Юридический режим доли в праве собственности, находящейся в общем имуществе супругов

(Мыскин А. В.) («Нотариус», 2011, N 5) Текст документа

ЮРИДИЧЕСКИЙ РЕЖИМ ДОЛИ В ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ, НАХОДЯЩЕЙСЯ В ОБЩЕМ ИМУЩЕСТВЕ СУПРУГОВ <*>

А. В. МЫСКИН

——————————— <*> Myskin A. V. Legal mode of a share in the property right, being in the general property of spouses.

Мыскин Антон Владимирович, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Российской академии адвокатуры и нотариата, кандидат юридических наук.

Представленная статья посвящена исследованию гражданско-правового режима доли в праве собственности на общее имущество, которая была приобретена супругом (или супругами) в период брака. Автор последовательно рассматривает различные фактические ситуации, в которых такие доли могут приобретаться, а затем показывает, в каких случаях указанные доли будут находиться в совместной супружеской собственности, а в каких случаях нет.

Ключевые слова: общая собственность, долевая собственность, совместная собственность, доля в общей собственности, доля в совместной собственности.

Presented article is devoted research of a civil-law mode of a share in the general property which has been got by the spouse in marriage. The author consistently considers various actual situations in which such shares can be got, and then shows, in what cases the specified shares will be in the joint matrimonial property, and in what cases aren’t present.

Key words: the general property, the share property, the joint property, a share in the general property, a share in the joint property.

Несмотря на то что нормы семейного и гражданского законодательства достаточно подробно и обстоятельно регламентируют имущественные отношения, возникающие между супругами, в том числе отношения по поводу их совместной собственности, современная практика постоянно подбрасывает нам многочисленные казуистичные вопросы, требующие как теоретически выдержанных, так и практически приемлемых ответов. И с усложнением и утяжелением гражданского оборота количество таких вопросов только увеличивается. В связи с этим, наверное, не зря М. В. Зимелева, которая в свое время вплотную занималась проблемами общей собственности в гражданском праве, прямо отмечала, что, например, германское общее право выработало пословицу: «Общность — мать потасовок», а французский юрист XVI в. Луазель говорил, что «кто имеет компаньона, имеет хозяина» <1>. ——————————— <1> Зимелева М. В. Общая собственность в советском гражданском праве (часть первая) // Вестник гражданского права. 2009. N 4. С. 231.

Одним из вопросов, который в прямом смысле этого слова мучает современную практику, является вопрос о гражданско-правовом режиме доли в праве общей собственности, которая была приобретена в период брака и, следовательно, вроде бы должна находиться в совместной собственности супругов. Если говорить более конкретно, то суть данного вопроса могла бы быть сформулирована следующим образом: если один из супругов или оба супруга вместе в период брака приобрели долю (или доли) в праве на какое-либо имущество, то будет ли эта доля (доли) находиться как бы параллельно еще и в совместной супружеской собственности либо в отношении этих долей будет действовать иной правовой режим? Если мы скажем, что приобретенная доля в общем имуществе находится еще и в совместной собственности супругов, то такая доля, по сути, должна быть абстрактно разделена изначально на две равные части, так как в соответствии со ст. 39 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) при определении долей супругов в их совместно нажитом имуществе доли таких супругов признаются равными. Например, если муж в период брака приобретет 1/2 доли на, скажем, земельный участок, то реально в этом земельном участке мужу будет принадлежать только 1/4 доли, а оставшаяся 1/4 доли должна считаться долей жены в качестве ее супружеской собственности. Если же мы скажем, что доля в имуществе в совместной супружеской собственности не находится, то и решение данного вопроса будет выглядеть совсем иначе. Если на время мы отойдем от науки и посмотрим, как этот вопрос разрешается на практике, то мы увидим, что в деятельности очень многих наших правоприменителей (в первую очередь государственных регистраторов, нотариусов и судов) уже давно установился подход, в соответствии с которым доля в имуществе, принадлежащая как одному из супругов, так и им обоим, во всех случаях находится в их совместной собственности. Под всеми случаями мы здесь понимаем как ситуацию, когда доля находится только у одного из супругов, так и ситуацию, когда доли на одну и ту же вещь (независимо от размера таких долей) принадлежат сразу обоим супругам. С формальной точки зрения такой подход надо считать правильным, так как в силу прямого указания п. 1 ст. 34 СК РФ все имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, а с тем, что доля в праве собственности является имуществом в гражданско-правовом значении этого термина, наверное, никто не будет спорить. Однако такой подход является, если так можно выразиться, «близоруким» и не охватывающим всех возможных ситуаций, которые могут иметь место в действительности. Для того чтобы разобраться, каков истинный юридический режим доли в праве, принадлежащей супругу (или супругам), необходимо для начала проанализировать те правовые модели, в которых такие доли могут существовать, а затем и делать соответствующие выводы. Как нам видится, таких моделей может быть выделено три, и суть их будет сводиться к следующему. Во-первых, доли на какое-либо имущество могут находиться только у супругов и ни у кого более. Например, супруги в период брака заключают договор купли-продажи жилого помещения и в рамках этого договора устанавливают, что приобретаемое жилое помещение поступает в их долевую (а не совместную) собственность, а также определяют, какому какие именно доли достанутся (причем размеры этих долей не обязательно должны быть равными). Во-вторых, доли могут одновременно принадлежать как обоим супругам сразу, так и третьим лицам. Например, семья, состоящая из мужа, жены и их ребенка приватизирует занимаемую ими квартиру в доме государственного (муниципального) жилищного фонда, в результате чего каждый из них становится собственником 1/3 доли в этой квартире. Наконец, в-третьих, доля, приобретенная в браке, может принадлежать только одному из супругов. К примеру, жена в период брака на паях со своим родным братом приобретают по 1/2 доли в праве собственности на загородный дом; муж в приобретении этого имущества не будет принимать никакого участия. Теперь мы попытаемся выяснить, в каких из этих случаев на указанные доли будет простираться режим совместной собственности, а в каких случаях — не будет. Мы склонны думать, что в тех случаях, когда доли будут принадлежать только супругам либо супругам и третьим лицам (первая и вторая указанные выше модели), на такие доли не будет распространяться режим совместной собственности; такие доли будут принадлежать супругам именно как доли, а сами эти доли не будут как бы поверх всего находиться в совместной супружеской собственности со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями. Возможно, такая позиция, как любил говорить выдающийся советский ученый-цивилист М. М. Агарков, кому-то покажется смелой <2>, однако аргументация именно такой позиции видится нам в следующем. ——————————— <2> См. его фундаментальный труд по актуальным проблемам гражданского права: Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. I. М.: Центр «ЮрИнфоР», 2002.

Во-первых, при ближайшем рассмотрении мы увидим, что режим долевой и совместной собственности являются режимами взаимоисключающими. Иными словами, по общему правилу, если на какую-либо вещь установлена долевая собственность, на эту же самую вещь совместная собственность установлена быть не может, и наоборот. Как известно, участники общей собственности могут перейти с одного правового режима на другой (например, совместную собственность преобразовать в долевую, а если это прямо допускается законом, то и наоборот — долевую в совместную). Но установление на одну и ту же вещь режима своеобразного юридического «многослойного пирога» в виде «совместно-долевой» собственности будет противоречить самой сути складывающихся правоотношений. В более глобальном плане это правило можно было бы назвать «режимом правовой непроницаемости». Об этой проблеме в свое время весьма подробно говорил В. К. Райхер, а суть его умозаключений сводилась к тому, что недопустимо установление различных взаимоисключающих или взаимопроникающих правовых режимов в отношении одного и того же объекта применительно к одному и тому же субъекту <3>. ——————————— <3> Более подробно см.: Райхер В. К. Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав) // Вестник гражданского права. 2007. N 2. С. 189 и далее.

Сам В. К. Райхер в качестве примера показывал, что одно и то же лицо в отношении одной и той же вещи не может быть одновременно собственником и арендатором, собственником и залогодержателем. На наш взгляд, режимы долевой и совместной собственности как раз и будут являться теми «крайностями», которые не смогут сосуществовать одновременно, а будут, наоборот, вытеснять друг друга. Во-вторых, на миг представим себе такую ситуацию, что доли, принадлежащие супругам, все-таки находятся в дополнение ко всему в их совместной собственности и мысленно (а затем, возможно, и реально) такие доли должны быть разделены между ними пополам. В указанной ситуации мы увидим, что такие доли, каков бы ни был их первоначальный размер, в конечном счете станут долями равновеликими и никаких исключений такое положение вещей допускать не будет. Приведем конкретные примеры. В какой-либо абстрактной вещи мужу будет принадлежать 4/6 доли, а жене соответственно 2/6. Доли явно не пропорциональные. Если 4/6 доли мужа — это совместная собственность, мужу в этой доле будет принадлежать реально только 2/6; остальные 2/6 должны считаться собственностью жены. Однако и жене будет принадлежать не 2/6 ее доли, а только 1/6; вторая половина этой доли должна считаться собственностью мужа. В результате этого мы увидим, что мужу в конечном счете будет принадлежать 2/6 его собственной доли + 1/6 супружеской доли, т. е. 3/6 = 1/2. Аналогичная пропорция будет и у жены. Можем взять другой пример. Жене принадлежит 8/10 доли, а мужу — 2/10. Реальная доля жены — 4/10 собственной доли и 1/10 супружеской доли. То есть в конечном счете мы опять придем к тому, что у супругов будут по 1/2 (5/10) доли. Невооруженным глазом видно, что такое положение вещей выглядит уж как-то слишком нелогично и юридически странно. От себя мы хотим добавить, что правило о том, что изначально доли супругов в их совместно нажитом имуществе должны считаться равными, не нужно понимать абсолютным образом, что так должно быть всегда и во всех случаях. Супруги, либо в силу взаимного соглашения, либо в силу каких-либо объективных обстоятельств (например, в силу решения суда), могут стать собственниками неравных (а в некоторых случаях явно неравных) долей, и закон не может им в этом помешать. Более того, как нам кажется, в некоторых случаях закон даже должен поощрять такое непропорциональное долевое распределение. В-третьих, позиция, что доля супругов принадлежит им также на праве совместной собственности, способна нивелировать значение очень многих гражданско-правовых сделок и договоров, сведя практически на нет действующее законодательное регулирование общественных отношений. Возьмем, к примеру, конструкцию брачного договора. Пункт 1 ст. 42 СК РФ прямо говорит нам, что супруги, заключая брачный договор, могут установить в нем долевой режим как на все свое совместное имущество, так и на его отдельные предметы <4>. Причем закон не требует (да объективно и не может требовать), чтобы установленные доли всегда были равными. Решение данного вопроса будет находиться в исключительном усмотрении супругов, а само это усмотрение будет базироваться на их субъективных интересах и потребностях. Так вот, если мы возьмем наши приведенные выше математические примеры, то без труда увидим, что, какие бы доли супруги в брачном договоре ни установили, в конечном счете такие доли все равно окажутся равными. И здесь резонно возникает вопрос. Неужели смысл ст. 42 СК РФ сводится исключительно к тому, чтобы супруги в рамках брачного договора смогли только установить режим равнодолевой собственности, не имея возможности отступиться от рамок этого режима? Мы склонны думать, что законодатель, устанавливая подобную норму, вкладывал в нее более глубинное юридическое содержание. ——————————— <4> Более подробно по этому вопросу см., например: Максимович Л. Б. Брачный договор в российском праве. М.: Ось-89, 2003. С. 78 — 92.

Возьмем другой пример. Одним из фундаментальных принципов наследственного права является принцип свободы завещания, одной из граней которого является возможность завещать одну и ту же вещь двум и более наследникам, а также любым образом определить доли наследников в наследстве (ст. 1119 Гражданского кодекса РФ, далее — ГК РФ). Так вот, завещатель, реализуя свою завещательную свободу, может оставить по наследству супругам какую-либо определенную вещь (или их совокупность), а также определить конкретные завещательные доли каждого из них. Причем размеры этих долей не обязательно должны быть равными; этот вопрос будет решать исключительно завещатель, исходя из своих внутренних субъективных представлений, а само такое решение завещатель не обязан перед кем-то обосновывать. Просто он так решил — и все! Если же мы пойдем по тому пути, что доли супругов в имуществе должны рассматриваться в качестве их совместной собственности, то мы должны будем констатировать, что воля завещателя в этом вопросе будет попросту игнорироваться, так как такие доли (если в завещании они будут распределены неравным образом) в конечном счете для наших супругов станут все равно одинаковыми. Если посмотреть на описанные выше ситуации, что называется, с «юридических высот», то мы увидим, что такой, казалось бы, на первый взгляд частный и незначительный подход рассматривать доли в имуществе в качестве составных элементов совместной супружеской собственности порождает, по сути, подрыв фундаментальных и системообразующих принципов всего гражданского права — принципов свободы договора, автономии воли сторон, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, инициативы и самостоятельности участников. А такое положение вещей, мягко говоря, недопустимо и юридически некорректно. В-четвертых, весьма большие трудности возникнут у супругов в том случае, если один из них захочет продать свою долю постороннему лицу. Если мы взглянем на данную ситуацию с тех позиций, которые мы пропагандируем в рамках настоящей статьи, то все встанет на свои места. Один из супругов, обладающий известной долей (без всякой примеси совместности), в порядке ст. 250 ГК РФ вначале предлагает эту долю к продаже своему супругу, реализуя тем самым то, что мы называем правом преимущественной покупки, а далее действует по обстоятельствам в зависимости от того, захочет ли или нет другой супруг эту долю приобрести. Однако ситуация кардинальным образом поменяется, если мы начнем рассматривать эту долю в качестве совместной собственности. Ввиду того что супругу уже не будет принадлежать тот размер доли, который он изначально себе представлял, сложится ситуация, при которой такой вещью можно будет распорядиться только как совместной собственностью <5>. А такое распоряжение, как известно, предполагает полное отчуждение вещи с абсолютным переходом права собственности на эту вещь к новому приобретателю и распределением полученных средств между теперь уже бывшими сособственниками (ст. 35 СК РФ, ст. 253 ГК РФ). Вряд ли такое положение вещей будет отвечать имущественным интересам супругов и участников гражданского оборота в целом. ——————————— <5> Более того, такая вещь при названном подходе, как нам видится, вообще будет находиться исключительно в совместной собственности. И никаких долей (при их очевидном наличии) на самом деле вообще не будет. Такой же подход способен побить все рекорды «юридической алогичности».

Наконец, в-пятых, мысль о том, что доли в имуществе принадлежат супругам также на праве их совместной собственности, можно довести до абсурда <6> и сказать, что и все личное (индивидуальное) имущество супругов (приобретенное ими до заключения брака, а также во время существования брака по безвозмездным сделкам) тоже как бы параллельно находится в дополнение ко всему в совместной супружеской собственности. Такая же постановка вещей не выдержит никакой научно-юридической критики. ——————————— <6> Если говорить в целом, то правилом «доведения ситуации до абсурда» должен пользоваться абсолютно любой правоприменитель в процессе толкования любых (даже на первый взгляд не спорных) норм права. Более подробно см.: Васьковский Е. В. Цивилистическая методология. Учение о толковании и применении гражданских законов. М.: Центр «ЮрИнфоР», 2002.

Какие промежуточные выводы нам хотелось бы сделать на данной стадии? Еще раз повторим, что в том случае, если имущество на праве долевой собственности принадлежит только супругам либо супругам и неким третьим лицам, то такие доли будут принадлежать супругам именно как доли и никакой совместной собственности здесь не должно быть, что называется, по определению. Противное решение данного вопроса способно породить в такой простой, по сути, имущественной модели только одни коллизии и противоречия. Более того, такой подход должен применяться как в тех случаях, когда определенные доли поступят супругу (или им обоим) по безвозмездной сделке, так и в случае возмездного приобретения долей. Примером первой модели могла бы быть, например, ситуация, когда матери и сыну, состоящему в браке, на праве долевой собственности принадлежит некое имущество, и мать дарит свою долю жене сына (своей невестке). В этом случае жене будет принадлежать именно доля в ее идеальном выражении и ничего более. В качестве примера второй модели можно привести ту же самую ситуация, но с условием, что указанная доля будет приобретена невесткой у свекрови по договору купли-продажи. И в этом случае такая доля не станет составной частью совместной собственности, а будет принадлежать жене как ее автономная доля в том виде (размере), в каком она была приобретена. Конечно, в рамках настоящей статьи нам хотелось бы показать максимальное количество тех возможных практических ситуаций, в которых можно (и нужно) применять те идеи, которые мы здесь пытаемся раскрыть. Однако рамки данной работы сделать этого не позволяют. Поэтому мы сконцентрируем свое внимание на одной из наиболее часто встречающихся в нотариальной практике ситуаций, связанных с разделом наследственного имущества, обремененного супружеской долей. Статья 1150 ГК РФ прямо провозглашает, что принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Так вот, если в состав наследственной массы будет входить имущество, в котором супругам будут принадлежать четко определенные доли, то в случае смерти одного из супругов его доля не должна делиться поровну (как классическая совместная собственность) с приращением части супружеской доли, принадлежащей пережившему супругу. Доля умершего супруга в том размере, в каком она существовала к моменту открытия наследства, должна перейти к наследникам по закону и (или) по завещанию и распределена между ними в соответствии с их наследственными долями (в число этих наследников может попасть, естественно, и второй супруг). Доля пережившего же супруга должна оставаться неизменной; такая доля не должна каким-либо образом модифицироваться, изменяться или переходить в иные правовые плоскости, а само открытие наследства не должно на эту долю оказывать никакого юридического влияния. Теперь нам хотелось бы остановиться на третьей ситуации, заявленной выше, и рассмотреть ее юридические особенности. Напомним, что речь идет о таком случае, когда доля в праве собственности на имущество принадлежит только одному из супругов. Вспомним наш пример, упоминавшийся выше, когда жена (без имущественного участия мужа) вместе со своим братом приобрела в равных долях загородный дом, и ответим на вопрос, будет ли такая доля в этом случае находиться в совместной супружеской собственности или нет. Ответ на этот вопрос будет выглядеть далеко не так, как в предыдущем изложении, а сам ответ будет зависеть от того, по какому основанию такая доля будет приобретена. В том случае, если такая доля будет приобретена в период брака на возмездных основах, то такая доля будет подпадать под категорию общего имущества супругов, а сама эта доля будет находиться в совместной супружеской собственности со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями. Если доля в период брака будет приобретена безвозмездно — такая доля будет считаться личной долей только одного супруга, а второй супруг в этой доле не будет иметь никаких имущественных прав. Каким же образом мы сможем объяснить столь различный подход в таких на первый взгляд однотипных ситуациях? Нет ли здесь какого-то внутреннего противоречия? Объяснение этому феномену мы видим в смешении очень близких, похожих, можно даже сказать, кровнородственных, но тем не менее принципиально различных категорий, которые здесь присутствуют. Речь идет о категориях «доля в имуществе» и «долевой режим». Когда доли в имуществе принадлежат обоим супругам вместе либо им обоим и третьим лицам, в отношении такого имущества действует долевой гражданско-правовой режим, под которым правовая наука подразумевает пределы тех юридических возможностей, которые лица могут приобретать в отношении определенного объекта <7>. Такой режим, естественно, предполагает наличие у супругов четко установленных долей, однако сам этот режим как бы «отсекает» режим совместной собственности, занимая тем самым абсолютное юридическое положение. Когда же доля в праве будет принадлежать только одному супругу, эта доля будет принадлежать ему как часть его имущества (в нашем случае — совместного имущества). Конечно, долевой режим будет существовать и в этом случае, однако он будет простираться на отношения «супруг — третье лицо (сособственник)»; на отношения «супруг — другой супруг» этот режим распространяться не будет. Образуется правовой вакуум, который и будет весьма успешно заполнен режимом совместной собственности. В результате этого доля супруга и попадет в совместную супружескую собственность при наличии необходимых к тому оснований. ——————————— <7> Белов В. А. Гражданское право. Общая часть. Т. I: Введение в гражданское право: Учебник. М.: Юрайт, 2011. С. 322.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *