Особенности распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности супругов (бывших супругов), в России и странах Европы: сравнительно-правовой анализ

(Филатова У. Б.) ("Бизнес, Менеджмент и Право", 2013, N 2) Текст документа

ОСОБЕННОСТИ РАСПОРЯЖЕНИЯ ИМУЩЕСТВОМ, НАХОДЯЩИМСЯ В СОВМЕСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ (БЫВШИХ СУПРУГОВ), В РОССИИ И СТРАНАХ ЕВРОПЫ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

У. Б. ФИЛАТОВА

Филатова У. Б., кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой гражданского права ВСФ ФГБОУ ВПО "Российская академия правосудия".

В статье исследуются особенности осуществления правомочия распоряжения имуществом супругов как в период существования брачных отношений, так и после их прекращения. На основе анализа правовых норм и правоприменительной практики России, Германии, Франции, Австрии и Швейцарии автор приходит к выводу, что существуют различные подходы в правовом регулировании, в некоторых правопорядках приоритет защиты отдается супругу (Германия, Франция), в других - добросовестному приобретателю (Россия, Австрия, Швейцария).

Ключевые слова: совместная собственность супругов, распоряжение, совместное имущество, недействительность сделки.

Peculiarities of disposing matrimonial property (property of former husband and wife) in Russia and European countries: comparative and legal analysis U. B. Filatova

The article analyses the characteristics of the authority to dispose of co-owned property between spouses, both during the existence of the conjugal relationships and after the ending of those relationships. On the basis of the analysis of the legal norms and the legal enforcement practices in Russia, Germany, France, Austria and Switzerland, the author comes to the conclusion that there are several approaches existing in order to regulate this question. In some legal systems the priority lies on the protection of the disposing spouse (Germany, France), in others on the protection of the purchaser (Russia, Austria, Switzerland).

Key words: co-owned property between spouses, disposition, joint property, invalidity of a transaction.

Согласно п. 2 ст. 253 ГК РФ, "распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом" <1>. Данные правила воспроизводятся в ст. 35 СК РФ <2>. Кроме того, п. 3 ст. 35 СК РФ предусматривает необходимость получения нотариально удостоверенного согласия одного супруга на совершение некоторых сделок другим супругом (по распоряжению недвижимостью; сделки, требующей нотариального удостоверения или государственной регистрации). -------------------------------- <1> ФЗ от 30.11.1994 N 51-ФЗ "Гражданский кодекс Российской Федерации" (часть первая)" (ред. от 02.07.2013) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301. <2> ФЗ РФ от 29.12.1995 N 223-ФЗ "Семейный кодекс Российской Федерации" (ред. от 23.12.2010) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

В ст. 35 СК РФ устанавливается, что супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанных сделок не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки. Анализ судебной практики показывает, что большинство дел, связанных с признанием недействительными сделок по распоряжению общим имуществом, совершенных в отсутствие необходимого согласия других сособственников, касается споров супругов. При этом суды не всегда единообразно применяют нормы материального права. Сложность вызывает вопрос о том, нормы какого закона применять к распоряжению совместно нажитым имуществом после расторжения брака. Режим совместной собственности устанавливается в силу закона автоматически с момента регистрации брака. Однако для прекращения режима совместной собственности предусматривается механизм, основанный на проявлении инициативы любого из супругов. Затягивание существования режима совместной собственности влечет множество злоупотреблений со стороны бывших супругов. Суд, как правило, встает на сторону добросовестного приобретателя, при этом игнорируя интересы второго супруга. В этом проявляется элемент ответственности за бездействие в виде затягивания существования режима собственности, который уже не должен существовать. Злоупотребление может выражаться в совершении сделок, направленных на отчуждение совместно нажитого имущества. И здесь часто бывшие супруги считают себя в полной мере защищенными, надеясь на применение ст. 35 СК РФ. Однако суды неоднократно отказывали в применении к бывшим супругам ст. 35 СК РФ, мотивируя свою позицию тем, что ст. 35 СК РФ применяется только к супругам, но не к бывшим супругам, разъясняя, что к сделкам с имуществом, находящимся в общей совместной собственности лиц, брак между которыми расторгнут, применяются положения ст. 253 ГК РФ. В соответствии с п. 3 ст. 253 ГК РФ каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий, и только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. В отличие от ст. 35 СК РФ п. 3 ст. 253 ГК РФ не требует получения от бывшего супруга нотариально удостоверенного согласия на совершение сделок по распоряжению недвижимостью, а также сделок, требующих нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации. По указанным причинам для оспаривания сделки, заключенной бывшим супругом после расторжения брака в отношении общего имущества супругов, супруг, не участвовавший в такой сделке и не давший согласия на ее совершение, должен доказать факт отсутствия своего согласия и факт недобросовестности контрагента по сделке, т. е. его осведомленности о данных обстоятельствах" <3>. -------------------------------- <3> Пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака"; Определение Верховного Суда РФ от 16.04.2013 N 5-КГ13-13. Можно привести и другие примеры из судебной практики: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2011 г. N 67-В11-5; Апелляционное определение Мурманского областного суда от 17.04.2013 N 33-1332; а также Определение ВАС РФ от 28.05.2013 N ВАС-6253/13 об отказе в передаче дела N А12-3139/2012. См. также, например: Постановление ФАС Поволжского округа от 05.02.2013 по делу N А12-3139/2012; Постановление ФАС Центрального округа от 8 августа 2012 г. по делу N А09-7595/2011; Определение Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 28 мая 2013 г. N ВАС-6253/13.

Основным критерием применения семейного законодательства является наличие семейно-правового статуса, утрата которого влечет утрату правовых оснований для применения семейного законодательства. Несмотря на то что "разъяснения Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики являются ориентиром для разрешения споров и имеют обязательный характер для нижестоящих судов в силу ст. 126 Конституции РФ" <4>, практику разрешения коллизии между п. 3 ст. 35 СК РФ и п. 3 ст. 253 ГК РФ нельзя назвать ни устоявшейся, ни единообразной. Среди изученных дел, где были заявлены требования о признании сделки направленной на отчуждение совместно нажитого имущества недействительной, имели место удовлетворения заявленных требований <5>. Кроме того, в ряде случаев судами к сделкам, заключенным и во время брака, применялся п. 3 ст. 253 ГК РФ <6>. -------------------------------- <4> Судебная практика по гражданским делам. Брачно-семейные споры: Практическое пособие / С. В. Асташов, И. С. Богданова, Н. В. Бугаенко и др. М.: Проспект, 2011. 152 с. <5> Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 02.04.2013 по делу N 33-2055/2013; Определение Московского городского суда от 25.03.2013 N 4г/8-2202. <6> Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 05.02.2013 по делу N 33-643/13.

Состояние противоречия специальной нормы и общей при отсутствии точного алгоритма его разрешения нельзя назвать удовлетворительным, поскольку вносит нестабильность в имущественный оборот. Практика, отдающая предпочтение добросовестному приобретателю, не учитывает интересы бывшего супруга, что может быть оправдано концепцией его ответственности за сохранение режима совместной собственности вне законодательной конструкции законного брака, но все же не является в полной мере справедливой по отношению к нему. В связи с обилием разнообразных теоретических и практических подходов к разрешению описанной выше ситуации <7>, особый интерес представляет опыт правового регулирования, существующий в европейских правопорядках. -------------------------------- <7> См., например: Виниченко Ю. В. Презумпция согласия в гражданском праве // Проблемы регистрации прав, фиксации и удостоверения юридических фактов гражданского права: Сборник статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. М.: Статут, 2013; Ходырев П. М. Правоотношения собственности бывших супругов // Нотариус. 2007. N 2; Бронникова М. Н., Савельева Н. М. Проблема трансформации режима права общей собственности при прекращении брака // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы круглых столов Международной VI научной конференции молодых ученых (г. Самара, 28 - 29 апреля 2006 г.): Сб. научных статей / Отв. ред. Ю. С. Поваров. Самара, 2006. С. 83 - 84.

Совместная собственность супругов в Германии регулируется § 1415 ГГУ <8>, в соответствии с которым к совместно нажитому имуществу относится все имущество, нажитое в период брака. Режим общности совместных собственников автоматически прекращается с моментом развода. -------------------------------- <8> Gesetzbuch Bundesrepublik Deutschland vom 18. August 1896 RGBI. S. 195 Inkrafttreten am 1. Januar 1900.

Немецкое право содержит запреты распоряжения, в силу которых управомоченному субъекту запрещается распоряжаться его правом. Абсолютные запреты распоряжения могут быть установлены только законом и влекут недействительность распорядительной сделки. Это строгое последствие вытекает из § 134 ГГУ и связано с тем, что их целью является защита не только определенных групп людей (в отличие от относительных запретов), но и общества в целом. К таким абсолютным запретам относится распоряжение одним из супругов своим имуществом в целом (§ 1365 ГГУ "Сделки по поводу имущества в целом"), распоряжение предметами домашнего обихода (§ 1369 ГГУ "Распоряжение предметами домашнего обихода"), отчуждение совместной собственности без согласия другого супруга. При этом добросовестный приобретатель по такой сделке не приобретает право собственности, поскольку цель запрета распоряжения совместной собственностью супругов - защита материального благополучия семьи. Такой механизм защиты распространяется на сделки, совершенные в период существования брака. § 1450 ГГУ предусматривает правило, согласно которому если супруги управляют вместе имуществом, то только вместе они могут распоряжаться общим имуществом и вести судебные процессы, которые относятся к общему имуществу супругов. Согласно § 1453 ГГУ если супруг распоряжается без необходимого согласия другого супруга общим имуществом супругов, то договор будет считаться действительным только в случае его последующего одобрения вторым супругом (§ 1366 ГГУ). Установлен 2-недельный срок для выдачи одобрения, и если в установленный срок оно получено не было, то это квалифицируется как отказ. Семейный суд может своим решением заменить разрешение на сделку от второго супруга, в случае если супруг болеет или без каких-либо значимых причин не дает согласия на заведомо выгодную или необходимую сделку. Такое решение суда может быть предъявлено третьему лицу в течение двухнедельного срока; в противном случае считается, что в разрешении отказано <9>, что влечет недействительность договора. Односторонняя правовая сделка, которая производится без необходимого согласия, недейственна (§ 1367 ГГУ). -------------------------------- <9> Krenzler M., Borth H. Anwalts-Handbuch Familienrecht. 2. Auflage. Koeln, Verlag. Dr. Otto Schmidt, 2012. S. 1016.

После развода супруги могут распоряжаться совместно нажитым имуществом только сообща, даже если в период существования брака один из супругов управлял всем имуществом. При особенных злоупотреблениях правом со стороны одного из супругов в судебном порядке возможности управления могут быть ограничены. Действия по распоряжению общим имуществом, совершенные одним из супругов, действительны и регулируются предписаниями § 177, 182 - 185 ГГУ. Данные сделки будут квалифицироваться как сделки, осуществленные неуправомоченным субъектом, и будут подчиняться общим правилам о виндикации и добросовестном приобретении <10>. -------------------------------- <10> Haussleiter O., Schulz W. Vermoegenseinandersetzung bei Trennung und Scheidung. 5. Voellig neubearbeite Auflage. Muenchen: Verlag C. H. Beck, 2011. S. 194.

Согласно ст. 1441 Французского ГК режим совместной собственности супругов прекращается смертью одного супруга, объявлением лица безвестно отсутствующим, разводом, разделом имущества супругов, изменением режима имущества супругов. Продолжение совместной собственности после развода невозможно (ст. 1442 ФГК). Представляют интерес правила распределения имущества супругов на случай злоупотребления со стороны одного из них. Так, ст. 1477 ФГК предусматривает, что "тот из супругов, кто расхищал имущество общности или укрывает его, лишается своей доли на это имущество. Тот, кто умышленно скрыл существование общего долга, должен взять его в полном объеме на себя". Укрывательство не обязательно заключает в себе акт присвоения, но может следовать из любого поведения, из которого можно сделать вывод о намеренном лишении доли другого супруга. Укрывательство может быть совершено до или после прекращения общности совместных собственников, но до конца раздела. Действия по укрывательству должны характеризоваться как умышленные, укрывательство и незаконное завладение существуют, поскольку есть факты, указывающие на намерение посягать на равенство разделения имущества. Санкцией за злоупотребление является признание исключительной собственности другого супруга на укрытые вещи, а также ее плоды и доходы от ее использования <11>. -------------------------------- <11> Venandet G., Jacob F., Henry X., Tisserand-Martin A., Wiederkehr G. Code Civil Cent-Dexieme Edition 110, Pascale Guiomard. Dalloz, 2011. P. 1003.

С момента прекращения режима совместной собственности на общее имущество супругов распространяется режим, предусмотренный ст. 815 ФГК, который больше соответствует правилам долевой собственности. Для осуществления распоряжения и других действий, которые не относятся к мероприятиям по обычному управлению вещью, необходимо согласие всех сособственников. Если один из сособственников осуществляет с согласия всех остальных управление, предполагается, что он получил молчаливое согласие, распространяющееся на мероприятия, связанные с обычным управлением, но не с распоряжением. Каждый из совладельцев вправе свободно распоряжаться своей долей, но распоряжение всей вещью в целом является ничтожным. Статья 262-2 ФГК предусматривает, что всякое договорное обязательство, заключенное одним из супругов в обременение совместного имущества, всякое отчуждение общего имущества, произведенное одним из них в пределах своих полномочий после первичного заявления о разводе, будет объявлено недействительным, если доказано, что имело место нарушение прав другого супруга <12>. -------------------------------- <12> Морандьер Л. Жюллио де ла. Гражданское право Франции. М., 1958. Т. 1. С. 461.

Принципиально иной подход закреплен в законодательстве Австрии и Швейцарии. Согласно § 1234 Австрийского ГК <13> на праве совместной собственности супруги или зарегистрированные брачные партнеры имеют имущество, не исключенное из состава совместно нажитого имущества законом или соглашением сторон, доли предполагаются равными <14>. -------------------------------- <13> Allgemeines Gesetzbuch die gesamten deutschen der Monarchie vom 1. Juni 1811 JGS N 946/1811 Inkrafttreten am 1. 1812. <14> Entscheidung OGH von 16.05.1961 N RS0017245 // http://www. ris. bka. gv. at/JustizEntscheidung.

Супруги обязаны распоряжаться общим имуществом и долей каждого в нем по взаимному согласию. Однако для третьих лиц эти ограничения действуют только в отношении недвижимого имущества, если запрет продажи или обременения был зарегистрирован в публичной книге. Совместная имущественная общность среди супругов охватывает как активы, так и пассивы, поэтому каждого супруга нужно рассматривать также как персонального должника кредитора другого супруга, тем не менее он несет ответственность за долги своего супруга только в размере общего имущества и не отвечает имуществом, находящимся в его индивидуальной собственности <15>. -------------------------------- <15> Entscheidung OGH. 11.07.2001. N 3. Ob 57/01f // http://www. ris. bka. gv. at/JustizEntscheidung; Entscheidung OGH 29.10.1936. N 2. Ob734/36 http://www. ris. bka. gv. at.

Иск собственника против законного и добросовестного владельца движимой вещи не подлежит удовлетворению, если владелец докажет, что приобрел вещь на общественном аукционе, от предпринимателя или от кого-то, кому ее доверил прежний собственник (§ 367 АГК). В этих случаях законный и добросовестный владелец приобретает собственность. Прежний собственник имеет право требовать возмещение ущерба от своего доверенного или другого лица <16>. -------------------------------- <16> Feil E., Marent K-H. Ausserstreitgesetz Kommentar. 2. Auflage 2007, Stand 01.10.07. Linde Verlag Wien, 2004. S. 120.

Согласно § 364 АГК закрепленный в договоре или в завещании запрет продажи или обременения вещи или вещного права связывает только первого собственника, но не его наследников или приобретателей вещи в будущем. Против третьих лиц этот запрет действует тогда, когда он был установлен между супругами и зарегистрирован в публичной книге <17>. -------------------------------- <17> Entscheidung OGH. 16.11.1976. N RS0030228 // http://www. ris. bka. gv. at/JustizEntscheidung.

В Швейцарии обычным режимом владения и пользования имущества в браке является режим раздельной собственности. Режим совместной собственности устанавливается только на основе брачного договора (ст. 182 Швейцарского ГК <18>). Если установлен режим совместной собственности, все имущество, нажитое в браке, считается совместно нажитым. -------------------------------- <18> Schweizerisches Zivilgesetzbuch vom 10. Dezember 1907 SR 210 Inkrafttreten am1. Januar 1912.

Последствия распоряжения имуществом одним из супругов зависят от вида имущества. Право совместной собственности на недвижимое имущество должно быть зарегистрировано в поземельной книге. Так как общность совместных собственников не является юридическим лицом, все сособственники должны быть указаны персонально (ст. 31 абз. 2 Закона о поземельной книге <19>). В виде исключения, поскольку общность супругов - это общность, основанная на доверии, может быть указан только один из супругов в качестве собственника имущества, но в этом случае возможно приобретение права собственности добросовестным приобретателем. Статья 973 ШГК предусматривает, что добросовестный приобретатель, опирающийся при приобретении права собственности или иного вещного права на записи поземельной книги, приобретает защиту. -------------------------------- <19> Grundbuchverordnung vom 23. September 2011 (Stand am 1. Januar 2012) // http://www. admin. ch/opc/de/classified-compilation/20111142/201201010000/211.432.1.pdf.

В отношении движимой вещи ст. 930 ШГК установлена презумпция, согласно которой владелец движимой вещи является ее собственником для каждого последующего приобретателя <20>. Добросовестность приобретателя презюмируется <21>. Статьей 200 ШГК об обычном режиме закреплено, что супруг, который хочет оспорить сделку, должен доказать, что вещь принадлежала именно ему; если он не может этого доказать, значит, будет считаться, что вещь принадлежит на праве долевой собственности. -------------------------------- <20> BGE Schweiz 108 II 516 17.12.1982 // http://relevancy. bger. ch/cgi-bin/JumpCGI? id=BGE-108-II-516⟨=de; BGE Schweiz 116 III 35 29.03.1990 // http://www. bger. ch/index/juridiction/jurisdiction-inherit-template/jurisdiction-recht-leitentscheide1954-direct. htm. <21> Honsel H., Vogt N. P., Geiser T. Basler Kommentar Zivilgesetzbuch II Art. 457-977 ZGB. 3. Aufl. Helbing&Lichtenbahn.; Basel. 2007. S. 1134.

Особые правила установлены в отношении распоряжения квартиры или дома, в котором проживает семья. Статья 169 ШГК предусматривает, что супруг может только на основании ясно выраженного согласия другого прекращать договор аренды, отчуждать дом или квартиру, где проживает семья, или посредством заключения других сделок ограничивать права на жилое помещение семьи (ст. 169 ШГК). Согласие супруга, которое не было получено по неуважительным причинам, может быть заменено судебным решением. Цель - защита интересов семьи и детей. Механизм защиты, установленный в ст. 169 ШГК, может быть применен независимо от установленного режима во время всего существования брака <22>. -------------------------------- <22> Honsel H., Vogt N. P., Geiser T. Basler Kommentar Zivilgesetzbuch I Art. 1-456 ZGB. 3. Aufl. Helbing&Lichtenbahn.; Basel. 2006. S. 1006.

Таким образом, все анализируемые в настоящей работе правопорядки предусматривают нормы, направленные на сохранение и сбережение совместно нажитого имущества в браке или любого другого имущества (например, принадлежащего на праве индивидуальной собственности), служащего основой жизнедеятельности семьи (квартира или дом). Особое правовое регулирование достигается посредством введения режима совместной собственности, но он не является повсеместно распространенным в Европе. Любые сделки по распоряжению совместно нажитым имуществом, а в некоторых правопорядках и имущества, принадлежащего отдельному супругу, требуют согласия второго супруга. В период существования брака данные нормы имеют особое значение, поскольку преследуют цель сохранения имущественной основы жизнедеятельности семьи, что является более важным по сравнению с интересами какого-либо отдельно взятого лица, поэтому в ряде стран к таким сделкам не применяются нормы о добросовестном приобретении права собственности. Хотелось бы отметить, что в некоторых европейских кодификациях предусмотрены санкции за укрывательство и незаконное завладение общим имуществом, направленное на нарушение равенства долей; думается, данное правило является важнейшей гарантией справедливого распределения имущества между супругами, причем его действие проявляется и после развода супругов. Развод в некоторых правопорядках прекращает режим совместной собственности супругов, переводя имущественную массу либо в процесс ликвидации, либо в долевую собственность. В других странах, как например, в России, право совместной собственности продолжает существовать, что не способствует стабильности имущественного оборота. Кроме того, суды Российской Федерации даже в период существования брака не всегда на первое место ставят интересы семьи и разрешают спор в пользу добросовестного приобретателя.

------------------------------------------------------------------

Название документа