Защита прокурором прав несовершеннолетних в гражданском процессе

(Черных И. И.) («Законы России: опыт, анализ, практика», 2012, N 9) Текст документа

ЗАЩИТА ПРОКУРОРОМ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

И. И. ЧЕРНЫХ

Черных Ирина Ильинична, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Московской государственной юридической академии им. О. Е. Кутафина.

В статье исследуются некоторые процессуальные проблемы, возникающие при осуществлении прокурором защиты прав и интересов несовершеннолетних в гражданском процессе.

Ключевые слова: прокурор; права несовершеннолетних; судебная защита права; встречный иск; иск прокурора в защиту чужих интересов.

Protecting minors’ rights by public prosecutor in civil procedure I. I. Tchernykh

Tchernykh Irina Ilyuinichna, candidate of laws, associate professor of the civil procedure department of Kutafin Moscow state law academy.

In this article some procedural problems arising at implementation by the public prosecutor of protection of the rights and interests of minors in civil procedure are studied.

Key words: public prosecutor; rights of minors; judicial protection of the rights; counter-claim, action of the public prosecutor (prosecution) for protection of another’s interest.

Защита прав детей — одна из важнейших задач государства. По состоянию механизма, обеспечивающего права и интересы несовершеннолетних, являющихся наиболее незащищенной категорией граждан из-за их физической, психологической и социальной незрелости, можно судить об уровне развитости общества и о его нравственном здоровье. Несмотря на общую направленность государственной политики на укрепление семейных, моральных ценностей, состояние законности в сфере защиты прав несовершеннолетних оставляет желать лучшего. В этих условиях для прокуратуры как органа, осуществляющего законоохранительную функцию, защита прав несовершеннолетних является приоритетным направлением правозащитной деятельности. На сегодняшний день можно говорить о достаточном регулировании правовых отношений, возникающих с участием несовершеннолетних. Наличие большого массива нормативных правовых актов как федерального, так и регионального уровня позволяет эффективно реагировать на нарушения прав несовершеннолетних и восстанавливать их способами, установленными в законе. В Приказе Генерального прокуратуры РФ от 26 ноября 2007 г. N 188 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи» <1> определены конкретные направления деятельности органов прокуратуры по защите прав несовершеннолетних: пресечение фактов жестокого обращения с детьми; забота о нравственном воспитании детей — путем пресечения подачи информации, наносящей вред их здоровью и духовному развитию; своевременное реагирование на нарушения жилищных и имущественных прав несовершеннолетних; обеспечение надзора за деятельностью органов опеки и попечительства, регулирование деятельности органов и учреждений в сфере образования; привлечение специалистов из исполнительного органа по труду и занятости к проверкам исполнения в отношении несовершеннолетних трудового законодательства и т. п. При этом прокурор обязан своевременно и принципиально реагировать на случаи нарушения прав несовершеннолетних, принимать исчерпывающие правовые меры к их восстановлению. ——————————— <1> СПС «КонсультантПлюс».

Среди различных способов защиты прокурором прав детей наиболее эффективной является судебная защита в порядке гражданского судопроизводства. Прокурор имеет право участвовать в гражданском процессе в двух формах: в так называемой инициативной (обращение в суд с заявлением в защиту интересов других лиц), и вторая форма — вступление в дело с целью дачи заключения. Каждая из них приемлема для осуществления защиты прав несовершеннолетних. Вместе с тем некоторые нормативные акты, сложившаяся практика их применения затрудняют реализацию прокурором их полномочий в суде. В данном случае сосредоточим внимание на проблемах применения процессуальных норм. Инициативная форма участия прокурора в суде может быть реализована путем предъявления искового заявления или заявлений, рассматриваемых в порядке производства, возникающего из публичных правоотношений и особого производства. В ГПК РФ участию прокурора специально посвящена ст. 45. При введении ГПК РФ в действие данная норма обязывала прокурора, обращаясь в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов граждан, обосновывать отсутствие возможности у гражданина самостоятельно обратиться в суд (а именно по состоянию здоровья, возраста, недееспособности и иным причинам, уважительность которых оценивал непосредственно суд). Однако Федеральным законом от 5 апреля 2009 г. N 43-ФЗ «О внесении изменений в статьи 45 и 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» <2> были внесены важные поправки: теперь прокурор не обязан пояснять, по какой причине гражданин проявляет гражданско-процессуальную пассивность, если заявления подаются в сфере наиболее значимых сфер жизни. К таковым законодатель отнес трудовую деятельность, сферу семейных отношений, социальную защиту и социальное обеспечение, обеспечение права на жилье в государственных и муниципальных фондах, охрану здоровья, благоприятную окружающую среду и образование. Таким образом, законодатель вводит два процессуальных критерия, которыми руководствуется прокурор при обращении в суд: первый — если имеется уважительная причина, по которой гражданин сам затрудняется реализовать свое право на судебную защиту, прокурор вправе сам, без инициативы со стороны гражданина обратиться в суд за защитой его интереса; второй — наличие обращения к прокурору гражданина, считающего, что нарушены его права из числа перечисленных в ч. 1 ст. 45 ГПК РФ. В первом случае поводами для обращения прокуроров в суд в защиту прав детей, как правило, являются результаты общенадзорных прокурорских проверок соблюдения законодательства о несовершеннолетних, а также сообщения граждан учреждений, организаций, объединений о нарушении прав детей. Во втором случае прокурор основывается на обращении (заявлении, жалобе) законных представителей несовершеннолетних и самих несовершеннолетних. ——————————— <2> СЗ РФ. 2009. N 14. Ст. 1578.

К гражданам, которые не могут сами обратиться в суд за защитой своих прав в силу возраста, в первую очередь относятся несовершеннолетние. Что касается детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, то в ст. 10 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» <3> прокурор указан в числе лиц, которые вправе обратиться в установленном порядке в соответствующие суды Российской Федерации за защитой прав таких детей. Несмотря на очевидность данного полномочия прокурора, суды первой инстанции иногда допускают ошибки, отказывая в принятии заявлений (исков) в защиту прав несовершеннолетних, ссылаясь, в частности, на абз. 2 ч. 1 ст. 64 Семейного кодекса РФ, согласно которому родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий. Однако суд не учитывает тот факт, что по причине юридической неграмотности, либо гражданской пассивности, либо социальных проблем, таких, как нехватка денежных средств или злоупотребление спиртными напитками, по вине родителей либо опекунов ребенка, лиц, которые (исходя из буквы закона) должны защищать права ребенка, напротив, эти самые права могут быть ущемлены. Так, определением судьи Талицкого районного суда Свердловской области было отказано в принятии заявления прокурора в интересах двух несовершеннолетних сестер об ограничении родительских прав их отца В. по тем основаниям, что дети с 2000 г. по заявлению отца находятся на полном государственном обеспечении в МОУ «Талицкая школа-интернат основного общего образования» и, следовательно, обязанность по охране их прав возложена на указанное образовательное учреждение. При этом суд не принял во внимание, что п. 3 ст. 73 СК РФ право прокурора на обращение в суд с требованием об ограничении родительских прав не связывается с наличием такого права у других лиц, и, кроме того, данное право предоставлено прокурору ст. 45 ГПК РФ. ——————————— <3> СЗ РФ. 1996. N 52. Ст. 5880.

Анализируя этот и подобные примеры судебной практики, Президиум Верховного Суда РФ в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, от 20 июля 2011 г. разъяснил, что отказ прокурору в принятии исков по причине наличия у ребенка законного представителя является ошибочным <4>. ——————————— <4> СПС «КонсультантПлюс».

Сложности в судебной практике, связанные с определением пределов компетенции прокурора по обращению в суд за защитой прав несовершеннолетних, возникают не только в связи с «конкуренцией» прав законных представителей и прокуроров. В ряде случаев суды отказывают им в принятии заявлений по той причине, что прокурор подменяет специальные органы (органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот). Так, районным судом города Новокузнецка отказано в принятии четырех заявлений прокурора в интересах несовершеннолетних, обучающихся в общеобразовательных школах, о понуждении администрации города выделить средства на установку в этих учреждениях пожарной сигнализации. Суд посчитал, что только органы Государственного пожарного надзора уполномочены решать вопросы в области пожарной безопасности. Все четыре определения районного суда отменены вышестоящей судебной инстанцией и направлены на новое рассмотрение, поскольку прокурор данными заявлениями защищал конституционное право на охрану здоровья во время образовательного процесса <5>. ——————————— <5> См.: Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2006 г. N 01-19/123 «О практике рассмотрения судами области гражданских дел в 2005 году по кассационным и надзорным жалобам» // http://www. kemlaws. ru.

В ряде случаев прокурору приходится отстаивать социальные права граждан без их обращения с такой просьбой, т. е. без формального соблюдения второго процессуального критерия. Речь, в частности, идет о таких ситуациях, когда дети, оставшиеся без попечения родителей, достигли совершеннолетия, но зачастую не только не могут отстаивать свои права в суде, но и неспособны установить факт ущемления таких прав. По результатам проверок прокурорами городов Воркута и Сыктывкар предъявлены иски в интересах совершеннолетних бывших воспитанников детских домов о признании за ними права собственности на акции РАО «Газпром» на основании заключения детским воспитательным учреждением от имени воспитанников заявок на участие в чековых аукционах по продаже акций РАО «Газпром». Таким образом, в интересах воспитанников учреждение распорядилось причитающимися детям приватизационными чеками. В реестре «Газпрома» в качестве собственников акций были указаны руководители детских учреждений, а не дети, которым выдавались ваучеры <6>. И хотя попечительство над достигшими совершеннолетия считается прекращенным и они приобретают полную дееспособность, прокурор обращается в суд за защитой их интересов, потому что в силу задержки психоэмоционального развития и низкого уровня социальной адаптации некоторые воспитанники детских домов не могут самостоятельно защищать в суде свои права. В такой же защите могут нуждаться достигшие совершеннолетия граждане после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил РФ, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы. ——————————— <6> Из серии публикаций газеты «Молодежь Севера». 2004. N 6, 44; 2007. N 26.

В противоположность вышеописанным ситуациям, когда прокурор защищает права уже достигшего совершеннолетия гражданина, иногда его полномочия впрямую не распространяются на защиту лиц, не достигших 18-летнего возраста, но приобретших процессуальную дееспособность. Статья 37 ГПК РФ к таким случаям относит граждан в возрасте от 14 до 18 лет, ставших участниками материально-правовых отношений, в которых они достигли возраста правоспособности (трудовых, семейных, предпринимательских и т. д.), либо эмансипированных в порядке, установленном законом. Такие лица вправе осуществлять свои права в суде лично. Но ГПК РФ наделяет суд правом привлечь законных представителей несовершеннолетних к участию в деле. В судебной практике возник вопрос, может ли прокурор инициировать судебную защиту указанной группы граждан. Подходя к норме процессуального законодательства формально, судьи иногда отказывают прокурору в принятии заявлений, поданных в защиту таких несовершеннолетних. Полагаем, формальный подход в данном случае недопустим. Прокурор вправе обращаться в суд в защиту детей, хотя бы и проявивших самостоятельность в материально-правовых отношениях, с той лишь разницей, что в подобных случаях прокурору следует обосновать причину, по которой именно он, а не сам несовершеннолетний обращается в суд. Принципиально важно разрешить еще и такую проблему. Несовершеннолетний может оказаться в процессуальном положении ответчика в гражданском деле. Возможно ли предъявление прокурором в его защиту встречного иска как вариации прямо предусмотренной ст. 45 ГПК РФ инициативной формы участия прокурора в гражданском процессе? На страницах юридической печати отмечается, правда, без достаточной аргументации, что встречный иск может быть заявлен лишь в защиту своего, не чужого права <7>. Вместе с тем в судебной практике встречаются примеры дел, в которых суд посчитал возможным принятие встречного иска прокурора, предъявленного в защиту прав граждан, для которых самостоятельное осуществление судебной защиты затруднительно <8>. Подобную судебную практику следует признать правильной. Защита чужих прав в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, — специальный инструмент, при помощи которого реализуется несколько функций: обеспечение социальных гарантий для уязвимых слоев населения при реализации права на судебную защиту, обеспечение доступности правосудия, реализация принципа равноправия в процессе <9>. ЕСПЧ в своих постановлениях неоднократно отмечал, что стороны гражданского разбирательства должны иметь равные процессуальные права, что поддержка прокуратурой одной из сторон может быть оправдана при определенных условиях, например для защиты уязвимых общественных групп или отдельных лиц, к числу которых относятся несовершеннолетние. Это может считаться исключительной причиной вмешательства прокурора в процесс <10>. На основании изложенного следует утвердительно ответить на вопрос о праве прокурора предъявить заявление о защите самостоятельных требований несовершеннолетнего в деле, возбужденном по инициативе других лиц, иными словами, инициировать вовлечение заинтересованного ребенка в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования. Хотя закон прямо не предусматривает таких форм активности прокурора в процессе, они являются не чем иным, как модификациями установленной в законе инициативной формы его участия в гражданском процессе. Наиболее часто потребность в них появляется в спорах имущественного характера с участием несовершеннолетних, а также при защите их жилищных прав. ——————————— <7> См., например: Каменков В. С. Встречный иск — не только средство защиты ответчика // Российская юстиция. 2009. N 5; Цой В. И. К вопросу о подсудности встречного иска // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 6. <8> См., например: Определение кассационного суда Пермского края от 7 февраля 2011 г., Определение Московского городского суда от 20 февраля 2012 г. // СПС «КонсультантПлюс». <9> См.: Томилов А. Ю. Функции правоотношений по защите чужих прав, свобод и законных интересов в рамках гражданского процессуального права // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 12. <10> См., например: Постановление ЕСПЧ по делу «Яворивская против РФ» от 21 июня 2005 г.; Постановление ЕСПЧ по делу «Менчинская против РФ» от 15 января 2009 г.; Постановление ЕСПЧ по делу «Бацанина против РФ» от 26 мая 2009 г.

В данной процессуальной форме может осуществляться деятельность прокурора, связанная с защитой детей от информации, пропаганды и агитации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию. В защиту здоровья детей, их психического и нравственного развития прокуроры обращались в суд с заявлениями о запрете торговли табачными изделиями, алкогольной продукцией. Весьма распространены иски, нацеленные на обеспечение здоровой информационной среды для развития ребенка. В этих целях во всех регионах проведены прокурорские проверки образовательных учреждений, в ходе которых выявлены нарушения. Так, на официальных сайтах некоторых школ г. Ижевска пропагандируются азартные игры в интернет-казино, в том числе на деньги <11>, в г. Самаре районный прокурор потребовал ограничения доступа к информации эротического и иного нежелательного содержания через установку программного обеспечения для информационной фильтрации <12>. Но чаще всего прокуроры предъявляют иски в защиту неопределенного круга несовершеннолетних, требуя ограничения доступа к информации экстремистского содержания. Такого рода заявления подаются вследствие обнаружения в образовательных учреждениях свободного доступа с подключенных к сети Интернет школьных компьютеров к информации, признанной в установленном законом порядке содержащей экстремистский характер. И если подобного рода обращения в суд прокурора вполне вписываются в нормативную конструкцию, предусмотренную ст. 45 ГПК РФ, то обращение прокурора в суд с требованием признать материал содержащим сведения экстремистского характера — форма, процессуальному Кодексу неизвестная. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» <13> в ст. 13 предусматривает право прокурора обратиться в суд с представлением о признании информационного материала экстремистским. В прокурорской практике потребность в таких обращениях довольно велика, а суды не имеют нормативной основы, определяющей процессуальный порядок рассмотрения таких дел. Анализируя судебную практику по указанной категории дел, А. Султанов отметил, что судебный порядок их рассмотрения должен быть обусловлен правовой природой данных отношений. Некоторые суды, руководствуясь публичным характером отношений в данных делах, рассматривают их в порядке производства, возникающего из публично-правовых отношений. Другие суды видят цель такого заявления прокурора в необходимости установить правовое состояние информационных материалов и решают рассматривать их в порядке особого производства. Ряд судов исходят из соображения, что информационные материалы не возникают ниоткуда, у них всегда есть автор, и рассматривают представления прокурора в порядке искового производства, привлекая автора как ответчика по делу. Вместе с тем, как указывает автор, в данных делах требование прокурора зачастую адресовано неопределенному кругу лиц, и его можно рассматривать в ряде случаев как иск о воспрещении распространять информацию экстремистского содержания <14>. Данное суждение небесспорно, вряд ли требование об определении характера информации можно рассматривать как иск о воспрещении. Гораздо более основательным представляется сформулированный в этой же статье тезис А. Султанова о том, что гражданская процессуальная форма не может быть использована для того, чтобы добывать доказательства совершения публичных правонарушений. Во всяком случае законодателю уделить внимание вопросу о судебном порядке рассмотрения подобных обращений прокурора просто необходимо. ——————————— <11> http://wm-izhevsk. com <12> http://prokuratura39.ru <13> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031. <14> См.: Султанов А. Юридическая природа дел о признании информационных материалов экстремистскими с точки зрения гражданского процесса // Адвокат. 2012. N 1.

Вне зависимости от категории дела и характера правоотношений заявление (иск) прокурора в защиту прав несовершеннолетних должно отвечать требованиям ст. 131, 132 ГПК РФ. В нем следует четко сформулировать: в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав несовершеннолетнего; требования прокурора; указать обстоятельства, на которых прокурор основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. Основываясь на анализе материальных правоотношений, прокурору следует определить круг лиц, которые должны участвовать в деле, и соответственно указать их в заявлении (иске). Так, по делам в защиту прав несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет, в рассмотрении дела должны принимать участие их законные представители. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет также должны быть привлечены к участию в деле (ч. 3 ст. 37 ГПК РФ). В связи с тем что в соответствии с ч. 2 ст. 45 ГПК РФ прокурор пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов, следует остановиться на вопросе о процессуальном решении разногласий между прокурором и лицом, в защиту интересов которого возбуждено дело. Прокурор обязан получать подтверждение волеизъявления истца на совершение распорядительных действий. Их вправе совершать законные представители несовершеннолетнего или, в случае личного ведения дела, сам несовершеннолетний. При наличии разногласий между прокурором и защищаемым лицом суд отдает приоритет мнению истца. В судебной практике имеются примеры формального подхода суда к преодолению таких противоречий, при том что прокурор, являясь лицом, лично не заинтересованным в деле, способен обосновать правильность процессуального действия, предлагаемого им, а не истцом (его представителем), зачастую неверно понимающим закон и процессуальные последствия своих действий. Суду необходимо учитывать, что речь идет о защите прав ребенка, поэтому следует строго проверять, не противоречат ли волеизъявления истца (его законного представителя) закону или его собственным интересам. Вопрос о распорядительных действиях прокурора, предъявившего заявление в защиту интересов ребенка, необходимо рассмотреть и еще в одном аспекте. Вполне допустимо предъявить иск в суд, действующий за пределами территориальной компетенции соответствующей прокуратуры, но осуществлять участие в рассмотрении конкретного дела данный прокурор не должен, он извещает соответствующего территориального прокурора, который обязан обеспечить поддержание иска в суде. В Приказе Генеральной прокуратуры РФ от 26 апреля 2012 г. N 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе» <15> подчеркивается, что правом на изменение основания или предмета иска, размера исковых требований, отказ от иска обладает прокурор, предъявивший иск. В этой связи прокурору, участвующему в деле по иску другого прокурора при возникновении обстоятельств, указывающих на необходимость совершения перечисленных процессуальных действий, следует незамедлительно информировать об этом прокурора, инициировавшего заявление. После получения указанной информации прокурор, предъявивший заявление, должен совершать данные процессуальные действия самостоятельно или в письменной форме предоставлять полномочия на их совершение прокурору, участвующему в деле (п. 4.3). Очевидно, что такое указание Генпрокуратуры РФ направлено на укрепление взаимодействия между территориальными подразделениями прокуратуры. Но с точки зрения эффективности судебной защиты чужого интереса такое правило не оправдано. Практически каждый раз при возникновении необходимости совершить распорядительное действие прокурор будет настаивать на отложении судебного заседания до получения согласия на него другого прокурора. Иной вариант — письменная передача полномочий инициировавшего дело прокурора непосредственно участвующему. Но в упомянутом Приказе не установлена форма такой передачи. Следует предположить, что это будет доверенность — форма, довольно часто используемая прокурорами различных подразделений, как равнозначных, так и разноуровневых, для выстраивания официальных отношений между собой из-за отсутствия каких-либо нормативных актов, определяющих порядок их оформления. Но доверенность по своей правовой природе — совсем неприемлемый инструмент для подобных целей, никакой прокурор не вправе распоряжаться объемом своих полномочий, доверяя их осуществление иному лицу! ——————————— <15> СПС «КонсультантПлюс».

Само по себе правило, установленное п. 4.3 Приказа, не имеет под собой оснований. Прокурор, нашедший нарушения закона в определенной сфере правовых отношений и требующий их восстановления через суд, не имеет никакой личной заинтересованности в исходе дела. В этой связи принятие другим прокурором на себя обязанностей по участию в деле должно полностью обусловить его юридический интерес в охране закона и мотивировать его на выполнение в суде своих должностных обязанностей. Никаких дополнительных «отмашек» от прокурора — инициатора иска ему не требуется. Важной формой правозащитной деятельности прокуроров в гражданском процессе является вступление прокурора в процесс для дачи заключения по делам о защите прав несовершеннолетних. Часть 3 ст. 45 ГПК РФ указывает категории дел, по которым прокурор в целях осуществления возложенных на него полномочий вступает в процесс и дает заключение. В п. 2 Приказа Генпрокуратуры РФ от 26 апреля 2012 г. N 181 указывается, что вступление в дело для дачи заключения по указанным в законе категориям дел — обязанность прокурора. Причем отмечено, что прокурор может вступить в процесс на любой стадии. Учитывая, как важно обеспечивать дополнительные гарантии законности при рассмотрении споров с участием несовершеннолетних, прокуроры должны четко понимать нормативные основы этой формы процессуального участия. Основные вопросы возникают по поводу следующих формулировок: обязан ли прокурор участвовать в деле или это его право; можно ли прокурору давать заключение по делу, если закон прямо не предусматривает его участие; на любой ли стадии прокурор может вступить в дело? Весьма значимым для решения данных вопросов следует признать решение Верховного Суда РФ от 20 июля 2009 г. N ГКПИ09-787, в котором он признал основанным на законе Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 2 декабря 2003 г. «Об обеспечении участия прокурора в гражданском судопроизводстве» <16> применительно к тому, что участие прокурора в делах, указанных в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, других нормах ГПК РФ и иных федеральных законов, не всегда является его обязанностью. Отмечено, что прокурор самостоятельно определяет из указанной в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ категории гражданских дел те дела, в которых следует принять участие с учетом задач, возложенных на органы прокуратуры. Чаще всего, решая вопрос о необходимости принятия участия в деле, прокуроры соединяют два процессуальных критерия: относится ли конкретное дело к категории дел, указанных в законе, и участвуют ли в деле социально уязвимые лица, чей интерес государство защищает особым образом? ——————————— <16> СПС «КонсультантПлюс».

Не решен исчерпывающе вопрос о том, может ли прокурор принять участие в рассмотрении дела, если категория этого дела прямо не предусмотрена ГПК РФ или иным федеральным законом. Управление опеки и попечительства по Одинцовскому району Московской области обратилось в суд с требованием о признании недействительной сделки с недвижимым имуществом, совершенной без учета интересов несовершеннолетнего С., являющегося воспитанником детского воспитательного учреждения. После возбуждения гражданского дела по данному иску орган опеки и попечительства (ООП) обратился в районную прокуратуру с просьбой участвовать в данном деле, поскольку в штате ООП не имеется юриста и ООП будет сложно квалифицированно обосновать правовую позицию в суде, чтобы отстоять интересы несовершеннолетнего. Прокурор, не будучи осведомленным о возбуждении гражданского дела, обратился в суд с тождественным иском, в связи с чем суд обоснованно возвратил его исковое заявление. Тогда прокурор предпринял попытку вступить в данное дело с целью дачи заключения, основываясь на ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. Суд отказал в допуске прокурора к участию, поскольку такая категория дела, как признание сделки недействительной, не предусматривает по закону участие прокурора <17>. ——————————— <17> Из материалов Одинцовской городской прокуратуры.

Полагаем, что буквальное толкование ч. 3 ст. 45 ГПК РФ неизбежно приводит к ограничению полномочий прокурора, необходимых для решения задач, возложенных на него в гражданском судопроизводстве. Вступлению прокурора в процесс по делам, указанным в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, должна предшествовать тщательная подготовка, начинающаяся с изучения материалов назначенного к рассмотрению дела. В п. 2 Приказа от 26 апреля 2012 г. N 181 указывается, что для дачи заключения по делам, перечисленным в законе, прокурор вправе вступить в процесс на любой его стадии. Не вдаваясь в подробности научной дискуссии о понятии стадий гражданского процесса <18>, отметим, что моментом, до которого вообще допустимо вступление прокурора в процесс с указанной целью, является удаление суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления итогового судебного акта. Недопустимо вступление прокурора, не участвовавшего при рассмотрении и разрешении дела в суде первой инстанции, на этапе производства в вышестоящих судах. Целесообразнее всего прокурору вступать в дело сразу после его возбуждения. Это позволит ему правильно и своевременно формировать наблюдательное производство, обеспечивая возможность полноценной защиты законности в ходе рассмотрения дела. ——————————— <18> См. обзор литературы по данному вопросу: Сахнова Т. В. Курс гражданского процесса. М., 2008. С. 64 — 66.

Вне зависимости от процессуальной формы прокурору, осуществляющему в суде защиту прав и охраняемых законом интересов, в ходе рассмотрения и разрешения дела следует занимать активную позицию, используя все предоставленные ему процессуальные права для защиты прав несовершеннолетних.

Библиографический список

1. Каменков В. С. Встречный иск — не только средство защиты ответчика // Российская юстиция. 2009. N 5. 2. Томилов А. Ю. Функции правоотношений по защите чужих прав, свобод и законных интересов в рамках гражданского процессуального права // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 12. 3. Сахнова Т. В. Курс гражданского процесса. М., 2008. 4. Султ анов А. Юридическая природа дел о признании информационных материалов экстремистскими с точки зрения гражданского процесса // Адвокат. 2012. N 1. 5. Цой В. И. К вопросу о подсудности встречного иска // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 6.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *