Содержание брачного договора и его недействительность по законодательству и праву Республики Беларусь

(Матвеева Н. А.) («Семейное и жилищное право», 2013, N 3) Текст документа

СОДЕРЖАНИЕ БРАЧНОГО ДОГОВОРА И ЕГО НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ И ПРАВУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ <*>

Н. А. МАТВЕЕВА

——————————— <*> Matveeva N. A. Contents of marriage contract and invalidity thereof under the legislation of the Republic of Belarus.

Матвеева Наталья Алексеевна, доцент кафедры гражданского права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

Данная статья посвящена вопросу содержания брачного договора по законодательству и праву Республики Беларусь, а также проблеме признания брачного договора недействительным. Приводится соотношение правового регулирования и практики применения брачного договора в России и Беларуси.

Ключевые слова: брак, брачный договор, Кодекс Республики Беларусь о браке и семье, Гражданский кодекс Республики Беларусь, содержание брачного договора, недействительность брачного договора, супруги, имущественные отношения супругов, сделка, недействительная сделка.

The present article concerns the issue of contents of marriage contract under the legislation of the Republic of Belarus as well as the problem of deeming marriage contract to be invalid; considers the correlation of legal regulation and practice of application of marriage contract in Russian and Belarus.

Key words: marriage, marriage contract, Code of the Republic of Belarus on marriage and family, contents of marriage contract, invalidity of marriage contract, spouses, property relations of spouses, transaction, invalid transaction.

Кодекс Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС Беларуси) не содержит отдельной главы, посвященной брачному договору, ему уделяется лишь незначительное внимание в ст. 13 и 13.1 раздела II «Брак». Белорусский законодатель не дает определения брачного договора, однако прописывает цель его заключения — повышение культуры брачных и семейных отношений, укрепление брака и семьи, осознание супругами своих прав и обязанностей, ответственности за детей и друг за друга. Белорусские цивилисты С. М. Ананич и В. И. Пенкрат определяют брачный договор как соглашение супругов и лиц, вступающих в брак, устанавливающее их имущественные и неимущественные права и обязанности в браке или в случае его расторжения. Из ст. 13 КоБС Беларуси следует, что в брачном договоре возможно урегулировать имущественные отношения супругов, в том числе их права и обязанности по взаимному содержанию. Вместе с этим абзац 8 ст. 13 КоБС Беларуси устанавливает, что в брачном договоре могут быть определены иные вопросы взаимоотношений между супругами, родителями и детьми, если это не нарушает права и законные интересы других лиц и не противоречит законодательству Республики Беларусь. Представляется, что установленная в рамках брачного договора возможность решать вопросы взаимоотношений между супругами-родителями и детьми противоречит существу брачного договора, который должен затрагивать только взаимоотношения супругов, являясь именно брачным договором. Родительские же правоотношения должны регулироваться иными соглашениями (например, соглашением об уплате алиментов в пользу несовершеннолетнего, в котором субъектами выступают родитель-плательщик алиментов и ребенок-получатель, интересы которого до достижения 14 лет представляет другой родитель, и др.). В ст. 13 КоБС Беларуси в общем виде определены основания недействительности брачного договора, согласно которой брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Республики Беларусь (далее — ГК Беларуси). Тем самым указанная норма носит отсылочный характер, предлагая искать основания недействительности брачного договора в ГК Беларуси. Такими основаниями ничтожности брачного договора являются: — несоблюдение нотариальной формы (п. 1 ст. 166 ГК Беларуси); — заключение сделки, запрещенной законодательством (ст. 170 ГК Беларуси); — мнимость и притворность (ст. 171 ГК Беларуси). Брачный договор является оспоримым, если он: — совершен гражданином, ограниченным в дееспособности, без согласия попечителя (ст. 188 ГК Беларуси), а также не способным понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК Беларуси); — совершен под влиянием заблуждения (ст. 179 ГК Беларуси); — совершен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка) (ст. 180 ГК Беларуси). Иные основания недействительности сделок, содержащиеся в ГК Беларуси, вряд ли применимы к брачному договору в силу специфики его формы и особого субъектного состава. Ввиду того, что КоБС Беларуси не содержит специальных оснований недействительности брачного договора, остается сожалеть, что такое весьма популярное в Российской Федерации основание оспоримости рассматриваемого соглашения, как постановка другого супруга в крайне неблагоприятное имущественное положение, не нашло своего отражения в праве Республики Беларусь. Следует заметить, что постановка другого супруга в крайне неблагоприятное имущественное положение не всегда одно и то же, что и кабальная сделка, поскольку установленное брачным договором неблагоприятное (невыгодное) имущественное положение одного из супругов может абсолютно не являться следствием ситуации, именуемой «стечение тяжелых обстоятельств», давшей другому супругу ею воспользоваться в своих корыстных интересах. В практике судов Республики Беларусь имеются случаи, когда суд по собственной инициативе без согласия истца изменял основание иска и использовал-таки основание недействительности брачного договора, которое не предусмотрено ГК Беларуси, но имеет место в Российской Федерации. Так, «решением суда Фрунзенского района г. Минска, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда, брачный договор, заключенный между супругами Г., признан недействительным. Материалы дела свидетельствовали, что Г. просил признать брачный договор недействительным сначала по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 179 ГК (совершение сделки под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение), а затем по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 180 ГК (заключение договора вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях). Судебная коллегия, соглашаясь с выводами в решении суда о недействительности брачного договора, изменила основания его недействительности, указав, что условия брачного договора ставят Г. в крайне неблагоприятное положение и противоречат основным началам семейного законодательства. Вместе с тем согласно ч. 8 ст. 13 КоБС брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК. Гражданский же кодекс не содержит такого основания для признания брачного договора недействительным, как содержание в нем условий, ставящих супруга в крайне неблагоприятное положение» <1>. ——————————— <1> Судовы вестник. 2011. N 4.

Итак, отсутствие в законодательстве Беларуси возможности оспорить брачный договор в связи с тем, что он ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное имущественное положение безотносительно к признакам кабальности сделки, является пробелом в праве, устранение которого необходимо в ближайшее время. Применение последствий недействительности ничтожной сделки и признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности согласно ст. 11 ГК Беларуси являются способами защиты гражданских прав, которые лицо вправе использовать для защиты своего права при его нарушении брачным договором. Использование таких способов защиты возможно путем подачи иска в суд общей юрисдикции. В КоБС Беларуси вообще не содержится информации о круге лиц, имеющих право на исковое требование, как о применении последствий недействительности к ничтожному брачному договору, так и об оспаривании брачного договора. В случаях, когда семейное законодательство не содержит указаний на тех, кто наделен правом на подачу соответствующих исковых требований, подход к кругу лиц, имеющих право на иск, в связи с недействительностью брачного договора должен осуществляться по аналогии с подходом к личности истца по недействительным сделкам, содержащимся в гражданских кодексах. Если вести речь об исках, касающихся применения последствий недействительности к ничтожным брачным договорам, то согласно п. 2 ст. 167 ГК Беларуси подобные требования могут предъявить любые заинтересованные лица. Что же касается исков о признании недействительными оспоримых брачных договоров, то согласно п. 3 ст. 167 ГК Беларуси требование о признании оспоримой сделки недействительной (в рассматриваемом случае — брачного договора) может быть предъявлено лицами, указанными не только в ГК Беларуси, но и законодательстве вообще. Обращение с иском, связанным с недействительностью брачного договора, предполагает и рассмотрение проблемы применения исковой давности к соответствующим требованиям. Белорусский автор В. И. Пенкрат <2> поддерживает позицию о необходимости применения норм о сроках исковой давности по недействительным сделкам из Гражданского кодекса к брачному договору. Меж тем белорусская судебная практика по-разному оценивает возможность применения исковой давности к требованиям, связанным с недействительностью брачных договоров: одни суды отказывают в удовлетворении исковых требований в связи с установлением в процессе факта истечения срока исковой давности, другие же — считают, что на данные требования исковая давность не должна распространяться. ——————————— <2> Пенкрат В. И. Семейное право Беларуси. Минск, 2012. С. 62.

Более правильной и соответствующей белорусскому законодательству представляется вторая позиция, поддерживая которую можно привести следующие доводы. Во-первых, ст. 8 КоБС Беларуси гласит, что на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, кроме случаев, указанных в КоБС Беларуси. При этом ни в одной из его статей прямо не упоминается о возможности применения исковой давности как к требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки к брачному договору, так и к требованию об оспаривании брачного договора. В этой связи, буквально толкуя белорусское законодательство, можно сделать вывод о том, что к требованиям, связанным с недействительностью брачного договора, исковая давность применяться не должна. Во-вторых, ст. 13 КоБС Беларуси отсылает к ГК Беларуси только в отношении оснований недействительности брачного договора, но не порядка признания недействительным. Таким образом, есть все основания полагать, что к требованиям, связанным с недействительностью брачного договора, исковая давность применяться не должна.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *