Защита прав детей в Европейском суде

(Гармаш А., Суслова И.) ("ЭЖ-Юрист", 2012, N 31) Текст документа

ЗАЩИТА ПРАВ ДЕТЕЙ В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ

А. ГАРМАШ, И. СУСЛОВА

Анна Гармаш, докторант ФГКУ "ВНИИ МВД России", г. Москва.

Ирина Суслова, газета "ЭЖ-Юрист".

Право на справедливое судебное разбирательство в Европейском суде по правам человека имеет особую актуальность при защите прав детей, так как сам ребенок не может "использовать все средства внутригосударственных способов защиты". А его законные представители не всегда хотят это делать, более того, иногда сами же и нарушают права ребенка.

Ребенок - субъект международного права

Ввиду несовершенства национального законодательства, а также в связи с тем, что рост нарушений прав человека, причем как в развивающихся, так и в развитых странах, только увеличивается, важнейшим достижением явилось признание международным сообществом в качестве самостоятельных субъектов прав детей, которые вследствие своей физической и умственной незрелости нуждаются в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту не только после, но и до своего рождения. Это находит свое подтверждение и закрепление во многих международных документах, посвященных правам ребенка. Более того, в этих документах отражаются не только их прямые, но и косвенные права. К таким документам относятся, в частности, Конвенция ООН о правах ребенка 1989 года, Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях, и ряд других. Вместе с тем следует учитывать, что Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд) защищает права, закрепленные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция). Поэтому защитить семейные права и права детей в Европейском суде можно только в тех пределах, в каких они урегулированы названным международным правовым актом и Протоколами к нему. И хотя правила статей указанной Конвенции достаточно лаконичны и их немного, но ее правовые нормы в каждом новом случае получают свое развитие именно в решениях Европейского суда. Так, решения Европейского суда, вынесенные в связи с нарушением ст. 8 Конвенции "Право на уважение частной и семейной жизни", обеспечивают возможность защиты самых различных семейных прав, границы которых постоянно расширяются. Более того, практически все проблемы, которые возникают в практике российских судов по защите семейных прав, имеют развитие и в решениях Европейского суда. Несмотря на такой действенный судебный орган международного уровня, эффективность национального права по регулированию семейных отношений и прав детей тоже доказана временем. Так, в РФ права ребенка закрепляются и защищаются посредством многих статей в различных источниках права, основным из которых после Конституции РФ является Семейный кодекс РФ. В этом правовом акте закреплено, в частности, право ребенка жить и воспитываться в семье; право на общение с родителями и другими родственниками; право на защиту, право выражать свое мнение; право на имя, отчество и фамилию; имущественные права ребенка и т. д. Однако бывают ситуации, когда все имеющиеся внутригосударственные средства защиты прав ребенка исчерпаны, а право последнего так и не защищено. Такая ситуация может получить разрешение на международном уровне в соответствии с международными правовыми актами, которые являются согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ частью правовой системы РФ. Более того, ч. 3 ст. 46 Конституции РФ закрепляет право каждого на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека. Также следует отметить, что указанная нами Конвенция прямо не регулирует и не защищает права детей, но ее положения могут быть применены к ребенку, являющемуся субъектом международного права наравне с другими участниками международных правоотношений. Чаще всего при защите прав детей применяются следующие нормы Конвенции.

Запрет на бесчеловечное обращение

Статья 3 Конвенции полностью запрещает пытки или бесчеловечное и унижающее достоинство обращение или наказание. В рамках данной статьи Европейский суд считает: чтобы плохое обращение, в частности с детьми, представляло собой нарушение данной нормы, оно должно достигнуть минимального уровня жестокости, оценка которого по своей сути относительна, так как зависит от конкретных обстоятельств дела - от его продолжительности, воздействия на психическое или физическое состояние, а также от пола, возраста, состояния здоровья жертвы такого обращения. При толковании данной нормы суд исходит из того, что пытка представляет собой преднамеренное бесчеловечное обращение, вызывающее очень сильные и жестокие страдания (речь идет об обращении, которое состоит в явном непонимании элементарных принципов гуманности). Европейский суд считает обращение бесчеловечным, если оно причиняет сильнейшие физические и моральные страдания, которые могут повлечь острые психические расстройства. В то же время под бесчеловечным наказанием подразумевается наказание, вызывающее страдания особого уровня, то есть определенное насилие. Под унижающим достоинство обращением в рамках данной статьи понимается обращение, способное вызвать у лица, к которому оно применяется, чувства страха, подавленности и неполноценности, способные оскорбить и унизить его и, возможно, сломить его физическое и моральное сопротивление. Наказанием же, унижающим достоинство, будет наказание, по которому унижение и угнетение относятся к особому уровню (например, по способам исполнения), отличающемуся от обычного характера унижения, присущего каждому наказанию (дело Tyrer v. United Kingdom).

Главное - интересы ребенка

Статья 6 Конвенции, которая закрепляет право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, наряду со взрослыми распространяется и на детей. В практике Европейского суда немаловажными являются вопросы передачи государству права на опеку над ребенком. В решениях этого международного органа отмечается, что разделение семьи в любом случае предстает серьезным вмешательством государства в дела конкретной семьи, которое всегда должно быть оправдано интересами ребенка. Наиболее ярким примером, подтверждающим с точки зрения заявителя нарушения норм рассматриваемой статьи, является дело "Н. против России", которое на сегодняшний момент предстает одним из немногих дел против РФ, прямо касающихся защиты прав ребенка. По обстоятельствам дела Европейский суд установил, что заявительницей является гражданка РФ, получившая при расставании со своим гражданским супругом опеку над их совместным, рожденным вне брака ребенком с тем условием, что отец ребенка будет забирать его к себе на выходные дни. Определенное время спустя, уже являясь членом секты "Свидетели Иеговы", заявительница стала вовлекать в религиозную деятельность малолетнего сына, против чего возражал отец ребенка. Пытаясь защитить сына, он обратился в районный орган опеки и попечительства с требованием передать ему ребенка, которое позднее было удовлетворено районным судом. Суд вышестоящей инстанции оставил решение без изменения, а Коллегия по гражданским делам ВС РФ, отменив решение районного и областного судов, отправила дело на новое рассмотрение. Гражданка Н., посчитав нарушенными гарантированные ей и ее сыну Европейской конвенцией права на уважение частной и семейной жизни, на свободу мысли, совести и религии, а также право воспитывать и обучать ребенка в соответствии с собственными религиозными и философскими убеждениями, обратилась с жалобой в Европейский суд. Жалоба заявлялась на нарушение ст. ст. 6, 8, 14 Конвенции и ст. 2 Протокола N 1 к Конвенции (дело Никитиной против России). Так, ст. 2 Протокола N 1 к Конвенции гарантирует общее, а не конкретное право на образование, носителем которого является тот, кто заинтересован в получении образования и кто может и должен извлечь из него пользу, то есть в первую очередь ребенок. Государство - участник Конвенции обязано следить за тем, чтобы дети имели возможность осуществить свое право на образование. Базисному праву на образование соответствует дополнительное право родителей на уважение их религиозных и философских убеждений, под которыми суд понимает убеждения, заслуживающие уважения в демократическом обществе и являющиеся совместимыми с достоинством личности, но в то же время не противоречащими основополагающему праву ребенка на образование. Опосредованное отношение к защите прав детей в рамках Европейского суда имеет и ст. 14 Конвенции, запрещающая любую форму дискриминации в отношении детей. Так, суд придает особое значение равенству в сфере прав гражданского характера между детьми, рожденными в браке, и детьми, рожденными вне брака; только веские причины могут привести к тому, чтобы считать совместимым с Европейской конвенцией различие по признаку рождения вне брака. Возвращаясь к рассматриваемому делу, следует отметить, что поданная жалоба заявительницей была признана неприемлемой. Кроме того, на момент обращения заявительницы в Европейский суд дело уже было прекращено в национальном суде посредством заключения мирового соглашения. Тем не менее очевидно, что на пересмотр состоявшегося решения по делу гражданки Н. повлияла позиция Европейского суда <1>. -------------------------------- <1> Туманова Л. В., Владимирова И. А. Защита семейных прав в Европейском суде по правам человека.

Незаконнорожденные дети не должны страдать

Учитывая сложившуюся практику Европейского суда по вопросам, касающимся защиты прав детей, следует отметить, что обычно интересы несовершеннолетних в этом органе представляют их родители. Вместе с тем ребенок наделен правом воспользоваться помощью адвоката или общественной организации в соответствии с национальным законодательством, если по каким-либо причинам законное представительство родителями невозможно. Такой подход особенно востребован, когда интересы ребенка нарушаются непосредственно родителями или опекунами. Как правило, Европейский суд при разрешении конфликтных ситуаций стремится к максимальному учету мнения детей. Так, особенно уязвимыми являются дети, рожденные вне брака, число которых постоянно растет. С одной стороны, такие дети имеют все права, как дети, рожденные в браке, а с другой - для них нужны дополнительные гарантии. Многие принципиальные положения, касающиеся положения детей, рожденных вне брака, и их права на семейную жизнь являлись предметом рассмотрения Европейского суда. Согласно установленным Советом Европы стандартам незаконнорожденные дети не должны страдать из-за того, что они родились вне брака. Так, в нашумевшем деле "Маркс против Бельгии" предметом спора являлся тот факт, что законодательство страны предусматривало более сложный порядок установления правовых отношений между матерью и ее ребенком в случае его рождения вне брака. Для этого было необходимо пройти через процедуры признания ребенка и его последующего усыновления. В результате создавалась такая ситуация, что в течение определенного времени ребенок юридически вообще не имел матери. В решении по данному делу Европейский суд отметил, что ст. 8 Конвенции, гарантируя право на уважение семейной жизни, предполагает наличие семьи и не проводит какого-либо различия между семьями с "законными" и семьями с "незаконными" детьми. Судьи обратили внимание на важность существования реальной семейной жизни, что было характерно для рассматриваемого случая, поскольку первая заявительница П. Маркс взяла на себя ответственность за свою дочь - вторую заявительницу - с момента ее рождения и постоянно заботилась о ней. Рассматривая вопрос о позитивных обязательствах государства, Европейский суд признал, что гарантированное ст. 8 уважение семейной жизни предполагает, в частности, наличие во внутреннем законодательстве правовых гарантий, обеспечивающих возможность интеграции ребенка в семью с момента рождения (п. 31). Уважение семейной жизни, понимаемой как связь между близкими родственниками, по мнению судей, накладывает на государство обязательство способствовать нормальному развитию подобных связей (п. 45). Европейский суд также признал, что поддержка и поощрение традиционной семьи в законодательстве Бельгии являются законными и достойны похвалы, однако, стремясь к достижению этой цели, не следует прибегать к применению средств, наносящих ущерб семьям с "незаконными" детьми. Гарантии, предусмотренные ст. 8 Конвенции, распространяются на членов подобных семей в том же объеме, что и на членов традиционных семей <2>. -------------------------------- <2> Туманов В. А. Европейский суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М., 2001.

Усыновление

Европейский суд рассматривает и вопросы, связанные с усыновлением. В любом обществе усыновление призвано решить две главные проблемы: обеспечить право ребенка жить и воспитываться в семье и предоставить возможность реализовать родительские права лицами, которые не могут или не хотят по каким-либо причинам иметь собственных детей. К сожалению, усыновление как в России, так и в других государствах сопровождается целым рядом правонарушений и даже преступлений. Вопросам усыновления посвящена Европейская конвенция об усыновлении детей от 24.04.1967 (СЕД N 58). В соответствии со ст. 20 государства-участники предусматривают в национальном законодательстве положения, позволяющие сохранять втайне личность усыновителя, а также санкционирующие применение закрытых процедур в связи с усыновлением. Усыновитель и усыновленный могут получить документ, содержащий выписку из записей публичной регистрации актов гражданского состояния и подтверждающий факт, дату и место рождения усыновленного, но не раскрывающий факт усыновления и сведения о родителях. Хранение записей публичной регистрации актов гражданского состояния осуществляется таким образом, чтобы не допустить доступа к информации о факте усыновления или о родителях усыновленного тех лиц, чей интерес в получении подобной информации не является легитимным. Такое требование распространяется и на воспроизведение содержания записей публичной регистрации актов гражданского состояния. Европейский суд выработал ряд принципов, затрагивающих системы государственного попечения в отношении детей, которые по тем или иным причинам не могут жить в своей собственной семье. Так, суд признает за государствами большую свободу усмотрения относительно установления контроля над неблагополучными семьями, процедурой передачи ребенка на государственное попечение или в приемную семью, а также процессом усыновления. Следует отметить, что практика Европейского суда основана на поддержании принципа сохранения семейных отношений между родными родителями и ребенком независимо от того, находится он в специализированном центре, временной приемной семье или уже усыновлен (удочерен). Прекращение семейных отношений по инициативе властей должно иметь очень веские причины. Кроме того, Европейский суд полагает, что помещение детей под опеку государства, как правило, должно считаться временной мерой, которую необходимо прекратить, как только обстоятельства позволят это сделать, и любые меры государственной опеки должны быть направлены на единственную цель объединения родителей и ребенка (K. A. v. Finland, решение от 14.04.2003, § 138).

Лишение родительских прав

В России основанием для передачи детей на попечение является смерть родителей, а также лишение родительских прав или ограничение в родительских правах. В соответствии с законодательством РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие детей. Самая суровая мера наказания для родителей - лишение их родительских прав. Согласно ст. 69 Семейного кодекса РФ основаниями для лишения родительских прав являются: - уклонение от выполнения обязанностей родителей, в том числе злостное уклонение от уплаты алиментов; - отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений; - злоупотребление своими родительскими правами; - жестокое обращение с детьми, в том числе осуществление физического или психического насилия над ними, покушение на их половую неприкосновенность; - хронический алкоголизм или наркомания родителей; - совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни и здоровья супруга. Лишение родительских прав производится в судебном порядке по заявлению одного из родителей (лиц, их заменяющих), прокурора, а также по заявлению органов или учреждений, на которые возложена обязанность по охране прав несовершеннолетних детей. В целом ситуация с изъятием детей из-под опеки родителей и устройством в другую семью в России и европейских странах неодинакова. Если в Европе чаще всего именно родители обращаются в административные органы и суд с жалобами на неправомерное или нецелесообразное отобрание ребенка, то в России, наоборот, органы опеки далеко не всегда оперативно реагируют на ситуации, когда отобрание ребенка у родителей необходимо. В большинстве случаев дети, страдающие от нарушения прав родителями, вынуждены становиться беспризорниками, так как соблюдение их прав в семье не отслеживается и меры по их защите не принимаются. В заключение хотелось бы сказать, что обращение в Европейский суд по правам человека - крайняя мера и прибегают к ней тогда, когда все остальные способы защиты прав себя исчерпали. Вместе с тем такое обращение и решение самых спорных вопросов вполне реальны, о чем свидетельствуют вынесенные Европейским судом решения и опыт российских граждан, которые добились успеха в этом международном судебном органе.

------------------------------------------------------------------

Название документа