Для кого закон не писан

(Филиппов П. М.)

(«Мировой судья», 2012, N 5)

Текст документа

ДЛЯ КОГО ЗАКОН НЕ ПИСАН

П. М. ФИЛИППОВ

Филиппов П. М., профессор, доктор юридических наук, заслуженный юрист России.

29 сентября 2005 г. прокурор Ворошиловского района г. Волгограда предъявил исковое заявление в порядке ст. 45 ГПК РФ в интересах Российской Федерации о признании недействительным брака, заключенного 11 августа 2000 г. между Н. В. Питюковым и Л. П. Скворцовой в отделе ЗАГС администрации Центрального района г. Волгограда, и отмене записи о заключении брака от 11.08.2000 N 521. Заявление подписано и. о. прокурора района Фетисовым.

В качестве аргумента недействительности брака прокурор сослался на заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы от 03.12.2004 N 2780, что у Н. В. Питюкова было психическое заболевание и он не мог понимать значение своих действий, и в связи с этим было признано недействительным завещание Н. В. Питюкова в пользу супруги Л. П. Скворцовой. И далее по какой-то известной только прокурору логике и заключенный брак может быть признан недействительным.

Прокурор обязан ссылаться на закон, и в исковом заявлении были указаны «нарушения федерального законодательства, в частности семейного, поскольку регулирование семейных отношений согласно п. 3 ст. 1 Семейного кодекса РФ осуществляется в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины». Какой принцип из перечисленных в п. 3 ст. 1 СК РФ был нарушен, в заявлении не указано. А о том, что Н. В. Питюков не давал согласия на брак, в заявлении не говорится и доказательств не представлено.

Затем прокурор ссылается на ч. 1 ст. 28 СК РФ и ст. 45 ГПК РФ и ст. 35 ФЗ «О прокуратуре РФ».

Прокурору Ворошиловского района, видимо, было недосуг прочитать эту первую часть ст. 28 СК РФ. В этой части написано, что требовать признания брака недействительным вправе «орган опеки и попечительства или прокурор, если брак заключен с лицом, не достигшим брачного возраста, при отсутствии разрешения на заключение до достижения этим лицом брачного возраста». А супруги Н. В. Питюков и Л. П. Скворцова были в пожилом возрасте. Следовательно, у прокурора не было законных оснований для предъявления иска. И брак этот не был фиктивным, а Н. В. Питюков до своей смерти в 2003 г. не признавался недееспособным.

Кроме того, прокурор, зная, что Н. В. Питюков уже мертв и в защиту покойного признавать брак недействительным нельзя, тогда вместо покойника подставил Российскую Федерацию, т. е. заявление подано в интересах государства. Но в заявлении прокурор не сумел найти, какие же интересы Российской Федерации были нарушены заключенным браком, не указаны доказательства нарушения интересов государства, и не указано, как могут быть восстановлены нарушенные интересы Российской Федерации.

Заявление прокурора района было зарегистрировано в Ворошиловском районном суде 10.10.2005 под N 4420, а 12.10.2005 заявление отписано мировому судье Е. А. Никитиной. Мировой судья Е. А. Никитина отнеслась к делу «серьезно» и решение именем Российской Федерации вынесла 20.04.2006, т. е. через полгода.

В решении мирового судьи указано, что супруги прожили в браке три года, при жизни Н. В. Питюков не ставил вопрос о признании брака недействительным и он не был недействительным, но тем не менее, ссылаясь, как и прокурор, на заключение посмертной экспертизы, она предположила, что брак можно признать недействительным и, руководствуясь ч. 3 ст. 3 СК РФ, а также ст. ст. 14, 27 СК, признала брак недействительным.

В решении нет толкования ни одной статьи Семейного кодекса и Гражданского процессуального кодекса, видимо, это сделано специально, т. к. при толковании были бы сразу заметны незаконность самого заявления и отсутствие аргументов тех условий, о которых говорит закон.

Заключение судебно-психиатрической экспертизы касалось составления завещания, а не заключения брака. Правовые последствия того и другого факта совершенно разные, не говоря об условиях регистрации брака. В решении суда нет ответа на вопрос, какой интерес государства нарушен и каким способом его защитить и восстановить.

На решение мирового судьи была подана апелляционная жалоба супругой умершего Л. П. Скворцовой. Судья Ворошиловского районного суда г. Волгограда апелляционным определением от 11.08.2006 продублировал решение мирового судьи и оставил жалобу без удовлетворения, а решение — без изменения, даже не исправив ошибку мирового судьи при ссылке на ч. 3 ст. 3 СК РФ, хотя надо было сослаться на ч. 3 ст. 1 СК РФ. Не было указано на интерес Российской Федерации.

После вступления решения мирового судьи в законную силу копия решения была выдана не Российской Федерации, а сыну Г. Н. Питюкову, видимо, Ворошиловский районный суд признал его олицетворением Российской Федерации. Г. Н. Питюков предъявил решение нотариусу Изоткиной, которая так же, как и судьи Ворошиловского района, усмотрела в лице Питюкова Г. Н. государство и выдала ему дополнительное свидетельство о праве собственности на квартиру, в которой жила Л. П. Скворцова. После этого решение было исполнено, и Л. П. Скворцова была выселена из квартиры.

Но это еще не все.

До принятия незаконных постановлений были ранее вынесены судебные решения того же суда по тем же вопросам по заявлению сына умершего В. Н. Питюкова.

15 февраля 2005 г. судья Ворошиловского районного суда г. Волгограда вынесла решение, которым завещание Н. В. Питюкова признано недействительным. А согласно ст. 28 СК и ст. 14 СК РФ сын умершего Г. Н. Питюков не имеет права оспаривать заключение брака между Л. П. Скворцовой и Н. В. Питюковым, и в этой части дело было прекращено, т. к. Н. В. Питюков при жизни не признавался недееспособным.

Данное решение районного суда было обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Волгоградского областного суда. Судебная коллегия оставила решение в силе, а жалобу — без удовлетворения.

Но и это еще не все.

Ранее вынесенные решения Ворошиловского районного суда и кассационное определение областного суда были приложены к заявлению прокурора Ворошиловского района, но ни прокурор, ни мировой судья никак не реагировали на эти судебные акты. Прекращение производства по делу в части признания брака недействительным делает невозможным повторное обращение в суд о признании брака недействительным по тем же основаниям. Районный суд четко указал, что Н. В. Питюков до регистрации брака не был признан недееспособным. В решении не говорится, что не было согласия на брак со стороны В. Н. Питюкова, а посмертное заключение судебно-психиатрической экспертизы районный и областной суды признали основанием лишь для признания недействительным завещания. Мотивировочная часть решения тоже вступает в законную силу и приобретает свойство преюдициальности, факт считается доказанным, пока решение не отменено. Мировой судья и апелляционный судья это просто проигнорировали.

На сегодняшний день существует два противоположных решения по одному и тому же факту: решение районного суда, оставленное в силе областным судом, о том, что посмертное заключение судебно-психиатрической экспертизы является основанием признания завещания недействительным, но не может быть основанием признания ранее заключенного брака недействительным, и более позднее решение мирового судьи, оставленное в силе апелляционным судьей, по которому то же самое заключение экспертизы может быть основанием для признания брака недействительным.

Согласно ст. 131 ГПК РФ прокурор при обращении в суд за защитой интересов гражданина должен обосновать невозможность предъявления иска самим гражданином. В данном случае гражданина нет в живых. Если прокурор заявляет иск в интересах Российской Федерации, то должно быть указано, в чем конкретно заключается этот интерес, какое право нарушено, и ссылка на закон или иной нормативный акт, предусматривающие способы защиты этих интересов. В заявлении также должно быть указано, в чем заключается нарушение прав, законных интересов, и необходимые доказательства этих нарушений.

Все эти требования процессуального закона не выполнены прокурором и мировым судьей, нарушены нормы материального права ст. 28 СК РФ и др. Под предлогом интереса Российской Федерации совершены беззаконие и неуважение к государству. Поэтому решение мирового судьи и апелляционного судьи несправедливо и безнравственно. Оно порочит всю судебную систему, снижает авторитет судов.

Если мировой судья и апелляционный судья об этом знали, то, значит, они сознательно злоупотребили своими полномочиями. Полагаю, здесь есть основания для обращения в соответствующие инстанции с просьбой о возбуждении уголовного дела, т. к. эта судебная тяжба привела к смерти Л. П. Скворцовой.

А что может сказать по этому поводу Европейский суд по правам человека?

И теперь можно ответить на вопрос, поставленный в заголовке. Закон не писан для прокурора Ворошиловского района г. Волгограда Фетисова и для судей этого района Никитиной и Куратовой.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *