Принцип социальной справедливости в конституционном измерении

(Чиркин В. Е.) («Конституционное и муниципальное право», 2013, N 11) Текст документа

ПРИНЦИП СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ В КОНСТИТУЦИОННОМ ИЗМЕРЕНИИ

В. Е. ЧИРКИН

Чиркин Вениамин Евгеньевич, главный научный сотрудник Института государства и права РАН, член редколлегии журнала «Конституционное и муниципальное право», доктор юридических наук, профессор.

Социальная справедливость — ключевой элемент общечеловеческой ценности справедливости, связанный с социалистическими учениями. В марксизме-ленинизме этому понятию был придан особого рода классовый характер. Теперь принцип социальной справедливости или его определенные элементы закреплены в современных конституциях, включая российскую, где он выражен менее отчетливо, чем в некоторых других современных конституциях. В статье рассматриваются индивидуальные и коллективные конституционные формы выражения этого принципа, практика России и других стран.

Ключевые слова: конституционное выражение принципа социальной справедливости; индивидуальные и коллективные формы социальной справедливости; практика России и иных стран.

The principle of social justice in the constitutional dimension V. E. Chirkin

Chirkin Veniamin Evgen’evich, chief research fellow, Department of comparative law of the Institute of state and law, RAS, LL. D, professor.

Social justice is a key element of the universal values of Justice, associated with Socialist teachings. In Marxism-Leninism that notion was given a special kind of class nature. The principle of social justice or its elements are embodied now in modern constitutions, including the Russian, where it is less distinct than in some other modern constitutions. This article deals with individual and collective constitutional forms of expression of this principle, practice of Russia and other countries.

Key words: the constitutional expression of the principle of social justice; individual and collective forms of social justice; practice of Russia and other countries.

Справедливость наряду со свободой, равенством, правами человека, демократией и некоторыми другими ключевыми принципами жизни сообществ людей — общечеловеческая ценность. С древних времен моральной обязанностью монархов, властей предержащих считался, в частности, их долг справедливо судить подданных и подавать милостыню нищим. Последний обычай, ставший конституционным, до сих пор сохранился в Великобритании. Раз в год королева посещает определенную церковь (разные ежегодно), чтобы раздать бедным на паперти церкви милостыню по одному пенсу. В начале Средних веков в странах мусульманского фундаментализма начал действовать закят — особый 5-процентный налог с имущества богатых в пользу бедных, в некоторых государствах он и сейчас составляет основу так называемой вакуфной собственности (используемой мечетями, в частности, для благотворительности). Издавна возникли также многие иные формы благотворительности. В них, как и в актах монархов и других вельмож, бросавших монеты беднякам в пыль дорог, трудно отыскать элементы реальной социальной справедливости, которая составляет ключевой элемент общего понятия справедливости. Социальную справедливость нельзя отождествлять с подаянием или даже с благотворительностью, хотя в Конституции России, как и в основных законах других стран, говорится о поощрении благотворительности (ч. 3 ст. 39). Это акты милосердия, а они иногда совершались в некоторых, в том числе упомянутых выше, извращенных формах и имели персоналистский характер. Принцип социальной справедливости в его коллективистском выражении постепенно созрел в менталитете общества на определенной ступени его развития. Появление идеи социальной справедливости, а затем и соответствующего принципа, все более внедряющегося в конституции (обычно в виде его элементов, норм социального характера), связано с социалистическими идеями. Марксизм-энгельсизм, а затем ленинизм-большевизм впервые выдвинули на первый план в понятии справедливости ее социальную суть, но придали этому понятию отчетливо классовый характер и искаженное содержание. Речь шла, по существу, об особом понимании и применении на практике принципа социальной справедливости, хотя термин «социальная справедливость» не использовался ни основоположниками марксизма-ленинизма, ни в социалистических конституциях. Он не упомянут и в современных конституциях сохранившихся стран тоталитарного социализма, но конечное осуществление идеи социальной справедливости было обозначено отчетливо: это видели в создании социалистического, а затем коммунистического общества. Об этом в социалистических конституциях говорилось. Так, первая социалистическая Конституция РСФСР 1918 г., некоторые более поздние советские конституции, советское законодательство для реализации социальной справедливости (как она понималась в марксизме-ленинизме) закрепляли революционное установление диктатуры пролетариата <1>, ликвидацию частной собственности и класса «эксплуататоров» (в том числе экспроприацию собственности, ссылку и высылку эксплуататорских элементов, нэпманов, кулаков), запрещение частной предпринимательской деятельности, неравноправие различных классов, слоев общества, индивидов и т. д.). Новой революционной государственной властью в России и других социалистических странах применялись также другие способы, как считалось, «справедливого классового насилия». Было осуществлено огосударствление экономики и в определенной степени уравнительное распределение (в наиболее отчетливой форме в 1970-х годах путем создания народных коммун в Китае). В меньшей степени некоторые из таких средств использовались или совсем не использовались в других странах тоталитарного социализма, возникших в Европе и Азии после Второй мировой войны и позже — на Кубе <2>. ——————————— <1> Через несколько десятилетий от формулировки «диктатура пролетариата» в конституциях социалистических государств отказались, были исключены другие нормы о неравенстве прав граждан, об эксплуататорах, поскольку, как утверждалось, последние перестали существовать. <2> События нашего времени свидетельствуют, что социальные революции, как и политические перевороты, при современном состоянии общества и в определенных ситуациях, видимо, неизбежны (общество развивается не только эволюционным, но и революционным путем), но революции несут с собой многочисленные жертвы и разрушения, а нередко временное или длительное установление диктатур.

Длительное время в зарубежных конституциях никаких норм социального характера (кроме положений о частной собственности или позже — о справедливом налогообложении), как и термина «социальная справедливость», не было. Он появился в конституциях гораздо позже, чем некоторые элементы этого принципа, через несколько десятилетий после Второй мировой войны. К формулировке данного принципа конституционное право шло постепенно, причем в этом процессе нельзя отрицать и влияния первых советских, а затем и последующих социалистических конституций. Идея придания конституциям капиталистических стран некоторой социальности, необходимость включения социально-экономических прав под давлением массового движения были восприняты, негативные черты марксистско-ленинского понимания социальной справедливости были решительно отринуты. В зарубежных странах подход к конституционной формулировке принципа социальной справедливости до Первой мировой войны полнее всего обозначился в разделе «Основные принципы социальной политики» ирландской Конституции 1937 г., принятой в обстановке борьбы за независимость от Великобритании (Англии). В ней говорилось, что государство должно обеспечивать такой социальный порядок, при котором «справедливость и благотворительность должны вдохновлять все институты государственной жизни» (ст. 45). Конституционное закрепление отдельных элементов будущего конституционного принципа социальной справедливости (он теперь все шире проникает в конституции) получило также выражение в мексиканской (1917 г.) и германской Веймарской (1919 г.) Конституциях, принятых в условиях революционных событий. Они содержали нормы о социально-экономических правах и о защите прав рабочих (в том числе в Веймарской конституции — о рабочих (производственных) советах). В ней говорилось также о социальной функции частной собственности, которая, как предполагалось, должна служить не только собственнику, но и обществу. Некоторые социальные положения были включены в принятые после Первой мировой войны Основные Законы Австрии, Польши, Чехословакии. Ныне социальные положения есть в большинстве конституций стран различных континентов, включая, например, афганскую Конституцию 2004 г., Конституцию африканской Ганы 1992 г., американской Боливии 2009 г. или Основной низам Саудовской Аравии 1992 г. Широко представлены принципиальные социальные положения в Конституции Индии 1949 г., принятой в условиях, когда правящие силы искали третий путь между капитализмом и существовавшим тогда социализмом. В части IV индийской Конституции «Руководящие принципы» государственной политики говорится о «социальной, экономической и политической справедливости», которая должна определять сущность всех учреждений, сказано, что функционирование экономической системы не должно приводить к концентрации богатства и средств производства во вред общим интересам, что собственность и контроль над материальными ресурсами общества должны быть распределены так, чтобы наилучшим образом служить общему благу (ст. 38, 39). По-видимому, эта Конституция, оказавшая влияние на основные законы некоторых стран не только Азии, но и Африки, Латинской Америки (в них тоже были выделены не совсем такие, но похожие руководящие принципы), а иногда и Европы (в плане рассматриваемого ниже запрета судебных исков по применению конституционных норм о социальных целях), была одной из первых, где присутствовал термин «социальная справедливость». Правда, он не был выделен особо, включен в общий перечень справедливости, а как более широкое понятие в индийской Конституции был использован нейтральный термин «социальный порядок». В настоящее время словосочетание «социальная справедливость» в качестве обособленного понятия присутствует в немногих конституциях преимущественно в странах Латинской Америки. Статья 193 Конституции Бразилии 1988 г. устанавливает, что «социальный порядок» имеет целью «благосостояние и социальную справедливость». О целях создать государство, которое гарантирует «социальную справедливость», говорится в преамбуле Конституции Венесуэлы 1999 г. В ст. 7 Конституции Боливии в ред. 2009 г. сказано, что каждый человек имеет право на «социальную справедливость в той форме, как она определена настоящей Конституцией и законами» (термин «социальная справедливость» присутствовал также в Конституции Боливии 1967 г. в ред. 2004 г.). В европейских конституциях такого словосочетания нет (хотя во всех современных конституциях есть нормы социального содержания и нормы о социальных целях). Нет этого термина и в Конституции России 1993 г. Однако он есть в российских федеральных законах — в Законе об общественных объединениях (1995 г.) и в Законе о политических партиях (2001 г.), причем в них подчеркивается, что тезис о социальной справедливости законен и легитимен, он «не может рассматриваться как разжигание социальной розни» (ст. 15 Закона об общественных объединениях), что запрещено ст. 13 Конституции РФ. Конституция Индии устанавливала, что хотя руководящие принципы имеют «основополагающее значение для управления страной», такие положения «не должны осуществляться в порядке судебного принуждения» (ст. 37). В принятой через полвека Конституции Албании 1998 г. также говорится, что «добиваться социальных целей непосредственно через суд нельзя» (ч. 2 ст. 59). В Конституции Швейцарии 1999 г. сказано, что «из социальных целей не могут выводиться никакие непосредственные претензии на государственные услуги» (п. 4 ст. 41). Такие нормы свидетельствуют об особенностях осуществления принципа социальной справедливости, как и некоторых других принципиальных норм социального характера: на них нельзя ссылаться в конкретных судебных исках (нельзя, например, безработному, ссылаясь на конституционное положение о социальной справедливости, получить работу через суд). Сказанное характеризует определенные особенности реализации некоторых принципиальных конституционных положений, хотя указанные запреты для суда, видимо, не могут относиться к деятельности конституционных судов (конституционных советов и др.). Во всяком случае, Конституционный Суд РФ, не называя принцип социальной справедливости (как сказано, его нет в Конституции РФ), при решении многих дел, имеющих коллективные последствия (о социальных льготах и гарантиях, пособиях чернобыльцам, женщинам по беременности и родам, северных надбавках, о жилье северян, бывших военнослужащих, врачей и учителей в сельской местности и т. д.), исходил из этого принципа. Похожие решения (но не такие и в меньшем числе) принимали и некоторые зарубежные органы конституционного контроля. Следовательно, можно сказать, что правовая реализация принципа социальной справедливости в его коллективистском применении по общему правилу (кроме решений органов конституционного контроля) осуществляется в нормативном порядке органами публичной власти (государства, субъектов Федерации, автономных образований, местного самоуправления) в соответствии с имеющимися у них ресурсами добровольно или под давлением путем массовых публичных выступлений (так обычно решается во многих странах вопрос о повышении заработной платы определенным категориям работников). Социальная справедливость — это, видимо, сущее и должное. С одной стороны, факт, который в каком-то объеме достигнут или не достигнут в том или ином государстве (в соответствии с представлениями правящих сил, менталитетом большинства народа и требованиями его различных слоев). С другой стороны, это вечная цель, к которой следует постоянно стремиться, обеспечивая ее выполнение новыми продвижениями в ее реализации. Разумеется, и факт, и этапные цели такого рода в разных государствах неодинаковы и то, что может считаться социальной справедливостью в тропической Африке, совсем не является таковой в развитых странах Европы и Америки. Поэтому, говоря о социальной справедливости, важно учитывать фактическое состояние, возможности экономики страны, менталитет общества, обычаи и традиции народа, характер этапных и конечных целей и многое другое. С юридической точки зрения это означает также необходимость объективной оценки содержания и эффективности тех правовых норм, которые призваны правовыми способами обеспечивать реализацию принципа социальной справедливости. Данный принцип содержит различные стороны, элементы, которые находят в конституциях и законодательстве разных стран неодинаковое правовое выражение. В социологической литературе, насколько известно, нет монографических изданий, где специально анализировались бы элементы принципа социальной справедливости, его составляющие. Нет таких исследований и среди конституционалистов. В порядке первого приближения к решению вопроса в рамках краткой статьи можно указать лишь некоторые элементы этого принципа, получившие нормативное выражение в конституциях. Прежде всего представляется, что на данном этапе исторического развития наиболее общим воплощением принципа социальной справедливости является термин «социальное государство», содержащийся ныне во многих конституциях <3>. Более конкретным элементом может служить одна из составляющих социального государства, указанная в ст. 7 Конституции России, а именно «достойная жизнь» человека (в зарубежных конституциях понятие социального государства не раскрывается, есть только само словосочетание, да и то не везде. Так, в странах Азии, Африки такого понятия нет, в Латинской Америке иногда этот термин есть и указаны некоторые задачи государства в социальной сфере) <4>. ——————————— <3> Автор данной статьи изменил свой взгляд на соотношение понятий «социальная справедливость» и «социальное государство». Ранее он полагал, что социальная справедливость — элемент социального государства. <4> О задачах государства (иногда этот перечень весьма обширен) говорится и в некоторых новых Конституциях стран Азии (Бирмы, Бутана, Непала и др.). Среди них есть и задачи этнического и иного социального характера.

Более конкретным элементом социальной справедливости в ее конституционном измерении является норма об обязательном установлении законом общегосударственного минимального размера оплаты труда (МРОТ) <5> для наемных работников. Такое положение есть и в Конституции РФ (ч. 2 ст. 37). Размер МРОТ в разных государствах существенно различается, порой драматически, и не только для работника в тропической Африке, но и для многих стран в Европе. Так, МРОТ Швеции в 2013 г. составляет 1900 евро в месяц (более 80 тыс. руб. <6>), Франции — 1343,77 евро (более 55 тыс. руб.). Даже у «бедной кризисной» Греции это 684 евро, т. е. около 29 тыс. руб., недостижимая мечта для многих (так, в Литве МРОТ — 231, в Венгрии — 229 евро). Ясно, что, устанавливая МРОТ, государство вынуждено учитывать свои экономические возможности, в том числе и производительность труда работников. ——————————— <5> Например, в Китае такой общегосударственной нормы нет. МРОТ устанавливается провинциями, они различны в провинциях, городах и уездах. Максимально возможная сумма — 1500 юаней в месяц (приблизительно 189 евро). Она установлена, к примеру, в г. Шеньчжень (провинция Гуандун, особая экономическая зона). Для подавляющего большинства районов Китая, который находится на 101-м месте по уровню развития человеческого потенциала, это недостижимая мечта. <6> Не имеет смысла при сопоставлениях заниматься более точными подсчетами, тем более что курс евро и рубля изменяется.

В России МРОТ с 1 января 2013 г. по закону составляет 5205 руб. (приблизительно 123 евро). Субъекты РФ могут повышать его за счет собственных средств, устанавливая региональные МРОТ, но не вправе понижать. Конституционным элементом социальной справедливости служит норма о прожиточном минимуме («потребительской корзине»). Такое положение есть в немногих новых конституциях. В Конституции России такой нормы нет, но, как и во многих других странах, действует специальный Федеральный закон «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» N 134-ФЗ (в ред. от 03.12.2012). Он определяет набор продуктов, товаров, услуг, который обеспечивает жизнедеятельность человека. В соответствии с ним Правительство РФ ежеквартально устанавливает прожиточный минимум в рублях (он неодинаков для работающего населения, пенсионеров, детей, субъекты РФ устанавливают свои «корзины» в зависимости от местной рыночной стоимости товаров и услуг). Если доход любого члена семьи, одинокого человека ниже этой нормы, индивид имеет право на субсидии со стороны государства (до нормы). В разных странах такая «черта бедности» неодинакова. В США прожиточный минимум более тысячи долларов в месяц, в Швеции, Люксембурге — значительно больше. В Великобритании установленный прожиточный минимум в 2010 г. составлял в среднем (есть разные нормы для семей без детей, с двумя детьми и т. д.) 87 ф. ст. в неделю (около 14 тыс. руб. в месяц), в России в целом по стране и по всем категориям населения прожиточный минимум в 1-м квартале 2013 г. был равен 7095 руб. в месяц <7>. Субъекты РФ могут повышать эту сумму за счет собственных средств. ——————————— <7> Российская газета. 2013. 3 июля.

Элементом социальной справедливости является государственная социальная помощь. Она предусмотрена конституциями многих стран, в том числе России (например, в сфере жилья для особо нуждающихся). Более подробно об этом говорится в специальных законах (например, бесплатное предоставление государством, субъектами РФ, органами местного самоуправления особо нуждающимся гражданам продуктов питания, топлива, одежды для детей, организация оплачиваемых общественных работ и т. д.). Вместе с тем господствовавшая за рубежом лет 40 — 50 назад концепция «государства всеобщего благоденствия» ныне безвозвратно отвергнута. В конституции внедряется идея, что государство обеспечивает лишь основные нужды человека, но он сам должен заботиться о себе и своей семье (этот тезис не получил нормативного закрепления и лишь отчасти выражен в некоторых пояснительных записках к проектам новых конституций, например Перу 1993 г.). Принцип социальной справедливости теперь находит свое выражение в социально-экономических правах, закрепленных в неодинаковом объеме в конституциях почти всех стран. Наиболее важное значение среди них имеют нормы о трудовых пенсиях наемным работникам, достигнувшим определенного возраста и имеющим соответствующий трудовой стаж (во многих зарубежных странах требования к возрасту и стажу значительно выше, чем в России, нередко это 67 лет одинаково для мужчин и женщин, а стаж — 35 — 40 лет), о социальных пенсиях некоторым другим лицам, неспособным к труду (малолетние дети без родителей, инвалиды и др.), нормы о пособиях в связи с беременностью и родам, материнством и детством, законодательство о пособиях безработным, возможность бесплатного образования, здравоохранения. В некоторых конституциях говорится об участии работников в управлении предприятиями (например, Конституция Египта 2012 г.), есть нормы об участии работников в прибылях предприятий, на которых они трудятся. Разумеется, конкретные размеры пенсий, пособий, бонусов работников в разных странах неодинаковы и зависят прежде всего от экономических возможностей государства, от производительности труда, но нередко и от воли правящего класса, от его умения управлять. В России производительность труда втрое ниже, чем в Германии, и еще ниже, чем в США, а на единицу продукции расходуется в несколько раз больше энергии и воды. Все это сказывается на указанных выше данных о МРОТ, потребительской корзине, размере пособий по безработице (в развитых странах Европы и Америки этот размер составляет приблизительно 500 долл. США (более 15 тыс. руб.) и выше, в России по действующему закону — 4900 руб., а для неработавших или уволенных за нарушение трудовой дисциплины — 850 руб.), на размере пенсий (в 2012 г. в Великобритании пенсия составляла приблизительно 37% от заработка, в США — 40%, в Италии — 79%, в России — 25%, в Польше средняя пенсия около 1050 долл. США, в США — 2000, в Германии — 2500, в Финляндии — 2800, в России — 330, в Украине — 150, а в Таджикистане — 40), на других социально-экономических мерах. Во многих странах важным элементом социальной справедливости считается прогрессивное налогообложение (этот принцип записан иногда в конституциях). Чем выше доход человека, тем больший процент налога он платит, иногда он достигает 60% и более. В России такой подход отвергнут. Бедняк и миллиардер платят от дохода одинаковые 13%. Предложения изменить этот порядок наталкиваются на упорное сопротивление правящих сил. Причин несколько: и характер государственной власти (по опросам общественного мнения, большинство опрошенных в России иногда считают, что она имеет олигархический характер), и неспособность государственного аппарата обеспечить сбор налогов по иной системе, и массовое уклонение граждан России от истинного показателя своих доходов в декларациях, и т. д. Как говорилось, принцип социальной справедливости в своей основе имеет коллективистский характер, он ориентирован прежде всего на определенные группы населения (о них выше говорилось). В некоторых конституциях идея социальной справедливости находит свое проявление в нормах об особой заботе о национальных меньшинствах, коренных малочисленных народах (норма о гарантиях прав коренных малочисленных народов есть в ст. 69 Конституции РФ), жителях горных районов, кочевниках, низших кастах и др. Однако в основных законах, в том числе Конституции РФ, в выступлениях политических деятелей речь идет прежде всего о правах различных групп, равенстве прав, о заботе, об одинаковых возможностях. В современных условиях этого недостаточно. Нужны конституционные положения об обязанности и мерах государства по социально-экономическому выравниванию уровня жизни различных территорий и групп населения. Таких норм в конституциях практически нет. Близкие к этому есть в некоторых новых конституциях развивающихся стран, в ст. 138 Конституции Испании 1978 г. говорится об «установлении справедливого и адекватного экономического равновесия между разными частями испанской территории»), но нормы об обязанностях государства по экономическому выравниванию уровня жизни территорий были бы нелишними не только для России, но, например, и для США, где город Детройт, бывший центр автомобилестроения, превратился теперь по экономическим причинам в покинутый город-призрак. «Мертвые районы» есть и в других государствах. Иногда (редко) вопрос об их оживлении в США пытаются решить гражданско-правовым способом банкротства, но, видимо, в данном случае целесообразны и экономические меры публично-правового характера на основе включенной в конституции нормы о выравнивании уровня жизни населения различных территорий. Такое положение соответствовало бы принципу социальной справедливости в его территориальном аспекте.

Литература

1. Федеральный закон от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» (в ред. от 03.12.2012) // СЗ РФ. 1997. N 43. Ст. 4904. 2. Российская газета. 2013. 3 июля.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *