К вопросу о включении отношений по обязательному социальному страхованию в предмет правового регулирования отрасли трудового права

(Барышникова Т. Ю.) («Трудовое право в России и за рубежом», 2011, N 1) Текст документа

К ВОПРОСУ О ВКЛЮЧЕНИИ ОТНОШЕНИЙ ПО ОБЯЗАТЕЛЬНОМУ СОЦИАЛЬНОМУ СТРАХОВАНИЮ В ПРЕДМЕТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТРАСЛИ ТРУДОВОГО ПРАВА <*>

Т. Ю. БАРЫШНИКОВА

——————————— <*> Baryshnikova T. Yu. On the issue of inclusion of relations of compulsory social in surance into the subject of legal regulation of the branch of labor law.

Барышникова Татьяна Юрьевна, доцент кафедры трудового и финансового права Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова, кандидат юридических наук.

В статье обосновывается позиция автора по вопросу включения в предмет трудового права отношений по обязательному социальному страхованию.

Ключевые слова: трудовое право, предмет трудового права, обязательное социальное страхование.

The article reflects the author’s position concerning to inclusion of compulsory social insurance relations into subject of labour law.

Key words: labour law, subject of labour law, compulsory social insurance.

Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» <1> в ст. 1 Трудового кодекса РФ были внесены изменения, суть которых заключается, в частности, во включении в предмет регулирования отрасли трудового права (в категорию «непосредственно связанные с трудовыми отношения») отношений по обязательному социальному страхованию. ——————————— <1> Федеральный закон от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. N 27. Ст. 2878.

Отношения, непосредственно связанные с трудовыми (также именуемые в юридической литературе «тесно связанные с трудовыми» или «производные от трудовых» <2>), большинством ученых рассматриваются как часть предмета правового регулирования отрасли трудового права и традиционно характеризуются следующими признаками: ——————————— <2> См., например: Александров Н. Г. Советское трудовое право. М., 1972. С. 174; Процевский А. И. Предмет советского трудового права. М., 1979. С. 97; и др.

1) обусловленность непосредственно связанных с трудовыми отношений наличием трудового отношения. По мнению большинства ученых, непосредственно связанные с трудовыми отношения существуют постольку, поскольку существует само трудовое отношение, т. е. предполагают существование в настоящем, будущем или прошлом трудового правоотношения <3>; ——————————— <3> См., например: Александров Н. Г. Советское трудовое право. М., 1972. С. 174.

2) обусловленность возникновения непосредственно связанных с трудовыми отношений дополнительным юридическим фактом. В отличие от трудовых отношений, предполагающих безусловное наступление определенной совокупности субъективных прав и юридических обязанностей, непосредственно связанные с трудовыми отношения могут и не возникнуть <4>, а следовательно, для возникновения непосредственно связанного с трудовым отношения необходимо наличие дополнительного юридического факта; ——————————— <4> См., например: Сыроватская Л. А. Советское государство и право. 1967. N 7. С. 89 — 90.

3) особенности субъектного состава производных отношений. Непосредственно связанные с трудовыми отношения отличаются от собственно трудовых отношений особенностями субъектного состава, а именно: производные от трудовых отношения в своем субъектном составе имеют только одного из участников трудового отношения (работника либо работодателя), другим участником выступает какая-либо третья организация <5>. ——————————— <5> См., например: Гинцбург Л. Я. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1977. С. 159 — 160.

Оценивая отношения по обязательному социальному страхованию на предмет соответствия вышеуказанным признакам производных отношений, необходимо отметить следующее. 1. Особенности субъектного состава правоотношений. Прежде всего необходимо отметить, что субъектный состав отношений по обязательному социальному страхованию действительно отличается от собственно трудовых отношений. В качестве субъектов обязательного социального страхования в соответствии со ст. 6 Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования» <6> названы страхователи (работодатели), страховщики, застрахованные лица, а также иные органы, организации и граждане, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования. Таким образом, по общему правилу, установленному ст. 6 указанного Закона, отношения по обязательному социальному страхованию возникают между тремя субъектами, каждый из которых осуществляет субъективные права и несет юридические обязанности в отношении остальных субъектов. ——————————— <6> Федеральный закон от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» // СЗ РФ. 1999. N 29. Ст. 3686.

Однако к страхователям относятся не только работодатели (организации любой организационно-правовой формы и граждане, обязанные в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования и законодательством РФ о налогах и сборах уплачивать страховые взносы и (или) налоги), а также органы исполнительной власти и органы местного самоуправления (например, в случае медицинского страхования неработающего населения в соответствии со ст. 2 Закона РФ «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» <7>). Соответственно, медицинское страхование неработающего населения в предмет трудового права вообще включено быть не может, поскольку не отвечает требованиям субъектного состава производных отношений, связь субъектов «работник (застрахованное лицо) — работодатель (страхователь) — третий субъект (страховщик)» здесь отсутствует. ——————————— <7> Закон РФ от 28 июня 1991 г. N 1499-1 «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 27. Ст. 920.

Следует согласиться с М. Ю. Федоровой, которая считает, что правоотношения по социальному страхованию (социально-страховые правоотношения) — это правовые связи между субъектами социального страхования (застрахованными, страхователями, страховщиками и иными органами, организациями и учреждениями), предоставляющими страховое обеспечение <8>. ——————————— <8> См.: Федорова М. Ю. Социальное страхование как организационно-правовая форма социальной защиты населения: проблемы правового регулирования. Омск, 2000. С. 265, 303.

Таким образом, система социального страхования опосредуется правоотношениями между указанными субъектами, которые носят различный отраслевой характер. Необходимо выделять три вида таких отношений, являющихся «предпосылками» реализации права на получение определенного вида социального обеспечения по социальному страхованию. Первый вид отношений — это отношения между страхователями и застрахованными лицами, которые носят, как правило, трудовой характер: работодатель осуществляет социальное страхование своих работников, однако по отдельным видам страхования отношения между страхователями и застрахованными лицами могут носить гражданско-правовой (например, при страховании профессиональных рисков), служебный (страхование по временной нетрудоспособности государственных гражданских служащих), административный характер (медицинское страхование неработающего населения органами исполнительной власти субъектов РФ). Следовательно, отношения по обязательному социальному страхованию являются «производными» не только от трудовых отношений. Второй вид отношений возникает между страхователями и страховщиками — это отношения, возникающие в связи с аккумуляцией «общественных средств, составляющих финансовую основу социального обеспечения» <9>, которые носят финансово-правовой характер, поскольку в рамках этих отношений осуществляется формирование имущественной основы системы социального страхования — средств фондов социального страхования. В юридической литературе рассматривается точка зрения о включении этих отношений в предмет права социального обеспечения <10>, однако следует согласиться в М. В. Лушниковой в том, что такая позиция имела бы право на существование при условии изменения правового регулирования режима средств социально-страховых фондов и порядка их формирования <11>. В настоящее время, даже несмотря на изменение «налоговой» природы и возврат к «страховой» природе взносов на обязательное социальное страхование, сохранился режим средств социально-страховых фондов как федеральной государственной собственности и статус социально-страхового фонда как части бюджетной системы государства, вследствие чего правовое регулирование формирования внебюджетных социально-страховых фондов должно быть отнесено к предмету финансового права. ——————————— <9> Право социального обеспечения / Под ред. М. В. Филипповой. М., 2006. С. 46. <10> Ковалевский С. М. Обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве (Правовые вопросы). М., 2004. С. 74 — 75. <11> Лушникова М. В., Барышникова Т. Ю. Предмет и метод права социального обеспечения: новые подходы // Вестник ЯрГУ им. П. Г. Демидова. Ярославль, 2009. С. 18.

И наконец, третий вид отношений — это отношения между страховщиками и застрахованными лицами (по некоторым видам социального обеспечения между страхователями и застрахованными лицами), связанные с предоставлением определенных видов социального обеспечения. Они носят собственно социально-обеспечительный характер и входят в предмет права социального обеспечения. В качестве непосредственно связанных с трудовыми целесообразно рассматривать только те виды отношений по обязательному социальному страхованию, выплаты по которым производятся непосредственно страхователем (работодателем). Кроме общих отличий субъектного состава отношений по обязательному социальному страхованию от производных от трудовых отношений, по отдельным видам социального страхования состав застрахованных лиц может отличаться от определенного ТК РФ субъектного состава отношений, являющихся «предпосылкой» обязательного социального страхования. Приведем два примера различного толкования понятий «субъекты несчастного случая на производстве» по трудовому законодательству и законодательству об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве. Так, Федеральным законом «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» <12> установлен круг застрахованных лиц — субъектов несчастного случая на производстве и профессиональных заболеваний: ——————————— <12> Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3803.

— физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), заключенного со страхователем; — физические лица, осужденные к лишению свободы и привлекаемые к труду страхователем; — физические лица, выполняющие работу на основании гражданско-правового договора, если в соответствии с указанным договором страхователь обязан уплачивать страховщику страховые взносы. В отличие от указанного круга субъектов ст. 227 ТК РФ расширяет перечень субъектов несчастного случая на производстве за счет следующих категорий лиц, также находящихся под воздействием вредных производственных факторов, но в отношении которых не отчисляются страховые взносы: — студенты и учащиеся образовательных учреждений всех типов, проходящие производственную практику; — лица, страдающие психическими расстройствами, участвующие в производительном труде на лечебно-производственных предприятиях в порядке трудовой терапии в соответствии с медицинскими рекомендациями; — лица, привлекаемые в установленном порядке к выполнению общественно полезных работ; — члены производственных кооперативов и члены крестьянских (фермерских) хозяйств, принимающие личное трудовое участие в их деятельности. Очевидно, что целью определения в ст. 227 ТК РФ такого широкого перечня лиц, являющихся субъектами несчастного случая на производстве, является учет и расследование несчастных случаев на производстве и контроль за охраной труда, а в социально-страховом законодательстве цель совершенно иная — предоставление соответствующих выплат. И второй пример. В соответствии с п. 7 ст. 11 ТК РФ на государственных гражданских служащих трудовое законодательство распространяется с особенностями, предусмотренными специальным законодательством о государственной гражданской службе. Таким образом, если отношения по обязательному социальному страхованию являются частью предмета трудового права, то на государственных гражданских служащих эти нормы также распространяются, если иное не предусмотрено специальным законодательством. Однако, исходя из норм законов об отдельных видах социального страхования, следует сделать вывод о том, что по прямому указанию данных актов государственные служащие рассматриваются как застрахованные лица только по обязательному социальному страхованию по временной нетрудоспособности и в связи с материнством <13>. В отношении же страхования от несчастных случаев на производстве, поскольку служебный контракт не является разновидностью трудового договора, выплаты по служебному контракту не являются объектом обложения взносами на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а государственные гражданские служащие не являются застрахованными лицами в соответствии с ст. 5 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и, следовательно, «выпадают» из системы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве. ——————————— <13> Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» // СЗ РФ. 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 18.

Таким образом, по нашему мнению, отсылочный характер абз. 10 ч. 2 ст. 1 ТК РФ свидетельствует об искусственности включения отношений по обязательному социальному страхованию в предмет трудового права. 2. Обусловленность возникновения непосредственно связанных с трудовыми отношений дополнительным юридическим фактом и особенности юридико-фактического состава отношений по обязательному социальному страхованию. Различия в субъектном составе отношений дают основание утверждать, что юридико-фактический состав отношений по обязательному социальному страхованию должен включать в себя не факт наличия трудовых отношений, а иной юридический факт — так называемый юридический факт — состояние быть застрахованным. Для возникновения непосредственно связанного с трудовым отношения необходимо наличие дополнительного юридического факта. Так, дополнительным юридическим фактом для возникновения отношений по обязательному социальному страхованию А. И. Процевский считает несоблюдение администрацией обязанностей по обеспечению здоровых и безопасных условий труда <14>. Однако такая позиция вызывает возражения, смысл обязательного социального страхования как раз заключается именно в том, что социально-страховые последствия в виде предоставления обеспечения по страхованию наступают у страховщика вне зависимости от вины работодателя и работника, более того, даже вне зависимости от осуществления в момент наступления страхового случая трудовых обязанностей, для чего используется категория социального риска утраты заработка. При этом социальное страхование осуществляется заранее до наступления страхового случая в целях последующей компенсации неблагоприятных последствий на началах солидарности за индивидуальный риск <15>. ——————————— <14> Процевский А. И. О предмете советского трудового права // Проблемы трудового права и права социального обеспечения. М., 1975. С. 55. <15> Лушников А. М., Лушникова М. В., Барышникова Т. Ю. Теория права социального обеспечения: прошлое и настоящее. Ярославль, 2008. С. 168 — 170.

В отношениях по социальному страхованию в юридической литературе выделяются следующие юридические факты, входящие в сложный фактический состав: а) наличие факта социального страхования от определенного вида социального риска <16> (юридический факт — состояние быть застрахованным <17>); б) наступление страхового случая, под которым понимается событие, представляющее собой реализацию социального страхового риска, с наступлением которого возникает обязанность страховщика, а в отдельных случаях, установленных федеральными законами, — также и страхователей осуществлять обеспечение по обязательному социальному страхованию (ст. 3 ФЗ «Об основах обязательного социального страхования»). ——————————— <16> См., например: Лушникова М. В., Лушников А. М., Тарусина Н. Н. Единство частных и публичных начал в правовом регулировании трудовых, социально-обеспечительных и семейных отношений. Ярославль, 2001. С. 351. <17> См.: Федорова М. Ю. Указ. соч. С. 360.

Вопрос о включении отношений по обязательному социальному страхованию в предмет трудового права поднимался в юридической литературе еще в советское время. При этом по вопросу об основаниях возникновения данного правоотношения существовали различные точки зрения. Так, К. С. Батыгин считал, что необходимым юридическим фактом для возникновения правоотношения по государственному социальному страхованию является трудовой договор, а не правовое состояние — быть застрахованным <18>. Приверженцы другой точки зрения подчеркивали обусловленность отношений по обязательному социальному страхованию наличием трудовых правоотношений, что означало: правоотношения по обязательному социальному страхованию возникают автоматически — одновременно с трудовыми правоотношениями. Иными словами, заключение трудового договора являлось необходимым юридическим фактом, порождающим право лица быть застрахованным на случай временной нетрудоспособности, а в сложном юридическом составе следует выделять не только наступление временной нетрудоспособности, но и юридический факт — состояние быть застрахованным <19>. По нашему мнению, выделение юридического факта «быть застрахованным» позволяет не выделять в самостоятельную группу юридические факты, называемые некоторыми учеными «юридически значимыми предпосылками» социально-обеспечительных правоотношений, например работу в качестве рабочего или служащего <20>, поскольку в соответствии со ст. 9 ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» отношения по обязательному социальному страхованию возникают у застрахованных лиц с момента заключения трудового договора с работодателем. Следовательно, юридический факт «быть застрахованным» позволяет учесть и наличие трудовых отношений, и продолжительность страхового стажа как характеристики имущественного вклада в систему социального страхования. Страховой стаж (суммарная продолжительность времени уплаты страховых взносов и (или) налогов) фактически определяет временные рамки юридического факта — состояния быть застрахованным. ——————————— <18> Батыгин К. С. Ответственность по законодательству о социальном страховании. М., 1974. С. 31 — 32. <19> Советское право социального обеспечения / Под ред. А. Д. Зайкина. С. 104 — 106. <20> См., например: Тарасова В. А. Юридические факты в области пенсионного обеспечения. С. 16 — 17.

3. Обусловленность непосредственно связанных с трудовыми отношений наличием и содержанием собственно трудового отношения. На наш взгляд, при оценке включения отношений по обязательному социальному страхованию в предмет трудового права необходимо обратить внимание не на признаки, отличающие производные отношения от собственно трудовых, а на признак, который их безусловно объединяет и делает структурными элементами правового регулирования единой отрасли права, — это уже упомянутый нами признак «существования в настоящем, будущем или прошлом трудового правоотношения», выделенный Н. Г. Александровым. Иными словами, на наш взгляд, основой связи между трудовыми и непосредственно связанными с ними отношениями является трудовой договор. При этом трудовой договор рассматривается не только как юридический факт, основание возникновения обоих видов отношений, а еще и как соглашение об определении содержания трудового отношения, т. е. непосредственно связанные с трудовым отношения обусловлены не только наличием собственно трудового отношения, но еще и его содержанием. Как заметил А. И. Процевский, «трудовые и тесно связанные с ними отношения объединяются не только признаком трудовой деятельности, но и способом воздействия на волю людей» <21>. Иными словами, непосредственно связанные с трудовыми отношения либо обусловлены содержанием трудового правоотношения, либо влияют на его содержание в будущем. ——————————— <21> Процевский А. И. О предмете советского трудового права // Проблемы трудового права и права социального обеспечения. М., 1975. С. 42 и след.

Исходя из вышеуказанного признака, необходимо сделать следующие выводы. Во-первых, данный признак ограничивает круг отношений по обязательному социальному страхованию, указанных в ч. 2 ст. 1 ТК РФ, только отношениями по обязательному социальному страхованию по временной нетрудоспособности, в связи с материнством и от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, поскольку только данные виды обязательного социального страхования предполагают наличие индивидуальной правовой связи между работником (застрахованным лицом) и конкретным работодателем (страхователем) и, кроме того, предполагают предоставление социального блага (выплаты пособия) страхователем застрахованному лицу. Во-вторых, отношения по обязательному социальному страхованию, несмотря на включение обязательного социального страхования в категорию обязательных условий трудового договора (ст. 57 ТК РФ), возникают на основании закона вне зависимости от содержания трудового договора, их содержание не может быть изменено соглашением сторон трудового договора, а реализация прав и обязанностей по обязательному социальному страхованию не оказывает влияния на содержание трудового отношения в будущем. Необходимо отметить, что включение отношений по обязательному социальному страхованию в предмет трудового права обусловлено правовой традицией советской теории трудового права и права социального обеспечения. Так, В. И. Смолярчук включал эти отношения в предмет отрасли советского трудового права, поскольку они непосредственно связаны с трудом и нормы этого института находятся в КЗоТ РСФСР <22>. К. С. Батыгин считал, что отношения по социальному страхованию представляют собой комплексы неоднородных по характеру отношений, регулируемых нормами различных отраслей права <23>. ——————————— <22> Смолярчук В. И. Источники советского трудового права. М., 1978. С. 46 — 47. <23> См.: Батыгин К. С. Правовые проблемы социального страхования в СССР: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 1975.

В советской теории трудового права и права социального обеспечения включение отношений по обязательному социальному страхованию в предмет трудового права, по нашему мнению, было обусловлено: 1. Идеологическими причинами. Так, по мнению М. В. Молодцова, отношения по государственному социальному страхованию «обеспечивают процесс вовлечения рабочих и служащих в процесс общественного труда» <24>. ——————————— <24> Молодцов М. В. К вопросу о предмете и системе советского трудового права // Проблемы трудового права и права социального обеспечения. М., 1975. С. 42 и след.

2. Особенностями советского трудового права и советской системы права социального обеспечения. В качестве основного работодателя выступало государство, что лишало смысла формирование системы обязательного социального страхования и разграничение отношений по обязательному социальному страхованию от других организационно-правовых форм социального обеспечения. При этом в советском праве социального обеспечения рассматривался только один вид социально-страховых правоотношений — правоотношения по государственному социальному страхованию, которые опосредовали единственную существовавшую в тот период времени форму социального страхования по временной нетрудоспособности, беременности и родам, а эти отношения были непосредственно связаны с трудовыми и возникали только у рабочих и служащих. Поэтому традиционно до 60-х годов XX в. государственное социальное страхование рабочих и служащих включалось в предмет трудового права <25>. Впоследствии в связи с необходимостью формирования единой отрасли права социального обеспечения для характеристики общественных отношений, входящих в предмет права социального обеспечения, традиционно стали использоваться критерии распределительного характера отношений и социальной алиментарности, т. е. безэквивалентного распределения государственных средств <26>. Анализируя данные признаки предмета права социального обеспечения, К. С. Батыгин отмечал, что отношения по социальному страхованию отличаются от общей характеристики отношений по социальному обеспечению тем, что имеют своим назначением реализацию прав граждан как работников на материальное обеспечение и обслуживание, в то время как отношения по социальному обеспечению предназначены для реализации прав граждан как членов общества в случаях, указанных в законе. Иными словами, по социальному обеспечению граждане получают свою долю из общественных фондов потребления как члены общества для материального обеспечения и обслуживания в старости, стойкой утрате трудоспособности и в других случаях, а по социальному государственному страхованию — как работники при временной утрате трудоспособности. А алиментарными по своей природе являются только отношения, возникающие в связи с содержанием за счет общественных фондов потребления граждан, не состоящих в трудовых отношениях и реализующих свое конституционное право на материальное обеспечение. Таким образом, по мнению К. С. Батыгина, гражданин, вступающий в трудовое правоотношение, одновременно становится субъектом правоотношения по государственному социальному страхованию, таким образом возникает единое сложное правоотношение по социальному страхованию <27>). ——————————— <25> Лушников А. М., Лушникова М. В. Курс права социального обеспечения. М., 2009. С. 141. <26> Иванова Р. И., Тарасова В. А. Предмет и метод советского права социального обеспечения. М., 1983. С. 76 и след.; Андреев В. С. Право социального обеспечения в СССР. М., 1987; Андреев В. С. Конституционные основы советского права социального обеспечения // Вопросы теории и практики социального обеспечения. М., 1978. С. 7 — 8; Теория государства и права / Под ред. Н. Г. Александрова. М., 1974. С. 385; и др. <27> См.: Батыгин К. С. Ответственность по законодательству о социальном страховании. М., 1974. С. 29.

В настоящее время, на наш взгляд, включение отношений по обязательному социальному страхованию в предмет трудового права является искусственным, поскольку: — во-первых, отделяет отношения по обязательному социальному страхованию по временной нетрудоспособности, в связи с материнством и от несчастных случаев на производстве от других видов страхования (медицинского страхования, пенсионного страхования), входящих в предмет права социального обеспечения и не связанных с трудовыми отношениями у конкретного работодателя. Иными словами, такая позиция законодателя приводит к разделению отраслевой принадлежности однородных общественных отношений; во-вторых, дополнительный юридический факт, являющийся основанием для возникновения правоотношения по обязательному социальному страхованию, не зависит от содержания трудового правоотношения, а связан со специфическим обстоятельством — утратой трудоспособности и заработка вне зависимости от правомерности поведения сторон трудового правоотношения; в-третьих, каких-либо правовых последствий для реализации трудового правоотношения в связи с возникновением отношений по обязательному социальному страхованию закон не предусматривает, о чем свидетельствует и отсутствие правового регулирования отношений по обязательному социальному страхованию непосредственно Трудовым кодексом РФ. Однако, несмотря на искусственность включения отношений по обязательному социальному страхованию в предмет трудового права, такое решение законодателя играет положительную роль в толковании отдельных норм трудового законодательства. Так, термин законодателя «иные (другие) выплаты (суммы), причитающиеся работнику» позволяет включить в состав иных выплат любые суммы, которые обязан выплачивать работодатель в силу наличия трудовых отношений и не охвачены понятием «заработная плата». Понятие «заработная плата» законодатель определяет в ст. 129 ТК РФ как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты). В соответствии со ст. 15 ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» страхователь (работодатель) назначает пособия по временной нетрудоспособности (беременности и родам, уходу за ребенком) в течение 10 календарных дней со дня обращения застрахованного лица за его получением с необходимыми документами и обязан выплатить суммы пособий в ближайший после назначения пособий день, установленный для выплаты заработной платы. Таким образом, суммы вышеуказанных пособий, обязанность по назначению и выплате которых возложена на работодателя, наравне с заработной платой обеспечиваются гарантиями, предусмотренными ст. ст. 142, 236 ТК РФ, в случае нарушения работодателем сроков их выплаты.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *