Службы примирения в административном и управленческом контексте

(Максудов Р. Р.) ("Вопросы ювенальной юстиции", 2011, N 5) Текст документа

СЛУЖБЫ ПРИМИРЕНИЯ В АДМИНИСТРАТИВНОМ И УПРАВЛЕНЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ <1>

Р. Р. МАКСУДОВ

-------------------------------- <1> Автор благодарит Людмилу Карнозову, Наталью Путинцеву и Нодара Хананашвили за ценные замечания, высказанные в ходе подготовки данной статьи к печати.

Максудов Р. Р., руководитель программ восстановительного правосудия Центра "Судебно-правовая реформа", Москва.

В течение 14 лет Общественный центр "Судебно-правовая реформа" организует в России деятельность по распространению идеи и практики восстановительного правосудия. Концепция восстановительного правосудия и, шире, восстановительного подхода разрабатывается сегодня в мире как система теоретических представлений и набор способов, процедур и приемов работы, используемых в ситуации преступления, конфликта, в обстоятельствах эскалации взаимонепонимания, отчуждения и напряженности в отношениях между людьми и всплеска насилия. Использование восстановительного подхода необходимо тогда, когда межчеловеческие отношения насыщаются ненавистью и мстительностью, что обрывает возможность протекания нормальной человеческой жизни. Пермский край явился первым регионом в России, где восстановительный подход внедряется в массовом масштабе в деятельность КДНиЗП, судов, социальных и образовательных учреждений. В течение последних шести лет в крае распространяются восстановительные технологии, в каждом районе края создаются службы примирения. Специалистами Пермского края восстановительные технологии рассматриваются как основа пермской модели ювенальной юстиции. В этом регионе вокруг деятельности органов субъектов профилактики правонарушений, безнадзорности несовершеннолетних, а также органов уголовной юстиции возникает новый аналитический, проектный и финансово-организационный ресурс, объединяющий представителей различных ведомств и организаций, которые начинают действовать в новой философии реагирования на преступления и отклоняющееся поведение несовершеннолетних. Массовое распространение восстановительных технологий, которое происходит в Пермском крае с 2006 г., показывает в каком-то смысле будущее не только восстановительных технологий, но и всей ювенальной юстиции в России. Поэтому очень важно понять ситуацию в Пермском крае и извлечь уроки из того, что там происходит. В 2009 г. специалисты Центра "Судебно-правовая реформа" провели исследование практики распространения восстановительных технологий в Пермском крае <2>. В данном исследовании ставилась задача выявить достижения и проблемы массового распространения практики восстановительных технологий в Пермском крае на основе голосов непосредственных участников данной практики. Результаты были представлены чиновникам Министерства социального развития Пермского края, сотрудникам Краевого суда, краевого методического центра, уполномоченному по правам человека, членам Ассоциации медиаторов Пермского края. -------------------------------- <2> Исследование "Анализ практики распространения восстановительных технологий в Пермском крае" проведено в 2009 г. за счет средств, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 14 апреля 2008 г. N 192-рп.

Реакция последовала незамедлительно. Со стороны чиновников краевого методического центра посыпались обвинения специалистов Центра "Судебно-правовая реформа" в очернительстве власти. На мой взгляд, отношение к исследованию было чисто политическое - оно "правильное", если помогает конкретным чиновникам в Министерстве социального развития Пермского края среднего звена хорошо отчитаться перед вышестоящим руководством. Если же исследование ставит проблемы, то оно очерняет власть, является "субъективным", неполным и т. д. и т. п. Проблемы, выявленные в ходе исследования, так и не были содержательно проинтерпретированы ни специалистами краевого методического центра Пермского края, ни чиновниками. И дело не в том, что проблемы, выделенные исследователями, правильные или неправильные по содержанию, т. е. охватывают те или иные области или не охватывают, полно или не полно отражаются в нем мнения специалистов и т. д. В крае, на мой взгляд, сегодня не ведется содержательного обсуждения проблем распространения восстановительных технологий. Подчеркну, не проблем реализации властных решений и установок. Эти проблемы, как правило, объясняются низкой исполнительской дисциплиной и виной смежников. Чиновники Министерства социального развития в Пермском крае не заинтересованы в реальных исследованиях, показывающих картину не в хвалебном тоне, отличающуюся от "видения" данных чиновников и ставящих под сомнение те или иные управленческие решения. И дело здесь не в отдельных чиновниках, а в самой системе, поскольку произошло то, что я бы назвал сменой контекста, переходом от управленческого к административному контексту восстановительных технологий. Фиксация проблемы смены контекстов восстановительных технологий действительно, в политическом смысле, невыгодно представляет стратегию пермских чиновников по отношению к восстановительным технологиям. Что же произошло в 2006 г. и чем именно характеризуются управленческий и административный контекст? Первоначально, когда пилотные проекты выстраивались на отдельных территориях, существовало управление данным процессом. Оно выражалось в том, что была создана команда, включающая специалистов Центра "Судебно-правовая реформа", чиновников Правительства Пермской области и специалистов пилотных площадок. Со стороны Правительства Пермской области важную роль в этой работе играла Т. И. Марголина. Постоянно велось обсуждение проектов создания и развития деятельности на данных площадках, поощрялась критика и дискуссии, что стало основой выдвижения нового поколения лидеров данных проектов, усвоивших на уровне личных ценностей не только принципы восстановительного правосудия, но и новый управленческий формат деятельности (одним из лидеров зарождающегося движения в области была Л. И. Рябова). Управленческий формат означает, что запуск пилотных площадок связан с самодвижением людей, организаций и сообществ, которые начинают иметь собственную траекторию деятельности, что в управленческой идеологии является основой поддержки <3>. -------------------------------- <3> "Объект, которым предстоит управлять, должен иметь самодвижение. Причем это самодвижение может быть задано руководителем, он может "толкнуть", а может - и это идеальный случай - существовать само и разворачиваться в силу целей, которые люди ставят перед собой и затем преследуют". См.: Щедровицкий Г. П. Методология и философия организационно-управленческой деятельности: основные понятия и принципы. Т. 5. ОРУ (2). 2003. С. 170.

При этом неявно предполагалось, что данные пилотные площадки будут играть роль методической поддержки для новых районов. В ходе развития пилотных проектов формировался замысел создания краевого методического центра на базе психологического центра Индустриального района и предполагалось разработать проект распространения восстановительных технологий в Пермском крае с учетом мнения специалистов и экспертов. На этапе массового внедрения восстановительных технологий произошел распад команды, которая способствовала выстраиванию и ценностному удержанию новой практики. Работой по распространению восстановительных технологий стал руководить один чиновник Министерства социального развития Пермского края. В то время по моей инициативе была организована встреча специалистов, стоявших у истоков восстановительных технологий, с данным чиновником. Но попытка выстроить коммуникацию в ходе этой встречи не принесла успеха. Предложения специалистов были проигнорированы. Была выстроена новая вертикаль власти на базе другого центра, специалисты которого не участвовали в работе на этапе пилотных проектов. Произошла смена людей, которые начали формировать новые кадры и осуществлять методическую поддержку. Руководство распространением "восстановительных технологий" в крае получили чиновники, которые не согласуют свои действия с сообществом медиаторов, не вникают в ценности и принципы восстановительных технологий. Данным чиновникам, набранным по принципу личной преданности, было поручено (с соответствующим финансированием) осуществление обучения медиаторов, проведение мониторинга - оценки этого процесса. Новые кадры формируются уже в другой управленческой идеологии <4>. Данная система вытолкнула командную систему управления пилотными проектами, ориентированную на удержание принципов, поддержку качества деятельности, выявление и решение проблем в реальной работе, возникающих в кооперированной деятельности по проведению программ восстановительного правосудия. Приходят люди, для которых восстановительные технологии являются прежде всего средством удержания и приобретения власти, а для этого необходимо выполнение приказов сверху, которые чаще всего содержат необходимость достижения плановых показателей <5>. Поэтому остается вопрос: кто из таких "назначенцев" сегодня несет в Пермском крае ценности восстановительного правосудия? -------------------------------- <4> Респондент: "Одно неудачно брошенное слово в крае при начальстве - последствия сразу будут ощущаться". См.: Исследование "Анализ практики распространения восстановительных технологий в Пермском крае" // Архив Центра "Судебно-правовая реформа". <5> Респондент: "А властям без разницы, как ты будешь добиваться результата, - цифру сказали. Я во вторник буду краснеть, на меня, возможно, будут орать с пеной у рта, потому что мы не достигли показателя - 140 неблагополучных детей должно было остаться у нас в 2008 году. Остальных-то куда, перестрелять что ли надо было? Если их было 331, а должно стать на 57 меньше. Это при том, если бы мы не поставили вообще никого, но мы же еще поставили на учет кучу детей. И эти 140, естественно, мы не достигли, у нас сейчас детей намного больше. И вот буду объяснять, почему так. Но это все не принимается во внимание, есть цифра - ее нужно добиться. Когда ставят какую-то цифру, мне это сразу не нравится, начинают скрывать". См.: Исследование "Анализ практики распространения восстановительных технологий в Пермском крае" // Архив Центра "Судебно-правовая реформа".

Для удержания своих позиций в руководстве среднего звена, системе повышения квалификации специалисты теперь должны соответствовать новой системе руководства <6> (точнее, привычной советской системе, ориентированной на выполнение плановых показателей). -------------------------------- <6> "Руководство - самый простой тип управленческой деятельности... Руководство очень похоже на то, что происходит в армии. Суть руководства состоит в том, чтобы передавать от начальника к подчиненному цели, формулируя их как задачи (хотя это не всегда так: иногда даются только цели, а задачи не передаются), и дальше - контролировать выполнение поставленных целей или задач. При этом предполагается, что у исполнителя, или подчиненного, не может быть собственных целей" (см.: Щедровицкий Г. П. Методология и философия организационно-управленческой деятельности: основные понятия и принципы. Т. 5. ОРУ (2). 2003. С. 169).

Чтобы не быть голословным, процитирую материалы, размещенные на официальном сайте Министерства социального развития Пермского края (http:// human. permkrai. ru/ fcbrhp/ msr/?sid=20): Цель проекта - максимальное и своевременное выявление семей и детей, находящихся в СОП (социально опасное положение). Задачи: 1. Увеличить численность выявленных детей в возрасте до 7 лет на 10%. То, что произошло по инициативе одного блогера, когда им были обнаружены вывешенные в сети Интернет приглашения студентов на работу по выявлению семей, находящихся в социально опасном положении, закончилось типично советским решением. Был найден "стрелочник" без всякого анализа самой управленческой технологии, которая фактически провоцирует такие ситуации (см. Приложение 2). Не менее любопытен другой документ (см. Приложение 1). Здесь уже планируется:

N п/п Наименование целевого Значение целевого показателя, ед. изм. показателя

план факт отклонение

Количество семей, находящихся в 80% 69,7% -10,3% социально опасном положении, % по отношению к показателям 2005 г. (2005 г. - 10 740 чел.)

Мы видим, что количество семей должно снижаться. То есть одна часть плановых показателей должна показывать выявление детей в социально опасном положении, другая - снижение семей в социально опасном положении. В другом разделе планируется снижение количества несовершеннолетних, ранее совершивших преступления (см. Приложение 1):

N Наименование Значение целевого Кассовые Наименование п/п целевого показателя, показателя расходы, программных ед. изм. тыс. руб. мероприятий

план факт отклонение

1 2 3 4 5 6 7

9. Снижение количества 794 590 -204 1516,9 Проект "Внедрение несовершеннолетних, восстановительных ранее совершивших (ювенальных) преступления технологий в (2004 г. - 952 чел.) деятельность субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних"

Здесь уже можно планировать количество совершенных преступлений, детскую смертность и тем самым рождаемость и т. д., причем одни плановые показатели противоречат другим. Но позвольте, скажете вы, не напоминает ли это советское плановое хозяйство, от которого мы ушли в начале 90-х годов XX века? Восстановительные технологии в Пермском крае в 2006 г. были встроены во властную вертикаль, которой присущи следующие характеристики: 1. Запрещена критика властных решений и дискуссии по ним, властные решения должны беспрекословно выполняться. Существует система доносительства на тех, кто подвергает сомнению установки начальства. 2. Принятие решений не прозрачно. Фактически мы имеем отождествление функции чиновника и эксперта. Все чиновники являются одновременно высшими экспертами. Например, если бы не было такого отождествления, никто бы не согласился с планированием уменьшения преступности, игнорирующим выводы криминологии и социологии, которые насчитывают более чем 100-летнюю историю. Решения, реализуемые в таком подходе, имеют тенденцию осуществляться поспешно, без необходимого аналитического и проектного обеспечения (см. Приложение 3). 3. Методическая работа встроена в вертикальную систему администрирования. Специалисты краевого методического центра и те, кто осуществляет деятельность по повышению квалификации в области восстановительных технологий по заказам Министерства, фактически являются чиновниками, а не лидерами сообществ, не могут иметь позиции и мнения, не совпадающего с мнением начальства. Это также происходит и от того, что специалисты финансово зависят от различных проектов и заказов Министерства. 4. Происходит слияние мониторинга и оценки, хотя во всем мире эти виды деятельности различаются, и оценка делается независимыми специалистами. Как и в милиции, происходит отождествление мониторинговых показателей и оценки, когда данные мониторинга должны показать "блестящую" работу власти, что само по себе является бессмысленным, поскольку мониторинг при определенной организации может выявить только статистически значимые тенденции <7>. -------------------------------- <7> По нашему мнению, данные мониторинга могут использоваться для: 1) постановки задач на исследование; 2) развития и совершенствования проектов; 3) постановки задач для совершенствования условий работы специалистов; 4) определения направления повышения квалификации. А вот оценка нужна для понимания результативности того или иного проекта в целом и принятия управленческого решения. Соответственно поэтому она и должна осуществляться независимым оценщиком, не интегрированным в системы власти.

5. С этой точки зрения в крае возникла опасность подмены деятельности, в результате которой управляемой, точнее, административно регулируемой, системой в конечном счете окажется не практика восстановительной работы с детьми и семьями, находящимися в трудной жизненной ситуации, а лишь виртуальная знаковая система организационных схем и показателей. Если это случится, постепенно будет вымываться слой квалифицированных специалистов, и останутся только те, кто умеет ловко манипулировать отчетностью и через систему показателей выполнять все требования, спущенные сверху, и с помощью такого "искусства" идти вверх по карьерной лестнице. Подмена процесса управления процессом руководства привела к тому, что руководители учреждений, от которых во многом зависит деятельность специалистов, оказались в разрывной ситуации, поскольку сверху идет требование о выполнении планов, которые не совпадают и не учитывают реальных ситуаций специалистов (поскольку нет исследований на этот счет) и в принципе не нацелены на поддержку сообществ и самостоятельного движения муниципальных служб. И, на мой взгляд, такая судьба может ожидать многие проекты в области отработки элементов ювенальной юстиции, когда будут распространяться в масштабе региона те или иные инициативы по работе с правонарушениями несовершеннолетних. В этой ситуации именно руководители различных социально-психологических центров, ориентированные на содержательную и результативную работу, являются подлинными управленцами, поскольку связывают в своей деятельности множество процессов: процесс деятельности специалистов, их удержание, подготовку, поддержку; процесс отчетности по выполнению планов, спущенных сверху; процесс взаимодействия с партнерами и правоохранительными органами, судами и КДНиЗП, функционирование собственного центра. В конце прошлого года существовала реальная опасность увольнения руководителей психолого-педагогических центров в г. Перми, имеющих собственное независимое мнение и способных его отстаивать. Сейчас ситуация в связи с приходом нового руководителя городского методического центра изменилась. Налицо парадоксальная ситуация. Муниципальные службы примирения объявляются ядром пермской модели <8>. Реальная деятельность специалистов данных служб, проблемы, с которыми сталкиваются специалисты, трудности, которые испытывают службы как организационные структуры, как преодолеваются эти трудности, чиновников не интересуют, и соответственно нет исследований на этот счет <9>. А исследований нет, потому что они могут представить в невыгодном политическом свете чиновников, которые хотели бы продвинуться вперед по карьерной лестнице. Круг замыкается. Создание Координационного совета по ювенальной юстиции так и не привело к изменению положения вещей <10>. В этой ситуации, по моим прогнозам, происходит вымывание самостоятельных и активных специалистов из служб примирения и "омертвление" деятельности. Все больше и больше Пермская модель становится моделью на бумаге и в цифрах, а не реальной практикой <11>. Но это и неизбежно при административном, а не управленческом способе деятельности. -------------------------------- <8> "Важной особенностью внедрения восстановительных технологий в территориях Пермского края является создание муниципальных служб примирения, что кардинально отличает Пермскую модель от других субъектов РФ". См.: Пермская модель ювенальной юстиции: Учеб.-метод. пособие. Пермь, 2010. С. 23. <9> Например, в ч. 1 и 2 учебно-методического пособия "Пермская модель ювенальной юстиции" в основном приведены цифровые данные, призванные показать благополучность всей той работы, которая проводится в крае, а проблемы - как всегда, в деятельности смежников, карательном подходе и т. д. и т. п. (см.: Пермская модель ювенальной юстиции: Учеб.-метод. пособие. Пермь, 2010). <10> Фактически уже скоро будет два года со времени его создания, но он ни разу не собрался, поскольку чиновники Министерства социального развития, на мой взгляд, не заинтересованы в его работе. <11> Это касается, например, заявленного количества школьных служб примирения в крае (473). По мнению многих специалистов, реально работающих школьных служб примирения, в лучшем случае, в 2 раза меньше, но поскольку реальных исследований не ведется, то непонятно, сколько существует действующих служб.

Административный способ можно охарактеризовать следующим образом. Ставится задача - снизить некоторые показатели, например количество преступлений в крае. Как формируются данные показатели, насколько они отражают реальную ситуацию, никого не интересует. Также никого не интересует вопрос о том, можно ли снизить данные показатели и насколько адекватна такая задача. Для реализации данной задачи ставится план по созданию, как правило, новых организационных структур деятельности (в данном случае - муниципальных служб примирения и школьных служб примирения). Далее - методом "кнута и пряника" данные структуры создаются, и здесь самое главное - иметь отчетные документы об их создании. Следующий шаг - показать, как они эффективно работают и как влияют на снижение преступности несовершеннолетних. А поскольку преступность несовершеннолетних и так снижается (в силу различных факторов, в том числе и демографических) независимо от того, будут ли работать данные службы или нет, данная административная стратегия - беспроигрышная. Что обычно делает власть, если происходит реализация идей сверху? Она создает новые структуры управления этим процессом, вводит туда своих людей, которым направляет финансовые потоки, новые показатели - и прекрасно ими отчитывается. Но самое главное - старается минимизировать контроль над этим процессом со стороны гражданского общества <12>. Крохи от этого "барского стола" получают рядовые социальные работники <13>. -------------------------------- <12> "Интересы власти остаются всегда теми же самыми: поиск объектов захвата и применения силы. Цели власти - всегда власть. И только гражданское общество в силах наделять власть определенным смыслом и целями, выходящими за пределы ее "частных" интересов. Власть бесцельна, когда находится вне общественного контроля. Но это не значит, конечно, что у нее нет "своих" задач. Напротив, они могут быть обширны, но решение их всегда предполагает усилие власти в той сложившейся псевдоинституциональной форме, которая кажется ей наиболее эффективной... Власть должна находиться под постоянным контролем со стороны общества и не может иметь никакого автономного статуса, дающего ей право использовать силу, как ей заблагорассудится. В том же случае, когда уязвимо гражданское общество, и оно не способно по каким-то причинам контролировать власть (повторяю, что власть - это определенный способ использовать силу), то, естественно, власть контролирует граждан и те общественные институты, которым граждане были бы склонны доверять в защите своих интересов. Бесконтрольное использование силы приводит к дальнейшему ослаблению гражданских институтов" (см.: Подорога В. Диалог с властью? // URL: http:// index. gdf. ru/ journal/ cont16.html). <13> На сегодня зарплата рядового специалиста в муниципальной службе примирения г. Перми составляет примерно 8 - 9 тыс. рублей.

Такую ситуацию и сейчас можно наблюдать в учреждениях социальной сферы. Огромное количество больших и маленьких начальников, различных проверяющих инстанций, вертикальное иерархическое устройство учреждений во главе с руководителем регионального Департамента, управления, Министерства, который фактически является помещиком со своим поместьем. Учреждения социальной защиты и психологической помощи часто напоминают микропоместья. Ловко манипулируя отчетностью, отбиваясь от бесчисленных проверок, руководители таких учреждений также являются маленькими феодалами, которые нередко позволяют себе относиться к своим подчиненным, как к крепостным. Хотя, конечно, и в этой сфере существуют руководители, которые заботятся и пытаются создать действительно нормальные условия для работы своих подчиненных. Но условия, в которых работают данные руководители, скорее мешают, чем помогают им в этом. Это не значит, что не нужно взаимодействовать с властью, более того, в социальной сфере в России именно власть помогает реализоваться тем или иным проектам. И в Пермском крае команды, созданные при содействии власти, сумели добиться довольно значительных результатов. Но при этом нужно понимать и трезво оценивать возможность и устремления власти, особенно когда дело ведется не командой, а отдельными чиновниками, зависящими от административной вертикали. И здесь есть искушение подменить политической волей власти многие процессы, в основе которых лежат отнюдь не властные полномочия, а самоорганизация сообществ. Конечно, многого можно добиться, постоянно участвуя в различных общественных палатах, советах, комиссиях, комитетах и т. д. и т. п. при власти. Главное здесь - не начать облачаться в одежды самой власти: быть нетерпимым к критике, всех несогласных по отношению к своей стратегии объявлять сумасшедшими, врагами и т. д. и стремиться достигать своих решений с помощью приказов сверху руками власти. Львиная доля усилий таких активистов, работающих для того, чтобы ввести в практику новые социальные технологии, может уходить на то, чтобы включить в различные постановления, решения, приказы, указы строчки о необходимости создания новых структур; развития, углубления, совершенствования существующих и т. д. Но как избежать того, чтобы результатом таких усилий не стали новые подразделения и службы, в которых работают полностью подконтрольные власти чиновники, а также новые формы отчетности, документооборота и бюрократического контроля? Подводя итог, можно отметить, что в Пермском крае управленческая деятельность с присущей ей концентрацией на поддержке самодвижения специалистов и команд исчезла и заместилась административным, вертикально организованным руководством, полностью отвечающим интересам чиновников среднего звена с присущими им непрозрачностью принятия решений, подбором кадров, слепо выполняющих указания сверху, и отсутствием аналитического сопровождения управляемой деятельности. Даже, казалось бы, прогрессивная передача социальных учреждений в аутсорсинг может привести к тому, что власть создаст еще одну структуру для своих людей (см. Приложение 3). Мне хотелось бы, чтобы читатель в результате чтения этой статьи не поддался привычному искушению политической интерпретации того, что я излагаю, и не пытался сразу же искать виноватых в создавшейся ситуации в Пермском крае. Моя цель - поставить проблему и показать, что нет простых путей решения, как, например, выпустить новый приказ, создать очередную комиссию-совет-комитет по созданию-ликвидации-поощрению-наказанию и т. п. Не все так плохо в Пермском крае, как может показаться на политический взгляд. Во многих районах Пермского края работают специалисты, реализующие в своей работе ценности и принципы восстановительного правосудия, те, кто сегодня вносит важный вклад в работу с детьми и семьями, что также было выявлено в вышеуказанном исследовании. Здесь лидируют специалисты Индустриального района г. Перми и г. Лысьва. На наш взгляд, прежде всего именно на данных территориях произошло формирование команд специалистов, включающих представителей КДНиЗП, судебной системы, муниципальных и школьных служб примирения. Такая работа по поддержке и повышению квалификации межведомственных команд и должна быть, на мой взгляд, основной целью управленческой деятельности. И эта работа не может планироваться в конкретных плановых показателях. Она может лишь оцениваться на предмет развития самой управленческой деятельности <14>. Складывается сообщество специалистов (Ассоциация медиаторов Пермского края), которое может квалифицированно заниматься подготовкой кадров для отработки элементов восстановительной ювенальной юстиции. -------------------------------- <14> В этом плане представляет исключительный интерес опыт Волгограда, где создано 66 школьных служб примирения (около 20% всех школ Волгограда) не в результате административного давления, а в результате управленческой деятельности команды из представителей общественной организации "Клуб ЮНЕСКО "Достоинство ребенка", педагогов, методистов, социальных работников и психологов. Поддерживают сообщество ряд ученых из Волгоградского государственного педагогического университета, Волгоградского института молодежной политики и социальной работы, сотрудники аппарата Уполномоченного по правам человека Волгоградской области, Уполномоченные по правам ребенка города Волгограда и Волгоградской области, сотрудники органов управления образованием, молодежной политики, члены дружественных НКО, действующих в интересах детей, и др. (см.: Маловичко И. "Волгоградская ассоциация восстановительной медиации как ресурс устойчивого развития восстановительных практик в Волгоградской области" в данном "Вестнике").

Эта ситуация осознается многими специалистами, и, на мой взгляд, в крае существует возможность ее изменения. Прежде всего работу по развитию восстановительных технологий поддерживает Уполномоченный по правам человека в Пермском крае. Важную роль играет позиция судей и Краевого суда, заинтересованных в качестве работы и развитии сообществ. Включились в данную работу представители Пермского государственного университета. Начинает звучать голос сообщества медиаторов, которому удалось не допустить оценки работы специалистов г. Перми на основе количества проведенных случаев, когда чиновник городского методического центра пытался ввести количественный показатель для оценки качества работы медиаторов (7 случаев в месяц). В данной работе мог бы сыграть важную роль Пермский центр "Грани", который, на мой взгляд, сегодня имеет экспертный потенциал, позволяющий содействовать развитию социальной сферы в крае. Все это позволяет надеяться, что точкой развития восстановительных технологий в Пермском крае будет смена приоритетов: опора на управленческие, а не на административные способы деятельности.

Приложение 1 Приложение 2 к письму

Оценка эффективности реализации краевой целевой программы "Семья и дети Пермского края на 2007 - 2010 гг." по состоянию на 01.01.2010

N Наименование Значение целевого Кассовые Наименование п/п целевого показателя расходы, программных показателя, тыс. руб. мероприятий ед. изм. план факт отклонение

1 2 3 4 5 6 7

1. Младенческая 11,3 8,5 -2,8 24 523,7 Проект "Ранняя смертность, профилактика промилле социально опасного положения и 2. Материнская 30,7 24,9 -5,8 социального смертность сиротства" (на 100 000 живорожденных)

3. Перинатальная 9,3 7,6 -1,7 смертность, промилле (на 1000 родившихся)

4. Доля детей, имеющих 84,0 87,0 +3,0 нарушения здоровья, от общей численности детей (2005 г. - 88%)

5. Уровень детской 18,3 16,8 -1,5 инвалидности на 1000 чел.

6. Количество семей, 80% 69,7% -10,3% 7646,9 Проект "Выявление находящихся и реабилитация в социально опасном семей и детей, положении, % находящихся в по отношению к социально опасном показателям 2005 г. положении" (2005 г. - 10 740 чел.)

7. Доля повторно 13,5% 0,6% -12,9% выявленных безнадзорных детей от общего количества безнадзорных детей, % (2005 г. - 15%)

8. Доля 29% 73,4% 44,4% несовершеннолетних, устроенных на работу или учебу, к общему числу необучающихся и неработающих детей, % (2005 г. - 19%)

9. Снижение количества 794 590 -204 1516,9 Проект "Внедрение несовершеннолетних, восстановительных ранее совершивших (ювенальных) преступления технологий в (2004 г. - 952 деятельность чел.) субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних"

Приложение 2

26 августа в Министерстве социального развития Пермского края состоялась встреча с председателем АНО "Центр психолого-педагогической помощи населению" Ольгой Васильевой, в которой принимал участие Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае Павел Миков. Краевой детский омбудсмен обратил внимание руководителя некоммерческой организации на некорректность размещенного объявления о приеме на работу студентов на должность специалиста по выявлению семей, находящихся в социально опасном положении, что вызвало широкий общественный резонанс. Павел Миков предложил Ольге Васильевой принять меры по недопущению нарушений законодательства в отношении семей, находящихся в социально опасном положении. Министерство социального развития Пермского края потребовало от руководителя некоммерческой организации провести служебное расследование и привлечь к ответственности виновных по размещению некорректного объявления. Результаты рассмотрения претензии должны быть представлены в срок до 3 сентября. Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае Павел Миков обращает внимание средств массовой информации на необходимость корректного и профессионального освещения тем, связанных с детьми, при безусловном соблюдении прав ребенка, норм журналистской этики и российского законодательства <15>. -------------------------------- <15> URL: http:// ombudsman. perm. ru/ news/ 2010/ 08/ 30/ 2752/?cid=0.

Приложение 3

6 сентября участники Круглого стола "Министерство социального развития Пермского края отказалось от контроля качества исполнения государственных функций в социальной сфере?" обсудили деятельность ведомства. В частности, речь шла о передаче государственных услуг в аутсорсинг (т. е. передача функций неправительственным организациям на конкурсной основе через систему госзаказов). Круглый стол был организован Центром гражданского анализа и независимых исследований (Центр "Грани"). В обсуждении приняли участие руководитель Министерства социального развития Пермского края Екатерина Бербер и сотрудники ведомства, руководитель Агентства по управлению социальными службами Пермского края Светлана Вострикова, Уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина, руководители коммерческих организаций, члены Общественной палаты Пермского края, представители пермских некоммерческих организаций, журналисты. Реализация системы распределения заказов на практике была признана участниками обсуждения крайне неоптимальной, так как она не создает стимулы к развитию и появлению новых поставщиков социальных услуг и отсекает от процесса некоммерческие организации и предпринимателей из муниципалитетов. Неоднократно звучала претензия о низком качестве информационной среды вокруг реформирования, связанного с передачей государственных услуг в аутсорсинг. Участники зафиксировали отсутствие усилий со стороны ведомства к формированию общественного доверия к нововведениям. При этом сотрудники ведомства говорили, что они уверены в том, что сделали все в соответствии с компетенциями. Это заявление вызвало острую реакцию со стороны участников круглого стола. Отдельно обсуждалась квалификация специалистов в социальной сфере. По мнению Уполномоченного по правам человека в Пермском крае Татьяны Марголиной, сотрудникам этой области требуются специальные знания и навыки, но случаи иллюстрируют, что такие требования к исполнителям не предъявлялись. Так, например, развернулась дискуссия в Интернете (блогосфере) о принятии на работу людей со средним специальным образованием, имеющих компьютер, для выявления семей, находящихся в социально опасном положении. В целом Министерство социального развития края, которое должно иметь каналы обратной связи, не демонстрировало готовность к получению такой информации. Своим каналом обратной связи руководитель Министерства Екатерина Бербер назвала только блог губернатора края. По мнению директора Центра "Грани" Светланы Маковецкой, не ставился под сомнение смысл перевода услуг в аутсорсинг, потому что ценность этого процесса и так ясна. Спор вызвали сами подходы Министерства к этому процессу и ожидания общественности от него <16>. -------------------------------- <16> URL: http://vprave. org.

------------------------------------------------------------------

Название документа