Цели, задачи и принципы семейного законодательства: понятия и их соотношение

(Звенигородская Н. Ф.) («Семейное и жилищное право», 2012, N 3) Текст документа

ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ СЕМЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: ПОНЯТИЯ И ИХ СООТНОШЕНИЕ <*>

Н. Ф. ЗВЕНИГОРОДСКАЯ

——————————— <*> Zvenigorodskaya N. F. Purposes, tasks and principles of family legislation: concepts and correlation thereof.

Звенигородская Наталья Федоровна, доцент кафедры гражданского и международного частного права юридического факультета Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина, доцент, кандидат юридических наук.

Автор на основе анализа норм гражданского и семейного законодательства и научных позиций выделяет цели, задачи и принципы семейного законодательства.

Ключевые слова: основные начала, принципы семейного законодательства, цели и задачи правового регулирования.

The author, based on analysis of the norms of civil and family law, and scientific positions identifies goals, objectives and principles of family law.

Key words: basic principles, principles of family law, goals and objectives of regulation.

В контексте свободы договора в семейном праве требует разрешения проблема определения целей, задач и принципов семейного законодательства, определения их понятий и соотношения между собой. Одним из основополагающих начал регулирования гражданского оборота является принцип свободы. Согласно п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК) <1> гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. ——————————— <1> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации: часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2009 г.) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3001.

Принципы семейного права (п. 2, 3 ст. 1 Семейного кодекса РФ (далее — СК)) <2> в своем составе не содержат принципа свободы договора, но генетическое родство гражданского и семейного права, их одна цивилистическая семья, принадлежность их к частному праву объективно влекут их направленность на удовлетворение частного интереса, поэтому гражданско-правовые и семейно-правовые принципы не исключают друг друга, а с учетом различий в предмете правового регулирования имеют различное предназначение. И если гражданское законодательство направлено на развитие товарного оборота, на стимулирование товарно-денежных отношений, развитие рыночной экономики в РФ, то семейное законодательство имеет другие цели правового регулирования. Оно исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав (п. 1 ст. 1 СК). В Семейном кодексе Республики Узбекистан эти цели названы в ст. 1 задачами семейного законодательства <3>. Как видим на примере российского и зарубежного законодательства, нет четкого определения целей, задач, принципов семейно-правового регулирования. Учеными традиционно уравниваются понятия основных начал и принципов семейного законодательства и семейного права, кроме того, до 1995 г. (принятия СК РФ) основные начала и вовсе не закреплялись в кодифицированном акте, а лишь выделялись в семейно-правовой науке, при этом достаточно разнообразно, что, впрочем, несмотря на новеллу семейного законодательства, не изменило ситуации с их определенностью, поскольку закрепление основных начал в ст. 1 СК РФ лишено необходимой четкости, что приводит к отсутствию единства в определении принципов семейного права. Так, Т. В. Шершень на основе буквального толкования ст. 1 выделяет 12 основных начал семейного законодательства, называя в их числе и цели правового регулирования, при этом не проводя между ними различий <4>. Напротив, А. Н. Левушкин и А. А. Серебрякова, признавая, что «в ст. 1 сформулированы основные начала — цели и принципы правового регулирования семейных отношений», дают им очень близкие по смыслу определения, не позволяющие провести между ними различия и в конечном итоге максимально сближающие их. Так, считая основными целями правового регулирования базовые ориентиры, основные идеи семейного права, соответствующие его основным принципам, а принципы — основополагающими началами, в соответствии с которыми строится система семейного права, правовое регулирование семейных отношений, авторы приходят к выводу, что принципы выступают в качестве основной идеи, которая при издании законов воплощается в нормах права. Практически уравняв эти понятия, авторы тем не менее выделили две цели семейного права — укрепление семьи и построение семейных отношений на чувствах любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, отнеся все остальное к принципам <5>. Проблема дифференциации в ст. 1 СК целей, задач и принципов семейного законодательства представляется непростой, поскольку позиция законодателя в данном вопросе не определилась. ——————————— <2> См.: Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (в ред. от 30 июня 2008 г.) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16. <3> См.: Семейный кодекс Республики Узбекистан от 30 апреля 1998 г. N 607-1. Ташкент, 2007. С. 99. <4> Автор гл. 1 Комментария — Т. В. Шершень. С. 11. <5> См.: Левушкин А. Н., Серебрякова А. А. Семейное право: Учеб. пособие. Ульяновск: УлГУ, 2011. С. 14 — 16.

Так, российский законодатель часть принципов гражданского законодательства повторяет в принципах семейно-правового регулирования: недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела (в СК — в дела семьи), беспрепятственное осуществление своих прав, судебная защита. Такое перекрестное употребление понятий в исследуемом законодательстве приводит к размыванию границ между ними, к смешению различных правовых категорий, таких, как цели и принципы правового регулирования, задачи семейного законодательства, к дискредитации основных правовых идей. Попытаемся внести ясность. Если «цель» определяется как то, что надо, желательно осуществить, а «задача» — как то, что требует исполнения, разрешения <6>, то можно сделать вывод, что цель — это то, к чему стремятся, а достигнуть цель помогает решение задач, которые ставят перед собой для достижения цели. Поэтому нам представляется, что цели семейно-правового регулирования в абз. 2 п. 1 ст. 1 СК определены слишком широко, их указано пять, полагаем, что в них содержатся одновременно и задачи семейно-правового регулирования, поэтому следовало бы их разделить и определить, что является целями, а что следует отнести к задачам. Бесспорно, что целью семейного законодательства является необходимость укрепления семьи. Второй целью возможно считать построение семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов. Следовательно, цели определяются сущностью семейных отношений. А остальной перечислительный ряд мы бы отнесли к задачам, поскольку достичь указанных двух целей позволит решение таких задач, как недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечение беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможность судебной защиты этих прав. ——————————— <6> См.: Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. С. 861, 199.

В гражданско-правовой науке под принципами гражданского права понимаются основные начала гражданско-правового регулирования общественных отношений <7>, что дает повод к употреблению понятий «принципы» и «основные начала» как равных. Статья 1 ГК «Основные начала гражданского законодательства» не содержит в своем тексте упоминания о принципах, тем не менее на ее основе сформулированы в науке шесть принципов гражданского права, четыре из которых мы уже привели (п. 1 ст. 1 ГК — равенство участников гражданского оборота, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства), пятый назван принципом дозволительной направленности гражданско-правового регулирования, шестой — принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории РФ (п. 3 ст. 1 ГК) <8>. И если шестой принцип характерен исключительно для сферы гражданского оборота, в связи с чем в науке семейного права он вообще не обсуждается, то принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования имеет свое отражение в методе семейно-правового регулирования, названном нами как императивно-диспозитивный. Другими учеными он называется императивно-дозволительным <9>, дозволительно-императивным <10>. М. В. Антокольская характеризует метод семейного права в целом как диспозитивный и ситуационный. При этом отмечает, что «особенностью этого метода является, однако, сохранение значительного императивного начала» <11>. Характеризуя в гражданском праве принцип дозволительной направленности, Н. Д. Егоров отмечает его проявления в том, что нормы гражданского права сформированы на базе общего правила: «Разрешено все то, что не запрещено законом». Полагаем, что это характерно не только для гражданского права, но и для других отраслей права, в том числе семейного, в связи с чем это общее правило носит общеправовой характер. Другим проявлением рассматриваемого принципа называется то обстоятельство, что большинство норм гражданского права носит диспозитивный характер <12>. Конечно же, до СК 1995 г. количество диспозитивных норм в семейном законодательстве было невелико, но в связи с изменившимися социально-экономическими условиями в российском обществе законодатель значительно расширил диспозитивные начала в семейно-правовом регулировании. Однако даже сейчас мы не можем утверждать, что семейное право по преимуществу содержит большинство диспозитивных норм. Именно поэтому мы называем семейно-правовой метод правового регулирования смешанным, а не диспозитивным, как в гражданском праве, или императивным, как в уголовном праве. ——————————— <7> См.: Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 1. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2003. С. 25. <8> См.: Там же. С. 25 — 31. <9> См.: Белоус И. В. Источники российского семейного права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2004. С. 8. <10> См.: Муратова С. А. Семейное право в схемах с комментариями: Учеб. пособие. М.: Эксмо, 2010. С. 9. <11> Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. С. 31. <12> См.: Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 1. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. С. 27.

Под принципами семейного права предлагается понимать основополагающие начала, исходные, руководящие идеи действующего семейного законодательства, в соответствии с которыми осуществляется регулирование семейных отношений. «Принципы семейного права, — как отмечает Л. М. Пчелинцева, — важны не только для правоприменительной практики, но и для более глубокого уяснения сущности действующего семейного законодательства, его последующего совершенствования» <13>. В семейно-правовой науке называются восемь принципов семейного права, шесть из которых закреплены в п. 2, 3 ст. 1 СК. К ним относят: 1) признание брака, заключенного только в органах загса; 2) добровольность брачного союза мужчины и женщины; 3) равенство супругов в семье; 4) разрешение внутрисемейных вопросов по взаимному согласию; 5) приоритет семейного воспитания детей, забота об их благосостоянии и развитии; обеспечение приоритетной защиты их прав и интересов; 6) обеспечение приоритетной защиты прав и интересов нетрудоспособных. С. А. Муратова кроме указанных в ст. 1 СК принципов называет еще принципы единобрачия (моногамии) (ст. 14 СК) и свободы расторжения брака под контролем государства (п. 2 ст. 22 СК) <14>. Ранее С. А. Муратова и Е. Ю. Костюченко к принципам семейного права относили укрепление семьи, обеспечение эффективной правовой защиты ее членов в условиях рыночной экономики, приоритетную охрану интересов несовершеннолетних детей и нетрудоспособных членов семьи <15>. Сравнительный анализ закрепленных в праве и обозначенных в юридической науке принципов гражданского и семейного права не дает оснований для их отождествления, хотя и имеет место некоторое их взаимодействие. Так, на первый взгляд принцип гражданского права — равенство участников регулируемых гражданско-правовых отношений может рассматриваться как равный принципу семейного права — равенство супругов в семье. Но даже круг участников регулируемых семейных отношений сразу же обращает внимание на узкую направленность в семейном праве принципа равенства, поскольку в нем речь идет лишь об одной категории участников семейных отношений — супругов, а ими далеко не очерчивается их круг. Кроме того, формальное закрепление равенства прав супругов на самом деле не приводит к равенству супругов в действительности, что даже находит подтверждение в нормах права, ограничивающих в правах мужа. Отсутствие равенства участников семейного права мы обнаружили в родительском, усыновительском, опекунском и других семейных правоотношениях. С. Ю. Чашкова также отмечает, что «отраслевая специфика» положения субъектов семейных отношений прослеживается в отсутствии равенства сторон <16>. ——————————— <13> Пчелинцева Л. М. Семейное право России. М., 2007. С. 31 — 32. <14> См.: Муратова С. А. Семейное право в схемах с комментариями. С. 15. <15> См.: Муратова С. А., Костюченко Е. Ю. Обязанности родителей по содержанию несовершеннолетних детей по законодательству РФ и Германии (сравнительно-правовой анализ) // Семья и дети. Труды института государства и права РАН. 2008. N 2. С. 205. <16> См.: Чашкова С. Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. С. 16.

Не имея целью отразить здесь свое полное представление о принципах гражданского и семейного права, так как это предмет достаточно серьезного, самостоятельного научного исследования, который требует более серьезной научной проработки, мы хотим обратить внимание на то, что семейное право имеет свои, отличные от гражданского права, определяющие основные принципы (начала семейного законодательства), что наряду с самостоятельным предметом и методом правового регулирования, на наш взгляд, подтверждает суверенность семейного права. Вместе с тем законодатель в семейном праве еще сам не определил своей позиции в отношении принципов семейного законодательства. Так, ст. 1 он назвал «Основные начала семейного законодательства», где наряду с основными началами (принципами) он указывает цели правового регулирования (п. 1 ст. 1 СК). В ст. 5, посвященной применению семейного законодательства и гражданского законодательства к семейным отношениям по аналогии, законодатель указывает на общие начала и принципы семейного или гражданского права (аналогия права), а также принципы гуманности, разумности и справедливости. Это позволяет нам сделать вывод, во-первых, о том, что законодатель в СК употребляет различную терминологию: «принципы», «основные начала семейного законодательства» (ст. 1), «общие начала и принципы семейного права» (ст. 5). Не видя противоречий между ст. 1 и 5 СК, мы считаем, что имеет место небрежность законодателя в употреблении различной терминологии, относящейся к одному правовому явлению — принципам как основным началам семейного законодательства. Ее возможно, на наш взгляд, устранить внесением изменений в ст. 5 СК. Так, в ст. 5 СК словосочетание «исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права» следует заменить на «исходя из основных начал семейного или гражданского законодательства». Во-вторых, имеются различия в применении аналогии права в гражданском и семейном праве. Законодатель, указав в п. 2 ст. 6 ГК на принципы добровольности, разумности и справедливости, в семейном законодательстве, повторяя в ст. 5 СК два последних принципа — разумность и справедливость, тем не менее вместо принципа добросовестности указывает в семейном праве на принцип гуманности. Полагаем, что это не случайно, поскольку связано с различными предметами правового регулирования. Так, характеру гражданских правоотношений — имущественных отношений в гражданском обороте, имеющих эквивалентно-возмездную природу, в большей степени соответствует принцип добросовестности, предполагающий, как следует из толкования «добросовестности», честное выполнение своих обязательств, обязанностей <17>. Для регулирования семейных отношений, характеризующихся прежде всего личным началом, больше подходит принцип гуманности, т. е. направленности на благо других, человеколюбия и отзывчивости <18>. Скорее гуманность в семейных отношениях, закрепленная в качестве основного принципа семейного законодательства, нежели добросовестность, позволит достичь цели семейно-правового регулирования — укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения. ——————————— <17> См.: Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. С. 165. <18> См.: Там же. С. 145.

Таким образом, семейное право как самостоятельная отрасль российского права имеет свои основные правовые начала, в которых отражается специфика регулируемых им отношений. В семейном законодательстве (ст. 1 СК) выделяются отличные от гражданского цели правового регулирования и обозначаются соответствующие им задачи.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *