Девиантное поведение несовершеннолетних как последствие посягательств на их жизнь и здоровье

(Григорьева Т. Н.) («Законы России: опыт, анализ, практика», 2013, N 12) Текст документа

ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ КАК ПОСЛЕДСТВИЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА ИХ ЖИЗНЬ И ЗДОРОВЬЕ

Т. Н. ГРИГОРЬЕВА

Григорьева Татьяна Николаевна, помощник Одинцовского городского прокурора Московской области, аспирантка Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В статье рассматриваются причины девиантного поведения несовершеннолетних, особое внимание уделено современной государственной политике в отношении детей и молодежи.

Ключевые слова: несовершеннолетние; подростки; насилие в семье; противоправное поведение; превентивные меры; защита детей.

Minors’ deviant activities as a consequence of encroachment on their life and health T. N. Grigoryeva

Grigoryeva Tatiana Nikolaevna, Assistant of Odintsovo Public Prosecutor in Moscow Oblast, Postgraduate of Academy of the Prosecutor General’s Office of the Russian Federation.

The article is concerned with the reasons of minors’ deviant actions; special attention is paid to the contemporary state policy related to children and youth.

Key words: minors; teenagers; domestic violence; deviant actions; preventive measures; children protection.

Дети — главный, определяющий потенциал развития любой страны. От уровня их физического, интеллектуального, духовного развития зависят количественные и качественные характеристики не только сегодняшнего, но и будущего населения, его социально-демографическая структура и социально-психологические особенности. В детском возрасте закладывается фундамент личности, формируются ее основные качества: физическое и психическое здоровье, культурный, нравственный и интеллектуальный потенциал. Качества, которыми наделен ребенок, особенно в самом начальном периоде жизни, являются наиболее важными и прочными; изменить их в последующем довольно сложно, а в ряде случаев — практически невозможно. Успешное становление ребенка как личности определит не только его включение в общественную жизнь, нахождение своей ниши, но в конечном счете — прогресс развития общества в целом. Произошедшие изменения в различных сферах общественной жизни современного российского общества затронули такой важный институт, как семья. Социологические исследования показывают, что появление в семье ребенка приводит к снижению ее материального уровня на 25 — 30%, увеличению на 75 — 80% затрат времени на домашнюю работу <1>. ——————————— <1> См.: Тихонова Н. Е. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике. М., 1999. С. 173.

В условиях становления рыночных отношений идет процесс формирования семьи нового типа, где ценность детей значительно падает. Отсюда растет число и «безнадзорных» детей, определенная часть из которых фактически выброшена из семейной сферы, нередко с последствиями для них тяжкого виктимного характера. По данным Детского фонда ООН ЮНИСЕФ, всего в мире насчитывается около 100 млн. брошенных детей, причем каждый двенадцатый — из России <2>. ——————————— <2> См.: Социальное сиротство в современной России: Аналитический доклад / Под ред. А. Реан. М., 2002.

Семья создает индивидуальную обстановку межличностных отношений, во многом определяющую программу поведения несовершеннолетних. Статистические данные указывают на наличие негативных тенденций в состоянии данного социального института. Так, только в Москве доля асоциальных семей составляет порядка 42%, в которых 36,5% подростков имеют судимых родителей. В целом же по России с 2005 по 2009 г. число родителей, лишенных родительских прав, возросло более чем в три раза — с 11 до 35 тыс. <3>. Статистические данные показывают, что эти тенденции не только не нейтрализуются, а, напротив, динамично развиваются. Так, в стране зарегистрировано: ——————————— <3> См.: Карпенко Т. И. Социальные проблемы слаборазвитых категорий населения на рынке труда (на примере г. Москвы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

более 25,5 млн. семей с несовершеннолетними детьми, из которых около 20 млн. проживают около и даже за чертой бедности; около 12 млн. несовершеннолетних, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации; более 800 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей; почти 24 тыс. детей-сирот, вывезенных из России за границу. Неблагополучные отношения в семьях, жестокость и насилие в отношении детей, унижение их достоинства и принуждение к противоправному поведению становятся фактами повседневной жизни для многих малолетних и несовершеннолетних. Ежегодно более 25 тыс. подростков становятся жертвами преступных посягательств, примерно 2 тыс. детей, не выдерживая жестокого обращения, кончают жизнь самоубийством, около 50 тыс. уходят из семей, 6 тыс. — из детских домов и школ-интернатов, более 2,5 тыс. малолетних детей убивают близкие родственники. Анализ уголовной статистики свидетельствует о росте числа умерщвленных грудных детей матерями-одиночками либо их сожителями. В последнее время ежегодно регистрируются почти 200 подобных преступлений. По тем же официальным данным, ежегодно около 2 млн. детей избиваются родителями, тем самым в подростках закладывается психологическая предрасположенность к будущей жестокости. Психологи отмечают, что подросток, постоянно находящийся в конфликтной среде, приходит к убеждению, что победа в таких ситуациях остается за тем, кто имеет своеобразный «запас» конфликтности. Поэтому при возникновении конфликтной ситуации более чем в половине случаев у подростков срабатывает механизм автоматизации асоциального поведения. Исследования показывают, что при конфликтах в семье соотношение проявления агрессии родителями и детьми составляет соответственно 65 и 35%. Однако если из числа детей выбрать только несовершеннолетних в возрасте 14 — 17 лет, то насилие к ним со стороны родителей увеличится до 80%, причем по каждому четвертому убийству, совершенному данной категорией близких родственников, их дети — потерпевшие проживали с ними совместно <4>. ——————————— <4> См.: Гаспарян Ю. А. Семья на пороге XXI века: Социологические проблемы / Под ред. К. Н. Хабибудина. СПб., 1999. С. 164.

Психиатрами установлен факт, что почти у 80% несовершеннолетних в возрасте 10 — 13 лет вследствие неблагоприятных семейных условий начинают развиваться различные психические патологии. Без сомнения, психические аномалии не определяют основное содержание конкретных действий, но вместе с тем существование определенных корреляций между психической неполноценностью и преступностью не вызывает сомнения. Аномалии психики (в качестве условия, а не причины) влияют и на сам факт преступных действий, и на их вид <5>. Например, установлено, что в числе убийц, признанных судом вменяемыми, взрослых, страдающих психопатией, было примерно 37%, а несовершеннолетних — 42,5% <6>. ——————————— <5> См.: Антонян Ю. М., Бородин С. В. Преступность и психические аномалии. М., 1987. С. 153. <6> См.: Антонян Ю. М., Леонова О. В., Шостакович Б. В. Феномен зависимого преступника. М., 2007. С. 27.

Наибольшему негативному воздействию в семье подвергаются подростки 9 — 14-летнего возраста. Данная возрастная группа составляет 58% среди беспризорных несовершеннолетних и имеет самый протяженный период бездомности. Дети в возрасте 6 — 8 лет составляют 31,1%. Половой состав показывает, что доля мальчиков достигает 78,6%, а девочек — 21,4%. Беспризорным подросткам грозит ряд серьезных опасностей. Из-за своих физиологических особенностей и психологических склонностей они особо уязвимы. Результатами исследований установлено, что 70% беспризорных детей имеют хронические заболевания, а показатель их смертности в 10 — 12 раз выше, чем у благополучных сверстников. Неутешительна статистика и в отношении выпускников детских домов. Так, уже через год после начала самостоятельной жизни из их числа 20% становятся преступниками; 30% — превращаются в бомжей; 10% — заканчивают жизнь самоубийством. Основными источниками существования бездомных детей являются попрошайничество, воровство, рэкет, проституция, а также «нелегальная» трудовая занятость, как правило, в криминальном бизнесе. Мотивация их поведения главным образом обусловлена стремлением удовлетворить жизненно необходимые потребности в пище и жилье. Отдельные руководящие принципы ООН предписывают, что в центре внимания любой программы предупреждения преступности должно быть обеспечение благосостояния молодежи с раннего детства <7>. Оставление данной категории несовершеннолетних без своевременной социальной помощи ведет не только к формированию у них стереотипов противоправного удовлетворения необходимых потребностей, но и к употреблению алкоголя, наркотиков, токсических и одурманивающих веществ. Поэтому уровень преступности несовершеннолетних, полностью лишившихся родительского попечения, в 8 — 10 раз выше, чем среди всего контингента несовершеннолетних. ——————————— <7> См.: Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк, 1992. С. 426.

Часто под влиянием старших по возрасту лиц и под страхом быть изрядно покалеченными они вовлекаются в совершение преступлений и иных правонарушений. За последнее десятилетие количество общественно опасных деяний, связанных с вовлечением несовершеннолетних в преступление, возросло более чем в 25 раз. При этом обозначилась тенденция к изменению функционально-ролевого статуса несовершеннолетних, вовлеченных взрослыми в преступные группы. Если раньше несовершеннолетние привлекались в основном для выполнения второстепенных ролей (как правило, пособников), то теперь, например, около 80% несовершеннолетних, проходящих по делам о бандитизме, сами являлись активными исполнителями вооруженных нападений. Также увеличивается количество общественно опасных деяний, совершенных лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности. В настоящее время на профилактическом учете органов внутренних дел состоят более 120 тыс. подростков. Успешное развитие детей является непременным условием прогрессивного характера смены поколений. В последнее время остро обозначилась проблема включенности несовершеннолетних в сферу образования. Так, по данным МВД России, в 2012 г. среди несовершеннолетних, доставленных в полицию, более 50 тыс. оказались абсолютно безграмотными. По данным Министерства обороны России, около 15% призывников из сельской местности имеют крайне низкие навыки чтения и письма. Важность проблемы образования обусловлена еще и тем, что прослеживается прямая зависимость между насильственным отношением к ребенку со стороны близких родственников и уровнем образования несовершеннолетнего. В свою очередь, результатами многочисленных криминологических исследований установлено, что высокий образовательный уровень родителей всегда проявляется как антикриминогенный фактор. Так, самый низкий уровень образования отмечается у лиц, совершающих насильственные (убийства, умышленные причинения тяжкого вреда здоровью); корыстно-насильственные (разбои, грабежи) преступления <8>. Причем последующее восполнение ими пробелов в образовании далеко не всегда может сопровождаться позитивной корректировкой личностных качеств и отнесение собственной жизненной практики на процесс создания благоприятных условий для ребенка. ——————————— <8> См.: Рывкина Р. В. Социальные корни криминализации российского общества // Социологические исследования. 1997. N 4. С. 42.

К сожалению, с проблемой беспризорности несовершеннолетних российское общество сталкивается не впервые. Так, уже в период становления советской власти (1918 г.) в стране насчитывалось 4,5 млн. беспризорных детей, 8,7 млн. голодающих, в том числе от 4 до 6 млн. нуждались в экстренной социальной помощи <9>. ——————————— <9> См.: Остроумов С. С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 1980. С. 184.

Окончание Великой Отечественной войны ознаменовалось не только радостью победы, но и многими социальными проблемами, одной из которых была также детская беспризорность (в стране насчитывалось около 3 млн. таких подростков) <10>. ——————————— <10> См.: Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С. 372.

Далеко не все методы борьбы с беспризорностью и правонарушающим поведением несовершеннолетних, применяемые в годы советской власти, могут быть приняты современным российским обществом. Например, правоприменение того времени не учитывало различий в фактических и правовых обстоятельствах поведения у подростков-беспризорников и правонарушителей, применяя к ним недифференцированные меры воздействия. В современных реалиях функционирования российского общества борьба с преступностью и иными негативными явлениями в молодежной среде не может сводиться только к совершенствованию запретов и применению уголовной репрессии. Увлечение данными методами способно только обострить проблему, но не решить ее. В условиях принудительной изоляции, большой концентрации наиболее социально запущенных подростков, совершивших преступления, как правило, с еще большей интенсивностью усугубляются различные личностные деформации, что делает их более стойкими, а в ряде случаев и необратимыми. Современная государственная политика в отношении детей ориентирует вести противодействие антиобщественному поведению несовершеннолетних путем профилактического воздействия не только на подростков, но и в значительной мере через оздоровление ближайшего окружения, семейной и иной микросреды. Ее смысл в том, чтобы создать принципиально новое положение, когда не должно быть заброшенных, запущенных детей ни в детских домах, ни в школах-интернатах, ни в специальных школах, ни в учреждениях для детей-инвалидов, ни на улице, ни в семье. Демократизация основных общественных институтов предполагает смещение акцента в работе по предупреждению безнадзорности и беспризорности подростков, а также их преступности от правоохранительных органов к иным государственным и общественным структурам и учреждениям, осуществляющим социальное обслуживание детей и подростков, профилактику правонарушений несовершеннолетних, «социального сиротства», безнадзорности, защиту прав и законных интересов каждого ребенка. Например, для устройства детей и подростков, лишившихся родительского попечения, должна быть сформирована сеть семейных детских домов, созданы специальные центры для оказания им необходимой помощи. Действующее семейное законодательство к тому же предусматривает возможность помещения таких детей на определенный срок и в приемные семьи. Одним из важнейших аспектов реализации социальных программ по защите детей является изыскание возможных источников финансирования, поскольку выделяемых на эти цели бюджетных средств явно недостаточно. Именно поэтому нет существенных подвижек в решении рассматриваемых проблем. Очевидно, что больший вклад в социальную поддержку детей мог бы быть внесен благотворительной деятельностью. Благотворительность всегда существовала в России. Так, в конце XIX столетия насчитывалось 14 834 учреждения, большинство из которых содержалось за счет частных пожертвований на детей. В их числе: 349 детских благотворительных обществ, 505 детских благотворительных заведений. Что касается отдельных губерний европейской России, то в них на 100 тыс. жителей приходилось детских благотворительных учреждений, например, в Санкт-Петербургской — 22, Тульской — 16, Московской — 21, Ярославской — 12, Калужской — 6, Рязанской — 3, Орловской — 4 <11>. О масштабах благотворительной деятельности этих учреждений говорит то, что только в течение 1898 г. их услугами воспользовались более 1,2 млн. человек, не считая свыше 3 млн. случаев разовых обращений к благотворительной помощи. Кроме того, в благотворительных заведениях постоянно проживали почти 12,5 тыс. малолетних <12>. ——————————— <11> См.: Кон И. Ребенок и общество: историко-этнографическая перспектива. М., 1988. С. 85. <12> См.: Там же. С. 93.

Важно отметить, что свойственные российскому менталитету общинность, соборность должны проявиться и в подходе к делу противодействия жестокости к малолетним и несовершеннолетним, исправления несовершеннолетних правонарушителей. Именно общественному движению должна принадлежать заслуга в развитии исправительных заведений, формировании основных правил и требований, необходимых для их функционирования и решения задач превентивного характера.

Библиографический список

1. Антонян Ю. М., Бородин С. В. Преступность и психические аномалии. М., 1987. 2. Антонян Ю. М., Леонова О. В., Шостакович Б. В. Феномен зависимого преступника. М., 2007. 3. Гаспарян Ю. А. Семья на пороге XXI века: Социологические проблемы / Под ред. К. Н. Хабибудина. СПб., 1999. 4. Карпенко Т. Н. Социальные проблемы слаборазвитых категорий населения на рынке труда (на примере г. Москвы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. 5. Кон И. Ребенок и общество: историко-этнографическая перспектива. М., 1988. 6. Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. 7. Остроумов С. С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М., 1980. 8. Рывкина Р. В. Социальные корни криминализации российского общества // Социологические исследования. 1997. N 4. 9. Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк, 1992. 10. Социальное сиротство в современной России: Аналитический доклад / Под ред. А. Реан. М., 2002. 11. Тихонова Н. Е. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике. М., 1999.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *