Бесправное погребение

(Севастьянова Ю. В.) («Законодательство и экономика», 2011, N 4) Текст документа

БЕСПРАВНОЕ ПОГРЕБЕНИЕ

Ю. В. СЕВАСТЬЯНОВА

Статья кандидата юридических наук, старшего юрисконсульта ОАО КБ «РусЮгбанк» Ю. В. Севастьяновой посвящена правовым пробелам, существующим в сфере погребения и похоронного дела. Особое внимание уделено соотношению правовых норм Закона «О погребении и похоронном деле» с положениями Закона «О защите прав потребителей».

Конституция РФ содержит фундаментальные положения, направленные на защиту и охрану достоинства личности, свободу и личную неприкосновенность. Под личной неприкосновенностью понимается в том числе недопущение любого незаконного воздействия на человека, как в физическом, так и в психическом смысле. В свою очередь понятием «физическая неприкосновенность» охватывается не только прижизненный период существования человеческого организма, но подразумевается создание необходимых гарантий достойного отношения к умершему <1>. ——————————— <1> Постановление Конституционного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 8-П.

В Российской Федерации нормативным правовым актом, в котором закреплены гарантии достойного отношения к умершему, является Федеральный закон от 21 января 1996 г. N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» (далее — Закон). Этот документ содержит положения, обязывающие производить погребение умершего с учетом его прижизненного волеизъявления, а также гарантии материальной и иной помощи лицам, взявшим на себя обязанность осуществить такое погребение. В пункте 2 ст. 5 Закона установлено: действия по достойному отношению к телу умершего должны осуществляться в полном соответствии с его волеизъявлением. Согласно пункту 1 ст. 5 волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти — это пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме: — о согласии или несогласии быть подвергнутым патологоанатомическому вскрытию; — о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из тела; — быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими; — быть подвергнутым кремации; — о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу. Исполнителями такого волеизъявления, как правило, выступают близкие родственники, иные заинтересованные лица, в связи с чем законодатель предоставил для них ряд гарантий. В частности, в статьях 8 — 10 Закона установлено, что супругу, близким родственникам, иным родственникам, законному представителю умершего или иному лицу, взявшему на себя обязанность осуществить погребение умершего, гарантируются: — выдача документов, необходимых для погребения умершего, в течение суток с момента установления причины смерти; если для установления причины смерти возникли основания для помещения тела умершего в морг, выдача тела умершего по требованию супруга, близких родственников, иных родственников, законного представителя умершего или иного лица, взявшего на себя обязанность осуществить погребение, не может быть задержана на срок более двух суток с момента установления причины смерти; — предоставление возможности нахождения тела умершего в морге бесплатно до семи суток с момента установления причины смерти, если супруг, близкие родственники, иные родственники, законный представитель умершего или иное лицо, взявшее на себя обязанность осуществить погребение, извещены о смерти, но существуют обстоятельства, затрудняющие осуществление ими погребения; в случае поиска супруга, близких родственников, иных родственников либо законного представителя умершего этот срок может быть увеличен до 14 дней; — оказание на безвозмездной основе перечня услуг, указанного в пункте 1 ст. 9 Закона; — выплата социального пособия на погребение, если оно осуществлялось за счет средств супруга, близких родственников, иных родственников, законного представителя умершего или иного лица, взявшего на себя обязанность осуществить погребение умершего. На первый взгляд, в Законе содержится достаточное количество правовых гарантий, позволяющих беспрепятственно осуществить погребение усопшего с учетом его волеизъявления и при условии достойного отношения к его телу и памяти о нем. Но более детальный анализ вышеуказанных правовых норм, а также изучение правоприменительной практики позволяет выявить значительное количество спорных вопросов, не нашедших должного урегулирования в Законе и зачастую не позволяющих произвести погребение в соответствии с волеизъявлением умершего. Например, одна из задач, закрепленных в статье 1 Закона, заключается в создании правовых гарантий погребения с учетом волеизъявления, выраженного лицом при жизни, и пожеланий родственников. То есть реализация волеизъявления покойного и пожелания родственников (при отсутствии волеизъявления покойного) должны иметь равную правовую защиту. Однако законодатель установил неодинаковые правовые последствия для случаев, когда волеизъявление умершего существует и когда его нет. В первом случае применяется пункт 2 ст. 5 Закона: действия по достойному отношению к телу умершего должны осуществляться в полном соответствии с его прижизненным волеизъявлением. При отсутствии такового отношения регулируются пунктом 3 ст. 5 Закона: право на разрешение действий, указанных в пункте 1 ст. 5 Закона, имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушки, бабушки), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых — иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение. Возникает вопрос: какой комплекс действий предоставляет «право на разрешение», упомянутое в пункте 3 ст. 5 Закона, и тождествен ли этот комплекс действий объему прав, зафиксированных в пункте 1 ст. 5? Представляется, разрешение (согласие) может быть дано относительно патологоанатомического вскрытия, изъятия органов, кремации. Понятие «право на разрешение действий» не предполагает самостоятельное определение места погребения, выбора обычая и т. д. «Право на разрешение действий» предоставляет возможность только согласиться или не согласиться с предложенным вариантом. При этом в Законе не прописано, какое лицо или орган определяет такой вариант. То есть складывается ситуация, когда лицо, исполняющее волеизъявление умершего, наделяется правом требования захоронения в определенном месте, по определенным обычаям. При отсутствии волеизъявления умершего у родственников и иных лиц такого права не возникает. Конституционный Суд РФ высказался относительно того, как должен быть захоронен умерший при отсутствии прижизненного волеизъявления. Достойное отношение к телу покойного должно осуществляться в полном соответствии с волей его родственников, если не возникли обстоятельства, при которых исполнение таких пожеланий невозможно, либо иное не установлено законодательством Российской Федерации (п. 2 ст. 5) <2>. Реализация волеизъявления покойного и осуществление воли родственников (при отсутствии волеизъявления умершего) должны иметь равную правовую защиту. К сожалению, суды общей юрисдикции придерживаются иных позиций. Так, Московский городской суд рассмотрел спор, в рамках которого истец обратился к Департаменту здравоохранения с требованием не препятствовать в осуществлении его прав и свобод при совершении «анатомического дарения», т. е. не препятствовать в юридическом оформлении договора безвозмездной уступки прав на разрешение всех действий, указанных в пункте 1 ст. 5 Закона по достойному отношению к телу его умершей матери и акта передачи ее тела в медицинский вуз на кафедру анатомии человека для научно-исследовательских, учебных, музейных и экспозиционно-препараторских целей. Департамент отказал истцу по причине отсутствия волеизъявления умершей и надлежащей правовой базы, а именно отсутствия в законодательстве понятия «анатомический дар», а также конкретных правовых норм, предусматривающих принятие тел умерших для учебных и исследовательских целей. Полученный отказ истец счел неправомерным, полагая, что ему созданы непреодолимые административные препятствия к осуществлению его прав и свобод на анатомическое дарение и обжаловал его в судебном порядке. Суд принял сторону Департамента здравоохранения и в удовлетворении требований истцу отказал <3>. ——————————— <2> Постановление Конституционного Суда РФ N 8-П. <3> Определение Московского городского суда от 29 июня 2010 г. по делу N 33-19346.

Указанный судебный спор демонстрирует еще одну нерешенную проблему, возникающую, когда лицо, взявшее на себя обязанность по погребению умершего и при отсутствии прижизненного волеизъявления последнего, желает осуществить с телом покойного действия, не предусмотренные в пункте 1 ст. 5 Закона. Как мы убедились, суды не допускают расширительную трактовку указанной правовой нормы и при отсутствии волеизъявления считают недопустимым совершение каких-либо действий, не перечисленных в ней. Количество спорных ситуаций не уменьшается и в случае, когда волеизъявление умершего существует. В законодательстве отсутствуют четкие требования относительно того, в какую форму должно быть облечено письменное волеизъявление о достойном отношении к телу после смерти, а также чьи свидетельские показания и в каком количестве считаются достаточными для подтверждения воли покойного, выраженной устно. Итак, первый вопрос: достаточно ли простой письменной формы при составлении волеизъявления о достойном отношении к телу после смерти или требуется его нотариальное заверение? Например, в приложении 2 Правил организации похорон и содержания муниципальных кладбищ в Волгограде (утв. решением Волгоградской городской Думы от 4 июля 2007 г. N 47/1124) содержится образец типового волеизъявления (прижизненное) о достойном отношении к телу и памяти после смерти, которое оформляется в простой письменной форме при условии, что данное волеизъявление принято работником соответствующей специализированной службы по вопросам похоронного дела. Не исключена ситуация, когда лицо в последующем без участия специализированной службы по вопросам похоронного дела выразит иное волеизъявление о достойном отношении к его телу после смерти, оформив его в простую письменную форму или путем доведения до сведения свидетелей. Законодатель не урегулировал данную ситуацию и не установил, какое из волеизъявлений имеет приоритет. Не меньшее количество противоречий возникает, когда волеизъявление покойного в письменном виде отсутствует, а прижизненная воля умершего была выражена исключительно в присутствии свидетелей. Как должна поступать специализированная служба по вопросам похоронного дела при наличии противоречивых свидетельских показаний, в Законе не указано. В результате возникают многочисленные споры. Нижегородский областной суд рассмотрел дело, в рамках которого истица просила обязать специализированную службу по вопросам похоронного дела произвести перезахоронение усопшего, приходившегося ей родственником, по тем основаниям, что погребение было осуществлено в соответствии с указаниями иного лица, также приходившегося усопшему родственником, и с которыми истица не согласна. Суд отказал в удовлетворении требований истицы, в том числе по тем основаниям, что она похороны не осуществляла <4>. ——————————— <4> Определение судебной коллеги по гражданским делам Нижегородского областного суда от 10 ноября 2009 г. N 33-8506.

Как было отмечено, гарантии при осуществлении погребения умершего касаются как самого покойного, так и его родственников либо иных лиц, взявших на себя обязанность по погребению. Полагаем, одной из важнейших гарантий для родственников и лиц, взявших на себя обязанность по погребению, является возможность получения перечня услуг, указанных в пункте 1 ст. 9 Закона, на безвозмездной основе: — оформление документов, необходимых для погребения; — предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения; — перевозка тела (останков) умершего на кладбище (в крематорий); — погребение (кремация с последующей выдачей урны с прахом). Согласно пункту 2 ст. 9 Закона вышеуказанные услуги оказываются специализированными службами по вопросам похоронного дела. Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о важности следующего обстоятельства, связанного с порядком и основаниями предоставления на безвозмездной основе перечня услуг, указанного в пункте 1 ст. 9 Закона. А именно: должна или нет специализированная служба по вопросам похоронного дела осведомлять родственников умершего или иных лиц, взявших на себя обязанность по осуществлению погребения, о возможности оказания на безвозмездной основе перечня указанных выше услуг. Достаточно часто специализированные службы по вопросам похоронного дела создаются как коммерческие юридические лица, основной целью которых является извлечение прибыли. Как вы понимаете, для коммерческой организации предоставление услуг на безвозмездной основе невыгодно. Поэтому некоторые специализированные службы по вопросам похоронного дела придерживаются позиции, согласно которой подобным службам не требуется сообщать о возможности предоставления услуг на безвозмездной основе. По мнению специализированных служб, такая инициатива должна исходить от самих родственников умершего или лиц, взявших на себя обязанность по осуществлению погребения покойного. Представляется, законодатель предусмотрел возможность получения на безвозмездной основе перечня гарантированных услуг с целью поддержки наиболее незащищенных, малообеспеченных слоев населения. К сожалению, данные граждане, как правило, не обладают достаточной правовой грамотностью, в том числе в отношении возможности получения перечня гарантированных услуг на безвозмездной основе. Рассмотрим подобный спор на конкретном примере. Истица обратилась в суд общей юрисдикции к специализированной службе по вопросам похоронного дела с заявлением о возмещении убытков. Истица как лицо, взявшее на себя обязанность по погребению умершего, полагала, что ответчик обязан был сообщить ей информацию о возможности предоставления на безвозмездной основе услуг, указанных в пункте 1 ст. 9 Закона. Ответчик данную обязанность не выполнил, и истице на возмездной основе были предоставлены услуги, которые она могла получить бесплатно. В качестве правового обоснования своих требований истица сослалась на правовые положения Закона «О защите прав потребителей», в соответствии с пунктом 2 ст. 8, статьей 10 которого исполнитель услуг обязан доводить до сведения потребителя необходимую и достоверную информацию о реализуемых им услугах, в том числе цене и условиях оказания услуг. В пункте 4 ст. 12 Закона о защите прав потребителей содержится положение, в соответствии с которым необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках услуги. В соответствии со статьей 12 этого Закона, пунктом 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 исполнитель, не предоставивший покупателю полной и достоверной информации об услуге, несет ответственность, предусмотренную законом, в том числе обязан возместить причиненные убытки. Истица сочла, что ей причинены убытки, поскольку она уплатила денежные средства за услуги, которые могла получить на безвозмездной основе. Позиция специализированной службы по вопросам похоронного дела сводилась к следующему: — если бы истица просила оказать ей услуги по захоронению, предусмотренные пунктом 1 ст. 9 Закона, на безвозмездной основе, они были бы ей предоставлены; — захоронение по гарантированному перечню услуг происходит только на определенных кладбищах. Кладбище, на котором захоронена покойная, к таковым не относится; — Закон о защите прав потребителей не применяется при предоставлении гарантированного перечня услуг на безвозмездной основе, поскольку такие услуги оказываются в силу Закона, а не в силу заключенного договора. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований по следующим основаниям: «…доказательств того, что истица обращалась с заявлением о предоставлении услуг по гарантированному перечню и отказа в этом суду не представлено» <5>. То есть суд первой инстанции сформировал правовую позицию, согласно которой специализированная служба по вопросам похоронного дела не обязана сообщать родственникам умершего о возможности предоставления на безвозмездной основе перечня услуг, предусмотренных в пункте 1 ст. 9 Закона. Суд первой инстанции не затронул вопрос о необходимости применения положений законодательства о защите прав потребителей к данным отношениям. ——————————— <5> Решение и. о. мирового судьи судебного участка N 118, мирового судьи судебного участка N 122 Центрального района г. Волгограда Яковлева Д. М. от 6 апреля 2010 г. по делу N 2-118-26/10.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, так и не дав какую-либо оценку правоотношениям с точки зрения законодательства о защите прав потребителей <6>. Судья Волгоградского областного суда отказал в передаче надзорной жалобы для рассмотрения указанного спора в суде надзорной инстанции, указав следующее. Доводы о том, что истица не была ознакомлена с возможностью предоставления гарантированного перечня услуг на безвозмездной основе опровергаются подписью истицы «…об ознакомлении ее с ассортиментом и стоимостью ритуальной продукции и ритуальных услуг» <7>. Иными словами, судья областного суда признал: ознакомление с платным перечнем услуг является доказательством ознакомления с бесплатным перечнем услуг. Представляется, древнегреческие софисты могли бы использовать подобное обоснование в качестве довода в «спорах ради спора». Но на современном правовом этапе развития нашего общества как соотнести такие выводы с принципом обоснованности судебного акта? Тем более что ответчик неоднократно заявлял, что не доводил до сведения истицы информацию о возможности оказания ей гарантированного перечня услуг на безвозмездной основе, поскольку такая обязанность на специализированные службы по вопросам похоронного дела не возложена. Это обстоятельство, равно как и оценка положений Закона о защите прав потребителей, судом было оставлено без внимания. ——————————— <6> Апелляционное определение Центрального райсуда г. Волгограда от 12 октября 2010 г. N 11-386/10. <7> Определение Волгоградского областного суда от 13 января 2011 г. N 4г-4995/10.

Полагаем, Закон о защите прав потребителей должен применяться к указанным отношениям независимо от того, предоставляет специализированная служба по вопросам похоронного дела услуги на возмездной или безвозмездной основе. Факт, что право на получение гарантированного перечня услуг возникает на основании закона, не отменяет действие законодательства о защите прав потребителей, поскольку отношения между специализированной службой по вопросам похоронного дела и лицом, желающим, чтобы ему оказали услуги по погребению умершего, не входят в сферу публично-правового регулирования, но представляют собой договорные отношения, возникающие исключительно по поводу личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Следовательно, в силу статей 8 и 10 Закона о защите прав потребителей специализированная служба по вопросам похоронного дела обязана довести до сведения родственников умершего или иных лиц, взявших на себя обязанность по погребению покойного, информацию о возможности оказания на безвозмездной основе гарантированного перечня услуг, указанных в пункте 1 ст. 9 Закона. Толкование Закона, выраженное судами и специализированной службой в рамках вышеописанного спора, может иметь весьма негативные последствия нравственного и имущественного характера. К сожалению, такие последствия уже возникают на практике. Показательным является спор, рассмотренный Пензенским областным судом в кассационном порядке, в рамках которого сыновья умершего обратились к администрации с иском о признании действий по захоронению покойного без учета его волеизъявления незаконными. В обоснование своих требований истцы отметили: при жизни их отец не раз говорил о желании быть захороненным рядом со своей матерью. Однако в конечном итоге он был захоронен соответствующей специализированной службой как безродный без учета волеизъявления. По определенным причинам истцы не были рядом с отцом на момент его смерти и не могли принять участие в погребении. Рядом с их отцом находилась дальняя родственница, которая ввиду отсутствия денежных средств не смогла произвести погребение. Отсутствие денежных средств у родственницы было расценено специализированной службой как отказ от осуществления погребения. В связи с этим покойный был погребен как безродный. Суд общей юрисдикции признал правомерным погребение покойного как безродного и в удовлетворении требований истцов отказал <8>. ——————————— <8> Кассационное определение Пензенского областного суда от 11 октября 2005 г. по делу N 33-2539.

Как и в предыдущем судебном разбирательстве, суд общей юрисдикции оправдал поведение специализированной службы по вопросам похоронного дела, выразившееся в несообщении родственникам умершего о возможности погребения покойного на безвозмездной основе с учетом его волеизъявления. Если следовать указанной логике, получается, что отсутствие денежных средств на погребение является автоматическим основанием для аннулирования всех гарантий, предусмотренных Законом в целях захоронения покойного с учетом его волеизъявления. Если в рамках первого спора «молчание» специализированной службы по вопросам похоронного дела повлекло для истицы определенные потери имущественного характера, то во втором случае поведение ответчика имело куда более существенные последствия духовно-нравственного характера, когда при наличии живых родственников и соответствующего волеизъявления умерший был захоронен как безродный. Подобное поведение специализированных служб по вопросам похоронного дела, а также позиция судов общей юрисдикции, его узаконивающая, свидетельствуют о глубоком непонимании основополагающих принципов Закона о погребении и похоронном деле, в соответствии с которыми специализированные службы по вопросам похоронного дела обязаны осуществлять свою деятельность таким образом, чтобы обеспечить фактическую реализацию волеизъявления умершего и пожеланий родственников. И уж, конечно, недопустимо обогащение в ситуациях, когда законодатель прямо установил возможность получения гарантированного перечня услуг на безвозмездной основе. В свою очередь, суды общей юрисдикции должны кардинальным образом пересмотреть правовые позиции относительно обязанностей специализированных служб по вопросам похоронного дела и прав лиц, взявших на себя обязанность по погребению покойного, с учетом положений Конституции РФ, актов Конституционного Суда РФ, правовых норм Законов о защите прав потребителей, о погребении и похоронном деле.

Библиография

Постановление Конституционного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 8-П. Определение Московского городского суда от 29 июня 2010 г. по делу N 33-19346. Определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 10 ноября 2009 г. N 33-8506. Решение и. о. мирового судьи судебного участка N 118, мирового судьи судебного участка N 122 Центрального района г. Волгограда Яковлева Д. М. от 6 апреля 2010 г. по делу N 2-118-26/10. Апелляционное определение Центрального райсуда г. Волгограда от 12 октября 2010 г. N 11-386/10. Определение Волгоградского областного суда от 13 января 2011 г. N 4г-4995/10. Кассационное определение Пензенского областного суда от 11 октября 2005 г. по делу N 33-2539.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *