Интеллектуальные права несовершеннолетних

(Гаврилов Э.) («Хозяйство и право», 2011, N 9) Текст документа

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ПРАВА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ <*>

Э. ГАВРИЛОВ

——————————— <*> Статья подготовлена при информационной поддержке СПС «КонсультантПлюс».

Гаврилов Э., профессор кафедры гражданского права НИУ ВШЭ, доктор юридических наук.

До четырнадцати лет все интеллектуальные права малолетних осуществляют их законные представители. При этом они должны спрашивать мнение ребенка (ст. 57 СК РФ, ст. 12 Конвенции о правах ребенка). Лица, достигшие четырнадцати лет, осуществляют свои интеллектуальные права в отношении результатов интеллектуальной деятельности самостоятельно, а остальные интеллектуальные права — с согласия своих законных представителей. За внедоговорный вред, причиненный использованием интеллектуального права, отвечает лицо, использующее это право.

Ключевые слова: интеллектуальные права, результаты интеллектуальной деятельности, несовершеннолетние, мнение ребенка, ответственность за вред.

Legal representatives exercise the intellectual rights of persons under 14 years old. In so doing they must ask the opinion of the child (art. 57 of the Family Code of RF, art. 12 of the Convention on children rights). The intellectual rights concerning the results of intellectual activity are exercised by persons after 14 years old themselves, but other intellectual rights — with the agreement with their legal representatives. The person who exercise intellectual right is responsible for the non-contractual harm done.

Key words: intellectual rights, results of intellectual activity, minors, view of the child, responsibility for non-contractual harm.

В соответствии с п. 1 ст. 21 ГК РФ несовершеннолетними считаются лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста. Эти лица либо вообще лишены дееспособности (способности своими действиями приобретать и осуществлять свои гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их), либо их дееспособность является ограниченной. Тем не менее несовершеннолетние всегда полностью правоспособны, так как их дееспособность от их имени и в их интересах осуществляют их законные представители — родители, опекуны, попечители, органы опеки и попечительства. В отличие от несовершеннолетних совершеннолетние лица самостоятельно приобретают и осуществляют свои гражданские права, создают для себя и исполняют гражданские обязанности. Исключение составляют граждане, признанные недееспособными (ст. 29 ГК РФ). Наконец, следует упомянуть еще две категории граждан, которые становятся полностью дееспособными до достижения восемнадцатилетнего возраста. Во-первых, это лица, вступившие в брак до достижения 18 лет. Со времени вступления в брак эти лица приобретают дееспособность в полном объеме (ст. 21 ГК РФ). Во-вторых, это эмансипированные лица (ст. 27 ГК РФ), которые также становятся полностью дееспособными с момента эмансипации. Интеллектуальными правами (ст. 1226 ГК РФ) признаются: исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности (далее — РИД) и приравненные к ним средства индивидуализации, а также — в случаях, предусмотренных ГК РФ, — личные неимущественные права и некоторые иные права. Интеллектуальные права являются разновидностью гражданских прав, а потому они — как субъективные права — входят в понятие «правоспособность гражданина». Среди объектов гражданских прав (они в общем виде перечислены в ст. 128 ГК РФ) имеются и охраняемые РИД и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность). Интеллектуальная собственность — это 16 различных нематериальных объектов, получающие гражданско-правовую охрану по правилам, которые в основном содержатся в части четвертой ГК РФ. Объекты, относящиеся к интеллектуальной собственности, делятся на две группы. Одни из этих объектов являются РИД. Это результаты творчества, их создателем всегда является гражданин, считающийся автором. Они очень тесно связаны с личностью автора. Имеется семь видов РИД: авторские произведения, исполнения, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем <1>. ——————————— <1> См., например: Гаврилов Э. Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности как права, связанные с личностью автора // Хозяйство и право. 2008. N 9. С. 24.

Другие девять видов объектов интеллектуальной собственности не относятся к категории РИД. Это также нематериальные объекты, но их создание не считается творческим процессом, а потому создатели не признаются авторами. Строго говоря, эти виды интеллектуальной собственности изготавливаются, получаются в результате обычной деятельности гражданина. Какие интеллектуальные права могут принадлежать несовершеннолетним и как они их осуществляют? Прежде всего необходимо подчеркнуть, что несовершеннолетние вправе создавать интеллектуальную собственность независимо от того, являются создаваемые объекты РИД или нет. Вообще, создание любых видов интеллектуальной собственности — это действия, относящиеся к категории юридических поступков: поскольку такие действия не направлены на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, они не являются сделками (ст. 153 ГК РФ). Несмотря на это, такие юридические поступки влекут появление у несовершеннолетних интеллектуальных прав на созданные или полученные ими объекты. Так, если несовершеннолетний нарисовал рисунок или сочинил стихотворение, у него возникают авторские права (глава 70 ГК РФ), если несовершеннолетний исполнил песню, у него возникает право исполнителя (глава 71 ГК РФ), а если он придумал секрет производства — право на этот секрет производства (ноу-хау) (глава 75 ГК РФ). А как несовершеннолетние реализуют эти интеллектуальные права? Ответ на этот вопрос зависит от возраста несовершеннолетнего гражданина и от характера охраняемого объекта. Если несовершеннолетнему не исполнилось четырнадцати лет (такие лица именуются малолетними), его интеллектуальные права на любые охраняемые объекты осуществляют его родители, усыновители, опекуны (п. 1 ст. 28 ГК РФ). Если же несовершеннолетнему исполнилось четырнадцать лет, его интеллектуальные права, относящиеся к РИД, реализует он сам (подп. 2 п. 2 ст. 26 ГК РФ), а те интеллектуальные права, которые не относятся к РИД, он реализует с согласия своих законных представителей — родителей, усыновителей или попечителя (п. 1 ст. 26).

Интеллектуальные права на РИД, принадлежащие несовершеннолетним, достигшим четырнадцати лет

Учитывая, что субъект гражданского права самостоятельно создал РИД, что свидетельствует о его творческой зрелости, а также достиг четырнадцатилетнего возраста, законодательство предоставляет ему полную дееспособность для осуществления интеллектуальных прав, относящихся к этому РИД. Названная норма касается интеллектуальных прав как на те РИД, которые созданы им после достижения четырнадцати лет, так и на созданные в более раннем возрасте. Разумеется, в отношении последних РИД сохраняют свою силу договоры, заключенные ранее законными представителями малолетнего <2>. ——————————— <2> Отмечу, что эти договоры после достижения малолетним четырнадцати лет пересмотру не подлежат.

Применительно к авторским произведениям это означает, что после достижения четырнадцатилетнего возраста несовершеннолетний сам определяет способ указания своего имени (подлинное имя, псевдоним или без указания имени, то есть анонимно), сам решает вопросы, касающиеся права на неприкосновенность произведения, а также права на обнародование произведения, и, конечно, сам заключает любые договоры о распоряжении своим исключительным правом, получает причитающиеся по таким договорам суммы и распоряжается ими. В отношении объектов патентного права (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов) после достижения возраста четырнадцати лет несовершеннолетний вправе сам подать заявку на получение патента, вести переписку по заявке, получить патент, заключать договоры о распоряжении исключительным патентным правом. Аналогичным образом (то есть самостоятельно) несовершеннолетний осуществляет свои права на исполнения, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем. Несовершеннолетний может руководствоваться советами своих родителей, усыновителей, попечителя, но не обязан делать это. Никакой орган (суд, орган опеки и попечительства и т. п.) не вправе принудить его поступать против его воли.

Учет мнения малолетнего

Логика подсказывает, что, когда законные представители осуществляют интеллектуальные права малолетних, они должны учитывать мнение самого малолетнего. Речь идет не о его правах и интересах, необходимость соблюдения которых вытекает из комплекса норм гражданского и семейного законодательства (ст. ст. 31, 36 ГК РФ, ст. 56 Семейного кодекса РФ), а о конкретном мнении, которое малолетний может выразить тогда, когда законные представители намереваются реализовать его интеллектуальные права. В ГК РФ нет упоминаний о том, что законные представители должны выслушать и, вероятно, учесть мнение малолетнего относительно того, как именно должны использоваться его интеллектуальные права. Напрашивается вывод, что Кодекс не требует учитывать мнение малолетнего. Но все не так просто: ст. 7 ГК РФ, посвященная месту норм международного права в гражданском законодательстве, устанавливает, что международные договоры являются составной частью правовой системы Российской Федерации и по общему правилу применяются к гражданским правоотношениям непосредственно. В частности, на территории РФ действует ратифицированная Постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 года N 1559-1 Конвенция о правах ребенка, принятая Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 года N 44/25 (далее — Конвенция о правах ребенка, Конвенция). Согласно Конвенции «ребенком» является лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста (ст. 1). Конвенция (ст. 12) предусматривает, что ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, обеспечивается право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка должно уделяться должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка. В принципе, нормы, содержащиеся в ст. 12 Конвенции о правах ребенка, включены в российское национальное законодательство, а именно в ст. 57 СК РФ. В ней установлено: «Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам». (Далее в ст. 57 СК РФ сделаны отсылки к нескольким случаям, когда решение может быть принято только с согласия ребенка. Эти случаи не относятся к теме настоящей публикации, а потому здесь не рассматриваются.) Статья 57 СК РФ имплементирует в российское национальное законодательство именно норму ст. 12 Конвенции о правах ребенка, а не ст. 13, как полагает Н. Тарусина <3>. ——————————— <3> Гражданское право: Учебник: В 3-х т. / Е. Н. Абрамова, Н. Н. Аверченко, Ю. В. Байгушева и др.; под ред. А. П. Сергеева. М.: ТК Велби, 2009. Т. 3. С. 470.

В ст. 13 Конвенции употреблен термин «свобода самовыражения» (freedom of expression), что не очень удачно названо в русском тексте «свободой мнения»; это понятие включает, в частности, свободу создания произведения искусства. В отличие от этого ст. 12 Конвенции устанавливает «свободу выражать свои взгляды» (to express views), то есть, по сути, свободу выражать свое мнение. Из сравнения приведенной ст. 12 Конвенции и ст. 57 СК РФ вытекает вывод о том, что национальные российские нормы менее совершенны. Так, СК РФ закрепляет за любым ребенком право выражать свое мнение, а Конвенция предоставляет такое право лишь ребенку, «способному сформулировать свои собственные взгляды». Очевидно, что если ребенок не может выразить собственный взгляд, то его не надо и заслушивать. По СК РФ обязателен учет мнения только того ребенка, который достиг возраста десяти лет, в Конвенции же более гибко решен вопрос о возрасте ребенка («взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с его возрастом»). В настоящее время, в эпоху новых технологий (компьютеры, Интернет и т. п.), когда дети очень рано начинают мыслить самостоятельно, от указания на десятилетний возраст ребенка целесообразно отказаться. Наконец, из СК РФ следует, что право ребенка выражать свое мнение действует при решении вопроса в семье. (Впрочем, эта оговорка вполне естественна, так как данная норма входит в состав Семейного кодекса РФ.) В Конвенции подобной оговорки, конечно, нет: норма ее ст. 12 должна применяться к любым гражданско-правовым отношениям, в том числе, очевидно, и к тем, которые, так сказать, осложнены семейными отношениями. Если бы нормы, содержащиеся в ст. 57 СК РФ, были помещены в ГК РФ, они, без сомнения, применялись бы и в семье, к семейным отношениям — в связи с наличием ст. 4 СК РФ, устанавливающей общее правило о применении к семейным отношениям гражданского законодательства. Однако в настоящее время нормы ст. 57 СК РФ касаются только чисто семейных правоотношений. Если же законные представители малолетнего совершают сделки по осуществлению интеллектуальных прав малолетнего не в семейных отношениях, то должна действовать непосредственно ст. 12 Конвенции о правах ребенка. Таким образом, решая вопросы, касающиеся осуществления интеллектуальных прав малолетних, законные представители — родители, усыновители, опекуны — обязаны выслушать малолетнего, если он способен сформулировать собственное мнение, и принять решение с учетом этого мнения, а также прав и интересов малолетнего. Если принимаемое решение не совпадает с мнением малолетнего, причем малолетний на своем мнении настаивает, законный представитель обязан обратиться в орган опеки и попечительства для принятия окончательного решения.

Решения, касающиеся интеллектуальных прав малолетнего, которые вправе принимать его законные представители

Полностью дееспособное лицо вправе принимать любые решения, касающиеся принадлежащих ему интеллектуальных прав. В отличие от этого законные представители малолетнего не имеют права принимать некоторые решения. Прежде всего, они не могут принимать решения, влекущие уменьшение имущества малолетнего (п. 2 ст. 37 ГК РФ, п. 3 ст. 60 СК РФ). К их числу относятся решения о заключении безвозмездных договоров об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК РФ). Вместе с тем нельзя исключать возможность заключения законными представителями безвозмездных лицензионных договоров, в частности в сфере авторского права, что может способствовать будущему коммерческому успеху гражданина. Следует считать, что законные представители малолетнего автора не вправе избирать псевдоним для малолетнего (ст. 1265 ГК РФ) и давать согласие на внесение в произведение изменений <4>. ——————————— <4> Право на неприкосновенность произведения и защита произведения от искажений (ст. 1266 ГК РФ) должны безусловно соблюдаться, что, однако, не исключает советов родителей, как, например: «Малыш, может быть, лучше пририсовать этому дяде усы?». Если ребенок сам это сделает, то ст. 1266 Кодекса не будет нарушена.

Поскольку право на обнародование произведения тесно связано с правом использования произведения (п. 2 ст. 1268 ГК РФ), полагаю, что законные представители малолетнего вправе обнародовать созданное им произведение. Это положение относится и к обнародованию записи исполнения малолетнего. Напротив, законные представители малолетнего не вправе — до подачи соответствующей заявки — разглашать сведения о придуманном малолетним техническом решении, которое в принципе может быть признано изобретением, полезной моделью, промышленным образцом. Законные представители также не вправе отказываться от того, чтобы имя малолетнего как автора охраняемого объекта было упомянуто в выдаваемом патенте (ст. 1394 ГК РФ).

Интеллектуальные права несовершеннолетних, достигших четырнадцатилетнего возраста, на объекты, не относящиеся к числу РИД

Это, в частности, фонограммы, секреты производства (ноу-хау), обозначения, которые могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков. Сделки, касающиеся таких объектов, несовершеннолетние, достигшие четырнадцати лет, совершают с письменного согласия своих родителей, усыновителей и попечителя. Названные лица могут одобрить сделку, совершаемую несовершеннолетним, как при самом совершении сделки, так и впоследствии. Впрочем, при отсутствии одобрения сделки законными представителями несовершеннолетнего такая сделка является не ничтожной, а оспоримой (ст. 175 ГК РФ). Конечно, следует помнить, что вероятность признания упомянутой сделки недействительной сохраняется и после истечения годичного срока исковой давности (ст. ст. 181, 199 ГК РФ). Поэтому партнеры несовершеннолетнего по сделке должны настаивать на письменном одобрении сделки законными представителями несовершеннолетнего.

Возмещение внедоговорного вреда, причиненного использованием интеллектуальных прав несовершеннолетнего

Использование интеллектуальных прав, принадлежащих несовершеннолетнему, способно нанести третьим лицам внедоговорный вред, который возмещается в соответствии с главой 59 ГК РФ. Например, несовершеннолетний может утверждать, что именно он создал стихотворение «Я помню чудное мгновенье» (хотя общеизвестно, что его автором является А. С. Пушкин; условно будем считать, что исключительные права А. С. Пушкина охраняются): в этом случае использование данного стихотворения несовершеннолетним либо от его имени станет нарушением авторских прав <5>. ——————————— <5> Другие подобные ситуации: переработка чужого произведения, заимствование чужого секрета производства и т. п.

Кто будет нести ответственность за это правонарушение? Ответ содержится в п. 3 ст. 26, п. 3 ст. 28, ст. ст. 1073 и 1074 ГК РФ. Ответственность за внедоговорный вред возникает за действия, совершенные определенным лицом. В приведенном примере, если использование стихотворения осуществляли законные представители малолетнего, именно они несут ответственность за причиненный ими вред. Сам малолетний никогда и ни при каких условиях за внедоговорный вред не отвечает. Законные представители малолетнего при этом будут нести ответственность на основе принципа собственной вины. Иначе говоря, если они докажут, что не знали о том, что стихотворение было написано А. С. Пушкиным, они не будут нести ответственность. То же самое относится и к издательству, которое по договору использовало стихотворение. Но если стихотворение было использовано самим несовершеннолетним, которому уже исполнилось четырнадцать лет, то отвечать за причиненный вред должен сам несовершеннолетний. При этом очень мала вероятность того, что к субсидиарной ответственности будут привлечены законные представители несовершеннолетнего, поскольку они могут нести такую дополнительную ответственность только при наличии своей вины в воспитании ребенка и в надзоре за ним. Этот вывод следует распространить и на те случаи, когда несовершеннолетние несут ответственность по сделкам, совершенным ими с письменного согласия их законных представителей. В заключение хочу отметить, что существующее правовое регулирование интеллектуальных прав несовершеннолетних представляется логичным и обоснованным. В связи с этим трудно согласиться с появляющимися время от времени предложениями о внесении коренных изменений в действующий правовой режим <6>. ——————————— <6> См., например: Бекеров О. А. Охрана прав несовершеннолетних авторов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *