О некоторых вопросах перерасчета пенсии по случаю потери кормильца (по материалам судебной практики)

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2011, N 8) Текст документа

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПЕРЕРАСЧЕТА ПЕНСИИ ПО СЛУЧАЮ ПОТЕРИ КОРМИЛЬЦА (ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)

А. В. ЕФРЕМОВ

А. В. Ефремов, начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

В статье рассмотрен вопрос о праве родителей и членов семьи погибшего военнослужащего на перерасчет пенсии по случаю потери кормильца, который обусловливает проблемы правоприменительной практики.

Ключевые слова: пенсия по случаю потери кормильца, гибель, члены семьи, перерасчет пенсии, ветеран боевых действий, военнослужащий, пенсия по старости, кормилец, социальные права, нетрудоспособные, гибель.

On some issues recalculate retirement survivor A. V. Efremov

In the article the question of the right of parents and family of the deceased soldier to recalculate the pension survivor, which causes problems of law enforcement practice.

Key words: survivor’s pension, death, family members, recalculated pension, a veteran of the fighting, soldier, old-age pension provider, social rights, disability, death.

В последнее время интерес к социальным правам и их актуальность в процессе общественного развития резко возросли. Недовольство граждан социальной политикой государства, недостатками системы социальной защиты в ряде государств явилось одним из факторов политической нестабильности. Социальные права, в общем виде закрепленные Конституцией Российской Федерации, в их конкретном содержании и механизмах реализации определяются федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Реализация же указанных прав обеспечивается предоставлением широкого круга возможностей, в том числе установлением для отдельных категорий граждан дополнительных социальных благ в виде мер социальной поддержки или льгот. Одной из основных проблем, которая все еще не разрешена в ходе проводимых пенсионных реформ, является установление размера пенсии, позволяющего удовлетворить хотя бы минимальные потребности человека. По результатам исследований Всероссийского центра уровня жизни, покупательная способность средней трудовой пенсии по старости, которую получают более 29 млн. человек, лишь немного превышает прожиточный минимум; пенсии по инвалидности, которые получают 4,2 млн. россиян, по случаю потери кормильца и социальные пенсии вообще ниже этого норматива <1>. ——————————— <1> Зорькин В. Преодоление несправедливости при защите социальных прав // Рос. газ. 2007. 8 июня.

Иначе как нищенскими такие размеры пенсий по случаю потери кормильца назвать нельзя. Вот почему Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 года N 18-П следует рассматривать как знаковое событие в деле восстановления социальной справедливости в отношении тысяч семей военнослужащих, погибших при исполнении воинского долга <2>. ——————————— <2> Корякин В. М., Холод Г. Г. Имущественный вред, причиненный семье военнослужащего в связи с его смертью, подлежит возмещению в полном объеме // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 3.

Однако законопроект, устанавливающий механизм возмещения вреда, причиненного членам семьи погибших военнослужащих, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, в настоящее время находится лишь в стадии разработки. А жизнь не стоит на месте, и проблема несовершенства законов актуальна для сегодняшнего дня так же, как и в прежние времена, особенно в части, касающейся применения норм социально-пенсионного законодательства. Нельзя сказать, что федеральный законодатель ничего не делает в этом направлении. Например, не так давно решен вопрос о праве на получение двух пенсий соответствующей категории лиц, уволенных с военной службы: пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности и пенсии по случаю потери кормильца. Порядок пенсионного обеспечения лиц, уволенных с военной службы, установлен Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей». Однако, как представляется автору настоящей статьи, многие положения указанного Закона подлежат изменению, о чем, в частности, свидетельствует вышеназванное Постановление Конституционного Суда Российской Федерации. Важную роль при толковании и применении норм указанного Закона играет судебная практика судов общей юрисдикции. В настоящей статье автор кратко изложит судебные постановления, принятые по конкретному делу, которые, по его мнению, могут вызвать интерес у читателей журнала. Граждане Российской Федерации: Р. Л.М., Р. А.И., Р. Т.А., действующие в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего сына Р. Н.Ю, обратились в суд с иском к военному комиссариату Ульяновской области о перерасчете пенсии, просили признать наличие у истцов и несовершеннолетнего Р. Н.Ю. права на повышение на 32% расчетного размера пенсии, установленного в размере базовой части трудовой пенсии по старости, пенсии по случаю потери кормильца в соответствии с п. «г» ст. 45 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (далее — Закон N 4468-1), обязать военный комиссариат Ульяновской области с 1 мая 2010 г. повысить в указанном порядке пенсию. Кроме того, истцы просили обязать ответчика произвести перерасчет и выплату недополученных денежных средств с учетом повышения пенсии, назначенной: — Р. Л.М. по случаю потери кормильца, с момента ее назначения — с 12 марта 2004 г. по 31 декабря 2007 г. — на 100% установленного законодательством Российской Федерации минимального размера пенсии по старости (в соответствии с действующей на тот момент редакцией Закона N 4468-1), с 1 января 2008 г. по 31 апреля 2010 г. — на 32% расчетного размера пенсии, установленного в размере базовой части трудовой пенсии по старости (в соответствии с действующей на настоящий момент редакцией Закона N 4468-1); — Р. А.И. по случаю потери кормильца, с момента ее назначения — с 17 февраля 2009 г. по 31 апреля 2010 г. — на 32% расчетного размера пенсии, установленного в размере базовой части трудовой пенсии по старости (в соответствии с действующей на настоящий момент редакцией Закона N 4468-1); — Р. Т.А. по случаю потери кормильца, с момента ее назначения — с 18 мая 2003 г. по 31 ноября 2007 г. на 100% установленного законодательством Российской Федерации минимального размера пенсии по старости (в соответствии с действующей на тот момент редакцией Закона N 4468-1), с 1 марта 2008 г. по 31 апреля 2010 г. — на 32% расчетного размера пенсии, установленного в размере базовой части трудовой пенсии по старости (в соответствии с действующей на настоящий момент редакцией Закона N 4468-1); — Р. Н.Ю. по случаю потери кормильца, с момента ее назначения — с 18 мая 2003 г. по 31 декабря 2007 г. — на 100% установленного законодательством Российской Федерации минимального размера пенсии по старости (в соответствии с действующей на тот момент редакцией Закона N 4468-1), с 1 января 2008 г. по 31 апреля 2010 г. — на 32% расчетного размера пенсии, установленного в размере базовой части трудовой пенсии по старости (в соответствии с действующей на настоящий момент редакцией Закона N 4468-1). Исковые требования мотивированы следующими основаниями. Р. Л.М., 1954 года рождения, Р. А.И., 1954 года рождения, Р. Т.А., 1981 года рождения, и Р. Н.Ю., 1999 года рождения, являются членами семьи (соответственно, родителями, вдовой и сыном) погибшего 18 мая 2003 г. в пос. Бамут Чеченской Республики Р. Ю.А. В соответствии со ст. 5 и Приложением к Федеральному закону «О ветеранах» Р. Ю.А. является ветераном боевых действий. На этом основании истцам и сыну погибшего была назначена пенсия по случаю потери кормильца в размере 40% денежного довольствия погибшего. Ответчик выплачивает пенсию: Р. Л.М. (матери) — с 12 марта 2004 г., Р. А.И. (отцу) — с 17 февраля 2009 г., Р. Н.Ю. (сыну) — с 1 июня 2003 г. и по настоящее время, Р. Т.А. (вдове) — с 1 июня 2003 г. по 31 октября 2007 г. и с 1 марта 2008 г. по настоящее время. В соответствии со ст. 45 Закона N 4468-1 истцы как члены семьи погибшего ветерана боевых действий имеют право на повышение в размере 32% расчетного размера пенсии, установленного в размере базовой части трудовой пенсии по старости, пенсии по случаю потери кормильца. В связи с вышесказанным истцы обратились с заявлением о повышении размера пенсии. Ответчик в удовлетворении заявления отказал. Отказ является незаконным по следующим основаниям. Согласно п. «г» ст. 45 Закона N 4468-1 пенсии за выслугу лет, по инвалидности и по случаю потери кормильца, назначаемые в соответствии с данным Законом, повышаются ветеранам боевых действий на 32% расчетного размера пенсии, установленного в размере базовой части трудовой пенсии по старости. Отказывая в перерасчете пенсии по случаю потери кормильца, ответчик исходил из того, что право на повышение пенсии, назначенной в соответствии с указанным Законом, принадлежит ветерану боевых действий, а не членам семьи погибшего ветерана боевых действий, получающим пенсию по случаю потери кормильца. Закон N 4468-1 предусматривает три вида пенсии, две из которых — пенсию по инвалидности и за выслугу лет — получают сами военнослужащие, и третий вид пенсий — пенсию по случаю потери кормильца — в соответствии со ст. 28 данного Закона получают члены семей погибших военнослужащих. Размер же всех видов пенсий зависит от размера денежного довольствия военнослужащего, определяемого в соответствии со ст. 43 Закона N 4468-1, т. е. от дохода, который получал сам кормилец. Статья 45 помещена в разделе «Исчисление пенсий» и определяет заслуги военнослужащих перед Родиной, влияющие на их право на повышение пенсий с учетом этих заслуг. Субъектами получения пенсии за выслугу лет и по инвалидности являются живые военнослужащие. Субъектами же получения пенсии по случаю потери кормильца, в соответствии со ст. 29 Закона N 4468-1, являются нетрудоспособные члены семьи погибшего военнослужащего. Таким образом, данная надбавка начисляется к пенсии, получаемой членами семьи и назначенной в соответствии с названным Законом, поскольку данный вид пенсии указан в ст. 45 Закона, дающей право на повышение. Этот же вывод вытекает и из содержания ст. 46 того же Закона, предусматривающей повышение пенсии по случаю потери кормильца всем нетрудоспособным членам семьи погибшего. В силу ст. 58 Закона N 4468-1 сумма пенсии, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким-либо сроком. Следовательно, перерасчет пенсии по случаю потери кормильца должен быть осуществлен с момента ее назначения. В судебном заседании истцы и представитель истцов М. на удовлетворении иска настаивали, привели доводы, изложенные в иске. Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд пришел к следующему. Р. Ю.А. погиб 18 мая 2003 г. в населенном пункте Бамут Ачкой-Мартановского района Чеченской Республики. Пенсия по случаю потери кормильца назначена ответчиком членам семьи погибшего: жене — с 1 июня 2003 г., сыну — с 1 июня 2003 г., матери — с 12 марта 2004 г. (по достижении возраста 50 лет), отцу — с 17 февраля 2009 г. (по достижении возраста 55 лет). 21 мая 2010 г. истцы обратились в военный комиссариат области с заявлением о повышении размера выплачиваемых им пенсий на 32% к расчетному размеру с момента их обращения. 28 мая 2010 г. заявителям был дан ответ о том, что повышение пенсии на 32% расчетного размера пенсии членам семьи ветерана боевых действий действующим законодательством не предусмотрено. Пенсионное обеспечение военнослужащих осуществляется в порядке, предусмотренном Законом N 4468-1. В соответствии с п. «г» ст. 45 Закона в редакции, действующей в настоящее время, пенсии за выслугу лет, по инвалидности и по случаю потери кормильца, назначаемые в соответствии с данным Законом (в том числе исчисленные в минимальном размере), повышаются участникам Великой Отечественной войны из числа лиц, указанных в подп. «а» — «ж» и «и» подп. 1 п. 1 ст. 2 Федерального закона «О ветеранах», а также ветеранам боевых действий из числа лиц, указанных в подп. 1 — 4 п. 1 ст. 3 Федерального закона «О ветеранах», — на 32% расчетного размера пенсии, указанного в ч. 1 ст. 46 названного Закона. В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 3 Федерального закона «О ветеранах» от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ к ветеранам относятся военнослужащие, в том числе уволенные в запас (отставку) военнообязанные, призванные на военные сборы, лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел и органов государственной безопасности, работники указанных органов, работники Министерства обороны СССР и работники Министерства обороны Российской Федерации, сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, направленные в другие государства органами государственной власти СССР, органами государственной власти Российской Федерации и принимавшие участие в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей в этих государствах, а также принимавшие участие в соответствии с решениями органов государственной власти Российской Федерации в боевых действиях на территории Российской Федерации. Наименование ст. 45 Закона N 4468-1 «Повышения пенсий некоторым категориям пенсионеров», а также содержание статьи прямо указывает на конкретный перечень категорий пенсионеров (независимо от вида получаемой пенсии), которым за особые заслуги перед Отечеством государство гарантирует повышение уровня пенсионного обеспечения по сравнению с другими пенсионерами, не имеющими аналогичных личных заслуг. Ссылка в ст. 45 Закона N 4468-1 на повышение пенсий некоторым категориям пенсионеров, получающим пенсию по случаю потери кормильца, относится к тем лицам, которые сами принимали участие в боевых действиях. Истцы не относятся к категории лиц, упомянутых в Законе N 4468-1, не имеют звания «Ветеран боевых действий». Толкование положений ст. ст. 45, 46 Закона N 4468-1, а также ст. 3 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5-ФЗ «О ветеранах» не позволяет сделать вывод о том, что истцы относятся к той категории пенсионеров, на которую распространяется повышение пенсий на 32%. Поскольку основания для повышения пенсии на 32% истцам и ребенку погибшего отсутствуют, суд отказывал в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Решение суда первой инстанции было, соответственно, обжаловано истцами в кассационном порядке, однако судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда своим определением от 19 октября 2010 г. оставила кассационную жалобу истцов без удовлетворения <3>. ——————————— <3> URL: http:// uloblsud. ru/ index. php? option= com_content&task;= view&id;= 192&Itemid;= 170&idCard;=21456.

Истцы, не согласившись с решением суда первой инстанции и определением суда второй инстанции, подали надзорную жалобу в президиум Ульяновского областного суда. Постановлением президиума областного суда от 10 марта 2011 г. N 44-Г-11/2011 <4> решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 1 сентября 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 19 октября 2010 г. были отменены, а гражданское дело истцов направлено на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей. При этом президиум Ульяновского областного суда указал следующее. ——————————— <4> URL: http:// uloblsud. ru/ index. php? option= com_content&task;= view&id;= 192&Itemid;= 170&idCard;=23787.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Из материалов дела следует, что судом при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем. Пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу, производится на основании Закона N 4468-1. В соответствии со ст. 5 вышеуказанного Закона в случае гибели или смерти лиц, на которых распространяется действие этого Закона, их семьи приобретают право на пенсию по случаю потери кормильца. Согласно ст. 49 Закона N 4468-1 пенсии, назначенные лицам, указанным в ст. 1 данного Закона, и их семьям, при увеличении денежного довольствия военнослужащих подлежат пересмотру исходя из уровня увеличения учитываемого при исчислении пенсий денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих и сотрудников одновременно с его увеличением. В ст. 45 Закона N 4468-1 приведен перечень категорий пенсионеров, которым повышаются установленные размеры пенсий. К числу данных лиц отнесены и ветераны боевых действий. Закон N 4468-1 предусматривает три вида пенсии, две из которых — пенсию по инвалидности и пенсию за выслугу лет — получают сами военнослужащие, и третий вид пенсий — по случаю потери кормильца — в соответствии со ст. 28 данного Закона получают семьи погибших военнослужащих. Размер всех видов пенсий зависит от размера денежного довольствия военнослужащего, определяемого согласно ст. 43 вышеуказанного Закона, т. е. тех сумм выплат, которые получал сам кормилец. Из материалов дела видно, что сын, муж и отец истцов Р. Ю.А. являлся ветераном боевых действий и в соответствии со ст. 45 Закона N 4468-1 при жизни имел право на повышение пенсионных выплат с учетом 32%. Вышеуказанная ст. 45 помещена в разделе «Исчисление пенсий», где учитываются общие положения для всех видов пенсий, назначаемых на основании данного Закона. Сама статья определяет заслуги военнослужащих перед Родиной и их право на повышение пенсий с учетом этих заслуг. Субъектами получения пенсии за выслугу лет и по инвалидности являются военнослужащие, а субъектами получения пенсии по случаю потери кормильца, в соответствии со ст. 29 Закона N 4468-1, являются нетрудоспособные члены семьи погибшего военнослужащего. Таким образом, вывод судов об отсутствии у истцов права на перерасчет получаемой пенсии по случаю потери кормильца сделан без учета подлежащих применению правовых норм, из системного толкования которых следует, что указанная надбавка начисляется к пенсии, получаемой членами семьи погибшего военнослужащего и назначенной в соответствии с названным Законом, поскольку данный вид пенсии предусмотрен в ст. 45 Закона, предусматривающей право на повышение пенсионных выплат. Этот же вывод вытекает и из содержания ч. 5 ст. 46 того же Закона, устанавливающей повышение пенсии по случаю потери кормильца всем нетрудоспособным членам семьи погибшего военнослужащего. При указанных обстоятельствах судебные постановления по делу нельзя признать законными, они подлежат отмене. При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определить размер выплат, причитающихся истцам, и в соответствии с вышеуказанными нормами вынести законное и обоснованное решение. На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 390, 391 ГПК РФ, президиум Ульяновского областного суда постановил: решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 1 сентября 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 19 октября 2010 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей. К аналогичным выводам при рассмотрении другого дела пришли Центральный районный суд г. Воронежа (решение от 5 мая 2010 г.) и судебная коллегия Воронежского областного суда (определение от 2 ноября 2010 г. по делу N 33-5954). Хочется надеяться, что складывающаяся судебная практика приведет к единообразному толкованию и применению военными комиссариатами нормы, установленной п. «г» ст. 45 Закона N 4468-1, в отношении членов семей погибших военнослужащих.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *