужа на эту же общую двойную фамилию. При том обстоятельстве, что супруг заявителя свою фамилию на общую К.-Р. менять не желает, заявитель вправе переменить свою фамилию на любую другую, но не на общую фамилию супругов. Следовательно, отказ отдела загса в государственной регистрации перемены фамилии признан правомерным. Данное решение было обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда. В кассационной жалобе заявитель К. просила решение суда отменить, ссылаясь на то, что она просила изменить только свою фамилию в общем порядке изменения имени в соответствии с ч. 2 ст. 19 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 58 Закона. Судебная коллегия признала решение районного суда соответствующим требованиям действующего законодательства и оставила его без изменения. Решение районного суда Свердловской области и определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда были обжалованы в Верховный Суд Российской Федерации. Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит их обоснованными, а состоявшиеся по делу судебные постановления — подлежащими отмене. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила выводы вышеуказанных инстанций ошибочными, основанными на неправильном применении норм материального права. Суд не учел, что спор возник не в связи с государственной регистрацией заключения брака, при которой каждый из супругов выбирает себе фамилию. Спор связан с осуществлением гражданином Российской Федерации своего права на перемену имени. В соответствии со ст. 58 Закона лицо, достигшее возраста 14 лет, вправе переменить свое имя, включающее в себя фамилию, собственно имя и (или) отчество. Перемена имени подлежит государственной регистрации в органах загса. Государственная регистрация перемены имени производится на основании заявления о перемене имени. В таком заявлении должны быть указаны в том числе причины перемены (ст. 59 Закона). При этом не приводятся ссылки на обстоятельства, которые могли бы послужить основанием для отказа в государственной регистрации перемены имени. Таким образом, гл. VII Закона регламентирует перемену имени по причинам, не связанным с выбором фамилии супругами. По смыслу приведенных норм право переменить фамилию является личным делом каждого гражданина Российской Федерации, который по своему усмотрению осуществляет принадлежащие ему права. С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила решение районного суда Свердловской области и определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда отменить, отказ отдела загса признать неправомерным и обязать отдел загса произвести государственную регистрацию перемены имени на основании ранее поданного заявления. Решение суда от 25 февраля 2010 г. об оспаривании действий должностных лиц отдела загса при государственной регистрации перемены имени. Гражданка Б. обратилась в районный суд с заявлением об оспаривании решения органа загса об отказе в государственной регистрации перемены имени в отношении несовершеннолетнего сына. В органе загса отказано в государственной регистрации перемены имени по причине отсутствия согласия отца несовершеннолетнего. В соответствии с п. 3 ст. 58 Закона перемена имени лицом, не достигшим совершеннолетия, производится при наличии согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, а при отсутствии такого согласия на основании решения суда, за исключением случаев приобретения лицом полной дееспособности до достижения им совершеннолетия, в порядке, предусмотренном законом. Районным судом было принято решение об оставлении заявления гражданки Б. без удовлетворения. Решение суда от 15 марта 2010 г. и кассационное определение от 13 мая 2010 г. об аннулировании записи акта о расторжении брака. Гражданка А. обратилась в городской суд с заявлением об оспаривании действий должностных лиц отдела загса г. Н., выразившихся в незаконном, по ее мнению, составлении записи акта о расторжении брака с гражданином Т. Оспаривая действия должностных лиц, А. утверждала об отсутствии судебного акта о расторжении брака с Т. и представила в суд подлинник свидетельства о заключении брака. В соответствии со ст. 7, 31, 35 Закона для составления записи акта гражданского состояния должны быть представлены документы, являющиеся основанием для государственной регистрации акта гражданского состояния и документ, удостоверяющий личность заявителя. Государственная регистрация расторжения брака на основании решения суда производится в органах загса по месту государственной регистрации заключения брака на основании выписки из решения суда либо месту жительства бывших супругов на основании выписки решения суда и заявления бывших супругов. Как следует из материалов дела, отделом загса г. Н. в 2002 г. произведена государственная регистрация расторжения брака гр. А. и Т. на основании решения суда Донецкой области по заявлению Т. При совершении регистрации расторжения брака требования Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. были соблюдены. Действия должностных лиц отдела загса были и предметом прокурорской проверки по заявлению гр. А. По результатам проверки установлено, что нарушения требований законодательства должностными лицами отдела загса не допущено, регистрация расторжения брака произведена в соответствии с требованиями Закона. Судом также было установлено, что гр. А. решение суда Донецкой области не запрашивалось и в установленном законом порядке не обжаловалось. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения заявления не имеется, доводы гр. А. голословны и основаны на предположениях. На основании изложенного суд принял решение оставить заявление гр. А. об оспаривании действий должностных лиц отдела загса без удовлетворения. Принятое решение обжаловалось гр. А. в кассационной инстанции. Судебная коллегия суда автономного округа определила оставить решение суда без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения. Кроме того, в двух случаях были вынесены частные определения. Частное определение мирового судьи от 25 ноября 2009 г. При рассмотрении дела мировым судьей были установлены следующие нарушения законодательства. В соответствии с п. 3 ст. 85 Налогового кодекса Российской Федерации органы, осуществляющие государственную регистрацию актов гражданского состояния физических лиц, обязаны сообщать о фактах рождения и смерти физических лиц в налоговые органы по месту своего нахождения в течение 10 дней после государственной регистрации указанных фактов. Иного порядка предоставления сведений о фактах смерти физических лиц в связи с их смертью законодательством не предусмотрено. Налоговый орган, не имея необходимых сведений о смерти физического лица Х., обратился к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа на взыскание транспортного налога. В ходе совершения исполнительных действий судебным приставом-исполнителем выяснено, что должник Х. умер 21 апреля 2006 г. При таких обстоятельствах необходимо было обратить внимание руководителя органа, в компетенцию которого входит организация деятельности по государственной регистрации актов гражданского состояния, на необходимость своевременного выполнения обязанности, установленной ст. 85 Налогового кодекса Российской Федерации, по предоставлению в налоговые органы сведений, связанных с учетом налогоплательщиков, поскольку данные нарушения не соответствуют задачам и целям судопроизводства, так как не способствуют формированию уважительного отношения к закону и суду, загружают бессмысленной работой сотрудников налоговых органов, сотрудников суда и судебных приставов-исполнителей. Было доведено до сведения и обращено внимание начальника отдела загса на выявленные нарушения и необходимость принятия мер по недопущению и устранению указанных нарушений законодательства, усилению контроля за предоставлением в налоговый орган сведений о государственной регистрации смерти. Частное определение об аннулировании записи акта гражданского состояния от 17 августа 2010 г. В апреле 2010 г. гражданка С. обратилась в отделение Управления Федеральной миграционной службы России по вопросу переоформления заграничного паспорта. В переоформлении заграничного паспорта ей было отказано со ссылкой на то обстоятельство, что органом загса 29 июля 2008 г. за N 370 зарегистрирован факт ее смерти, якобы наступившей в г. И. 11 июня 2008 г. В 2008 г. гражданкой С. был утрачен паспорт, и в связи с этим отделением УФМС России 17 октября 2008 г. ей был выдан новый паспорт гражданина Российской Федерации. На основании каких обстоятельств и каких документов произведена актовая запись о смерти, не известно. Согласно ст. 64 Закона основанием для государственной смерти является документ установленной формы о смерти, выданный медицинской организацией или частнопрактикующим врачом; решение суда об установлении факта смерти или об объявлении лица умершим, вступившее в законную силу; документ, выданный компетентными органами, о факте смерти лица, необоснованно репрессированного и впоследствии реабилитированного на основании Закона о реабилитации жертв политических репрессий. Указанных выше оснований для государственной регистрации смерти гражданки С. не имелось. Органом загса 29 июля 2008 г. была составлена запись акта о смерти N 370 гражданки С., 31 декабря 1960 г. р., в то время как согласно акту патолого-анатомического исследования N 55 от 18 июня 2008 г., на основании которого произведена указанная выше актовая запись о смерти, исследовался труп гражданки С., 16 октября 1963 г. р., скончавшейся в г. И. 11 июня 2008 г. Таким образом, в результате допущенной работниками отдела загса небрежности в оформлении актовой записи о смерти гражданки С., 16 октября 1963 г. р., были нарушены права гражданки С., 31 декабря 1960 г. р. На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 226 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд определил: обратить внимание руководителя органа загса и руководителя Управления загса на указанные недостатки работы сотрудников органа загса для принятия необходимых мер с целью дальнейшего недопущения аналогичных нарушений. Проводя обзор судебной практики в сфере государственной регистрации актов гражданского состояния на территории Уральского федерального округа, необходимо отметить практику привлечения органов загс к рассмотрению гражданских дел в качестве ответчиков по делам, рассматриваемым судебными органами в порядке искового производства, по которым истцами выступали как граждане, так и органы прокуратуры; граждане обращались в суды и с заявлениями по обжалованию (оспариванию) действий (бездействия) должностных лиц органов загса. Кроме того, в одном случае орган загса выступал в качестве заявителя об аннулировании записи акта гражданского состояния. При этом практически во всех случаях в удовлетворении исковых требований к органам загса Уральского федерального округа судебными органами было отказано. Действия должностных лиц органов загса судами общей юрисдикции Уральского федерального округа были признаны законными, за исключением двух случаев, когда в отношении органов загса были вынесены частные определения. Вместе с тем следует отметить, что в нескольких случаях действия органов загса были признаны незаконными городским судом, Судебной коллегией по гражданским делам и Верховным Судом Российской Федерации.

——————————————————————

Название документа Вопрос: 12 мая 2009 г. мировой судья г. Москвы рассмотрела гражданское дело о расторжении брака. В мотивировочной части решения о расторжении брака установлено, что дети должны проживать с матерью. Из-за систематических побоев и оскорблений я была вынуждена уехать с детьми к родителям в Республику Узбекистан. Бывший муж грозится отнять детей как якобы незаконно — без его согласия — вывезенных. С меня при пересечении границы ничего не требовали. Обоснованны ли его угрозы? («Цивилист», 2011, N 3) Текст документа

Вопрос: 12 мая 2009 г. мировой судья судебного участка г. Москвы рассмотрела гражданское дело по моему иску к Х-ву о расторжении брака. В мотивировочной части решения об удовлетворении иска и о расторжении брака установлено, что дети должны проживать с матерью. Из-за систематических побоев и оскорблений, а также из-за созданной Х-ым невозможности проживания в одной квартире я была вынуждена уехать с детьми к моим родителям в Республику Узбекистан, гражданство которой наряду с российским я имею. Бывший муж грозится отнять у меня детей как якобы незаконно — без его согласия — вывезенных. Когда он один раз ездил с сыном за границу, я давала ему согласие на вывоз ребенка. С меня при пересечении границы ничего не требовали. Обоснованны ли его угрозы? Документы прилагаются.

Ответ: 12 мая 2009 г. мировой судья судебного участка г. Москвы рассмотрела гражданское дело по иску С-ой к Х-ву о расторжении брака. В мотивировочной части решения об удовлетворении иска и о расторжении брака установлено, что вопрос о месте проживания двух несовершеннолетних детей был поставлен на рассмотрение суда и обсуждался сторонами спора — родителями детей. Изучив все обстоятельства, имеющие значение для разрешения данного дела, суд сделал вывод о том, что между родителями было достигнуто соглашение о месте проживания их несовершеннолетних детей, и этим местом стороны признали место жительства матери — С-ой. В соответствии со ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ решение суда состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей. В мотивировочной части суд должен указать обстоятельства, установленные в ходе судебного разбирательства. Решение мирового судьи от 12 мая 2009 г. полностью соответствует указанному требованию закона и неопровержимо свидетельствует о том, что суд признал установленным достижение родителями несовершеннолетних детей соглашения по вопросу о месте их проживания. Это положение полностью соответствует и п. 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ, в соответствии с которым место жительства ребенка при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. Поскольку в отношении данного соглашения Семейный кодекс РФ не предусматривает порядок и форму его заключения, оно может быть заключено как в устной, так и в письменной форме, как во внесудебном, так и в судебном порядке. Соглашение, достигнутое С-ой и Х-вым, в полной мере соответствует также п. 1 ст. 24 Семейного кодекса РФ, в котором указывается, что при расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение о том, с кем из них будут проживать их несовершеннолетние дети. В соответствии со ст. 194 Гражданского процессуального кодекса РФ решение суда первой инстанции представляет собой постановление, которым дело разрешается по существу и которое принимается именем Российской Федерации. Таким образом, решение мирового судьи от 12 мая 2009 г. по иску С-ой к Х-ву о расторжении брака, в котором было установлено достижение сторонами соглашения по вопросу о месте жительства их несовершеннолетних детей, разрешило дело по существу, сделав вывод о том, что дети должны проживать с матерью. Решение суда вступило в законную силу и не было обжаловано ответчиком Х-вым, хотя он имел возможность воспользоваться предоставленным ст. ст. 320 — 322 Гражданского процессуального кодекса РФ правом на апелляционное обжалование решения мирового судьи от 12 мая 2009 г., следовательно, никаких возражений по поводу содержания данного судебного решения Х-в не имел. В соответствии со ст. 13 Гражданского процессуального кодекса РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет ответственность, предусмотренную федеральным законом. В соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 8 Гражданского кодекса РФ судебное решение является основанием возникновения гражданских прав и обязанностей. В данном случае судебное решение от 12 мая 2009 г. стало основанием возникновения у С-ой права определять место жительство ее несовершеннолетних детей, так как в соответствии с п. 2 ст. 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства несовершеннолетних детей является место жительства их родителей, в данном случае — их матери. Право свободного выбора места жительства принадлежит гражданину от рождения и, как и другие основные права и свободы, является неотчуждаемым. В соответствии со ст. 27 Конституции РФ каждому, кто законно находится на территории России, гарантируется право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также свободно выезжать за пределы страны и беспрепятственно возвращаться. Положения ст. 27 Конституции Российской Федерации полностью соответствуют требованиям Всеобщей декларации прав человека (ст. 13), Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 12) и ст. 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Правом свободного выбора места жительства обладает и несовершеннолетний ребенок, однако реализация ребенком названного права принадлежит законному представителю ребенка. Применительно к рассматриваемой ситуации, т. е. по вопросу о месте жительства несовершеннолетних детей, их местом жительства является место жительства их матери — С-ой, и она же вправе осуществлять право своих детей на свободный выбор их места жительства. В случае осуществления С-ой названного субъективного гражданского права, т. е. при условии выезда из Российской Федерации и изменения места ее жительства соответствующим образом может изменяться место жительство и ее несовершеннолетних детей. Данное положение закреплено и конкретизировано в ст. 21 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» <1>, в соответствии с которой несовершеннолетний гражданин Российской Федерации имеет право покидать место жительства и выезжать из Российской Федерации совместно хотя бы с одним из родителей. При этом согласия на выезд ребенка за границу от второго родителя не требуется, если от него ранее не поступало заявления о несогласии на выезд из Российской Федерации своих несовершеннолетних детей, оформленного в соответствии с положениями Постановления Правительства РФ от 12 мая 2003 г. N 273 «Об утверждении Правил подачи заявления о несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации» <2>. Для выезда несовершеннолетнего гражданина хотя бы с одним из родителей достаточно того, чтобы ребенок был вписан в загранпаспорт выезжающего родителя или чтобы несовершеннолетний ребенок имел собственный заграничный паспорт. ——————————— <1> СЗ РФ. 1996. N 34. Ст. 4029. <2> СЗ РФ. 2003. N 20. Ст. 1902.

Таким образом, законодательство Российской Федерации в данном случае не требует оформления согласия второго родителя на выезд ребенка из Российской Федерации, поскольку стороны достигли соглашения по вопросу о месте жительства детей и определили, что они будут проживать совместно с матерью — С-ой.

Использованные при ответе правовые акты

Конституция РФ Семейный кодекс РФ Гражданский кодекс РФ Гражданский процессуальный кодекс РФ Федеральный закон от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» Постановление Правительства РФ от 12 мая 2003 г. N 273 «Об утверждении Правил подачи заявления о несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации» Протокол N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят Резолюцией 2200 A (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.

И. А.Михайлова Доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры гражданского и предпринимательского права Российского государственного института интеллектуальной собственности

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *