Проблемы гендерного равенства в социально-обеспечительных отношениях в связи с предоставлением детских пособий

(Корсаненкова Ю. Б.) («Социальное и пенсионное право», 2010, N 2) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА В СОЦИАЛЬНО-ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЯХ В СВЯЗИ С ПРЕДОСТАВЛЕНИЕМ ДЕТСКИХ ПОСОБИЙ <*>

Ю. Б. КОРСАНЕНКОВА

——————————— <*> Korsanenkova YU. B. Problems of gender equality in social security relations in connection with provision of child allowances.

Корсаненкова Ю. Б., доцент кафедры трудового права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, кандидат юридических наук.

В статье автор исследует проблемы правоприменения в сфере социальной защиты детства, предлагает законодательные новации с целью преодоления гендерного неравенства, в т. ч. за счет распространения социальных гарантий, связанных с рождением и воспитанием детей, и на мужчин.

Ключевые слова: дискриминация по половому признаку, гендерное равенство, гендерная асимметрия, «отцовский отпуск», родительский отпуск, детское пособие.

The author of the article studies the problems of law-application in the sphere of social protection of childhood, proposes legislative novations with the purpose of negotiation of gender inequality including at the account of spread of social guarantees related to birth and education of children to men.

Key words: discrimination of gender, gender equality, gender asymmetry, father’s vacation, parent’s vacation, child allowance.

Одним из основных путей борьбы с дискриминацией женщины в сфере труда считается гендерное равенство, предполагающее признание равенства прав, обязанностей и возможностей женщин и мужчин во всех сферах жизни, включая семейную, производственную и общественную <1>. Поэтому задача совершенствования трудового права в гендерном измерении состоит в постепенном переходе к использованию механизма правового регулирования, основанного на равной конкуренции мужчин и женщин, достигаемой за счет дифференцированного и защищенного правом доступа к работе, карьере, профессиональной подготовке, новым формам экономической активности, программам социального страхования и другим ресурсам. Для этого нужна реализация норм ратифицированной в 1997 г. Россией Конвенции МОТ N 156 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями» <2>, согласно которой ответственность за выполнение семейных обязанностей должна быть разделена между мужчинами и женщинами. ——————————— <1> См.: Адриановская Т. Л. Современные проблемы правовой защиты женщин в сфере трудовых отношений: Автореф. дис. … к. ю.н. СПб., 2005. С. 16. <2> См.: Международная защита прав и свобод человека / Сост. Г. М. Мелков. М.: Юрид. лит., 1990. С. 160.

Создание средствами трудового права и права социального обеспечения условий, позволяющих совмещать трудовую и семейную жизнь работников, как мужчин, так и женщин, является одним из важных аспектов политики в международном и национальном масштабах. Поэтому необходимо усилить социальные преимущества для женщины-матери, учитывая право женщины на свободный выбор жизненного пути (служебной либо материнской карьеры либо различных форм их гармоничного сочетания). В Конвенции МОТ N 156 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящихся с семейными обязанностями» отмечается, что для достижения полного равенства мужчин и женщин следует изменить традиционную роль мужчин и женщин в обществе и семье. Мужчины, как и женщины, должны в равной степени участвовать в семейной жизни <3>. Следовательно, несение семейных тягот и функций следует распределять между ними без дискриминации по половому признаку. Поэтому правовое регулирование в сфере социального обеспечения должно осуществляться безотносительно к их полу. Таким образом, женщину-работницу необходимо рассматривать через призму освобождения ее от двойной нагрузки — семейной и рабочей (производственной). Семейные обязанности должны разделяться между мужчиной и женщиной. Воплощение в жизнь такого подхода видится через предоставление семейных льгот, в том числе и социально-страховых пособий, как мужчинам, так и женщинам. Этим самым, как представляется, будет достигаться главная цель — вовлечение мужчины в воспитание детей и развитие долга ответственности мужчины и женщины перед детьми за их материальное обеспечение. ——————————— <3> Принята в развитие Конвенции ООН 1979 г. «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» // Международная организация труда: конвенции и рекомендации (1919 — 1990). Женева: Бюро МОТ, 1991. Т. 2.

Для этого следует устранить гендерную асимметрию в отношении мужчин, сложившуюся при предоставлении государственных пособий на детей, в частности при получении такого страхового пособия, как пособие по беременности и родам. Традиционно в России данное пособие рассматривалось в качестве «женского» пособия. Однако в развитых европейских странах установление отпусков по беременности и родам и одноименных пособий базируется на нормах международного права, в которых говорится о предоставлении данных отпусков и пособий не обязательно только женщинам, а всем лицам с семейными обязанностями (как женщинам, так и мужчинам). Анализ норм российского и зарубежного законодательства, регулирующего отношения по предоставлению пособий в связи с беременностью и родами <4>, позволил выявить ряд проблем и предложить пути их решения. ——————————— <4> См.: Федеральные законы от 19 мая 1995 г. «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» (в ред. от 24 июля 2009 г.); от 5 декабря 2006 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственной поддержки граждан, имеющих детей», от 29 декабря 2006 г. «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (в ред. от 24 июля 2009 г.); от 28 ноября 2009 г. «О бюджете ФСС РФ на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов»; Приказ Минздравсоцразвития РФ от 23 декабря 2009 г. «Об утверждении Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей».

1. Предоставление во всех случаях права отцу ребенка на использование части послеродового отпуска вместо матери (по аналогии с европейским законодательством), на мой взгляд, не вполне оправданно, так как это может негативно отразиться как на здоровье ребенка, так и на здоровье самой женщины. Как резонно отмечает Л. С. Ржаницына, «Если нам всем нужны дети, то в данных отношениях не может быть полной свободы договора, она ограничена ответственным государственным интересом. Здесь все равно принуждение должно существовать» <5>. ——————————— <5> Ржаницына Л. С. Социально-экономические основы защиты трудовых прав // Материалы науч.-практ. конф. «Проблемы защиты трудовых прав граждан». М., 2004. С. 116.

Однако в тех случаях, когда послеродовой отпуск не используется по объективным причинам (смерть матери во время родов или в период послеродового отпуска; лишение или ограничение ее в родительских правах; признание матери недееспособной вследствие душевной болезни; длительная болезнь матери, препятствующая выполнению родительских обязанностей; отбывание матерью наказания в местах лишения свободы без привлечения к оплачиваемому труду; нахождение матери под стражей в период следствия; отобрание ребенка у матери без лишения родительских прав; признание матери ограниченно дееспособной вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами), право на послеродовой отпуск (или неиспользованную его часть) можно предоставить отцу ребенка или другому лицу, фактически взявшему ребенка на воспитание. При этом логично установить отцу ребенка или фактическому воспитателю (по аналогии с одинокой матерью) более длительный послеродовый отпуск (110 календарных дней) и назвать его родительским отпуском по уходу за новорожденным, что позволит воплотить принцип равенства полов на пособие по беременности и родам. 2. Исследование норм, регулирующих предоставление пособий при усыновлении ребенка в возрасте до трех месяцев, свидетельствует о некотором соблюдении принципа гендерного равенства прав мужчин и женщин. Пособие им выплачивается со дня усыновления и до истечения 70 календарных дней (в случае одновременного усыновления двух и более детей — 110 календарных дней) со дня рождения ребенка (детей). В то же время в Законе о пособиях 1995 г. право на пособие установлено только женщинам (ст. 6). Мужчинам право на соответствующий послеродовой отпуск предоставляется на основании ст. 257 ТК РФ («Отпуска работникам, усыновившим ребенка»). Поскольку говорить о пособии за послеродовой отпуск мужчине некорректно, оно именуется пособием при усыновлении <6>. ——————————— <6> Кучма М. И. Пособия женщинам, лицам с семейными обязанностями в связи с рождением ребенка // Человек и труд. 2005. N 2. С. 51.

С позиций равенства семей с детьми, независимо от их типа, целесообразно право на родительский отпуск с выплатой пособия предоставить неполной семье (в том числе мужчине — единственному опекуну или приемному родителю, патронатному или фактическому воспитателю независимо от пола), если опека, передача в приемную или патронатную семью, принятие на фактическое воспитание ребенка производятся непосредственно из роддома или после, но в отношении ребенка, не достигшего возраста трех месяцев. Если получателем пособия выступает вышеуказанный тип неполной семьи, образовавшийся в период после рождения ребенка и до истечения послеродового отпуска у матери родительский отпуск, по моему мнению, должен предоставляться на более длительный срок — 110 календарных дней со дня смерти матери, усыновления ребенка, установления опеки, принятия в приемную семью, а не со дня рождения ребенка, а при усыновлении, принятии под опеку, в приемную или патронатную семью или на фактическое воспитание двух и более детей — не менее чем на 140 календарных дней. 3. Зарубежное законодательство предусматривает специальный отцовский, как правило, оплачиваемый отпуск при рождении ребенка продолжительностью: от 3 до 10 дней в Греции, Португалии, Испании, Нидерландах, Бельгии, во Франции; до 14 дней в Дании, Ирландии, Норвегии; до 18 дней — в Финляндии <7>. ——————————— <7> По последним данным, в Скандинавских странах этим отпуском полностью или частично пользуются 60 — 80% отцов.

Несмотря на то что ст. 123 ТК РФ устанавливает право мужа (по его желанию) оформить ежегодный отпуск в период нахождения жены в отпуске по беременности и родам, с моей точки зрения, в качестве дополнительной гарантии следует закрепить в российском законодательстве право на получение оплачиваемого «отцовского отпуска» продолжительностью семь рабочих дней, предоставляемого со дня выписки новорожденного из роддома с выплатой пособия в размере среднемесячного заработка для отцов, подлежащих обязательному социальному страхованию. 4. Трудовой кодекс РФ закрепляет гарантию женщинам о предоставлении им (по желанию) ежегодного оплачиваемого отпуска перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него независимо от стажа работы в данной организации. Такую гарантию можно распространить на всех лиц из числа работающих граждан (как мужчин, так и женщин) в описанных выше случаях, когда им может быть предоставлен «родительский отпуск по уходу за новорожденным», а ст. 260 ТК РФ дополнить данным предписанием. 5. Исходя из принципа дифференциации продолжительности отпуска по беременности и родам в зависимости от субъекта — получателя пособия целесообразно установить отпуск большей продолжительности, например 100 календарных дней до родов и 100 календарных дней после родов женщинам, занятым на подземных работах, на работах с вредными условиями труда, в горячих цехах (по Списку N 1) и на работах с тяжелыми условиями труда (по Списку N 2). Полагаю, это положение следует распространить и на мужчин — получателей родительского пособия в рассмотренных выше случаях. 6. Норма, предоставляющая женщинам, уволенным не по их вине (в большинстве случаев — ликвидация или окончание сезонных работ), право на пособие в течение определенного периода с момента прекращения трудового договора до родов, содержится и в законодательстве зарубежных стран. Например, в Польше пособия предоставляются беременным женщинам, уволенным в связи с ликвидацией предприятия и невозможностью предоставления им иной работы или с нарушением закона. В ряде стран независимо от причины увольнения право на пособие также сохраняется, если дородовой отпуск начнется в течение определенного периода после увольнения (шесть месяцев в Чехии). Что касается российского законодательства, то, во-первых, представляется необходимым в целях гендерного равенства распространить данную норму и на мужчин — получателей родительского пособия (в тех случаях, когда мы предлагаем предоставить им право на родительский отпуск в связи с уходом за новорожденным). Вызывает возражения другая новелла в ст. 261 ТК РФ, согласно которой в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее заявлению продлить срок трудового договора, но только до окончания беременности. Это влечет ряд неблагоприятных для нее последствий, в частности беременная женщина лишается права на получение пособия по беременности и родам за время послеродового отпуска. Представляется целесообразным внести в ст. 261 ТК РФ изменения, согласно которым срочный трудовой договор будет продлеваться до истечения срока отпуска по беременности и родам. Аналогичную норму следует распространить и на мужчин, находящихся в родительском отпуске по уходу за новорожденным ребенком. Во-вторых, необходимо предоставить право на пособие всем лицам (включая мужчин), отпуск по беременности и родам (родительский отпуск) у которых наступил в течение 6-месячного срока после увольнения по собственному желанию по уважительным причинам (в связи с переездом к месту жительства мужа, переводом мужа на работу в другую местность; болезнью, препятствующей продолжению работы или проживанию в данной местности; необходимостью ухода за инвалидом I группы или больным членом семьи). Приказом Минздравсоцразвития РФ от 23 декабря 2009 г. утверждены Порядок и условия назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, закреплено право на пособие за женщинами, у которых отпуск по беременности и родам наступил в течение месяца после увольнения по собственному желанию по перечисленным выше основаниям. Такую гарантию следовало бы предоставить и мужчинам, увеличив до шести месяцев срок, в течение которого можно получить данное пособие. Исследование регионального законодательства (на примере московского), регулирующего предоставление ежемесячного пособия на ребенка, также выявило наличие дискриминационного положения в Законе г. Москвы от 3 ноября 2004 г. N 67 «О ежемесячном пособии на ребенка». Закон ограничивает право усыновителя — мужчины, не состоящего в браке, на получение пособия на ребенка в двойном размере: по нормам Закона оно увеличивается лишь одиноким матерям. В связи с чем также предлагается устранить данное ограничение.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *