Детская бедность в России. Тревожные тенденции и выбор стратегических действий. Резюме доклада ЮНИСЕФ

(Овчарова Л. Н., Попова Д. О.) («Вопросы ювенальной юстиции», 2008, N 6) Текст документа

ДЕТСКАЯ БЕДНОСТЬ В РОССИИ. ТРЕВОЖНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ВЫБОР СТРАТЕГИЧЕСКИХ ДЕЙСТВИЙ

РЕЗЮМЕ ДОКЛАДА ЮНИСЕФ

Л. Н. ОВЧАРОВА, Д. О. ПОПОВА

Попова Д. О., независимый институт социальной политики, ЮНИСЕФ, Москва.

Предисловие

Интерес, который проявляет ЮНИСЕФ к изучению проблемы детской бедности, связан с тем, что невозможность для детей воспользоваться в жизни теми возможностями, которых они лишаются по причине бедности, приводит к необратимым изменениям, как в их дальней жизни, так и в жизни того общества, где они живут. В практическом смысле для Российской Федерации определенный интерес представляет тот факт, что защита детей от самых уродливых проявлений бедности в раннем возрасте, когда развивается их молодой организм и формируется характер, является одновременно как признаком цивилизованного общества, так и средством решения некоторых из очевидных проблем, влияющих на качество жизни в экономически развитых странах. Возможности в жизни детей не должны определяться обстоятельствами, связанными с их рождением. Однако свидетельства, основанные на данных социальной статистики и каждодневном опыте, говорят о том, что те, кто вырастает в бедности, находятся в явном и ощутимо невыгодном положении. Следовательно, высокий уровень детской бедности является недвусмысленным противоречием равенства возможностей. Было бы крайне полезно и вполне уместно рассмотреть исследовательскую работу по вопросу «Бедность детей в России — 2005 год» в свете недавней публикации, подготовленной ЮНИСЕФ, под названием «Детская бедность в богатых странах — 2005 год». В этой работе делаются следующие основные выводы. Уменьшение уровня детской бедности четко связано с увеличением государственных ассигнований на выплату социальных и семейных пособий. Тем не менее большинство различий в существующих уровнях детской бедности в странах — членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), по-видимому, можно объяснить различиями в политике, проводимой правительствами этих стран. Следовательно, похоже, что большинство стран — членов ОЭСР имеют потенциальные возможности по снижению уровня детской бедности ниже 10 процентов, не прибегая при этом к значительному увеличению общей суммы расходов на социальные нужды. Ни в одной из стран ОЭСР, где на социальные платежи выделяется десять или более процентов от ВВП, уровень детской бедности не превышает десяти процентов. И ни в одной стране, выделяющей на социальные платежи менее пяти процентов от ВВП, уровень детской бедности не составляет меньше 15 процентов. Существует тесная взаимосвязь между бедностью в детстве и неудовлетворительными результатами, полученными при обучении таких детей в школе, их плохим здоровьем, возможностью забеременеть в подростковом возрасте, наркотической зависимостью и токсикоманией, уголовным и антисоциальным поведением, низкой заработной платой, безработицей и длительной зависимостью от социального обеспечения. В то время как «материальная бедность или бедность по уровню доходов» является наиболее простым измерением детской бедности, не стоит упускать из виду и тот факт, что на уровень детской бедности оказывают влияние и многие другие, с трудом поддающиеся измерению факторы, такие, как любовь и забота, которую получает ребенок в семье; чувство защищенности, которое ребенок испытывает в окружении своей семьи; время, которое проводят с детьми родители, и их навыки по воспитанию и уходу за ними; дружеские связи, которые дети имеют в том сообществе, где они проживают, и качество той социальной среды, в которой они вырастают. С самого начала необходимо признать тот факт, что на детскую бедность влияет сочетание таких факторов, как социальные тенденции, условия на рынке труда и правительственная политика. Поэтому использование государственного бюджета, а также политики в области налогов и социальных пособий с целью значительного сокращения детской бедности находится в рамках сферы деятельности и потенциальных возможностей правительства. Таким образом, это вопрос политической воли и приоритетности его действий. По мере приближения к концу 2005 г. социальные вопросы по-прежнему остаются ключевыми в политической повестке дня Российской Федерации, где сейчас ведутся оживленные дискуссии по вопросу выделения в ближайшие несколько лет дополнительных ассигнований в размере 4 миллиардов долларов США на нужды здравоохранения, образования, жилищного строительства и сельского хозяйства, на что возлагаются большие надежды. Может быть, сейчас как раз то самое время, когда нужды детей нужно поставить на первое место. Дети не заслуживают того, чтобы быть бедными, и не имеют на это право. Исследование, которое находится перед вами, более чем оправдывает свое существование хотя бы потому, что, когда писались эти строки, в телефонный информационный центр уже поступило около 1 миллиона вопросов, адресованных Президенту РФ В. В. Путину, причем большинство вопросов касались заработной платы, пенсий и жилищных проблем, и очень мало вопросов имели непосредственное отношение к детям, не говоря уже о проблеме детской бедности.

Представитель ЮНИСЕФ в Российской Федерации и Республике Беларусь Москва, 5 октября 2005 г. Карел де Рой

Выражение благодарности

Исследование «Детская бедность в России» было подготовлено директором научных программ Л. Н. Овчаровой и старшим научным сотрудником Д. О. Поповой (Независимый институт социальной политики, Российская Федерация). Поскольку повышение уровня и качества жизни объявлено главной задачей социально-экономического развития Российской Федерации, целью данного исследования является анализ уровня, профиля и причин бедности семей с детьми. Данное исследование вносит важный вклад в определение приоритетных направлений социальной политики на экспертном и управленческом уровнях. Для получения дополнительной информации обращайтесь по следующему адресу: Детский Фонд ООН (ЮНИСЕФ) Российская Федерация, Москва, 101000, Покровский бульвар, дом 4/17 строение 1, офисы 19 и 20 Тел.: +7 (495) 9338818, факс: +7 (095) 9338819 www. unicef. org. Изложенные в настоящем издании мнения отражают точку зрения их авторов и совсем не обязательно — политику или взгляды ЮНИСЕФ. Обозначения, используемые в данном издании, и изложение материала не подразумевают выражения со стороны ЮНИСЕФ какого бы то ни было мнения в отношении правового статуса той или иной страны или территории, или ее органов власти, или делимитации ее границ.

Введение

Результаты анализа масштабов и профиля бедности указывают на то, что среди социально-демографических групп населения России семьи с детьми отличаются самыми высокими рисками и глубиной бедности. Для понимания основных причин бедности детей и выработки политики, направленной на сокращение детской бедности, необходимо решить следующие задачи. 1. Оценить динамику основных индикаторов благосостояния населения России, включая показатели уровня и дифференциации доходов, жилищной обеспеченности, занятости, доступности образования и здравоохранения. 2. Исследовать уровень, глубину и профиль российской бедности. 3. Понять влияние действующих программ социальной поддержки на бедность семей с детьми. 4. Выявить основные факторы бедности и определить меры политики, направленные на снижение бедности среди семей с детьми. В докладе представлены основные результаты исследования данных вопросов, проведенного Независимым институтом социальной политики на основе данных официальной статистики и собственных исследований и рекомендации по политике, способствующей сокращению бедности среди семей с детьми.

1. Мониторинг показателей уровня и качества жизни

1. В первые годы рыночных реформ произошло двукратное падение реальных денежных доходов, заработной платы и пенсий (см. рис. 1). Несмотря на то что начиная с 1999 г. мы наблюдаем их рост, еще не удалось достичь предреформенного уровня. Данные изменения в доходной обеспеченности сопровождались появлением новых источников доходов, к числу которых относятся предпринимательский доход и доходы от собственности. В структуре денежных доходов доля этих новых источников постоянно увеличивается, а удельный вес заработной платы устойчиво снижается (см. рис. 2). Если в 1990 г. на заработную плату приходилось более 76,4% всех денежных доходов, то к 2003 г. этот показатель снизился до 63,9%. Доходы от предпринимательской деятельности уже составляют 15%, а доходы от собственности — 8% от всех доходов населения. Следует также отметить, что значительная часть заработной платы концентрируется в неформальном секторе экономики, и официальная оплата труда в 2003 г. составляла только 63% от общего фонда оплаты труда <1>. ——————————— <1> С 1999 г. доля оплаты труда в структуре доходов дооценивается ФСГС на величину скрытой оплаты труда, которая представляет собой разницу общего объема доходов и суммы всех видов доходов, официально учтенных или специально оцененных. Доля скрытой оплаты труда в среднем составляет около 25% общей суммы доходов. Без корректировки на скрытую оплату труда заработная плата составляла бы около 40% общего объема доходов.

100 x@

O 80

O

60 O O O @ O x@ @ O O x x O @ x x x O x x@ xO xO O 40 @ @ @ @ x @ @ @ x@ x

20

0 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004

O — реальные денежные доходы (1991 = 100%) x — реальная заработная плата (1991 = 100%) @ — реальная пенсия (1991 = 100%)

Рис. 1. Динамика реальных доходов, заработной платы и пенсии

Доходы от Заработная Социальные Доходы от Другие предпринимательской плата трансферты собственности доходы деятельности

1970 2,5 83,3 12,6

1980 2,2 79,8 15,1

1990 3,7 76,4 14,7

2000 15,9 61,4 14,4 7,1

2002 11,9 65,8 15,2 5,2 (с коррект. на скрытую оплату труда)

2003 12,0 63,9 14,1 7,8 (с коррект. на скрытую оплату труда)

2002 11,9 41,0 15,2 5,2 26,7 (без коррект. на скрытую оплату труда)

2003 12,0 39,5 14,1 7,8 26,6 (без коррект. на скрытую оплату труда)

Рис. 2. Динамика структуры доходов населения, %

2. Снижение доходов и трансформация их структуры происходили на фоне роста неравенства в их распределении, что подтверждается данными о динамике фондовых коэффициентов дифференциации и коэффициентов Джини, рассчитанных для доходов и оплаты труда (см. рис. 3). Согласно данным Статистического агентства РФ, значение коэффициента фондов <2> выросло за период с 1991 по 2003 г. с 4,5 до 14,3 раза, значение коэффициента Джини <3> — с 0,260 до 0,400. ——————————— <2> Коэффициент фондов равен соотношению суммарных доходов 10-го дециля (с самыми высокими доходами) и 1-го дециля (с самыми низкими доходами). <3> Коэффициент Джини равен половине среднего отклонения каждой доходной единицы в выборке от всех остальных доходных единиц, выраженного в отношении к среднему доходу.

70,0 0,550

0,508 0,483 O 0,480 O O 0,477 0,454 O O 0,445 0,447 0,439 O O O

X X X X 0,409 0,399 X X 0,400 0,406 X X 0,394 X 0,398 0,381 X 0,381 0,396 0,375

0,317 39,6 O // // 34,0 // 32,1 // X // // 0,260 // // // 30,5 // // // // // // // 26,4 // // // // 26,4 25,0 // // // // 24,0 // // // // // 23,4 // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // // 14,3 // 15,1 // // // // // // // // // 14,8 // // // // 14,0 // // 14,0 // 14,0 // ** // ** // 13,5 // // 13,5 // // 13,8 // // // ** // ** ** // // 13,0 // // ** // // ** // ** // ** // ** ** // ** // // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** 7,8 ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** 4,5 // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** // ** 0,0 0,000 1991 1994 1995 1996 1997 1999 2000 2001 2002 2003 2004

*********** — коэффициент фондов по денежным доходам, раз (левая шкала)

/////////// — коэффициент фондов по заработной плате, раз (левая шкала)

X — коэффициент Джини по денежным доходам (правая шкала)

O — коэффициент Джини по заработной плате (правая шкала)

Рис. 3. Показатели дифференциации доходов и оплаты труда

3. Состояние рынка труда оказывает прямое влияние на благосостояние групп населения, вовлеченных в трудовую деятельность, и косвенное влияние на уровень жизни несовершеннолетних детей, большинство которых проживает в семьях работников. Данные, представленные на рис. 4, демонстрируют заметное снижение общего уровня экономической активности населения за годы реформ. Особенно интенсивно данный процесс протекал в 1992 — 1998 гг., во время экономического спада. Ситуация изменилась с переломом экономической динамики, когда восстановительный рост экономической активности в 1999 г. вывел ее показатели на уровень 1994 г. Тенденция к снижению безработицы проявилась с началом экономического роста, благодаря чему численность безработных за 1999 — 2003 гг. сократилась до 7,9%. Наиболее интенсивным это снижение было в первые два года подъема, но в следующие годы его темпы замедлились. В 2002 — 2003 гг. уменьшение уровня безработицы было обеспечено не столько спадом численности безработных, сколько повышением количества занятых.

30,0 80,0 70,3 * 65,5 65,2 65,5 # 64,8 * 64,8 64,3 * * 66,7 * 61,1 * * * # # # # # 60,3 60,0 58,7 # 58,4 58,6 59,6 # 57,2 20,0 53,0

13,2 12,6 40,0 ++ ++ ++ 9,8 9,4 ++ ++ 8,9 ++ ++ ++ 8,6 ++ ++ ++ ++ ++ 7,9 10,0 ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ 20,0 5,2 ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ 3,3 ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ 2,9 ++ ++ ++ ++ 2,1 ++ 2,3 ++ ++ ++ ++ 1,7 ++ 1,4 ++ 1,6 ++ ++ ++ 0,8 ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++ ++

1992 1995 1998 1999 2000 2001 2002 2003

+ — уровень безработицы, в % от численности экономически активного населения — левая шкала

— уровень зарегистрированной безработицы, в % от численности экономически активного населения — левая шкала

* — уровень экономической активности — правая шкала

# — уровень занятости (в возрасте 15 — 72 лет) — правая шкала

Рис. 4. Динамика основных показателей занятости

2. Система социальной защиты и ее влияние на бедность семей с детьми

4. Основу системы социальной поддержки составляют: 1) денежные социальные трансферты страхового и нестрахового характера, 2) льготы на оплату товаров и услуг, предоставляемые отдельным категориям населения, и 3) услуги по социальному обслуживанию уязвимых групп населения (пенсионеры, инвалиды, дети-сироты и пр.). 5. Совокупный объем денежных социальных трансфертов в 2003 г. был равен 9,4% ВВП. Денежные выплаты являются важным источником доходов российских граждан и составляют 13 — 15% от денежных доходов, при этом 70 — 80% их общего объема приходится на пенсии. В настоящее время стоимость всех социальных пособий не превышает 1% ВВП и составляет около 2% от совокупных денежных доходов. Наиболее распространенными видами пособий являются: — пособие по временной нетрудоспособности; — ежемесячное пособие для детей в возрасте до 16 лет и учащихся в возрасте до 18 лет включительно; — пособие по безработице. Снижение государственной поддержки семьям с детьми проявилось в сокращении статьи семейных и материнских пособий <4>, на финансирование которой в настоящее время приходится треть общего объема средств, затрачиваемых на все социальные пособия. Если в 1991 г. на семейные и материнские пособия приходилось 77,3% общего объема средств, в 1995 г. — 54%, то к 2003 г. — всего 32,4% (таблица 1 приложения). Это изменение обусловлено отказом от выплаты ежемесячного детского пособия всем детям и переходом на выплаты только детям из бедных семей. Таким образом, в отличие от большинства пособий, которые являются страховыми, ежемесячное пособие на ребенка распределяется по адресному принципу. Однако в 2004 г. его получало более 70% детей, а размер пособия составляет 3,3% от стоимости прожиточного минимума ребенка. Начиная с 2005 г. полномочия по финансированию и законодательному регулированию данного пособия были переданы на уровень субъектов Федерации, что повлечет за собой ухудшение положения детей в депрессивных регионах. ——————————— <4> К семейным и материнским пособиям относятся пособия: по беременности и родам; при рождении ребенка; по уходу за ребенком до 1,5 лет; по уходу за детьми-инвалидами; ежемесячное пособие на каждого ребенка.

6. Обратимся теперь к данным о социальных трансфертах в натуральной и безналичной формах, которые население получает в виде льгот и дотаций на приобретение товаров и оплату услуг. Декомпозиция структуры располагаемых ресурсов <5> в разрезе децильных групп (см. табл. 1) указывает на то, что в отличие от денежных пособий, которые вносят наиболее значимый вклад в располагаемые ресурсы 10% самых бедных, натуральные льготы в большей степени доступны для среднеобеспеченных групп населения. ——————————— <5> Располагаемые ресурсы включают все денежные (заработная плата, пенсии, пособия и пр.) и неденежные (натуральные льготы и потребленные продукты питания из ЛПХ).

Таблица 1. Структура душевых располагаемых ресурсов домохозяйств в разрезе децильных групп, проценты

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 дециль дециль дециль дециль дециль дециль дециль дециль дециль дециль

Зарплата 32,5 33,8 31,7 30,5 32,3 35 40,5 45,7 49,4 52,9

Пенсии и 25,4 32,7 37,8 39,6 36,3 32,3 26,5 20,1 15,3 7,6 стипендия

Денежные 4,9 2,2 1,5 1,1 1,1 1 0,8 0,6 0,5 0,5 пособия

Поступления 3,9 3,1 2,7 2,3 2,4 2,2 2,8 2,6 2,9 1,7 от ЛПХ в денежной форме

Поступления 10,7 8,5 8,1 7,1 6,5 6,7 5,7 4,9 4,3 2,2 от ЛПХ в неденежной форме

Натуральные 2,5 3,2 3,8 4,7 5,1 4,9 4,4 3,4 2,9 1,9 льготы и субсидии

Денежная 2,9 2,3 2,1 2,4 2,3 2,2 2,6 2,8 2,8 2,8 помощь от родственников

Прочие 17,2 14,2 12,3 12,3 14 15,7 16,7 19,9 21,9 30,4 поступления <6>

Итого 100 100 100 100 100 100 100 100 100 100

——————————— <6> Виды денежных поступлений, подлинный источник которых не удается идентифицировать достоверно.

Источник: рассчитано на основе данных НОБУС, II квартал 2003 г.

По нашим оценкам на основе данных Национального обследования благосостояния и участия населения в социальных программах (НОБУС), наиболее распространенными являются льготы на оплату жилищно-коммунальных услуг (41,4% домохозяйств пользуются данной льготой) и транспорта (38,7%). Получатели льготных путевок в санатории представлены только среди 2,6% семей, а те, кто имеет льготы на оплату лекарств и медицинских услуг, представлены среди 19,8% российских семей. Помимо этого существуют и такие льготы: на содержание детей в детских дошкольных учреждениях; на оплату питания, в том числе детей в школе; компенсация расходов на бензин и технический ремонт автотранспорта; прочие натуральные поступления (социальные трансферты от предприятия, не вошедшие в вышеперечисленные услуги, материальная, гуманитарная помощь и т. д.). Получателями социальных льгот, по данным НОБУС, являются 50% российских домашних хозяйств. В стоимостном выражении эти программы составляют около 9% от общего объема располагаемых ресурсов домохозяйств — участников программ социальных льгот. 7. Анализ состава участников программ льгот с социально-демографической точки зрения указывает на то, что максимальное количество льгот концентрируется в семьях пенсионеров. В систему льгот включены 85% неработающих пенсионеров, 80% одиноких пенсионеров и 86% супружеских пар пенсионеров, при этом около 50% домохозяйств, состоящих из двух пенсионеров, имеют 4 льготы и более. Это объясняется тем, что согласно действующему законодательству право на льготы в основном имеют пожилые люди (средний возраст льготополучателей — 62 года), так как именно они имеют заслуги перед государством или ограничены в жизнедеятельности в связи с состоянием здоровья. В сложных семьях, в состав которых, как правило, также входят пенсионеры, обеспеченность социальными льготами намного выше, чем в семьях молодого и среднего поколения. Таким образом, семьи с высокой детской нагрузкой, вследствие этого имеющие более высокий риск бедности, остаются практически без государственной поддержки. По данным НОБУС, из системы социальных льгот оказываются исключенными 80% неполных семей с детьми и более 60% многодетных семей.

3. Уровень и профиль бедности в России

8. Согласно официальной российской методике к бедным относятся домохозяйства и люди, имеющие доходы ниже стоимости прожиточного минимума. Падение реальных доходов и рост неравенства спровоцировали рост численности бедного населения и глубины бедности в самом начале рыночных реформ, когда к бедным относилась треть населения страны. Следует отметить, что в 1992 г. Россия отказалась от советских стандартов измерения бедности, а новый прожиточный минимум оказался на 50% дешевле. В 2000 г. минимальная потребительская корзина была пересмотрена еще раз, и это привело к ее удорожанию в сопоставимых ценах на 20%. Начиная с 2000 г. мы наблюдаем устойчивую тенденцию снижения уровня бедности (см. рис. 5).

45,0 5,9 6,0 Д У * Е Р 5,3 Ф О 40,0 * И В 5,0 Ц Е 4,8 * 5,0 И Н 35,0 * Т Ь 4,4 * Д Б 30,0 3,8 4,0 Е Е 3,3 * 3,5 3,6 Н Д * 3,1 * * Е Н 25,0 * 2,8 Ж О * 3,0 Н С О Т 20,0 2,6 Г И, * О 2,1 П 15,0 * 2,0 Д Р О О Х Ц 10,0 О Е Д Н 1,0 А, Т 5,0 Ы % 33,5 31,5 22,4 24,7 22,0 20,7 23,3 28,3 29,0 27,3 24,2 20,4 17,8 0,0 0,0 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004

уровень бедности, в процентах от общей численности населения

-*- дефицит денежного дохода, в процентах от общего объема денежных доходов

Рис. 5. Официальные оценки уровня и глубины бедности на основе макроэкономических данных

9. Дефицит доходов, исчисляемый как сумма доходов, которую необходимо доплатить всем бедным для того, чтобы они перестали быть таковыми, в 2003 г. составил 2,6%. Это означает, что в данном году для ликвидации бедности необходимо было перераспределить в пользу бедных 231,4 млрд. в год. Если пересчитать данный результат на душу в месяц, то получим, что дефицит дохода каждого бедного человека составлял 658 рублей, или 31% от стоимости прожиточного минимума. В 2004 г. годовой дефицит доходов снизился до 2,1% и составил 227,9 млрд. руб. в год. В расчете на одного бедного этот показатель составил 744,7 руб. в месяц, или 31% от прожиточного минимума. Таким образом, на фоне сокращения численности бедного населения, мы не наблюдаем снижения глубины бедности, следовательно, ряды бедных покидают те, кто находится рядом с чертой бедности. Подчеркнем, что официальные оценки бедности не подтверждаются многими альтернативными исследованиям, к числу которых относятся: обследование бюджетов домашних хозяйств, ежеквартально проводимое Российским статистическим агентством (уровень бедности во II квартале 2003 г., по данным ОБДХ, был равен 39%), и обследования НОБУС, представляющие характеристики уровня жизни по состоянию на II квартал 2003 г. Согласно последнему из обозначенных источников месячный дефицит доходов составил 30,5 млрд. руб., или 158% от официально публикуемой величины. 10. Масштабы распространенности экстремальной бедности, измеренной в соответствии с критериями, определенными в целях развития тысячелетия <7>, оцениваются на уровне 1 — 5% от общей численности населения. К сожалению, официальная российская статистика не ведет наблюдения за формами проявления экстремальной бедности, поэтому в данном докладе в основном используются экспертные оценки авторов. Такие формы бедности проявляются в недостаточном питании и отсутствии самых элементарных непродовольственных товаров и услуг. ——————————— <7> К бедным относятся все, кто имеет доходы ниже 2,15 доллара в день при пересчете долларов в рубли по паритету покупательной способности.

11. Для понимания социально-демографического профиля бедности нами были использованы данные обследования НОБУС, которые дают возможность проводить анализ бедности на уровне домохозяйств <8>. Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что семьи с детьми — это самая большая группа среди бедных, и они отличаются повышенным риском и глубиной бедности. При том, что в общей численности домохозяйств семьи с детьми составляют 36,6% <9>, в зависимости от используемого показателя благосостояния они составляют 50 — 60% от общего числа бедных семей (см. рис. 6). ——————————— <8> Данные НОБУС дают более пессимистичные оценки численности бедного населения в 2003 г.: к бедным относится 32,2% населения, а согласно официально публикуемым данным — 20,4%. Проблема в том, что официальные данные — это результат модельных оценок и эти данные не позволяют анализировать бедность на домохозяйственном уровне. <9> Согласно данным переписи населения, проведенной в 2002 г., в общей численности российских домохозяйств семьи с детьми составляли 40,2%, а по данным НОБУС эта цифра несколько ниже — 36,6%. Если говорить о размере семьи, то данные переписи показывают, что в России в 2002 г. проживало 22,2% домохозяйств, состоящих из 1 человека (22,5%, по данным НОБУС); 27,6% домохозяйств, состоящих из 2 человек (30,4%, по данным НОБУС); 23,9% семей, состоящих из 3 человек (23,8%, по данным НОБУС); 17% семей, состоящих из 4 человек (16,7%, по данным НОБУС); 5,8% семей, в состав которых входит 5 человек (5,3%, по данным НОБУС); а также 3,5% семей, имеющих в своем составе 6 и более человек (1,2%, по данным НОБУС). Таким образом, данные НОБУС сопоставимы с переписными. Незначительное отклонение доли семей с детьми объясняется тем, что в выборке НОБУС доля семей, состоящих из 2 человек, выше, а доля семей большого размера, в состав которых, как правило, входят дети, ниже, чем по данным переписи.

Семьи с детьми Семьи без детей

Население Бедные по располагаемым 72,9 27,1 ресурсам <*>

Бедные по денежным доходам 67,2 32,8

Все население 51,9 48,1

Домохозяйства Бедные по располагаемым 61,3 38,7 ресурсам <*>

Бедные по денежным доходам 52,7 47,3

Все домохозяйства 36,6 63,4

——————————— <*> Исключая имеющих в собственности второе жилье.

Рис. 6. Социально-демографический профиль бедности, %

Если говорить в терминах индивидуальной бедности, то более 50% населения проживают в семьях с детьми, а среди бедных доля выходцев из таких семей достигает 70%. На них приходится 75 — 80% дефицита дохода, что свидетельствует о более глубокой бедности данного типа семей по сравнению со среднероссийскими показателями (см. рис. 7).

Семьи с детьми Семьи без детей

Бедные по располагаемым ресурсам <*> 77,9 22,1

Бедные по денежным доходам 74,7 25,3

Все домохозяйства 36,6 63,4

——————————— <*> Исключая имеющих в собственности второе жилье.

Рис. 7. Социально-демографический профиль дефицита доходов, %

Данные о структуре бедности — уже достаточный аргумент в пользу того, что у российской бедности — детское лицо, но еще более очевиден этот факт, когда рассматриваются риски попадания в бедность, согласно которым среди всех семей с детьми около 80% попадают в число бедных, если принимать во внимание только денежные доходы. При переходе к располагаемым ресурсам этот показатель снижается до 52%, но и в этом случае мы наблюдаем крайне высокие риски попадания в число бедных.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *