О некоторых особенностях криминологического рецидива несовершеннолетних

(Лелеков В. А., Кошелева Е. В.) («Вопросы ювенальной юстиции», 2012, N 4) Текст документа

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОГО РЕЦИДИВА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

В. А. ЛЕЛЕКОВ, Е. В. КОШЕЛЕВА

Лелеков В. А., доктор юридических наук, профессор, Воронежский институт МВД России.

Кошелева Е. В., кандидат юридических наук, доцент, Московский университет МВД России.

По уголовному законодательству Российской Федерации рецидивной преступности среди несовершеннолетних не существует. Согласно п. «б» ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет. В статистических карточках, таблицах и сборниках МВД России такие лица именуются ранее совершавшими преступления, в том числе в несовершеннолетнем возрасте. Однако кроме уголовного права понятие рецидива определяет и криминология. Это совершение повторного преступления любыми лицами независимо от того, привлекались ли они или не привлекались к уголовной ответственности за ранее совершенные преступления. Криминологический рецидив именуют фактическим. Для повышения эффективности борьбы с преступностью изучение криминологического рецидива несовершеннолетних представляет значительный интерес. В последние годы статистика отмечает рост общего преступного рецидива. Обратимся к таблице N 1.

Таблица 1

Динамика удельного веса ранее совершавших преступления среди выявленных преступников по России в 2003 — 2010 гг.

Годы Удельный вес всех Удельный вес ранее совершавших несовершеннолетних, преступления, в % ранее совершавших преступления, среди выявленных подростков, в %

2003 24,4 15,5

2004 25,9 14,6

2005 28,8 16,1

2006 28,8 16,0

2007 29,1 17,0

2008 30,0 17,6

2009 32,0 18,5

2010 35,8 13,9

За исследуемый период отмечается рост рецидива среди всех выявленных участников преступлений, что свидетельствует о недостатках в профилактической работе с лицами с криминальным прошлым. Вместе с тем негативная динамика рецидива имеет положительное значение: в преступную «орбиту» меньше вовлекается молодежи. Для динамики удельного веса преступного рецидива среди несовершеннолетних характерно волнообразное развитие: снижение чередуется с ростом. Особенностью рецидива ювенальной преступности является его более низкий удельный вес (в 2 — 2,5 раза), чем среди взрослых. Это объясняется двумя обстоятельствами: по многим преступлениям подростки не могут быть привлечены к уголовной ответственности (14 — 15-летние привлекаются только по 20 статьям из 284 составов Особенной части УК РФ). Осужденные к условной мере наказания или возвратившиеся из воспитательных колоний новое преступление чаще всего совершают, уже достигнув совершеннолетия. Их рецидив учитывается во взрослой преступности. Судебная статистика осужденных, вновь совершивших преступления, у подростков и взрослых имеет больше общего, чем различий. Вот как это выглядит в таблице 2.

Таблица 2

Удельный вес взрослых и несовершеннолетних, имеющих неснятую или непогашенную судимость и вновь совершивших преступление по России в 2005 — 2009 гг.

Годы Взрослые, в % Несовершеннолетние, в %

2005 28,7 18,4

2006 28,3 20,8

2007 27,9 19,5

2008 28,4 22,6

2009 30,6 25,1

Ранее судимые лица, вновь совершающие преступление, представляют повышенную общественную опасность. Сочетание дерзости, чувства безнаказанности, правовой нигилизм побуждают их к совершению новых, более опасных преступлений. В 2010 г. среди участников особо тяжких преступлений 44,5% составили ранее совершавшие преступления, из них 81,7% были судимы; среди совершивших изнасилования 82,2% были ранее судимы. Увеличивается удельный вес осуждаемых взрослых лиц за преступления против семьи и несовершеннолетних (ст. 150 — 157 УК РФ), в том числе за вовлечение в совершение преступлений несовершеннолетних. Если в 2005 г. эта категория преступников среди всех осужденных составляла 3,8%, то в 2009 г. — 5,1%. Рассмотрим официальные статистические данные, характеризующие преступный криминологический рецидив несовершеннолетних. Обратимся к таблице 3.

Таблица 3

Сведения о выявленных лицах, ранее совершивших преступления по России

Годы 2000 2001 20002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009

Всего выявлено 1 741 439 1 544 242 1 257 700 1 236 733 1 222 504 1 297 123 1 360 860 1 317 582 1 256 199 1 219 789 участников преступлений

Ранее совершившие 441 772 429 421 306 747 301 988 316 227 373 837 392 275 383 418 377 401 390 549 преступления

Их удельный вес 25,4 26,1 24,4 24,4 25,9 28,8 28,8 29,1 30,0 32,0

Выявлено 177 851 172 811 140 392 145 599 151 890 149 981 148 595 131 965 107 890 85 452 несовершеннолетних

Из них 29 472 29 946 25 479 22 540 22 250 24 095 23 717 22 414 18 972 15 795 ранее совершавших преступления

Их удельный вес 16,6 17,3 18,1 15,5 14,6 16,1 16,0 17,0 17,6 18,5 среди выявленных несовершеннолетних

Как видно из приведенных данных, преступный рецидив среди несовершеннолетних почти в два раза ниже, чем в целом среди всех возрастных групп. Дополнительный анализ участников, ранее совершивших преступление, свидетельствует о значительной доле среди них ранее судимых за преступления: в 2006 году — 80,6% лиц, ранее совершавших преступление, были судимы, среди несовершеннолетних — 73,1%. Эти сведения подтверждают вывод многих авторов. Например, профессор А. И. Долгова считает, что из числа совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте лиц примерно 10% ведут себя в дальнейшем устойчиво правомерно. Таким образом, напрашивается еще один вывод: девять из десяти с уголовным клеймением подростков окончательно становятся на преступный путь. Этому способствует ряд обстоятельств. На преступное поведение подростков оказывают влияние взрослые преступники. По данным официальной статистики, ежегодно выявляется небольшое количество взрослых лиц, вовлекающих подростков в совершение преступлений. В 2006 году выявлено 4289 таких лиц, тогда как 54 199 взрослых совершили преступление в составе групп совместно с несовершеннолетними. Практика и проводимые исследования свидетельствуют о лидирующей роли взрослых в групповой преступности. Если, по данным Главного информационно-аналитического центра МВД России (официальная статистика), в 2006 году 40% несовершеннолетних совершили групповые преступления вместе с взрослыми, то при опросе воспитанников колоний установлено, что до 70% подростков совершили преступления в группе совместно с взрослыми. Большинство взрослых соучастников преступлений остаются безнаказанными по причине недоказанности их вины. Более 90% воспитанников колоний отказываются давать информацию о взрослых соучастниках преступлений. Неслучайно 93% несовершеннолетних начало своей преступной деятельности связывают с влиянием ранее судимых взрослых лиц. Изучение, проведенное среди воспитанников колоний, показало, что 73,7% из них имели ранее судимых близких родственников, в том числе 25,2% — братьев и сестер; 39% — родителей; 9,5% — дедушек и бабушек. Негативное влияние на повторное совершение подростками преступлений оказывает микросреда воспитательной колонии. В современных условиях развития Российского государства воспитательные колонии не справляются со своей главной функцией — исправлением подростков. Причина заключается в том, что в пенитенциарные учреждения попадают наиболее «трудные» дети с изломанными судьбами, нарушенной психикой, из проблемных семей, выросшие в условиях безнадзорности, беспризорности. Экономические проблемы привели к ухудшению материальной базы колоний. Для последних 10 — 15 лет характерно сокращение производства, ухудшение организации досуга, ослабление связей с родственниками (сокращение посылок, свиданий ввиду финансовых затруднений родителей). После отбытия наказания значительная часть подростков отмечают ухудшение своего характера и здоровья, появление новых вредных привычек. Даже в «детской» колонии, по их мнению, «верховодят авторитеты». Важную роль в колонии играет криминальная субкультура, насаждающая правила преступного мира («воровские законы») <1>. Нормы криминальной субкультуры запрещают выдавать тайны, обманывать своих, обязывают беспрекословно выполнять требования «авторитетов», предусматривают обязательность прохождения новичком «прописки» и строгие санкции за их нарушение. Проверка нередко носит жестокий, изощренный характер и сопряжена с риском для здоровья осужденного. ——————————— <1> Пенитенциарная криминология: Учебник / Под ред. Ю. М. Антоняна, А. Я. Гришко, А. П. Фильченко. Рязань: Академия ФСИН России, 2009. С. 469 — 489.

Соблюдение норм стратификации нередко порождает конфликтные ситуации, санкционирует жесткие наказания за посягательства на статус более авторитетного осужденного. Кроме того, осужденные подвергаются наказаниям за неуплату долга, сотрудничество с администрацией, распространение порочащих сведений, воровство и обман «своих», жалобу и донос администрации и т. д. В деятельности пенитенциарной системы есть недостатки, затрудняющие процесс исправления осужденных. Ее дискредитируют факты нарушения законности, бездушного и грубого обращения с осужденными. Это затрудняет процесс исправления несовершеннолетних, поскольку они не испытывают доверия к своим воспитателям, не чувствуют угрызений совести за совершенное преступление. Практика свидетельствует о том, что не признающий своей вины подросток, как правило, нарушает режим, плохо учится, уклоняется от работы, рассматривает наказание как насилие, а себя — как жертву несправедливого приговора, что уже само по себе затрудняет процесс исправления. Такие осужденные обычно игнорируют различные мероприятия и противостоят педагогическому воздействию. Важным криминогенным фактором, влияющим на рост преступного рецидива среди несовершеннолетних, является отсутствие системы ресоциализации несовершеннолетних, возвратившихся из воспитательных колоний. По данным сплошного анкетирования, проведенного в колониях, 64,6% юношей (Бобровская воспитательная колония) и 51,7% девушек (Новооскольская воспитательная колония) высказали уверенность, что нового преступления не совершат. После возвращения из воспитательной колонии подростки, как правило, попадают в прежнюю, неблагоприятную для воспитания среду. Будучи в колонии, они больше всего опасались при освобождении упреков родителей, учителей, других лиц. Вернувшись домой, они начинают сознавать, что в условиях пьянства родителей, семейных скандалов, откровенной бедности и нужды пребывание в колонии не так уж плохо. Желание не совершать новых преступлений быстро исчезает под влиянием окружения. На смену приходит желание кому-то отомстить, проявить характер бывалого «зека», доказать взрослым дружкам, что время в колонии ими потрачено не зря. Помощь освободившимся из мест лишения свободы несовершеннолетним в трудоустройстве или возвращении на учебу, в решении жилищно-бытовых проблем, в медицинском обследовании не всегда бывает своевременной, что способствует преступному рецидиву. Направление в колонию — не лучший выход в современных условиях. В то же время осуждение к мерам, не связанным с лишением свободы, также является неэффективным способом борьбы с рецидивом. Обратимся к судебной статистике. В 2000 г. среди осужденных несовершеннолетних 13,1% составили ранее судимые, а в 2009 г. — 25,1%. В определенной степени это объясняется расширением применения мер, не связанных с лишением свободы. На свободе остались в 2000 г. — 74,5%; в 2009 г. — 78,8% из числа всех осужденных несовершеннолетних. Такая судебная практика имеет хорошую перспективу. Для этого требуется улучшение индивидуальной работы с возвратившимися из воспитательных колоний и осужденными условно со стороны сотрудников органов внутренних дел, подразделений Минюста России, ведающих исполнением наказаний, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав. В работе по предупреждению преступного рецидива несовершеннолетних необходимо коллективное участие профессионалов-ювеналистов: психологов, педагогов, юристов, наркологов, социологов. Укрепление семьи, повышение жизненного уровня населения, обеспечение занятости подростков, организация досуговых центров, участие специалистов в правовом, нравственном, антинаркоманийном воспитании несовершеннолетних — все это создает предпосылки для снижения криминогенности подростковой среды и, в частности, среди тех, кто совершил преступление и привлекался к уголовной или иной ответственности. Общесоциальные меры предупреждения не всегда оказываются достаточными для изменения поведения ранее совершавших преступления несовершеннолетних. Требуется обеспечить полноту выявления и учета несовершеннолетних, ранее совершавших преступление или опасное деяние до достижения возраста уголовной ответственности. Нуждается в улучшении связь органов внутренних дел, суда, уголовно-исполнительных инспекций, воспитательных колоний. Сотрудники воспитательных колоний должны получать полную информацию о поступающих к ним несовершеннолетних и характере преступлений. При освобождении несовершеннолетних воспитательные колонии обязаны в свою очередь подробно информировать органы внутренних дел о положительных и отрицательных изменениях личности подростков. Необходимо повысить качество, сократить сроки расследования и судебного разбирательства по делам несовершеннолетних, что зависит от профессионализма следователей, оперативных работников, судей, их специализации и взаимодействия. С учетом отечественного и зарубежного опыта требуется повсеместная специализация судей — создание ювенальных судов. Улучшению индивидуальной работы с подростками, ранее совершавшими преступления, способствовало бы возрождение практики закрепления за ними общественных воспитателей. Такая практика существовала в деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, которые руководствовались специальным правовым актом — Положением об общественных воспитателях. Общественные воспитатели отчитывались о своей работе, участвовали в семинарах, совещаниях, конференциях, практиковалось их моральное и материальное поощрение. Определяя меру наказания, не связанную с лишением свободы, суды обязаны требовать от несовершеннолетних и их родителей трудоустройства или возвращения в профессиональное или общеобразовательное учебное заведение. Контроль за выполнением постановления суда обеспечивают сотрудники подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел и уголовно-исполнительные инспекции органов юстиции. Работа с подростками, совершившими преступление, многогранна, требует индивидуального подхода с учетом семейной обстановки, особенностей характера, местных традиций и обычаев.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *