Меры семейно-правовой ответственности при усыновлении (удочерении) несовершеннолетних детей по законодательству Республики Таджикистан

(Тагаева С. Н.) («Семейное и жилищное право», 2012, N 5) Текст документа

МЕРЫ СЕМЕЙНО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ УСЫНОВЛЕНИИ (УДОЧЕРЕНИИ) НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН <*>

С. Н. ТАГАЕВА

——————————— <*> Tagaeva S. N. Measures of family-law responsibility in adoption of minors in accordance with the legislation of Tadzhikistan.

Тагаева Санавбар Назиркуловна, доцент кафедры гражданского права Российско-Таджикского (Славянского) университета, кандидат юридических наук.

В статье автор рассматривает меры семейно-правовой ответственности, применяемые при наличии правонарушения при усыновлении (удочерении). Автор считает, что отмена усыновления является мерой ответственности тогда, когда она вызвана виновным противоправным поведением усыновителя.

Ключевые слова: семейно-правовая ответственность, усыновление, отмена усыновления, признание усыновления недействительным.

In this article the author examines the measures of family and legal liability, are used in the commission of an offense under the adoption. The author believes that revocation is a measure of responsibility when it is caused by the wrongful conduct of the adopter guilty.

Key words: family law responsibility, adoption, revocation, recognition of invalidity of adoption.

Наиболее приемлемой формой семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, является усыновление. В соответствии со ст. 127 Семейного кодекса Республики Таджикистан усыновителями могут быть лишь совершеннолетние граждане Республики Таджикистан, кроме тех лиц, которые не имеют определенного места жительства; имеют судимость за умышленное преступление на момент усыновления; в отношении которых судом приняты принудительные меры медицинского характера за совершение преступления; признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными; супругов, один из которых признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным; лиц, лишенных по суду родительских прав или ограниченных судом в родительских правах; лиц, отстраненных от обязанностей опекуна или попечителя за ненадлежащее выполнение возложенных на них законом обязанностей; бывших усыновителей, если усыновление отменено судом по их вине; лиц, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права. Следует отметить, что, несмотря на наличие превентивных механизмов при усыновлении (удочерении), правонарушения совершаются, что влечет наступление ответственности. Мерами семейно-правовой ответственности к виновным усыновителям могут явиться отмена усыновления и признание усыновления недействительным. Безусловно, если не имеет места совершение уголовно наказуемого деяния, когда применяются санкции как Семейного кодекса, так и Уголовного кодекса Республики Таджикистан. В данном случае лицо лишается права быть усыновителем и участвовать в воспитании, образовании и содержании усыновленного ребенка и привлекается к уголовной ответственности по соответствующей статье Уголовного кодекса РТ. Основаниями к отмене усыновления ребенка может быть уклонение от выполнения возложенных на усыновителей родительских обязанностей, злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с усыновленными детьми либо наличие хронического алкоголизма или наркомании. Следует отметить, что лишение родительских прав и отмена усыновления имеют много общего <1>. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Учебник Б. М. Гонгало, П. В. Крашенинникова, Л. Ю. Михеевой, О. А. Рузаковой «Семейное право» (под ред. П. В. Крашенинникова) включен в информационный банк согласно публикации — Статут, 2008. —————————————————————— <1> См.: Семейное право / Под ред. П. В. Крашенинникова. М.: Статут, 1998. С. 248.

Но есть и различия. Так, причины психологического характера не могут прекратить родство, а усыновление могут. В вопросах применения мер ответственности к усыновителям предъявляются такие же требования, как и к кровным родителям. Как отмечает Ю. Ф. Беспалов, «отмена усыновления, как и лишение родительских прав, является мерой защиты прав и законных интересов и мерой семейно-правовой ответственности личного характера» <2>. ——————————— <2> Беспалов Ю. Ф. Усыновление как способ судебной защиты прав ребенка // Российская юстиция. 1997. N 7. С. 41.

Следует отметить, что перечень оснований для отмены усыновления не исчерпывающий, поскольку суд вправе отменить усыновление и по другим основаниям, исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка. К таким случаям можно отнести совершение преступления усыновителем в отношении супруга или другого лица на глазах ребенка, ведение аморального образа жизни и другие случаи. По нашему мнению, требования, предъявляемые к усыновителю, должны быть намного строже, чем к кровным родителям. Поскольку возможность причинения вреда здоровью и охраняемым законным интересам ребенка кровными родителями ограничена родительским инстинктом, чего нельзя сказать об усыновителях. Противоправность в действиях усыновителя может проявляться в нарушении обязанностей по воспитанию, образованию и содержанию ребенка как умышленно, так и неосторожно. Объективная сторона семейного правонарушения может быть совершена как действием, так и бездействием. При этом наличия вредных последствий и причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями может и не быть. Признание усыновления недействительным как мера ответственности может применяться в случаях, если решение об усыновлении было основано на подложных документах; усыновление являлось фиктивным; был усыновлен совершеннолетний; усыновителем было лицо, признанное судом недееспособным или ограниченно дееспособным; усыновителем было лицо, лишенное по суду родительских прав; лица, отстраненные от обязанностей опекуна или попечителя за ненадлежащее выполнение возложенных на них законом обязанностей; бывшие усыновители, если усыновление отменено судом по их вине; лица, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права. Следует отметить, что признание усыновления недействительным представляет собой спорный институт, который не всегда отвечает интересам несовершеннолетних детей. Кроме того, признание усыновления недействительным не согласуется со свойством исключительности и преюдициальности судебного решения. Исключительность выражается в недопустимости возбуждения, разбирательства и разрешения судом дела по вторично заявленному иску, тождественному с первоначальным иском, спор по которому разрешен вступившим в законную силу судебным решением <3>. А преюдициальность — в обязательности для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо другому делу <4>. ——————————— <3> Авдюков М. Г. Судебное решение. М.: Госюриздат, 1959. С. 144 — 145. <4> См.: Юридический словарь // URL: http://dic. academic. ru (дата обращения: 12.03.2012).

Статья 199 ГПК РТ также указывает на возможность обжалования и опротестования, но никак не признания недействительным судебного решения. Поэтому было бы целесообразного дополнить перечень оснований для отмены решения об усыновлении, а статью об основаниях признания усыновления недействительным исключить. Хотя Б. А. Джандарбек, характеризуя недействительность усыновления, отмечает, что, «несмотря на судебный порядок усыновления, практика показывает неизбежность определенных промахов в работе судов, изменения ситуации в семье усыновителя (удочерителя) по сравнению с той ситуацией, которая имела место до усыновления (удочерения)» <5>. Безусловно, наличие развернутого перечня оснований для отмены усыновления следует признать положительным моментом. Но тем не менее необходимо отметить, что признание усыновления недействительным может нарушить интересы несовершеннолетних детей. ——————————— <5> Джандарбек Б. А. Усыновление (удочерение) в семейном праве Республики Казахстан. Алматы, 2007. С. 137.

В науке советского периода признание усыновления недействительным отличали от отмены усыновления. А. И. Пергамент указывала на то, что при отмене усыновления (удочерения) права и обязанности прекращаются лишь на будущее время, а при признании недействительным считается, что они вовсе не возникали, а следовательно, и не существовали вообще <6>. Ю. Г. Басин придерживался такой же позиции и отмечал, что при признании усыновления (удочерения) недействительным права и обязанности, порождаемые усыновлением (удочерением), признаются не имеющими должного основания и, следовательно, несуществующими <7>. ——————————— <6> Пергамент А. И. Основы законодательства о браке и семье. М.: Знание, 1969. С. 130, 131. <7> Комментарий к Кодексу о браке и семье Казахской ССР / Под ред. Ю. Г. Басина и М. А. Ваксберга. Алма-Ата: Казахстан, 1972. С. 149.

Б. А. Джандарбек выделяет три основополагающих признака недействительного усыновления (удочерения): 1) ничтожность с точки зрения порождения правовых последствий усыновления (удочерения) действий участников этих отношений; 2) вредоносность (имеется в виду нарушение как прав, так и охраняемых законом интересов тех или иных субъектов); 3) явная противоправность поведения участников усыновления (удочерения) <8>. ——————————— <8> Джандарбек Б. А. Указ. раб. С. 148.

Конечно, при существующей ситуации, когда имеются в семейном законодательстве как отмена усыновления, так и признание его недействительным, можно отметить, что первое недействительно со дня вступления в законную силу решения суда об отмене усыновления ребенка, а второе с момента вынесения решения об усыновлении, т. е. оно приобретает обратную силу. Также можно указать, что признание усыновления недействительным никак не отражается на тех правах, которые возникли после усыновления ребенка, даже если это отвечает его интересам. Получается, добросовестной стороне — ребенку может быть нанесен вред, что недопустимо. Поэтому следует отметить, что отмена усыновления всегда направлена на защиту несовершеннолетнего, она допустима, если она не противоречит интересам усыновленного (удочеренной). Кроме того, при отмене усыновления (удочерения) на усыновителя (удочерителя) может быть возложена еще одна мера семейно-правовой ответственности как обязанность выплаты алиментов в пользу усыновленного (удочеренной). Итак, отмена усыновления является мерой ответственности тогда, когда отмена усыновления вызвана виновным противоправным поведением усыновителя. Формой семейно-правовой ответственности выступает лишение права на воспитание, образование и содержание усыновленного или удочеренного ребенка и потеря семейной связи с ним.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *