Завещательное возложение в механизме гражданско-правового регулирования ритуальных услуг

(Барков А. В., Грачев Р. Ю.) («Наследственное право», 2011, N 4) Текст документа

ЗАВЕЩАТЕЛЬНОЕ ВОЗЛОЖЕНИЕ В МЕХАНИЗМЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ РИТУАЛЬНЫХ УСЛУГ <*>

А. В. БАРКОВ, Р. Ю. ГРАЧЕВ

——————————— <*> Barkov A. V., Grachev R. Yu. Testamentary imposition in the mechanism of civil-law regulation of market of ceremonial services.

Барков Алексей Владимирович, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права, доктор юридических наук, профессор.

Грачев Роман Юрьевич, соискатель кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

В статье исследуется специфика наследственно-правовых средств регулирования отношений по оказанию ритуальных услуг. Аргументируется вывод о возможности признания завещательного распоряжения на случай смерти о порядке погребения средством правового регулирования ритуальных услуг.

Ключевые слова: наследование, завещание, завещательное возложение, ритуальные услуги.

The article researches the specifics of inheritance-law means of regulation of relations on rendering of ceremonial services. The author arguments the conclusion on the possibility of recognition of testamentary disposition in case of death on the procedure of burial by means of legal regulation of ceremonial services.

Key words: inheritance, testament, testamentary imposition, ceremonial services.

В научной литературе отмечается, что в Античности и Средние века вопросы ритуального обслуживания законодательно регулировались вместе с порядком наследования <1>. Данный подход сохранился и в наши дни, что, в частности, проявляется в возможности завещателя распорядиться на случай смерти о порядке ритуального обслуживания. ——————————— <1> См.: Зульфугарзаде Т. Э. Основы правового регулирования похоронного дела в России: Учебно-практическое пособие. М., 2008. С. 10.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» волеизъявлением лица о достойном отношении к его телу после смерти признается его «пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме». Законодатель не установил требований к форме письменного волеизъявления. В случае если такое волеизъявление будет содержаться в завещании, то обязательна нотариальная форма, в противном случае завещание будет недействительно. Указанное волеизъявление может содержать следующие положения: 1) о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела; 2) быть погребенным на том или ином месте по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими; 3) быть подвергнутым кремации; 4) о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу. Провозглашаемые гарантии подтверждаются разъяснениями Конституционного Суда РФ, исходящего из того, что Закон «закрепляет право на отправление обрядов при захоронении тела после смерти человека согласно его пожеланию быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими (ст. 3, п. 1 ст. 5), при этом достойное отношение к телу умершего должно выражаться в действиях, полностью соответствующих его волеизъявлению (а при отсутствии такового — согласно воле родственников), если не возникли обстоятельства, при которых исполнение волеизъявления умершего невозможно, либо иное не установлено законодательством Российской Федерации (п. 2 ст. 5)» <2>. ——————————— <2> См.: параграф 7 пункта 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 8-П.

Представляется, что анализируемые выше нормы Закона о порядке исполнения пожеланий гражданина, несомненно, соотносятся с нормами наследственного права в том, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем составления завещания (ст. 1118 ГК РФ). Несомненно, что действия по осуществлению распоряжения должны максимально соответствовать волеизъявлению умершего, за исключением обстоятельств, при «которых исполнение волеизъявления умершего невозможно либо иное не установлено законодательством Российской Федерации» (ч. 2 ст. 5). Т. И. Зайцева отмечает, что «в последнее время получили распространение завещания, в которых завещатель, не назначая в завещании конкретных наследников, возлагает на кого-либо из близких родственников обязанность по выполнению ритуальных услуг на случай своей смерти (например, произвести кремацию; захоронить прах на определенном кладбище; произвести какой-либо культовый обряд и т. п.). Совершение подобных завещаний не противоречит требованиям законодательства» <3>. Однако к какому виду завещательных распоряжений относится данное волеизъявление, мнения среди ученых разделились. А. А. Солодова считает, что «волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти может быть облечено в форму завещательного возложения» <4>. По мнению Т. И. Зайцевой, возложение обязанностей по выполнению ритуальных услуг на случай смерти является «вариантом завещательного отказа» <5>. А. М. Палшкова считает, что более убедительной выглядит позиция А. А. Солодовой, и полагает, что обязательным признаком действий наследника неимущественного характера, являющихся предметом завещательного возложения, является их направленность на общеполезную цель. В рассматриваемом случае в наличии явный неимущественный характер действий, но отсутствует общеполезная целенаправленность. Здесь можно провести аналогию с распоряжением завещателя о возложении обязанности содержать принадлежащих завещателю домашних животных, а также осуществлять за ними необходимый надзор и уход. Данное распоряжение прямо предусмотрено законодательством в качестве разновидности завещательного распоряжения (п. 2 ч. 1 ст. 1139 ГК РФ). И здесь также отсутствует общеполезная цель распоряжения. Таким образом, для такого завещательного распоряжения законодателем сделано исключение. Следовательно, выделение волеизъявления лица о достойном отношении к его телу после смерти вполне может быть выделено в качестве особого вида завещательного возложения. ——————————— <3> См.: Зайцева Т. И. Судебная практика по наследственным делам. М., 2007. С. 164 — 165. <4> Солодова А. А. О предмете завещательных возложений // Нотариус. 2006. N 4. С. 14. <5> См.: Зайцева Т. И. Указ. соч. С. 165.

Форма завещательного возложения, по ее мнению, более предпочтительна и в том смысле, что «возложение не имеет личного характера, поэтому в результате завещательного возложения возникает обязательство, в котором на стороне, имеющей право требования, выступает не определенное лицо, а неопределенное множество заинтересованных лиц» <6>. В итоге получается, что правом требования достойного отношения к телу умершего может быть наделено практически любое лицо <7>. ——————————— <6> Солодова А. А. Указ. соч. С. 15. <7> См.: Палшкова А. М. Регулирование отношений по поводу особых завещательных распоряжений по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 169.

На наш взгляд, несомненно одно — что «нормами специального законодательства и наследственного права следует признать выделение распоряжений, касающихся организации похорон завещателя и увековечения его памяти, в качестве особого завещательного распоряжения. Данное распоряжение заключается в том, что завещатель вправе обязать указанных лиц похоронить его с соблюдением определенных религиозных обрядов, устроить поминки после похорон, поставить памятник на могиле. Гражданин может конкретно установить в распоряжении требования к организации названных действий или же описать их общими понятиями» <8>. Таким образом, речь идет о возможности завещателя с помощью наследственно-правовых средств после его смерти регламентировать порядок оказания ритуальных услуг. Представляется, что распоряжение об организации ритуального обслуживания похорон и увековечении памяти будет являться специфическим видом завещательного возложения. Это связано с наличием в ст. 1119 ГК РФ положения о возможности включения в содержание завещания «иных распоряжений, предусмотренных правилами настоящего Кодекса». В качестве прямо предусмотренного Гражданским кодексом самостоятельного распоряжения завещателя пожелание об организации похорон и увековечении памяти не выделено. Его выделение в качестве вида завещательного распоряжения мы производим на основе именно специального законодательства, которым является вышеназванный Федеральный закон «О погребении и похоронном деле». ——————————— <8> См.: Там же. С. 167.

Таким образом, наследственно-правовым инструментарием, регламентирующим ритуальное обслуживание, следует признать завещательное распоряжение, касающееся организации похорон завещателя и увековечения памяти о нем, в котором завещатель вправе обязать исполнителя завещания похоронить его с соблюдением указанных религиозных обрядов, ритуалов, традиций и т. д., т. е. определить порядок ритуального обслуживания. Издревле ритуальное обслуживание рассматривалось вместе с порядком наследования. В связи с этим особенности механизма гражданско-правового регулирования рынка ритуальных услуг, основу которого составляет цивилистический инструментарий (правосубъектные, вещно-правовые, обязательственно-правовые средства и ответственность), проявляются в том, что на реализацию указанных правовых средств оказывают влияние нормы наследственного права (в том числе о завещательном распоряжении на случай смерти о порядке ритуального обслуживания и пр.).

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *