Пенсия, которой может не быть

(Дедиков С.)

(«ЭЖ-Юрист», 2011, N 40)

Текст документа

ПЕНСИЯ, КОТОРОЙ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ

С. ДЕДИКОВ

Сергей Дедиков, старший партнер Общества страховых юристов.

В пенсионных правилах целого ряда негосударственных пенсионных фондов (НПФ) предусмотрены условия, на которые не обращают должного внимания участники фондов, заключающие с ними договоры о негосударственном пенсионном обеспечении, и даже Федеральная служба по финансовым рынкам, обязанная контролировать деятельность НПФ и согласовывать их пенсионные правила. Между тем есть серьезные основания для утверждения, что эти положения существенно нарушают права и интересы участников фондов, не соответствуют закону, экономической и правовой природе сделки, а в определенных ситуациях способны привести к фактическому изменению природы договора.

Неравные условия

Сомнительными представляются условия, в соответствии с которыми НПФ имеют право приостанавливать выплату негосударственной пенсии в случае неявки участника в фонд для ежегодной регистрации или непредставления необходимых для регистрации документов, если до истечения срока регистрации в фонд не поступило нотариально заверенное заявление о регистрации с приложением необходимых документов либо не представлены в фонд по его запросу (который он может делать ежегодно) документы, подтверждающие сохранение оснований для выплаты негосударственной пенсии. Поскольку в договорах о негосударственном пенсионном обеспечении делается ссылка на соответствующие пенсионные правила или прямо указывается, что их условия имплементированы в договор и стали его неотъемлемой частью, то в дальнейшем имеет смысл говорить не только об условиях пенсионных правил, но и об условиях договоров о негосударственном пенсионном обеспечении.

В соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. В данном же случае возложение на участников фонда обязанности ежегодной регистрации или представления в фонд соответствующих документов их интересам не соответствует — у них нет такой потребности после того, как однажды уже были представлены документы и назначена пенсия.

Фонды, являющиеся должниками в обязательстве по выплате негосударственной пенсии, а следовательно, сильнейшей стороной сделки, поскольку от них зависит, будут они исполнять свои обязательства или нет, вместо того чтобы самим отслеживать основания для прекращения или приостановления выплаты негосударственной пенсии по объективным причинам, перекладывают это на слабую сторону сделки — участников фонда. Таким образом, в этой части договоров негосударственного пенсионного обеспечения участники НПФ действуют в интересе контрагента по сделке. При этом выполнение данной обязанности предполагает затрату времени, денежных средств (на оформление доверенности, оплату услуг сторонних лиц по регистрации в фонде, когда участник или его родственники не могут это сделать сами, оплату изготовления ксерокопий документов, их нотариального удостоверения, почтовые расходы).

Заключение договора негосударственного пенсионного обеспечения фактически происходит по процедуре присоединения к договору. Пенсионные правила, определяющие все аспекты негосударственного пенсионного обеспечения, при совершении сделки не обсуждаются и не подвергаются изменению. Между тем это документ, составляющий несколько десятков страниц достаточно сложного текста, поскольку практически все фонды в одних правилах описывают несколько разных пенсионных продуктов. Чтобы разобраться в хитросплетениях условий таких правил, надо не просто их прочитать, а проработать с карандашом в руке.

В пользу вывода о пороке воли участников НПФ в данном случае свидетельствуют следующие обстоятельства.

Договор о негосударственном пенсионном обеспечении по своей правовой природе представляет собой договор о возмездном оказании финансовых услуг в виде обязанности фонда за обусловленную договором сумму пенсионных взносов участника при наступлении оснований выплачивать ему пенсию в обусловленном договором размере. Если заключен срочный договор — то в течение срока его действия, если договор о пожизненном негосударственном пенсионном обеспечении — пожизненно. Анализируемые нормы пенсионных правил, очевидно, противоречат правовой природе сделки, в одностороннем порядке освобождая сильнейшую сторону сделки — НПФ от исполнения своих обязательств.

При этом в определенных ситуациях данные нормы способны фактически изменить саму природу сделки. Так, если участник фонда в силу своей физической немощи или психического заболевания не сможет вообще проходить регистрацию в фонде, то фонд практически прекратит выплату негосударственной пенсии. Таким образом, договор о негосударственном пожизненном обеспечении практически превратится в договор о негосударственном пенсионном обеспечении на определенный срок — до истечения года с момента последней регистрации участника в фонде или до момента просрочки представления запрошенных документов.

Вопрос этики

Положения о праве фондов приостанавливать выплаты негосударственной пенсии по анализируемым основаниям явно противоречат социально-экономической цели участника НПФ. Заключая договор о пожизненном негосударственном обеспечении, он рассчитывает, что выплаты негосударственной пенсии сможет получать и в самый сложный период своей жизни, если утратит возможность вести активную жизнь. Ведь для дополнительного пенсионного обеспечения на период активной жизни можно было заключить договор о негосударственном пенсионном обеспечении на определенный срок, 10 или 15 лет.

Получается, что указанная норма пенсионных правил отрицает весь смысл сделки. Более того, получается, что НПФ и не намерены исполнять свои обязательства, пользуясь беспомощностью своих участников. Здесь явно усматриваются элементы мнимой сделки со стороны фонда, а мнимые сделки, как известно, ничтожны (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

По нашему мнению, подобный подход вызывает серьезные сомнения в этичности деятельности этих участников рынка услуг по негосударственному пенсионному обеспечению, более того, он вообще неприемлем в сфере негосударственного пенсионного обеспечения, ведь люди рассчитывают как раз на то, что НПФ будут им помогать в старости, а не наживаться на их беспомощном состоянии. Хотелось бы думать, что указанные нормы появляются в пенсионных правилах не как результат преднамеренного стремления фондов освободить себя от исполнения обязательств, а просто как результат слабой правовой проработки условий договора, а также ненадлежащего качества надзора за содержанием пенсионных правил со стороны ФСФР.

Надо отметить, что исследуемые нормы пенсионных правил де-факто вводят не только санкцию в виде приостановления выплат негосударственной пенсии за то, что участник фонда не совершает действий в интересах фонда, но и даже устанавливают определенную гражданско-правовую ответственность за это в виде инфляционных потерь участника при выплате задержанной пенсии, а также убытков в виде неполученной выгоды в размере инвестиционного дохода фонда за время неправомерного удержания чужих денежных средств (ч. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Думается, что истинная суть данных норм пенсионных правил не осознается большинством участников НПФ в момент заключения сделки, иначе они вряд ли подписывали бы договор со столь кабальными и несправедливыми условиями. При этом, как водится, сотрудники фондов рассматриваемые нормы не разъясняют и с потенциальным клиентом не обсуждают. Другими словами, участники фондов подписывают договоры о негосударственном пенсионном обеспечении в состоянии заблуждения о характере и содержании соответствующих норм. Но согласно закону сделка или соответствующая ее часть, если сделка совершена в состоянии заблуждения, может быть признана судом недействительной (ст. 168 ГК РФ).

Бороться за справедливость!

Как поступить участнику НПФ?

Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать его расторжения или изменения, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение своих обязательств либо содержит другие явно обременительные условия, которые присоединившаяся сторона не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (п. 2 ст. 428 ГК РФ). В рассматриваемом же случае указанное положение пенсионных правил противоречит закону.

Даже если допустить, что нормы о приостановке фондами выплат негосударственной пенсии вследствие неявки участника на ежегодную регистрацию или непредставления затребованных документов закону не противоречат, то их применение все равно незаконно, поскольку является явным злоупотреблением фондами своим правом. Очевидно, что рассматриваемое условие не способно защитить интересы фонда, потому что участник может, например, погибнуть сразу же после регистрации или отсылки документов. Получается, в такой ситуации фонд преследует лишь неправомерные цели: причинение ущерба участнику и получение дохода от незаконного пользования чужими денежными средствами. Закон же запрещает злоупотребление правом, квалифицируя его как гражданское правонарушение.

Рекомендуем участникам НПФ бороться за свои права и добиваться справедливости. Для начала можно предложить фонду заключить дополнительное соглашение об исключении подобных условий из конкретного договора негосударственного пенсионного обеспечения, если фонд не согласится — направить жалобу в надзорный орган, идти в суд с иском об изменении условий договора. Наконец, можно просто расторгнуть такой договор, но мириться с таким вопиющим нарушением своих прав и интересов никак нельзя.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *