К вопросу о преподавании будущим юристам курса «Ювенальное право»

(Бланков А. С.) («Вопросы ювенальной юстиции», 2013, N 1) Текст документа

К ВОПРОСУ О ПРЕПОДАВАНИИ БУДУЩИМ ЮРИСТАМ КУРСА «ЮВЕНАЛЬНОЕ ПРАВО»

А. С. БЛАНКОВ

Бланков А. С., заведующий кафедрой Московского государственного университета культуры (МГУКИ), кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации.

Нет сомнений в том, что до конца текущего года Госдума примет новый Закон «Об образовании». Как поясняют в Минобрнауки, правительственный законопроект разработан, чтобы «создать правовые условия для обновления и развития российской системы образования в соответствии с современными запросами человека, общества и государства», ради «потребностей развития инновационной экономики» и чтобы привести российское образование к стандартам Болонской системы. Безусловно, российское образование всегда стремилось «обслуживать» не только экономику, но и политику и социальную сферу. Хочется выявить новые, инновационные подходы образовательного процесса в ответ на актуальные запросы общества: почему, в частности, будущим юристам, социальным работникам и т. д. необходимо давать знания основ ювенального права и ювенологии. Но сначала напомним о некоторых негативных тенденциях, «болячках» нашего общества. Это и страшная, шоковая трагедия в Норвегии, в результате которой от рук одного преступника погибли десятки невинных детей и подростков. И невиданный рост педофилии (в том числе и у нас в стране), и последовавшая реакция правительства — внести в Государственную Думу поправки в Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы и в Кодекс об административных правонарушениях <1>, касающиеся защиты половой неприкосновенности несовершеннолетних. ——————————— <1> См.: Московские новости. 2012. 8 ноября; Подробнее см.: Российская газета. 2012. 18 октября.

Кроме того, совсем недавно вступил в силу Закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», но уже вызвал весьма негативную реакцию ряда специалистов, ибо, по их мнению, данный Закон практически выведет «за рамки возможной публикации всю правдивую и реалистическую литературу» <2>. ——————————— <2> См.: Балахонова И. С фонариком под одеялом // Московские новости. 2012. 12 октября.

Не могут также не возмущать общественность многочисленные факты прямых истязаний со стороны приемных родителей, усыновивших российских детей и подростков (особенно в США), а также изъятия «на законных основаниях» детей из семей россиянок, проживающих за границей (особенно в Финляндии). Еще одна проблема социально опасного детства в нашей стране обозначилась на недавних слушаниях «Защита и помощь детям — жертвам преступлений» в Общественной палате <3>. Так, участники слушаний с горечью констатировали: только пропавших по России в 2011 г. оказалось 18 тысяч, то есть 50 детей в день, и вывод, естественно, неутешительный: социальное неблагополучие детства растет, в стране не хватает главного — системы противодействия, организованной государством. ——————————— <3> См.: Московская комсомолка. 2012. 29 октября.

По моему глубокому убеждению, до настоящего времени в Российской Федерации не сложилась эффективная скоординированная и субординированная система органов защиты детства в целом и в частности профилактики беспризорности и безнадзорности. Это касается как работы государственных и муниципальных органов и их взаимодействия, так и общественных организаций и координации их действий. Результаты функционирования существующей системы свидетельствуют о том, что государственными органами власти по-прежнему не решена задача выявления таких организационных форм, которые позволили бы эффективным образом скоординировать и организовать деятельность по профилактике беспризорности, безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних и их социальной реабилитации. Указанные обстоятельства заставляют как ученых, так и практиков искать новые пути совершенствования системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, к которым, безусловно, можно отнести включение в правовое пространство России института ювенальной юстиции. Есть ли в России ювенальная юстиция? И да, и нет. В нашей судебной системе отсутствует самостоятельная, как ее называют, автономная ювенальная юстиция. Во многих странах она именно автономна, занимается только несовершеннолетними, действует, используя свои принципы и нормы. Однако действующее российское законодательство (материальное и процессуальное, причем не только относящееся к «уголовному циклу») имеет большое количество норм, которые могут быть использованы, если пойти по пути создания «классической» ювенальной юстиции, функционирующей сейчас в мире. Так или иначе, но ювенальная юстиция может существовать только тогда, когда найдет свое законодательное закрепление. Решением Совета Института управления, экономики и права Московского государственного университета культуры и искусств около десяти лет назад на юридическом факультете был введен специальный курс «Ювенальное право» (термин «ювенальный» употребляется нами в значении «относящийся к несовершеннолетним»). Необходимо отметить, что изначально в проекте решения Совета спецкурс предлагалось именовать «Основы ювенальной юстиции». Что касается термина «ювенальная юстиция» (Juvenile Justice — англ.), то он международный. Адаптированный перевод на русский язык этого термина означает «правосудие для несовершеннолетних». Мы же предлагаем понимать его в следующем изложении: «ювенальная юстиция — это система, образующая совокупность правовых механизмов, медико-социальных, психолого-педагогических и реабилитационных процедур и программ, предназначенных для обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, а также лиц, ответственных за их воспитание, реализуемых государственными и негосударственными органами, учреждениям и организациями». Однако Совет посчитал, что название «Ювенальное право» более академично с точки зрения потенциальной отрасли права (хотя оснований ювенальное право называть отраслью права нет, т. к. оно в настоящий момент не имеет собственного предмета правового регулирования). Вместе с тем Совет одобрил концепцию программы курса, в которой акцент сделан именно на ювенальной юстиции. И здесь речь идет не столько о различных терминологических конструкциях или соотношении правовых дефиниций, сколько о понимании ювенальной юстиции как самостоятельного правового института. Задачами настоящего курса являются: овладение студентами знаниями и умениями по различным аспектам правового регулирования отношений в сфере защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, выработка четких представлений о законодательстве и судебной практике по делам, относящимся к компетенции правосудия для несовершеннолетних; ориентирование в тенденциях развития ювенальной юстиции в целях усвоения механизмов современных систем правосудия. Курс посвящен теории и практике правового регулирования всего комплекса общественных отношений с участием несовершеннолетних в современной России. В нем сформулированы концепция ювенального права, его основные понятия и категории, изложена теория ювенального права, представлены практически все нормы права, регламентирующие правовое положение несовершеннолетних в Российской Федерации, освещены спорные вопросы теории и практики, а также зарубежный и международный опыт правового регулирования отношений с участием несовершеннолетних, защиты их прав и законных интересов. Наш курс полностью соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту ВПО третьего поколения. Много внимания на занятиях уделяется анализу государственной ювенальной политики современной России. Так, студентам поясняется, что объектом ювенальной политики являются нуждающиеся в признании, правовом закреплении и социальной защите жизненно важные блага и интересы несовершеннолетнего, а также действующее законодательство, призванное официально отразить основные приемы и способы обеспечения благополучия несовершеннолетних. Государственная ювенальная политика претворяется в жизнь через систему всех учреждений и организаций, деятельность которых направлена на провозглашение, реализацию и охрану прав несовершеннолетних. Эта система впервые нашла свое закрепление на законодательном уровне в Федеральном законе от 24.06.1999 N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (заметим: руководителем авторского коллектива по разработке данного ФЗ является автор данной публикации). В ее состав вошли: комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы управления социальной защитой населения, органы управления образованием, органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, органы управления здравоохранением, органы службы занятости, органы внутренних дел, прежде всего полиция. Несомненно, что в этой деятельности не последнее место занимают органы судебной власти и прокуратура, а также Уполномоченный по правам ребенка в Российской Федерации и Уполномоченный при Президенте Российской Федерации. Комитет ООН по правам ребенка в Заключительных замечаниях к докладу о принятии Российской Федерацией мер по закреплению признанных Конвенцией ООН о правах ребенка прав и о прогрессе, достигнутом в осуществлении этих прав, «…рекомендует государству-участнику принять все необходимые меры для того, чтобы ускорить процесс реформирования законодательства, особенно с целью введения ювенальной юстиции и ювенального уголовного процесса». Однако вопрос о создании в России специализированного правосудия в отношении несовершеннолетних — ювенальной юстиции — по-прежнему остается открытым. Немаловажная роль в осуществлении государственной ювенальной политики принадлежит ювенальному праву, поскольку «…обеспечение государственной политики в области охраны прав несовершеннолетних немыслимо без создания надежной правовой базы, в то же время полноценное развитие законодательства в области защиты прав детей невозможно без комплексного социального подхода государства к проблемам несовершеннолетних» <4>. ——————————— <4> Ювенальное право: Учебник для вузов. С. 16.

Таким образом, в развитии ювенального права в России мы стоим лишь в начале пути, и главное здесь — не опускаться до бытового, вульгарного уровня. Что я имею в виду. Так, «насмотревшись на западный опыт ювенальной юстиции», у нас собираются, по информации в «Аргументах и фактах» <5>, создавать специальные подразделения, которые будут отнимать детей у родителей, причем, видимо, вместе с квартирой. Детей — госорганам, а жилплощадь — правильным людям? ——————————— <5> АиФ. 2012. N 44 // URL: www. aif. ru.

Однако ответы на эти и множество подобных вопросов, касающихся правового регулирования всей совокупности общественных отношений, субъектами которых являются несовершеннолетние, предстоит найти будущим представителям юридической науки и практики. В то же время социальные потребности современной России в отношении несовершеннолетних диктуют необходимость выработки не только теоретической модели ювенального права, но и конкретных ювенальных юридических технологий, с тем чтобы вооружить ими правоприменителей, имеющих дело с несовершеннолетними, прежде всего с юными правонарушителями и потерпевшими; иначе говоря, необходима «работающая» теория ювенального права <6>. ——————————— <6> См.: Рабец А. М. Ювенальное право Российской Федерации: Учебник для магистров. М.: Изд-во «Юрайт», 2012.

Однако для достижения этой благородной цели требуется соответствующий уровень профессиональной подготовки, в чем и видится предназначение данного специального курса для студентов-юристов, готовых стать (помечтаем) «юристами-ювенологами», «юристами-ювеналистами». Следовательно, развитие и совершенствование в стране ювенологии, ювенального права и ювенальной юстиции — это не просто «прихоть и каприз» целого ряда уважаемых нами отечественных юристов-ювенологов. Необходимость создания в России очень важного самостоятельного направления, в частности, ювенальной юстиции связана и с обязательствами по исполнению многочисленных известных норм международного права, которые взяла на себя Российская Федерация.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *