Деятельность органов опеки и попечительства по защите прав ребенка в семейно-правовой сфере

(Нечаева А. М.)

(«Российская юстиция», 2011, NN 11, 12)

Текст документа

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА

ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ РЕБЕНКА В СЕМЕЙНО-ПРАВОВОЙ СФЕРЕ

/»Российская юстиция», 2011, N 11/

А. М. НЕЧАЕВА

Нечаева А. М., доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник сектора гражданского права, гражданского и арбитражного процесса Института государства и права РАН.

Статья посвящена вопросам деятельности органов опеки и попечительства по защите прав ребенка.

Ключевые слова: семейное право, защита прав ребенка, органы опеки и попечительства

Article is devoted to the activities of the guardianship to protect the rights of the child.

В далеком прошлом, когда еще не существовало единого государства Российского, дети не были предметом его внимания. Исключение составляли сироты, но забота о них была частным делом князей или возлагалась на церковь в основном из религиозных побуждений и рассматривалась как богоугодная акция. Поговорка того времени гласила: «Не постись, не молись, а призри сироту». Со временем, в годы царствования Ивана IV, в круг задач органов государственного управления, осуществляемых с помощью приказов, входило призрение бедных и страждущих, куда входили и дети-сироты. В середине XVII века получает свое дальнейшее развитие идея постепенного сосредоточения призрения в руках власти гражданской. Реформаторская деятельность Петра I была связана и с определением положения детей, оказавшихся в бедственном положении, без семьи, средств к существованию. При этом имело место стремление внести систему в дело защиты таких детей, которая должна была сочетаться с «принципом следования общественной пользе и порядку в личном проявлении милосердия. В эпоху царствования Екатерины II, когда имели место широкие по своим масштабам перемены, коснувшиеся системы управления, ст. 378 Указа «Учреждения для управления губерний» (1775 год) предусматривала учреждение в каждой губернии по одному приказу, именуемому приказом общественного призрения. В его компетенцию входило и «установление и надзирание сиротских домов для призрения и воспитания сирот мужеского и женского пола, оставшихся после родителей без пропитания».

В России XIX века защита осиротевших детей не считалась «второстепенным делом», что свидетельствовало о заинтересованности государства в решении проблем, связанных с устройством осиротевших детей, тогда как «родственная любовь, согласие, повиновение родителям» продолжали доминировать в семейных отношениях». Дальнейшее экономическое развитие России сказалось и на решении проблем, связанных с устройством осиротевших детей. Государство стало его перекладывать на организации, в ведении которых находились отдельные группы населения соответственно тому сословию, к которому они принадлежали. Причем картина устройства осиротевших детей в конце XIX века отличалась чрезвычайной пестротой. Большинство приютов, куда их направляли, входило в ведомство учреждений императрицы Марии Федоровны, другие — в ведение различных благотворительных обществ, частных лиц и ведомств. Они имели свои самостоятельные уставы, соответствующие требованиям ведомства императрицы Марии. На местах забота об осиротевших детях возлагалась на земство, которому п. 7 ст. 2 Земского положения вверял попечение «о сирых и увечных». Земствам того времени предстояло преодолеть «косность и бездушие» существовавших приказов общественного призрения в «деле устройства жизни осиротелого, покинутого детства».

Октябрь 1917 года вызвал к жизни организационную перестройку ведомств, призванных осуществлять заботу о детях. Учреждением нового типа стал Комиссариат Просвещения (Наркомпрос), в котором находился отдел охраны детства, в чьи непосредственные обязанности входило решение всех вопросов устройства осиротевших детей. Вскоре этот отдел преобразовали в отдел социально-правовой охраны несовершеннолетних. В последующие годы он подвергался различной реорганизации в рамках уже Министерства образования, с помощью которого государство реализовывало свою политику защиты особой категории детей-сирот и тех, кто почему-либо лишился своей семьи.

Первый семейный кодекс — Кодекс законов об Актах гражданского состояния, Брачном, Семейном и Опекунском праве возлагал решение всех вопросов, касающихся устройства детей-сирот, на Отдел Социального обеспечения при Губернском Совете Депутатов. А к ведению Народного Комиссариата Социального Обеспечения относилось руководство по организации общих мер попечения над малолетними и дефективными и надзор за деятельностью Отделов Социального Обеспечения. Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР упоминает об органах опеки и попечительства в уже более широком контексте, причисляя к ним исполнительные комитеты разных уровней, а также сельские советы. Мало того, в примечании к ст. 72 этого Кодекса делается уточнение: при осуществлении своих функций исполкомы возлагают их в отношении несовершеннолетних на отделы народного образования, в отношении слабоумных и душевнобольных — на отделы здравоохранения, в отношении остальных на отделы социального обеспечения. Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 г. воспроизводил аналогичную в принципе схему. При этом в качестве органов опеки и попечительства опять фигурируют исполкомы. И, наконец, ныне действующий семейный кодекс гласит: «Органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации» (п. 2 ст. 121 СК). Тем самым семейный кодекс воспроизводит ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об опеке и попечительстве». Что же касается структурных звеньев этих органов, то их компетенция определяется по-разному в субъектах Федерации. Чаще всего выполнение функций по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних возлагается на отделы народного образования исполкома. Но, например, в Самарской области непосредственное осуществление функций над несовершеннолетними возлагается на комитеты по вопросам охраны семьи, материнства и детства исполнительных комитетов. Закон города Москвы от 14 апреля 2010 г. «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве» поручает регулирование общественных отношений в сфере организации и деятельности по опеке, попечительству и патронажу в городе Москве органам исполнительной власти Москвы, выполняющим в пределах своей компетенции полномочия в сфере опеки, попечительства и патронажа, а также органам местного самоуправления, выполняющим отдельные полномочия в названной области.

Как бы ни отличались в организационном плане структурные звенья исполкомов, управомоченных на защиту прав несовершеннолетних, их объединяет главное: защиту интересов детей государство везде возлагает на такие государственные органы, как органы исполнительной власти субъекта Федерации. Вместе с тем при реализации их прав, обязанностей имеет место двойное подчинение, двойной контроль. Во-первых, со стороны государственных органов, во-вторых, со стороны Министерства образования и науки, компетентного в вопросах воспитания, что имеет особый смысл, так как его деятельность напрямую связана с обеспечением права каждого ребенка на жизнь и воспитание в семье.

Работа органов опеки и попечительства как исполнителя государственной воли, связанной с защитой интересов ребенка в семейно-правовой сфере, отличается большим разнообразием, о чем свидетельствует перечень их прав, обязанностей в Семейном кодексе, в других законах и подзаконных актах, принимаемых как на федеральном уровне, так и на уровне субъекта Федерации. Причем в одних регионах, например в Ростовской области, Краснодарском крае, перечень разрешаемых этими органами вопросов отличается определенной краткостью, в других — дается более подробно, в частности в Воронежской, Ивановской, Московской, Смоленской и др. областях. Что же касается Москвы, то здесь данный перечень существенно отличается своим большим объемом. Однако в любом случае правовой основой деятельности органов опеки и попечительства по защите прав ребенка в семейно-правовой сфере служит Семейный кодекс Российской Федерации. Его текст свидетельствует о разнообразии полномочий органов опеки и попечительства, призванных осуществлять функции по защите интересов ребенка в семье.

Согласно ч. 2 п. 1 ст. 64 СК законными представителями своих детей являются родители. Именно они осуществляют защиту их прав и интересов. Органы опеки и попечительства не вмешиваются в дела семейные, касающиеся родительско-детских правоотношений. Однако обратиться за их помощью родители вправе в случае, когда они не достигли согласия по вопросам семейного воспитания. Такую возможность им предоставляет п. 2 ст. 65 СК. В подобных случаях органы опеки и попечительства выступают в роли помощника. Естественно, рекомендации основываются на правилах педагогического общества, имеющих свои особенности применительно к конкретной ситуации. На практике, когда разногласия, возникающие между родителями, перерастают в спор, он разрешается судом с участием представителя органов опеки и попечительства, который выступает в роли защитника интересов ребенка, управомоченного на то законом, т. е. государством. Неслучайно в семейном кодексе (ст. 78) говорится об обязательном участии органа опеки и попечительства при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей. Такова одна из наиболее распространенных разновидностей роли органов опеки и попечительства как представителя государства по защите интересов ребенка. Подобного рода представительство органы опеки и попечительства осуществляют и в других случаях. Когда, например, они участвуют в судебном процессе как государственные органы для дачи заключения по делу, что предусмотрено ст. 47 ГПК. Речь идет об определении судом места жительства ребенка при раздельном проживании родителей (п. 3 ст. 65 СК); разрешении споров, возникающих по поводу общения одного из родителей с несовершеннолетним (ч. 2 п. 2 ст. 66 СК); защите судом родительских прав (ст. 68 СК); лишении родительских прав (ч. 2 п. 1 ст. 70), когда органы опеки и попечительства могут одновременно выступать в двух ролях — истца по делу и представителя государственного органа, т. е. органа опеки и попечительства; об ограничении судом родительских прав (ст. 73 СК), когда могут совпадать две миссии органов опеки и попечительства — истца и представителя государственного органа; восстановлении в родительских правах (ст. 72 СК), когда органы опеки и попечительства могут быть одновременно ответчиком и представителем государственного органа; об отмене ограничения родительских прав (ст. 76 СК), когда органы опеки и попечительства могут стать истцом или ответчиком и представителем этих органов в одном и том же процессе; об установлении усыновления (п. п. 1, 2 ст. 125 СК), когда на долю органов опеки и попечительства выпадает лишь их представительство; об отмене усыновления (п. 2 ст. 140 СК), когда ими предъявляется соответствующий иск и требуется суждение органов опеки и попечительства о целесообразности (нецелесообразности) отмены усыновления с государственной позиции и с точки зрения интересов ребенка.

Таков значительный по своему охвату перечень обязанностей органов опеки и попечительства, входящий в сферу их деятельности. Он велик не только по своему объему, но и отличается трудоемкостью, поскольку предстоит по каждому из названных дел, четко обозначенных в семейном кодексе, дать свое заключение, на что специально обращается внимание в п. 2 ст. 78 СК, который гласит: «Орган опеки и попечительства обязан произвести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание, и представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора». В качестве примера из другой области можно привести п. 2 ст. 125 СК, где сказано: «Для установления усыновления ребенка необходимо заключение органа опеки и попечительства об обоснованности усыновления и о его соответствии интересам усыновляемого ребенка».

Следовательно, органы опеки и попечительства, реализуя свое назначение, играют роль представителя интересов, с одной стороны, государства, с другой — ребенка. Причем представителя особого рода, действующего в определенной Семейным кодексом семейно-правовой сфере в отличие от представительства, предусмотренного ст. 182 ГК, имеющего прямое отношение к гражданско-правовым сделкам. Тем более что они не имеют никакого отношения к выполняемой родителями либо органами опеки миссии по защите прав, интересов детей в семейно-правовой сфере.

При всем многообразии рассматриваемого направления деятельности органов опеки и попечительства легко заметить, что в одних случаях налицо ситуация, когда ребенок имеет родителей, в других когда фактически их нет.

В первом случае речь идет о конфликтах, спорах, разрешаемых судом в пользу одного из родителей с участием органов опеки. Тогда оба родителя не перестают быть законными представителями своих несовершеннолетних детей. В случае разногласий между ними, особенно если родители вместе не проживают, когда по всем вопросам судом расставлены все точки, допустимо использование помощи органов опеки и попечительства, компетентных в вопросах воспитания. Однако возникновение подобного рода ситуации не лишает права, не освобождает одного из родителей от обязанности быть законным представителем своего ребенка. Причем, принимая участие в таких делах, органы опеки все-таки не свободны от роли представителя интересов несовершеннолетнего, но эта роль имеет как бы вспомогательный характер. То же самое можно сказать о спорах, разрешаемых судом, об определении места жительства несовершеннолетнего с одним из родителей. Тот, с кем ребенок по решению суда не остается, не перестает быть его законным представителем, правда только равноправным, а не равным.

Еще более активно действуют органы опеки и попечительства в качестве представителя интересов ребенка в более многочисленных случаях, когда родители номинально существуют, но своей роли законных представителей ребенка не выполняют либо выполняют ее крайне плохо, превращаясь в источник опасности для жизни, здоровья, воспитания ребенка. Тогда-то органы опеки и попечительства в полной мере восполняют возникший пробел в жизни несовершеннолетнего, становясь его законным представителем, в частности до и после лишения судом родительских прав, судебного ограничения родительских прав. Становясь единственным законным представителем ребенка, они решают его судьбу благодаря устройству несовершеннолетнего в семью, заменяющую родительскую, либо в организацию, предназначенную для детей, лишившихся родительского попечения. Если на момент удовлетворения иска о лишении родительских прав, отобрания детей у родителей устройство несовершеннолетних не состоялось, представительство его интересов возлагается целиком и полностью на органы опеки и попечительства. Именно они, а не суд решают вопрос, какое устройство подходит или возможно. И, надо сказать, что Семейный кодекс не обходит вниманием подобного рода ситуацию. Так, согласно п. 5 ст. 71 СК «при невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей ребенок передается на попечение органа опеки и попечительства». Или: «В случае ограничения родительских прав обоих родителей ребенок передается на попечение органа опеки и попечительства» (п. 4 ст. 74 СК). И, наконец, проблема устройства детей может возникнуть при рассмотрении иска о защите родительских прав. На этот счет свои правила диктует п. 2 ст. 68 СК следующим образом: «если судом установлено, что ни родители, ни лицо, у которого находится ребенок, не в состоянии обеспечить его надлежащее воспитание и развитие, суд передает ребенка на попечение органа опеки и попечительства». Отсюда следует, что не суд, а органы опеки и попечительства определяют, как будет устроен ребенок, которого уже нельзя оставить родителям.

/»Российская юстиция», 2011, N 12/

Когда несовершеннолетний, лишившийся родительского попечения, уже устроен, функции представителя его интересов переходят к лицу, заменившему родителей либо организации, принявшей несовершеннолетнего на полное государственное попечение. Применительно к устройству под опеку (попечительство) п. 2 ст. 148.1 формулирует: «Если иное не установлено федеральным законом, родители ребенка или лица, их заменяющие, утрачивают свои права и обязанности по представительству и защите прав и законных интересов ребенка с момента возникновения прав и обязанностей опекуна или попечителя».

Со времени, когда несовершеннолетний, лишившийся родительского попечения, устроен, функции органов опеки и попечительства переходят в другую плоскость — надзора за тем, как осуществляются лицом (физическим, юридическим) права и обязанности представителя интересов ребенка. Имеется в виду надзор за качеством его деятельности. Такой надзор является неотъемлемой частью всей работы органов опеки и попечительства в части, касающейся ситуации утраты ребенком своей семьи, родителей. Он касается детей, переданных под опеку, попечительство (п. 8 ст. 148.1 СК), находящихся в приемной семье (п. 2 ст. 152, п. 8 ст. 148.1 СК), проживающих в организациях на полном государственном обеспечении (п. 3 ст. 155.1) и даже усыновленных посторонними для них лицами. Согласно п. 22 Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации он осуществляется специалистом по охране детства органа опеки и попечительства ежегодно. Но если надзор за условиями жизни перечисленных несовершеннолетних не ограничен по времени, так как длится только до совершеннолетия, то контроль за воспитанием усыновленного названными лицами определен временными рамками — тремя годами после установления усыновления.

Выступать в роли законного представителя несовершеннолетних детей органы опеки и попечительства могут и в других случаях. Например, когда им становится известно, что налицо непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью, что объясняет, почему орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится (п. 1 ст. 77 СК). Налицо типичный пример того, как государство в лице органов опеки и попечительства принимает на себя заботу об оставшемся без своих законных представителей ребенке. Выполняя подобного рода функции, эти органы обязаны обеспечить временное устройство ребенка и в течение семи дней после принятия органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации акта об отобрании ребенка обратиться в суд с иском о лишении родителей родительских прав или об ограничении их родительских прав (п. 2 ст. 77 СК). Поскольку акт об отобрании служит правовым основанием самого отобрания, он составляется либо до совершения всех необходимых действий по отобранию, либо одновременно с отобранием. Что касается семидневного срока для предъявления соответствующего иска, то он нуждается в увеличении, поскольку по-настоящему обосновать иск в такой короткий срок просто невозможно.

Таким образом, в перечисленных делах органы опеки и попечительства фигурируют в качестве представителя интересов государства, ребенка, во-первых, по просьбе, поручению суда (споры о месте жительства ребенка с одним из родителей; устранение препятствий к общению с одним из родителей; лишение, ограничение родительских прав и проч.). Другими словами, не по заявлению заинтересованного физического лица, а органа, в данном случае суда, которому надлежит разрешить спор. Причем в качестве представителя предстоит выступить лишь одному органу опеки и попечительства, который получает соответствующее судебное поручение. В случае если оно поступит и в другой орган опеки и попечительства, его заключение будет служить всего лишь доказательством по делу.

На участие в перечисленных делах, именуемых спорами о детях, представитель этих органов должен иметь разовую или постоянную надлежащим образом оформленную доверенность.

Вторую разновидность «приглашения» органов опеки и попечительства к защите прав несовершеннолетнего в семье составляют письма, материалы, поступающие из прокуратуры, органов милиции, различного рода общественных, благотворительных организаций информационного характера, свидетельствующих о необходимости участия органов опеки и попечительства в защите нарушенного права ребенка на жизнь и воспитание в семье.

Существуют и другие жизненные ситуации, когда в круг деятельности органов опеки и попечительства попадают более редкие случаи. Тем не менее они существуют и находят свое отражение в Семейном кодексе. Так, согласно п. 2 ст. 28 СК «при рассмотрении дела о признании недействительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста,… к участию в деле привлекается орган опеки и попечительства». Несомненно, что здесь ему предстоит выступить в роли представителя интересов несовершеннолетней (несовершеннолетнего). Другой пример относится к сфере чрезвычайной, возникающей при оставлении матерью в медицинском учреждении своего новорожденного ребенка без предоставления документов, удостоверяющих ее личность. Причем форма акта об оставлении ребенка такой матерью утверждается приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, из которого следует, что этот акт составляется при участии представителя органа опеки и попечительства.

Семейный кодекс, определяя компетенцию органа опеки и попечительства, не раз упоминает о его согласии (разрешении) при совершении действий, связанных с интересами ребенка. Например, на установление отцовства лицом, не состоящим в браке с отсутствующей матерью, требуется согласие органа опеки и попечительства, а при отсутствии такого согласия — суда (п. 3 ст. 48 СК). Поскольку речь идет об уважительных причинах отсутствия (смерть, лишение родительских прав, признание недееспособной, невозможность установить место нахождения), постольку оправданна замена матери представителем органа опеки и попечительства. Изменение по совместной просьбе родителей имени, фамилии ребенка, не достигшего четырнадцати лет, допускается в соответствии с п. 1 ст. 59 СК с разрешения (согласия) органов опеки и попечительства. Контакт с родителем, чьи дети у него отобраны в результате ограничения родительских прав, допускается с согласия органа опеки и попечительства (ст. 75 СК). На выезд из Российской Федерации несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей и находящихся в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, требуется разрешение (согласие) органов опеки и попечительства. И, наконец, еще один пример того, как от согласия (разрешения) органов опеки и попечительства зависят интересы несовершеннолетнего, правда, теперь имущественного характера: согласно п. 4 ст. 292 ГК «отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы других лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства». От разрешения органов опеки и попечительства зависит распоряжение имуществом подопечного (п. 1 ст. 37 ГК). Согласно ст. 21 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» требуется предварительное разрешение органа опеки и попечительства на совершение ряда сделок, затрагивающих имущественные права несовершеннолетних, находящихся под опекой (попечительством). И здесь эти органы выступают как представители государства, защищающего в имущественной сфере интересы тех несовершеннолетних, чьим законным представителем стало лицо, заменяющее родителей.

Таким образом, обозначенная сфера деятельности органов опеки и попечительства отличается не только своим большим объемом, но и особенностями правового регулирования, законодательным обеспечением. И что не менее важно, в современной России все рассматриваемые в этой плоскости вопросы стали сугубо актуальными, поскольку идет процесс распада семьи, заметно не уменьшается число разводов в семьях, где живут дети, лавинообразно растет количество дел по лишению родительских прав, не становится меньше детей — социальных сирот. Данный перечень фактов стал приметной чертой нашего времени, что порождает необходимость усиления активности деятельности органов опеки и попечительства по защите прав ребенка в семье. Надежда на то, что положение дел улучшится с появлением Федерального закона «Об опеке и попечительстве», не сбылась. Вся многосторонняя, многогранная работа органов опеки и попечительства оказалась за рамками этого закона. Причина тому заключается в попытке внедрения гражданско-правовых методов воздействия с помощью Гражданского кодекса на семейно-правовые отношения. Вместе с тем этот закон противоречит не отмененной ст. 4 СК, посвященной применению к семейным отношениям гражданского законодательства.

Характеристике деятельности органов опеки и попечительства, связанной с защитой прав ребенка в семье, сопутствует определение их роли участника судебного процесса, правовым основанием чего служат ст. ст. 46, 47 ГПК. Именно органам опеки и попечительства принадлежит право обратиться в суд с заявлением в защиту интересов ребенка. Мало того, это их обязанность. Причем иск (заявление) в защиту законных интересов несовершеннолетнего гражданина предъявляется независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя. В качестве примера можно привести дела о лишении родительских прав, когда иск согласно ч. 2 п. 1 ст. 70 СК предъявляется органами опеки и попечительства: об ограничении родительских прав (п. 3 ст. 73 СК), отмене усыновления (ст. 142 СК).

Органы опеки и попечительства, выступающие в роли истца, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности. Они вправе отказаться от иска, если сочтут, что опасность, угрожавшая ребенку в семье, устранена. Что касается мирового соглашения, то оно вряд ли возможно между представителем государства (органом опеки и попечительства) и физическим лицом — родителем — ответчиком по делу.

Если органы опеки участвуют в процессе для дачи заключения по делу (в спорах об определении места жительства ребенка, обеспечении его права на общение с одним из родителей, защите родительских прав, отмене усыновления и др.), то они могут:

вступать в дело по собственной инициативе;

по инициативе лиц, участвующих в деле;

по инициативе суда.

В любом случае их участие объясняется необходимостью достичь такой цели, как защита прав ребенка в семье. Что касается их процессуальной роли, то она четко в ГПК не обозначена. Но их право приводить доводы в обоснование своей позиции, предоставлять доказательства, подтверждающие обоснованность (необоснованность) заявленного иска, принимать участие в осмотре и исследовании доказательств по делу, по месту их нахождения и проч., очевидно. Что же касается привлечения органов опеки и попечительства судом для дачи заключения по делу, то оно не зависит от воли истца (ответчика), имеющего свой интерес, который может и не совпадать с интересами ребенка и даже его законного представителя. Вот почему именно эти органы выступают при необходимости как представители интересов как несовершеннолетнего, так и государства.

Краткая характеристика деятельности органов опеки и попечительства как участника гражданского процесса не означает, что налицо незначительный объем проводимой ими работы. Она занимает далеко не второстепенное место в их деятельности, связанной с исследованием обстоятельств дела, затратами времени на участие в судебном процессе, что в общей сложности многократно увеличивает общий объем деятельности органов опеки и попечительства за счет их участия в спорах о детях. Однако их роль в защите прав ребенка больше ассоциируется с другим не менее важным направлением: обеспечением интересов детей, как принято сейчас говорить, утративших родительское попечение, куда входят дети-сироты в прямом смысле слова и дети так называемые социальные сироты, у которых родители формально существуют. Поэтому их единственным законным представителем на некоторое время становятся органы опеки и попечительства, т. е. на время, пока они не обрели новую семью, лиц, заменяющих родителей в установленном законом порядке, либо не стали воспитанниками детского учреждения. И если учесть, что количество таких детей поражает своими размерами (выявлено и учтено в 2000 г. 134611 чел., в 2007 г. 136790 чел.), то нетрудно объяснить важность такого направления деятельности органов опеки и попечительства, как выявление и устройство тех, кто остался без своего законного представителя. Причем речь идет о сложной, постоянной, многообразной работе, имеющей далеко не второстепенное значение. Свое начало она берет с момента выявления (обнаружения) несовершеннолетнего, нуждающегося в государственной защите. Источником такой информации чаще всего служат сообщения граждан, различных учреждений, организаций, поступающие в органы опеки и попечительства, в чьи обязанности входит проверка достоверности поступивших сигналов. На этот счет ч. 2 п. 1 ст. 122 СК дает прямое указание: «Орган опеки и попечительства в течение трех дней со дня получения таких сведений обязан провести обследование условий жизни ребенка и при установлении факта отсутствия попечения его родителей или его родственников обеспечить защиту прав и интересов ребенка до решения вопроса об его устройстве». И, надо сказать, что эта фаза деятельности органов опеки и попечительства занимает, без преувеличения, определяющее место в их повседневной работе. Неслучайно поэтому Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан» утверждены Правила осуществления отдельных полномочий органов опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан образовательными организациями, медицинскими организациями, организациями, оказывающими социальные услуги, или иными организациями, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Пункт 2 этих Правил объясняет предоставление полномочий перечисленным организациям следующим образом: «В случаях отсутствия или недостаточном наличии у органов опеки и попечительства необходимых организационных, кадровых, технических и иных возможностей перечисленные организации могут осуществлять полномочия органов опеки и попечительства по выявлению несовершеннолетних граждан, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства, включая обследование условий жизни таких граждан и их семей». Но чтобы за органами опеки и попечительс тва оставалось «последнее слово», Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 14 сентября 2009 г. «О реализации Постановления Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. установлен порядок отбора органом опеки и попечительства образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, или иных организаций, в том числе организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, для осуществления отдельных полномочий органа опеки и попечительства. Организатором такого отбора являются органы опеки и попечительства, которые создают специальную комиссию для решения вопроса об отборе, который рассматривается при наличии у организации целого перечня документов.

Выявление несовершеннолетнего, нуждающегося в государственной защите, является начальным этапом деятельности органов опеки и попечительства, за которым следует подбор лица, заменяющего родителя (опекуна-попечителя, усыновителя, приемного родителя), что также связано с исследованием его потенциальных возможностей по семейному воспитанию ребенка. Причем не только подбора, но и подготовки к роли воспитателя, заменяющего родителя. И, наконец, после устройства несовершеннолетнего органы опеки и попечительства не освобождаются от обязанности защищать его интересы. Правда, их представительство имеет разные формы выражения в зависимости от вида устройства. При передаче на опеку (попечительство) возникает ситуация, когда не утративший родительских прав родитель формально сохраняет свою миссию законного представителя своих несовершеннолетних детей, но фактически ее утрачивает, поскольку она целиком и полностью переходит к опекуну (попечителю). Но роль органов опеки и попечительства как представителя интересов сохраняется, поскольку они обязаны по закону осуществлять регулярный надзор за деятельностью опекуна (попечителя). То же самое можно сказать о ситуации, когда ребенок передается на воспитание в приемную семью.

В каком бы качестве не выступали органы опеки и попечительства, защищая право ребенка на жизнь и воспитание в семье, им предстоит обладать информацией о возможности нарушения этого права, либо о его нарушении, когда оно уже состоялось. К числу пострадавших Семейный кодекс относит детей, оставшихся без попечения родителей (Данное понятие вошло в правовой лексикон в 60-е годы прошлого века.) К ним п. 1 ст. 121 относит детей, чьи родители: умерли; лишены родительских прав; ограничены в родительских правах; признаны недееспособными; больны; длительно отсутствуют; уклоняются от воспитания своих детей или от защиты их прав и интересов; отказываются взять своих детей из образовательных, медицинских организаций, а также организаций, оказывающих социальные услуги, или аналогичных организаций; создают своими действиями или бездействием условия, представляющие угрозу жизни или здоровью детей, препятствуют их нормальному воспитанию и развитию. Данный перечень причин утраты ребенком родительского попечения п. 1 ст. 121 СК не относит к числу исчерпывающих. Но всякий раз речь идет о детях, имевших или имеющих родителей, невыполнение которыми родительских обязанностей без преувеличения можно назвать преступлением. Разобраться в его источниках, документально подтвердить тот факт, что несовершеннолетний остался без законного представителя — дело органов опеки и попечительства, объемное по своему характеру, от качества выполнения которого нередко зависит его судьба.

В наше время появилось еще одно понятие, имеющее прямое отношение к обеспечению прав ребенка в семье. Имеется в виду словосочетание «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации». Никаких разъяснений в законе, подзаконном акте на этот счет пока нет. Правда, возникновение трудной жизненной ситуации иногда связывают с бедностью семьи или состоянием здоровья ее членов, особенно детей. Вряд ли можно этим ограничиться. Причиной ее возникновения могут стать и другие обстоятельства, примерный перечень которых необходим для того, чтобы для понимания трудной жизненной ситуации существовал бы их примерный перечень, пусть даже в подзаконном акте.

Признание права на существование в законе, подзаконном акте понятия «трудная жизненная ситуация» порождает сложную проблему ее выявления. Рассчитывать только на получение подлежащей проверке информации явно недостаточно. Как выявить «трудную жизненную ситуацию» — вопрос крайне сложный. Тем более что согласно ст. 25 Конституции Российской Федерации жилище неприкосновенно: «никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом». Но какой бы ни был выход из положения, все равно представлять интересы ребенка в разных ситуациях, будь то дети, лишившиеся родительского попечения, или те, кто, имея родителей, оказались в трудной жизненной ситуации, предстоит защитникам их интересов, т. е. органам опеки и попечительства, упоминание о роли которых пронизывает весь текст современного Семейного кодекса. Вот почему приходится говорить еще об одном широком по своему объему направлении их деятельности, правовые основы которого еще не разработаны.

Объединенные единой целью — защитить права, интересы ребенка в семейно-правовой сфере, все три направления деятельности органов опеки и попечительства образуют единую централизованную систему, во главе которой находится орган опеки и попечительства как орган исполнительной власти, выражающий волю государства по вопросам защиты прав и интересов детей в семье. Всем остальным организациям любого уровня (общественным, благотворительным) ради успешного выполнения своих функций по защите прав ребенка в семье предстоит взаимодействовать с органами опеки и попечительства по линиям, обозначенным в Типовом положении федерального значения о статусе органов опеки и попечительства, в аналогичных положениях субъектов Федерации.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *