К вопросу о российско-американском сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей

(Татаринцева Е. А.) («Семейное и жилищное право», 2013, N 1) Текст документа

К ВОПРОСУ О РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ В ОБЛАСТИ УСЫНОВЛЕНИЯ (УДОЧЕРЕНИЯ) ДЕТЕЙ <*>

Е. А. ТАТАРИНЦЕВА

——————————— <*> Tatarintseva E. A. On the issue of Russian-American cooperation in the field of child adoption.

Татаринцева Елена Александровна, директор Светлоградского филиала Института дружбы народов Кавказа (г. Ставрополь), кандидат юридических наук.

Заключение Соглашения между РФ и США о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей позволяет говорить о качественно новом этапе в развитии российско-американских отношений в области международного усыновления. Однако, по мнению автора статьи, анализ данного Соглашения свидетельствует о необходимости устранения в нем ряда коллизионных норм и внесения законодательных изменений, направленных на наилучшее обеспечение интересов детей, передаваемых на международное усыновление.

Ключевые слова: усыновление (удочерение) детей, защита прав ребенка, дети, оставшиеся без попечения родителей.

The conclusion of a treaty between the RF and the USA on cooperation in the field of child adoption allows to speak on the materially new stage in development of Russian-American relationships in the field of international adoption. However the author of the article believes that the analysis of the said treaty evidences the necessity of elimination of a number of conflicts norms and introduction of legislative changes aimed at the best ensuring the interests of children taken for international adoption.

Key words: child adoption, protection of the child’s rights, children left without parental care.

Заключение Соглашения между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей, заключенное 13 июля 2011 г. и получившее юридическую силу 1 ноября 2012 г. (далее — Соглашение между РФ и США об усыновлении) <1>, является качественно новым этапом в развитии российско-американских отношений в области международного усыновления детей. Международные стандарты в этой сфере определяются основополагающими международными конвенциями в сфере защиты прав детей, к числу которых в первую очередь относятся Конвенция ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. <2> (далее — Конвенция о правах ребенка) и Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления от 29 мая 1993 г. (далее — Гаагская конвенция 1993 г.). В связи с тем, что Российская Федерация хотя и подписала, однако еще не ратифицировала Гаагскую конвенцию 1993 г., но является государством — участником Конвенции ООН о правах ребенка, а Соединенные Штаты Америки, напротив, подписали и ратифицировали Гаагскую конвенцию 1993 г., но не являются участником Конвенции ООН о правах ребенка, Соглашение между РФ и США об усыновлении выступает на сегодняшний день единственной возможностью межгосударственного урегулирования отношений, направленных на наилучшее обеспечение интересов усыновляемого ребенка. ——————————— <1> См.: Федеральный закон от 28 июля 2012 г. N 150-ФЗ «О ратификации Соглашения между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей» // Российская газета. Федеральный выпуск N 5847. 1 августа 2012 г. <2> Принята Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года. URL: http://www. un. org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon. shtml.

Гражданами США усыновляется наибольшее число российских детей, оставшихся без попечения родителей. Так, в 2009 г. американцы усыновили 1432 ребенка, в 2010 г. — 1016 детей, в 2011 г. — 956 детей — граждан РФ <3>. ——————————— <3> URL: http://www. usynovite. ru/statistics/.

Поскольку процедура международного усыновления для граждан США является длительной, дорогостоящей, связанной с различного рода психологическими издержками, американские усыновители заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее, в возможно короткие разумные сроки после того, как они дали согласие на усыновление ребенка — гражданина РФ, усыновить его и перевезти в США. Задача Российской Федерации при международном усыновлении заключается в том, чтобы, передавая ребенка, оставшегося без попечения родителей, на семейное воспитание в другую страну, в максимальной степени защитить его права и обеспечить интересы ребенка как на стадии усыновления, так и в постусыновительный период. Взаимный интерес между РФ и США в этой сфере служит основой для дальнейшего развития сотрудничества между обеими странами и требует интеграции усилий как законодательных, так и судебных органов для достижения этой цели. Кроме того, такой процесс позволяет выявлять пробелы в правовом регулировании отношений по международному усыновлению, а также изменять или устранять нормы, носящие дискриминационный характер, в законодательстве обеих стран. Анализ российско-американского Соглашения об усыновлении позволяет говорить о необходимости дальнейшего совершенствования условий и порядка международного усыновления между РФ и США. Прежде всего это касается вопроса о получении согласия на усыновление ребенка со стороны надлежащих лиц. В соответствии с п. 2 ст. 6 Соглашения между РФ и США об усыновлении «условия, при которых ребенок может быть усыновлен, перечень лиц, организаций или органов, согласие которых необходимо для усыновления, а также форма такого согласия определяются национальным законодательством государства происхождения». В соответствии с Семейным кодексом РФ в случаях международного усыновления требуется соблюдение норм ст. 129 «Согласие родителей на усыновление ребенка» и 130 СК РФ «Усыновление ребенка без согласия родителей», за исключением абз. 5 ст. 130 СК РФ, а также ст. ст. 131 — 133 СК РФ «Согласие на усыновление опекунов (попечителей), приемных родителей, руководителей организаций, в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей», «Согласие усыновляемого ребенка на усыновление» и «Согласие супруга усыновителя на усыновление ребенка», содержание которых в целом соответствует международным требованиям. Однако СК РФ не содержит норм о том, что «осознанное согласие на усыновление» заинтересованными лицами должно даваться «на основе такой консультации, которая может быть необходимой»; а также что получение согласия не должно приводить «к получению неоправданных финансовых выгод», которые предусмотрены п. «a» и «d» ст. 21 Конвенции о правах ребенка. Поскольку аналогичные требования по отношению к получению согласия на усыновление ребенка содержатся в п. «b» ст. 5 Гаагской конвенции 1993 г. и получили закрепление в законодательстве США, в случае усыновления ребенка — гражданина США защита его прав гарантирована американской стороной. В случае же усыновления ребенка — гражданина РФ в проигрыше остается российская сторона, поскольку процедура получения согласия на усыновление ребенка не в полной мере соответствует требованиям международных стандартов, а следовательно, не исключена возможность получения согласия на усыновление под влиянием давления, обещания вознаграждения, введения в заблуждение и тому подобных незаконных действий. Вот почему приведение в этой части российского семейного законодательства в соответствие с международными стандартами будет способствовать наилучшему обеспечению прав детей — граждан РФ при международном усыновлении. Ряд положений российско-американского Соглашения содержат коллизионные нормы и противоречат российскому законодательству. Так, в п. 2 ст. 15 данного Соглашения предусматривается обязанность сторон предоставлять исполнительному органу государства происхождения информацию, касающуюся конкретных случаев усыновления, в том числе отмены усыновления и/или переустройства ребенка в другую семью, только по его письменному запросу. Данное положение вступает в противоречие с п. 4 ст. 14 этого же Соглашения, который предусматривает, что «исполнительный орган принимающего государства осуществляет надлежащие меры с целью обеспечения того, чтобы региональные/компетентные органы принимающего государства сообщали в т. ч. исполнительным органам государства происхождения до принятия решения о новом усыновлении, о том, что усыновление больше не отвечает наилучшим интересам ребенка и что существует необходимость отмены этого усыновления и/или переустройства ребенка в другую семью». Кроме того, согласование надлежащих мер должно производиться «в возможно короткие разумные сроки» для обеспечения интересов ребенка (п. 2 ст. 14 Соглашения). Таким образом, Соглашение возлагает на стороны обязанность активных самостоятельных действий по защите прав и интересов усыновленного ребенка, независимо от наличия или отсутствия письменного запроса государства происхождения ребенка. Основанием для осуществления надлежащих мер является сам факт того, что усыновление не отвечает наилучшим интересам ребенка. Более того, п. 2 ст. 15 Соглашения между РФ и США об усыновлении не соответствует также и пп. «б» п. 25 Положения о деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации и контроле за ее осуществлением от 4 ноября 2006 г. N 654 (в ред. Постановления Правительства РФ от 2 августа 2007 г. N 496, от 8 декабря 2006 г. N 930, от 22 апреля 2009 г. N 356, от 27 сентября 2011 г. N 789), согласно которому представительства иностранных организаций обязаны незамедлительно представлять информацию о случаях гибели усыновленных детей, жестокого обращения с ними, невозможности адаптации их в семье усыновителей, отмены усыновления и (или) переустройства детей в другую семью как в Министерство образования и науки РФ, так и в орган исполнительной власти субъекта РФ. На наш взгляд, такое противоречие следует устранить путем изъятия данной нормы из п. 2 ст. 15 Соглашения между РФ и США об усыновлении, поскольку ее формулировка создает коллизию не только с нормами самого Соглашения, но и с нормами внутреннего законодательства Российской Федерации. Обращает на себя внимание также и вопрос о таком правовом последствии усыновления, как переезд усыновленного ребенка из Российской Федерации в Соединенные Штаты Америки, который должен осуществляться в соответствии с процедурами, изложенными в ст. 8 — 13 Соглашения между РФ и США об усыновлении и национальным законодательством Сторон. Согласно п. 1а ст. 10 данного Соглашения после личного знакомства иностранных кандидатов в усыновители с ребенком и выражения ими согласия усыновить этого ребенка, но до принятия решения об усыновлении ребенка компетентным органом государства происхождения компетентный орган принимающего государства выдает кандидатам в усыновители письменное предварительное заключение об их правомочности перевезти усыновляемого ребенка в принимающее государство из государства происхождения. О результатах рассмотрения этих документов на предмет возможности продолжения процедуры усыновления и осуществления переезда усыновляемого ребенка в принимающее государство кандидаты в усыновители уведомляются письменно. Если предварительное заключение о правомочности кандидатов в усыновители перевезти усыновляемого ребенка в принимающее государство положительное, то здесь вопросов не возникает. Согласно п. 2 ст. 271 ГПК РФ к заявлению граждан РФ, постоянно проживающих за пределами территории РФ, иностранных граждан или лиц без гражданства об усыновлении ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, в числе прочих прилагается решение компетентного органа соответствующего государства на въезд усыновляемого ребенка в это государство и его постоянное жительство на территории этого государства. Однако п. 2 ст. 11 Соглашения между РФ и США об усыновлении предусматривает обстоятельства, когда компетентный орган принимающего государства отказывает усыновителям и усыновленному ими ребенку в выдаче положительного заключения о правомочности перевезти ребенка в принимающее государство из государства происхождения уже после вынесения решения об усыновлении. Об этом исполнительный орган принимающего государства обязан незамедлительно информировать исполнительный орган государства происхождения, который в соответствии со своим национальным законодательством обязан принять меры по защите прав и наилучших интересов ребенка. В этой ситуации возникает целый ряд вопросов, требующих своего правового регулирования и разъяснения. С одной стороны, в п. 2 ст. 271 ГПК РФ не говорится о том, что разрешение (заключение) компетентного органа принимающего государства на въезд (переезд без въезда невозможен) ребенка из государства происхождения является предварительным, однако употребляемые законодателем слова «разрешение… на въезд усыновляемого ребенка» позволяют толковать его именно как предварительное разрешение (заключение) компетентного органа соответствующего государства. Таким образом, возникает ситуация, когда российский суд на основании предварительного заключения о правомочности кандидатов в усыновители перевезти усыновляемого ребенка в принимающее государство вправе вынести положительное решение об усыновлении ребенка — гражданина РФ иностранными кандидатами в усыновители. С точки зрения защиты прав и обеспечения интересов усыновленного ребенка данная норма ГПК РФ представляется уязвимой. Нетрудно предвидеть очевидные негативные последствия такого международного усыновления: от затягивания процесса о передаче ребенка на семейное воспитание в семью усыновителей до отмены усыновления ребенка и его последующей передачи на государственное попечение. В случаях, когда состояние здоровья усыновленного ребенка требует срочного лечения, эта ситуация ставит его жизнь и здоровье под угрозу, что недопустимо. На наш взгляд, удовлетворение заявления иностранных кандидатов в усыновители об усыновлении ребенка — гражданина РФ возможно только при наличии окончательного положительного заключения компетентного органа США о правомочности кандидатов в усыновители перевезти ребенка в принимающее государство. При его отсутствии в удовлетворении заявления об усыновлении ребенка — гражданина РФ иностранным кандидатам в усыновители должно быть отказано. Требует своего изменения и положение п. 2 ст. 11 Соглашения между РФ и США об усыновлении, предусматривающее, что «исполнительный орган принимающего государства незамедлительно информирует… исполнительный орган государства происхождения» об отказе в правомочности усыновителей перевезти в принимающее государство уже усыновленного ребенка. На наш взгляд, исполнительный орган принимающего государства обязан информировать об этом исполнительный орган государства происхождения до вынесения решения об усыновлении ребенка иностранными кандидатами в усыновители. Такая мера будет способствовать защите прав и интересов детей, подлежащих усыновлению, предупреждая как возможность нелегального вывоза детей из страны происхождения, так и отмену международных усыновлений. Все эти изменения, на наш взгляд, будут способствовать достижению единой цели — интеграции усилий законодателей, судей, ученых, практиков обеих стран в решении проблемы наилучшего обеспечения интересов ребенка посредством нахождения подходящей для него семьи, включая возможность международного усыновления.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *