Проблемы, возникающие при использовании материнского (семейного) капитала

(Матвеева М. В.) («Семейное и жилищное право», 2012, N 6) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАТЕРИНСКОГО (СЕМЕЙНОГО) КАПИТАЛА <*>, <1>

М. В. МАТВЕЕВА

——————————— <*> Matveeva M. V. Issues resulting from the use of maternal (family) capital. <1> В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта «Права ребенка в Российской Федерации (на основе анализа семейного и гражданского законодательства и правоприменительной практики)» N 11-04-0041, выполненного в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2012 г.

Матвеева Мария Витальевна, старший преподаватель кафедры гражданского права факультета права Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики».

В статье анализируются проблемы круга лиц, обладающих правом на получение средств материнского (семейного) капитала, предлагается редакция отдельных положений статей Закона о материнском (семейном) капитале. Автор иллюстрирует свои выводы примерами из правоприменительной практики.

Ключевые слова: материнский (семейный) капитал, гражданство Российской Федерации, иностранные граждане, пасынки, падчерицы, фактические воспитанники, усыновление, общая долевая собственность.

The article analyses the problems of scope of persons entitled to obtain funds of federal subsidies for multiple-child families (maternity capital), the author suggests the amendments to some statutes of Federal law «On federal subsidies for multiple-child families». The author illustrates the article with examples of law enforcement practice.

Key words: federal subsidies for multiple-child families, maternity capital, citizenship of Russian Federation, foreign citizens, stepsons, stepdaughters, foster children, adoption, ownership in common.

Федеральный закон о дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей <2> (далее — Закон) был принят Государственной Думой 22 декабря 2006 г. и распространяет свое действие на семьи, в которых второй и последующий ребенок были рождены или усыновлены начиная с 1 января 2007 г. Таким образом, Закон действует уже почти 6 лет. За это время в связи с выявленными недостатками в Закон семь раз вносились поправки. Несмотря на это, детальный анализ норм Закона и судебной практики показывает, что остались еще не разрешенные, спорные моменты. На наш взгляд, необходимо как можно быстрее проанализировать и устранить возникшие в ходе применения Закона коллизии, так как правила о возможности получения средств материнского (семейного) капитала применяются к правоотношениям, возникшим в связи с рождением (усыновлением) ребенка (детей) в период с 1 января 2007 г. по 31 декабря 2016 г. ——————————— <2> Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ (в ред. от 16.11.2011) «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» // Российская газета. N 297. 2006.

Одним из проблемных моментов Закона является получение материнского (семейного) капитала отцами. Так, в соответствии со ст. 3 Закона мужчина имеет право на материнский (семейный) капитал в случае, если он является гражданином Российской Федерации и является единственным усыновителем второго, третьего и последующих детей, а также если он является отцом (усыновителем) ребенка независимо от наличия гражданства Российской Федерации в случаях смерти матери ребенка, объявления ее умершей, лишения родительских прав в отношении ребенка, в связи с рождением которого возникло право на получение средств материнского (семейного) капитала. Закон не учитывает ситуации, при которых мужчина мог бы претендовать на получение средств материнского (семейного) капитала в случаях, если женщина не совершила противоправных действий в отношении детей, но все-таки в силу Закона не является лицом, обладающим правом на получение таких средств. Например, семья, в которой двое детей — граждане Российской Федерации, второй ребенок рожден после 1 января 2007 г., отец — гражданин Российской Федерации, мать же является иностранной гражданкой. В силу Закона данная женщина не обладает правом на получение материнского капитала. Отец детей тоже, так как мать детей не умерла, не объявлена умершей, не лишена родительских прав и т. д. Исключение таких мужчин из списка лиц, имеющих право на получение материнского (семейного) капитала, ущемляет права не только таких мужчин, но и детей — граждан Российской Федерации, так как если бы отец был иностранным гражданином, а мать — российской гражданкой, то данная семья имела бы право на получение таких средств. Для устранения данного недочета предлагаем ч. 1 ст. 3 Закона дополнить п. 4 следующего содержания: «Мужчин, являющихся отцами второго, третьего или последующих детей, ранее не воспользовавшихся правом на дополнительные меры государственной поддержки, если женщины, родившие этих детей, являются иностранными гражданками, а эти дети родились начиная с 1 января 2007 года». Другой проблемой, на наш взгляд, является то, что при возникновении права на дополнительные меры государственной поддержки не учитываются усыновленные дети, которые на момент усыновления являлись пасынками или падчерицами лиц, претендующих на получение средств материнского (семейного) капитала. Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 17 ноября 2011 г. N 1539-О-О было указано, что исключение из числа усыновленных детей, с учетом которых дополнительные меры государственной поддержки могут быть предоставлены, тех детей, которые на момент усыновления являлись пасынками или падчерицами, законодателем было сделано исходя из того, что усыновление является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей, а именно лиц в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах и иными экстраординарными обстоятельствами. Что касается пасынков (падчериц), то они воспитываются в семье, хотя и неполной, а потому не нуждаются в семейном устройстве. Их усыновление не изменяет их статус в качестве детей, имеющих родительское попечение (от единственного родителя). На наш взгляд, отталкиваться только от определения ребенка, оставшегося без попечения родителей, не совсем верно, так как, во-первых, Закон о материнском (семейном) капитале направлен на государственную поддержку семьи, а не только детей; во-вторых: в законодательстве нет четкого определения пасынков (падчериц) и мачех (отчимов), говорить о пасынках и падчерицах можно только исходя из общих представлений, определяя их как детей супруга. В научной литературе указывалось, что юридически значимой связи между пасынками и падчерицами, мачехой и отчимом не существует, что исключает возникновение между ними семейно-правовых прав и обязанностей, но не исключает существование обязанностей нравственных. Фактически алиментные обязательства, возникающие между этими лицами, есть уникальный пример того, как право санкционирует нравственные обязанности <3>. ——————————— <3> См.: Чашкова С. Ю. Соглашения о предоставлении содержания // Юридический мир. 2003. С. 36.

Наряду с пасынками и падчерицами Семейный кодекс РФ устанавливает возможность взыскания алиментов фактическими воспитателями с фактических воспитанников, под которыми понимаются лица, которые воспитывались и содержались в семье без законного основания (без установления усыновления, опеки, попечительства). Если фактические воспитанники в последующем будут усыновлены своими фактическими воспитателями, то последние при условии, что фактический воспитанник будет вторым или последующим ребенком в семье, а усыновление было произведено после 1 января 2007 г., будут правомочны на получение средств материнского (семейного) капитала, хотя, исходя из логики Конституционного Суда, дети, являющиеся фактическими воспитанниками, воспитываются в семье и не нуждаются в семейном устройстве. Возможна следующая ситуация: в брак вступили мужчина, являющийся единственным родителем ребенка от предыдущего брака, и женщина, не имеющая детей. Ребенок супруга женщине приходится пасынком (падчерицей), которого женщина усыновляет. В последующем в этом браке рождается общий ребенок. Женщина не сможет получить средства материнского (семейного) капитала, так как усыновленный ребенок как пасынок (падчерица) не будет учитываться, а следовательно, рожденный ребенок не будет вторым. Как уже было сказано выше, средства материнского (семейного) капитала выплачиваются семье, а следовательно, ущемленными окажутся права как матери, так и детей. Если бы первый ребенок был ребенком женщины и его усыновил бы мужчина, то данная женщина имела бы право на получение материнского (семейного) капитала. Получается, что в принципе одинаковые семьи оказываются в неодинаковом положении только потому, что дети были рождены разными матерями. На наш взгляд, было бы правильно исключить положение ч. 2 ст. 3 Закона о том, что при возникновении права на дополнительные меры государственной поддержки лиц не учитываются усыновленные дети, которые на момент усыновления являлись пасынками или падчерицами лиц, указанных в ч. 1 настоящей статьи. Одним из направлений использования средств материнского (семейного) капитала является улучшение жилищных условий. В соответствии с ч. 4 ст. 10 Закона жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего и последующих детей) с определением размера долей по соглашению. Министерство экономического развития РФ в письме от 28 июня 2011 г. N Д23-2738, рассмотрев обращения по отдельным вопросам государственной регистрации договора купли-продажи жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского (семейного) капитала, по вопросу определения долей в праве общей долевой собственности на жилое помещение, приобретаемое с использованием средств материнского (семейного) капитала, отметило, что размер доли в праве общей долевой собственности на это жилое помещение, в том числе размер доли несовершеннолетних детей, должен определяться на основании письменного соглашения всех дееспособных членов семьи. Кроме того, в связи с тем, что при появлении нового совместно проживающего члена семьи (например, при рождении ребенка) он также будет иметь право на долю в таком жилом помещении, в указанном соглашении об определении долей должно быть предусмотрено положение о возможности уменьшения (перераспределения) долей участников общей долевой собственности. С данным разъяснением сложно согласиться. В июле 2010 г. в Закон были внесены изменения в ч. 4 ст. 10, в соответствии с которыми из числа сособственников жилого помещения, приобретаемого на средства материнского (семейного) капитала, были исключены иные совместно проживающие с родителями и детьми члены семьи. Министерство экономического развития в своем письме от 28 июня 2011 г. оперирует понятием «появление нового совместно проживающего члена семьи» без уточнения перечня таких лиц, приводя рождение ребенка лишь в качестве примера, таким образом, расширяя перечень лиц, обладающих правом общей долевой собственности на жилое помещение, приобретаемое на средства материнского (семейного) капитала, по сравнению с Законом. Также не учитываются в должной мере права несовершеннолетних детей при заключении соглашения, определяющего размеры долей сособственников, так как, по мнению Министерства экономического развития, данное соглашение должно заключаться между дееспособными членами семьи, часть из которых является законными представителями несовершеннолетних, а именно отец и мать, другие же таковыми не являются (например, совершеннолетние братья и сестры), поэтому возникают две линии поведения лиц, заключающих соглашение: либо законными представителями будут соблюдаться и отстаиваться права несовершеннолетних, либо права несовершеннолетних будут нарушены или соглашение не будет заключено. По нашему мнению, для соблюдения прав и законных интересов всех сособственников, указанных в Законе, доли необходимо признать равными за исключением случаев, когда дееспособные члены семьи готовы уменьшить или вовсе отказаться от своих долей в пользу несовершеннолетних. В некоторых случаях не представляется возможным и наделение равной долей ребенка, рожденного уже после приобретения жилого помещения, так как к этому моменту дееспособный сособственник может уже распорядиться своей долей, а остальные сособственники не воспользуются своим правом преимущественной покупки, таким образом, доля в праве собственности на жилое помещение у семьи уменьшится и последующий ребенок даже при равном распределении долей получит долю меньшую, чем доля, на которую он мог бы претендовать, если бы не произошло отчуждение доли одного из членов семьи. Поэтому, на наш взгляд, было бы правильно не предусматривать в соглашении об определении долей положение о возможности уменьшения долей участников общей долевой собственности, а предусмотреть запрет на раздел и отчуждение долей сособственников до приобретения полной дееспособности всеми сособственниками. Исходя из анализа правоприменения данного Закона, остается еще множество неурегулированных моментов и нерешенных вопросов, которые приводят к нарушению и ущемлению прав одной из самых незащищенных категорий граждан — несовершеннолетних детей.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *