Рекомендации для государственных органов власти

(Поплаухин В. Е.)

(«Государственная власть и местное самоуправление», 2009, N 5)

Текст документа

РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ

В. Е. ПОПЛАУХИН

Современная реальность такова: призывы решать демографические проблемы есть, есть также вяло-растущее финансирование «детских» программ, есть даже некоторый подъем рождаемости, а вот внятной государственной демографической политики нет. Названные Президентом в Послании (2006 г.) материальные стимулы и принятые федеральные законодательные акты, направленные на повышение рождаемости, лишь часть демографической политики в широком смысле этого слова. Чтобы быть уверенным в завтрашнем дне, необходимы не только пособия, но и реальные доходы. И в первую очередь мужчинам. Но об этом в Послании речь не шла. Отечественный опыт убеждает, что финансовые меры по стимулированию рождаемости дают кратковременный эффект и, несмотря на свое определенное положительное воздействие, не могут в корне изменить демографическую ситуацию в стране, которая требует проведения целого ряда последовательных, комплексных и целенаправленных мероприятий законодательной и исполнительной власти как на федеральном, так и на региональном уровне.

Для того чтобы в нашей стране произошли серьезные позитивные сдвиги, прежде всего демографическая политика России должна строиться на следующих базовых принципах и целях:

1) реформирование системы здравоохранения, образования, науки, культуры (недопустимо финансирование данных областей по остаточному принципу);

2) создание государственной семейной политики, направленной на укрепление института семьи, формирование в обществе семейно-брачных отношений, престижности многодетности;

3) разработка новой социальной политики, направленной на действенную защиту семьи, детей, ветеранов, инвалидов.

В качестве неотложных мер целесообразно на данном этапе осуществить следующее:

1) создание Совета по демографической безопасности при Президенте РФ, при полномочном представителе Президента в округах, при губернаторе в регионах;

2) создание комиссии по выходу из демографического кризиса, в функции которой будет входить оценка всех федеральных и региональных законов с точки зрения их влияния на демографию страны;

3) создание в областных правительствах органа исполнительной государственной власти по вопросам социально-демографической и семейной политики;

4) принятие Закона «О государственной демографической и семейной политике в РФ», направленного на государственную поддержку семей с социально-положительным потенциалом, на защиту работающей женщины и стимулирующего повышение рождаемости в стране;

5) принятие Закона «О защите прав ребенка», предусматривающего механизмы реализации на территории РФ международной Конвенции о правах ребенка (ратифицирована Верховным Советом СССР 13 июня 1990 г.);

6) разработка и совершенствование целевых программ, направленных на решение демографических проблем (например, «Дошкольное воспитание и образование», «Доступное жилье — семье»), полное финансирование за счет федерального бюджета;

7) организация в СМИ целенаправленной пропаганды в поддержку традиционных ценностей семьи и брака, морали и нравственности.

Приоритеты демографической политики в области охраны здоровья и увеличения продолжительности жизни:

— укрепление состояния здоровья детей и подростков в общеобразовательных школах, средних профессиональных учебных заведениях, прежде всего за счет введения государством на всей территории страны бесплатных высококалорийных обедов и завтраков для всех учащихся;

— совершенствование профилактических мероприятий по снижению травм и отравлений детей и подростков, жесткая борьба против курения и алкоголя, введение уголовной ответственности за распространение наркомании (большие сроки тюремного заключения для производителей и наркокурьеров, при повторном задержании — пожизненное заключение, а для особо опасных — смертная казнь);

— повсеместное развитие спорта, отдыха и оздоровления населения;

— создание репродуктивного здоровья населения в трудоспособном возрасте, в первую очередь за счет профилактических мероприятий по снижению травм и отравлений, а также раннему выявлению болезней систем кровообращения и инфекционных заболеваний;

— сохранение здоровья пожилых людей, для которых наиболее важно обеспечение бесплатными доступными медикаментами и профилактика сердечно-сосудистых, онкологических, эндокринных и инфекционных заболеваний;

— резкое усиление роли первичной медико-санитарной помощи, структурно-экономические преобразования амбулаторно-поликлинического звена, рациональное использование и увеличение коечного фонда больниц, оснащение их новейшей аппаратурой, существенное улучшение питания больных, создание специализированных медицинских центров в каждом субъекте РФ;

— существенное улучшение качества и доступности медицинской помощи сельскому населению, строительство новых и укрепление материально-технической базы существующих лечебно-диагностических комплексов, работающих в сельской местности, оснащение их машинами скорой помощи.

Приоритеты демографической политики в области рождаемости и укрепления семьи:

— ориентация системы общественных и личных ценностей на среднедетную семью при формировании и реализации социальной политики;

— создание условий для жизнедеятельности семьи, дающих возможность рождения, содержания и воспитания нескольких детей;

— моральное и материальное стимулирование (бесплатное жилье, резкое увеличение пособий, снижение пенсионного возраста матери, улучшение качества и уровня жизни и т. д.), переход от малодетной (1 — 2 ребенка) к среднедетной (3 — 4 ребенка);

— обеспечение работникам, имеющим детей, благоприятных условий для сочетания трудовой деятельности с выполнением семейных обязанностей;

— повышение воспитательного потенциала семьи как основного субъекта социализации путем формирования у детей и подростков, молодежи ориентации на полную семью и рождение двух или более детей;

— всесторонняя забота общества о детях-инвалидах, детях-сиротах, развитие форм их семейного обустройства;

— дальнейшее развитие центров и клубов молодой семьи, центров планирования семьи и репродукции, а также социальных служб и учреждений социального обслуживания семьи и детей;

— усиление информационного обеспечения по активизации начатой работы по созданию телесюжетов социальной рекламы, направленной на пропаганду здорового образа жизни и крепкой семьи, обеспечения безопасности жизни.

Выделенные приоритеты следует реализовывать через систему федеральных, региональных, отраслевых и других программ, рассчитанных на 2 — 3 года и финансируемых в полном объеме.

Необходимо повышение роли регионов в решении демографической проблемы на основе разработки и реализации антикризисных программ.

Для выхода из демографического кризиса необходима прежде всего реальная государственная поддержка, а именно финансирование из федерального бюджета региональных целевых программ, направленных на снижение смертности, увеличение продолжительности жизни, повышение рождаемости.

Выполнение вышеобозначенных требований, целей и задач — залог нормального демографического развития страны.

Воспроизводство численности населения является одним из важнейших условий успешного развития государства. Анализ основных тенденций демографического развития России (1897 — 2006 гг.) позволяет сделать вывод о том, что эффективное воздействие государства на демографические процессы может способствовать преодолению демографических кризисов. Свидетельством данного утверждения служит тот факт, что в советский период руководству страны посредством демографической политики, являющейся составной частью социально-экономической политики, удалось в кратчайшие сроки ликвидировать последствия трех разрушительных социально-демографических кризисов. Несмотря на исторически обусловленные тенденции сокращения рождаемости и смертности, население России до развала СССР увеличивалось.

Исследования в области современной демографической ситуации показали, что причинами российской депопуляции служат не общемировые тенденции демографического развития, а «демократические» преобразования в постсоветской России. Анализ демографических процессов (2001 — 2006 гг.) свидетельствует о существовании стабильной депопуляции, носящей характер общенациональной катастрофы.

В 2001 г. Правительство РФ открыто заявило о необходимости создания эффективной демографической политики и законодательно утвердило в качестве основы последней долгосрочную Концепцию демографического развития, в которой обоснованы главные задачи: 1) создание четкой законодательной базы, регулирующей процессы воспроизводства населения; 2) разработка действенных механизмов реализации мероприятий, способствующих решению наиболее острых социально-демографических проблем.

Анализ основных направлений Концепции показал, что основа демографической политики разработана не в строгом соответствии с научными рекомендациями. Концепция лишь в общих чертах декларирует приоритеты демографической политики, но не конкретизирует механизмы воздействия на социально-демографические процессы. Необходимо, на наш взгляд, сформулировать цель демографической политики как создание предпосылок для возрождения демографического потенциала на основе формирования социально ориентированной экономики. В качестве первоочередного законодательного документа, регулирующего воспроизводственные процессы, необходимо было разработать и реализовать национальную программу вывода страны из демографического кризиса.

Нами установлено, что в период с 2001 по 2006 г. в рамках Концепции была разработана обширная нормативно-правовая база, регулирующая демографическую политику, а на среднесрочную перспективу поставлена задача экономического роста и в зависимости от него улучшение демографической ситуации. Особенностью социально-демографического законодательства является возложение обязательств по реализации мероприятий демографической политики на субъекты РФ, а отечественный опыт свидетельствует, что эффективным механизмом воздействия на демографические процессы является единая государственная социально-демографическая политика. Именно государство обязано стать гарантом обеспечения демографической безопасности.

Безусловно, региональные органы должны целенаправленно использовать комплекс мер для преодоления демографического кризиса и своевременно совершенствовать нормативную базу, направленную на улучшение демографической ситуации, с учетом местных условий.

Проводимая государством, по сути, региональная демографическая политика не способствовала улучшению количественного и качественного состояния народонаселения России. Во всех сферах жизнедеятельности: экономике, социальной, духовной жизни, культуре, наблюдается не улучшение, а кризис. Это подтверждается данными официальной статистики.

Проведенное нами социологическое исследование причин демографического кризиса показало, что одним из важных факторов демографического роста являются решение материальных проблем граждан России, создание условий для социального оптимизма и уверенности в будущем. Таким образом, способы преодоления современного демографического кризиса должны быть разработаны специальным социально-демографическим законодательством, адекватным современным рыночным условиям.

Основной вывод, к которому приводят результаты исследований, заключается в том, что целенаправленная научно обоснованная социально-демографическая политика — единственный путь, который делает осмысленными все осуществляемые в России реформы. Но на государственном уровне не были найдены принципиально новые механизмы и институты осуществления демографической политики и не был использован положительный отечественный опыт по решению демографических проблем.

Таким образом, современная демографическая политика, состоящая из обширной социально-демографической законодательной базы, имеет декларативный характер. Все это не политика, а набор мер, практически не реализованных.

На наш взгляд, главный путь решения демографических проблем состоит не в корректировании правительственного курса, а в изменении социально-экономических условий жизни и политической ситуации в стране.

——————————————————————

Название документа

Интервью: В помощь пострадавшим

(«ЭЖ-Юрист», 2009, N 14)

Текст документа

В ПОМОЩЬ ПОСТРАДАВШИМ

Л. М. ЖАРКОВА

В конце марта Президент Чечни Рамзан Кадыров заявил, что контртеррористическая операция в республике завершена. Терроризм в регионе, может быть, и побежден, но мирная жизнь пока не наладилась: компенсации за утраченное в ходе войны жилье, обещанные в 2003 году Правительством Российской Федерации, получили далеко не все. Свой взгляд на проблему высказал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении N 619-О-П от 06.10.2008. Специально для читателей «ЭЖ-Юрист» позицию Конституционного Суда РФ разъясняет его судья Людмила Михайловна Жаркова.

Людмила Михайловна, в конце прошлого года Конституционный Суд РФ вынес Определение, касающееся выплаты компенсаций жителям Чечни за утраченное во время войны жилье. В самой Чечне это решение было встречено, можно сказать, с восторгом. Как Вы думаете, чем объясняется такая реакция?

— Конституционный Суд РФ разрешил очень болезненную правоприменительную ситуацию, возникшую в результате буквального прочтения оспариваемой нормы, защитив права тысяч пострадавших людей.

Дело в том, что согласно данным Комиссии по рассмотрению заявлений граждан о компенсационных выплатах за утраченное в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике жилье и имущество 60% граждан, обратившихся за выплатой указанных компенсаций, не были зарегистрированы в своем жилище, разрушенном в ходе военных действий.

Пункт 7 Положения об осуществлении компенсационных выплат за утраченное жилье и имущество пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике гражданам, постоянно проживающим на ее территории (утв. Постановлением Правительства РФ от 04.07.2003 N 404), содержит предписание о необходимости оформления заявления о выплате компенсаций от имени всех членов семьи, зарегистрированных (прописанных) на жилой площади разрушенного жилья до его утраты. Ранее это предписание трактовалось таким образом, что документальное подтверждение факта регистрации являлось обязательным условием рассмотрения обращений о назначении компенсационных выплат.

В Определении от 06.10.2008 N 619-О-П Конституционным Судом РФ выявлен конституционно-правовой смысл данного положения, согласно которому отсутствие регистрации не может служить основанием для отказа в предоставлении компенсационных выплат пострадавшим, факт проживания которых в утраченном жилье установлен судебным решением.

При этом Конституционный Суд РФ исходил из собственной правовой позиции (сформулированной еще в 1996 году и постоянно развивающейся в Постановлениях от 04.04.1996 N 9-П и от 02.02.1998 N 4-П, Определениях от 13.07.2000 N 185-О и от 05.10.2000 N 199-О и др.), которая должна использоваться в нормотворческой и правоприменительной практике.

Согласно данной позиции сам по себе факт регистрации или отсутствия таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей и не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан; регистрация в том смысле, который не противоречит Конституции Российской Федерации, является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. При отсутствии регистрации место жительства гражданина может устанавливаться судом общей юрисдикции на основе различных юридических фактов, подтверждаемых, например, договором найма с собственником жилого помещения, актом о вселении и т. д.

Почему официальные власти Чечни говорят, что у многих жителей республики возможность получения компенсаций появилась только благодаря этому Определению?

— Хотя в результате вынесенного Конституционным Судом РФ решения проверенная норма не была отменена, чего на протяжении нескольких лет (с 2006 года) добивались граждане и органы государственной власти Чеченской Республики от федеральных органов, прежде всего от Правительства Российской Федерации, практика ее применения была должным образом скорректирована общеобязательным конституционно-правовым истолкованием.

В результате посредством конституционного судопроизводства, возбужденного по запросу Парламента Чеченской Республики, удалось подтвердить право тысяч граждан, постоянно проживающих на территории Чеченской Республики, на предоставление им мер социальной защиты, предусмотренных Постановлением N 404.

Если Конституционный Суд РФ ничего не изменил, не дал поручение законодателю, порядок выплаты компенсаций остался прежним?

— По смыслу, придаваемому оспариваемой норме официальным толкованием и соответствующей ему правоприменительной практикой до решения Конституционного Суда РФ, гражданин, не имевший регистрации в занимаемом им жилом помещении, разрушенном в период кризиса в Чеченской Республике, лишался права на получение компенсаций, предусмотренных Постановлением N 404.

Конституционный Суд РФ подтвердил правомерность введения такого условия предоставления выплат, как регистрация граждан в утраченном жилье. Оно установлено законодателем в целях создания механизма бесспорного и оперативного возмещения вреда, предотвращения злоупотребления правом на получение данных мер социальной защиты, предусматривающих выплату компенсации только за одно утраченное жилье.

Однако в условиях кризиса в Чеченской Республике имели место обстоятельства, делавшие невозможной регистрацию граждан на занимаемой ими жилой площади. На основе действующего правового регулирования, прежде всего других норм рассматриваемого Положения (п. п. 2, 3) и правовых позиций Конституционного Суда РФ, Конституционный Суд РФ сделал вывод о том, что, поскольку в условиях кризиса в Чеченской Республике имели место обстоятельства, делавшие невозможной регистрацию граждан на занимаемой ими жилой площади, судебное решение об установлении факта постоянного проживания в утраченном жилье, вынесенное по заявлению лица, оказавшегося в подобной ситуации, также является документом, подтверждающим правомерность обращения за компенсационными выплатами, предусмотренными Постановлением N 404.

По решению Конституционного Суда РФ гражданину, потерявшему, скажем, дом и не имеющему соответствующих документов, для начала надо обратиться в суд, чтобы установить юридический факт проживания в этом доме, а уж потом с судебным решением и другими необходимыми документами идти за компенсационными выплатами? Может ли гражданин, потерявший жилье, не обращаясь в суд, каким-нибудь другим способом доказать факт проживания в доме?

— Согласно решению Конституционного Суда РФ, если документы, подтверждающие регистрацию на жилой площади разрушенного жилья, отсутствуют, факт проживания заявителя должен быть установлен в судебном порядке.

Иные способы подтверждения факта проживания заявителя в жилище, на компенсацию за утрату которого он претендует в соответствии с действующим правовым регулированием, не допускаются.

Не кажется ли Вам, что действующей порядок выплаты компенсаций на практике трудноосуществим? Не зря же власти Чечни говорят о десятках тысяч человек, до сих пор не получивших никакого возмещения. Может, стоит что-то посоветовать законодателю, чтобы упростить существующий порядок, не допустив при этом злоупотреблений?

— Для такого вывода и соответствующих законодательных инициатив, по моему мнению, нет оснований.

Тысячи обращений, оставшихся без удовлетворения ввиду отсутствия у заявителей документа о регистрации по месту проживания в утраченном жилище, подлежат пересмотру при предъявлении судебного решения об установлении факта проживания и при наличии других необходимых документов, удостоверяющих личность заявителей, подтверждающих право собственности, либо владения, либо пользования утраченным жильем.

Кроме того, необходимо отметить, что возможность разрешения в судебном порядке спорных вопросов, связанных с подтверждением права на данные компенсационные выплаты, закреплена непосредственно в Положении. В частности, это касается ситуаций, когда заявители не имеют подлинников необходимых документов о правомерности пользования утраченным жильем (подп. «б» п. 7) либо члены семьи спорят между собой о том, кто из них будет получать компенсационные выплаты (п. 8). Такие судебные решения также передаются в пакете документов.

Действия же и решения созданной на основании п. 3 Постановления N 404 Комиссии по рассмотрению заявлений граждан о компенсационных выплатах за утраченное в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике жилье и имущество могут обжаловаться в суд, например при отказе в удовлетворении заявленных требований. Подобные судебные решения были исследованы Конституционным Судом РФ при рассмотрении настоящего дела.

Следует понимать, что Постановление N 404 «О порядке осуществления компенсационных выплат за утраченное жилье и имущество пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике гражданам, постоянно проживающим на территории Чеченской Республики» является одним из принятых Правительством РФ актов (от 05.11.1995, от 30.04.1997, от 01.07.2002 и др.) во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 05.09.1995 N 898 «О дополнительных компенсационных выплатах лицам, пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике» в целях скорейшего восстановления нарушенных прав и законных интересов пострадавших граждан с учетом характера причиненного вреда. В нем специально предусмотрены упрощенные процедуры восстановления гражданами своих прав и получения определенных компенсаций, что не исключает действия общих норм гражданского законодательства о защите права собственности, возмещении ущерба и т. д.

Индивидуальные требования пострадавших о возмещении вреда могут быть разрешены судами общей юрисдикции по результатам установления и исследования всех фактических обстоятельств конкретного дела.

Так что если говорить об обращении к законодателю, то, на мой взгляд, оно возможно в целях надлежащего финансирования необходимых выплат. Хочется верить, что согласованные действия органов государственной власти всех уровней на данном этапе обеспечат исполнение Постановления N 404 для указанной категории граждан, правомерно ожидающих установленной государством социальной помощи.

Интервью провели

Наталья Шиняева, Вениамин Захаров,

газета «ЭЖ-Юрист»

——————————————————————

Название документа

Вопрос: Подлежит ли применению подп. 9 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» при назначении пенсии работникам Государственной противопожарной службы субъектов Российской Федерации?

(«Арбитражный и гражданский процесс», 2009, N 4)

Текст документа

Вопрос: Подлежит ли применению подп. 9 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» при назначении пенсии работникам Государственной противопожарной службы субъектов Российской Федерации?

Ответ: Норма пенсионного обеспечения работников государственной противопожарной службы содержится в ст. 8 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ).

Согласно указанной статье работникам Государственной противопожарной службы, работающим на должностях, предусмотренных перечнем оперативных должностей Государственной противопожарной службы, утверждаемым Правительством Российской Федерации, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, пенсии по старости устанавливаются по достижении ими возраста 50 лет и при стаже работы в Государственной противопожарной службе не менее 25 лет.

Данная норма, закрепляя право работников государственной противопожарной службы на досрочную пенсию, предоставляет органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации полномочия по утверждению перечня оперативных должностей государственной противопожарной службы.

Это полномочие корреспондирует с другими предписаниями Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» (в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ), устанавливающими структуру государственной противопожарной службы. Так, в силу ч. ч. 2, 4 и 5 ст. 5 данного Федерального закона противопожарная служба субъектов Российской Федерации создается органами государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством субъектов Российской Федерации и не входит в структуру Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

Вместе с тем подп. 9 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» установлено, что право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости имеют мужчины и женщины по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 25 лет на должностях Государственной противопожарной службы (пожарной охраны, противопожарных и аварийно-спасательных служб) Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

Как следует из данной нормы, досрочная пенсия по старости устанавливается исключительно работникам государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Аналогичного права для работников Государственной противопожарной службы субъектов Российской Федерации данной нормой не установлено.

На основании изложенного досрочная трудовая пенсия по старости работникам противопожарной службы субъектов Российской Федерации не может быть назначена в соответствии с подп. 9 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

——————————————————————

Название документа

Вопрос: Подлежит ли индексации ежемесячная денежная компенсация, выплачиваемая гражданам, указанным в п. 5 и п. 6 ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 26 ноября 1998 г. N 175-ФЗ «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча»?

(«Арбитражный и гражданский процесс», 2009, N 4)

Текст документа

Вопрос: Подлежит ли индексации ежемесячная денежная компенсация, выплачиваемая гражданам, указанным в п. 5 и п. 6 ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 26 ноября 1998 г. N 175-ФЗ «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча»?

Ответ: В соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального закона «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча» на перечисленные в ней категории граждан, оказавшихся в зоне влияния радиационного излучения, распространяется действие Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

При этом гражданам, указанным в п. 5 и п. 6 ч. 1 ст. 1 названного Федерального закона, а именно гражданам, проживавшим в 1949 — 1956 гг. в населенных пунктах, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, и получившим накопленную эффективную дозу облучения свыше 35 сЗв (бэр), а также гражданам, получившим накопленную эффективную дозу облучения свыше 7 сЗв (бэр), но не более 35 сЗв (бэр), ежемесячная денежная компенсация соответственно в размере 200 и 100 рублей установлена непосредственно в ст. 8 и ст. 9 Федерального закона.

Названная компенсация, по существу, является формой возмещения вреда здоровью граждан, проживавших в 1949 — 1956 годах на определенных территориях в результате получения ими накопленной эффективной дозы облучения вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча.

Действующее нормативное правовое регулирование, включая ст. 1 Федерального закона «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и ст. 5 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», не предполагая лишения указанных выше категорий граждан права на индексацию ежемесячной денежной компенсации, в то же время не устанавливает каких-либо механизмов ее увеличения.

В связи с этим произвести индексацию ежемесячной денежной компенсации, выплачиваемой гражданам, указанным в п. 5 и п. 6 ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 26 ноября 1998 г. N 175-ФЗ «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча», до установления соответствующего правового регулирования не представляется возможным.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *