НПФ против ФСФР России. Возможность отражения отрицательной доходности по пенсионным счетам клиентов

(Григорьев Т. Ю., Крюкова О. О.) ("Вестник арбитражной практики", 2011, N 6) Текст документа

НПФ ПРОТИВ ФСФР РОССИИ. ВОЗМОЖНОСТЬ ОТРАЖЕНИЯ ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ ДОХОДНОСТИ ПО ПЕНСИОННЫМ СЧЕТАМ КЛИЕНТОВ

Т. Ю. ГРИГОРЬЕВ, О. О. КРЮКОВА

Григорьев Тимур Юрьевич Эксперт по правовым вопросам Негосударственного пенсионного фонда электроэнергетики. Магистр юриспруденции. Специалист по антимонопольному регулированию, картельному праву, международному частному и гражданскому праву, международному праву. Специальное направление: правовое сопровождение деятельности НПФ. Родился 25 июля 1989 г. в г. Москве. Образование высшее - окончил МГИМО(У) МИД России. Автор ряда публикаций: "Правовое регулирование "вертикальных" отношений" (в соавторстве) (Конкуренция и право. 2010. N 1); "Картельные запреты в Германии и антимонопольные меры в Европейском союзе" (в соавторстве) (Право и экономика. 2011. N 5).

Крюкова Ольга Олеговна Заместитель руководителя Юридического центра Негосударственного пенсионного фонда электроэнергетики. Специалист по гражданскому, предпринимательскому и процессуальному праву. Профессиональное направление: правовое сопровождение деятельности НПФ. Родилась 10 марта 1984 г. Образование высшее - окончила МГУ им. М. В. Ломоносова.

Настоящая статья посвящена анализу судебной практики по вопросу о возможности отражения НПФ отрицательной доходности по пенсионным счетам вкладчиков и участников. Авторы настоящей статьи рассматривают основные проблемы отражения отрицательной доходности по пенсионным счетам вкладчиков и участников на примере дела НПФ "Промрегионсвязь" против Федеральной службы по финансовым рынкам России.

Ключевые слова: дело НПФ "Промрегионсвязь"; отрицательная доходность по пенсионным счетам; уменьшение пенсионных обязательств; решение НПФ, принятое в одностороннем порядке.

NPF v. Federal Financial Markets Service: is it allowed to reflect losses on a client's retirement account statement T. Yu. Grigoriev, O. O. Kryukova

The article contains the analysis of case law on the legality of reflecting losses on retirement account statements of clients by private superannuation funds. The authors highlight key problems which arise with regard to this issue by studying the case of Promregionsvyaz Private Superannuation Fund v. Federal Financial Markets Service.

Key words: Promregionsvyaz Private Superannuation Fund v. Federal Financial Markets Service case; losses on pension account statements; reducing retirement account payments; unilateral decision of private superannuation fund.

На пике финансового кризиса в 2009 г. в России прошла первая волна судебных споров об оспаривании предписаний Федеральной службы по финансовым рынкам (далее - ФСФР России) об устранении Негосударственным пенсионным фондом (далее - НПФ) нарушений, связанных с начислением отрицательной доходности по пенсионным счетам вкладчиков и участников по итогам размещения средств пенсионных резервов.

Правоприменительная практика 2009 - 2010 гг. показала, что ФСФР России настроена решительно и в каждом конкретном случае намерена пресекать любые попытки отражения отрицательной доходности на счетах участников, вкладчиков и застрахованных лиц. Вместе с тем рынки негосударственного пенсионного обеспечения (далее - НПО) и обязательного пенсионного страхования (далее - ОПС) динамично развиваются и у самих НПФ также формируется собственная "коллективная" позиция по вопросам о распределении ответственности и формам отражения доходности. В настоящее время в связи с негативными последствиями финансового кризиса, в том числе на рынке ценных бумаг, прогнозируется вторая волна судебных споров. Указанное явление ожидается прежде всего в силу отсутствия положений в пенсионном законодательстве, устанавливающих "partistutandae" <1> в отношении управляющих компаний. При этом необходимо отметить, что имеется множество мнений по вопросу о разделении ответственности с управляющими компаниями <2>. -------------------------------- <1> Schuldig, furseinen Teilzustehen - несущий ответственность за свою долю [1]. <2> Президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов К. С. Угрюмов на заседании комиссии по законодательству в сфере деятельности кредитных организаций и финансовых рынков ассоциации юристов России неоднократно замечал, что вследствие законодательной неурегулированности определения отрицательного результата в ходе инвестирования пенсионных накоплений единственный выход для НПФ - ждать, когда убытки за предыдущие периоды будут компенсированы за счет будущего дохода, образующегося в ходе роста фондового рынка. Если бы все НПФ потребовали со всех управляющих компаний вернуть деньги, это очень негативно сказалось бы на финансовой стабильности последних. Соответственно, вопрос о передаче в доверительное управление пенсионных накоплений должен решать тот, который отвечает за их сохранность (см.: [2]).

Анализ дела НПФ "Промрегионсвязь" против ФСФР России

Наиболее показательными являются судебные прецеденты <3> (далее - Дело НПФ "Промрегионсвязь" против Федеральной службы по финансовым рынкам России), принятые в отношении Негосударственного пенсионного фонда "Промрегионсвязь" (далее - Фонд или НПФ) - Фонда, впервые попытавшегося отстоять в суде позицию относительно необходимости отражения на пенсионных счетах действительных финансовых результатов. -------------------------------- <3> Негосударственный пенсионный фонд "Промрегионсвязь" обратился в Арбитражный суд города Москвы о признании недействительным предписания ФСФР России об устранении Фондом нарушений, связанных с начислением Фондом отрицательной доходности по пенсионным счетам вкладчиков и участников по итогам размещения средств пенсионных резервов за 2008 г. Решением Арбитражного суда города Москвы от 22 декабря 2009 г. по делу N А40-140046/09-2-901 в удовлетворении требований Фонду было отказано. Не согласившись с решением суда первой инстанции, Фонд обратился в суд кассационной инстанции, но Постановлением ФАС Московского округа от 16 марта 2010 г. N КА-А40/1671-10 решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, кассационная жалоба Фонда - без удовлетворения. Определением Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 июля 2010 г. N ВАС-8713/10 в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра судебных актов в порядке надзора было отказано.

Анализ позиций сторон и мнения судебных коллегий по Делу НПФ "Промрегионсвязь" против ФСФР России позволит детально рассмотреть особенности принятия соответствующих решений НПФ и сделать выводы о легитимности таких решений в целом.

Практика применения "запрета на принятие НПФ решений в одностороннем порядке". Доминирующее мнение арбитражных судов в 2009 - 2010 гг.

Представляется, что отказ судов первой и кассационной инстанций в признании предписания ФСФР России недействительным был основан прежде всего на положениях ст. 14 Федерального закона от 7 мая 1998 г. N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" (далее - Закон о НПФ). Совет Фонда как высший орган управления Фондом своим решением о распределении на пенсионные счета вкладчиков и участников отрицательной доходности в одностороннем порядке фактически сократил объем предусмотренных пенсионными договорами обязательств Фонда перед его участниками и вкладчиками. При этом суды указали на тот факт, что Фонд не принимал решений, направленных на восполнение дефицита по резервам покрытия пенсионных обязательств, возникшего вследствие инвестиционной деятельности Фонда, а распределил отрицательную доходность на пенсионные резервы. Вместе с тем суды отметили, что ст. 25 Закона о НПФ устанавливает, что размещение средств пенсионных резервов и инвестирование средств пенсионных накоплений осуществляются в том числе на принципах сохранности и доходности переданных в управление средств. Необходимо отметить, что вывод судебной коллегии о том, что Закон о НПФ не предусматривает случаев, при которых уменьшение размера резерва покрытия пенсионных обязательств (далее - РППО) может служить основанием для принятия Фондом в одностороннем порядке решения, нарушающего права вкладчиков и участников, фактически получил также подтверждение во всех инстанциях. В связи с этим уменьшение Фондом пенсионных обязательств перед вкладчиками и участниками может осуществляться только по соглашению сторон.

Правовые и экономические основания для принятия судебных решений

Проблема квалификации действий НПФ возникает прежде всего из ошибочного представлении о том, что пенсионный бизнес является безрисковым и безусловно гарантирующим для вкладчика и участника получение ежегодного дохода в результате размещения средств пенсионных резервов. Придерживаясь указанной логики бизнес-процессов, можно сделать вывод о том, что судами при рассмотрении дела не были приняты во внимание следующие обстоятельства. Прежде всего, рисковый характер НПО, который заключается в том, что: с одной стороны, в случае высокой доходности размещения пенсионных резервов Фонда участник при наступлении пенсионных оснований сможет получать пенсию, значительно превышающую размер внесенных пенсионных взносов; с другой стороны, при низкой доходности размещения средств пенсионных резервов участник рискует при наступлении пенсионных оснований получать пенсию в меньших размерах, но не ниже размера, гарантированного Постановлением Правительства РФ от 13 декабря 1999 г. N 1385 "Об утверждении Требований к пенсионным схемам негосударственных пенсионных фондов, применяемым для негосударственного пенсионного обеспечения населения", которым определены требования к пенсионным схемам <4>. -------------------------------- <4> Требованиями к пенсионным схемам негосударственных пенсионных фондов установлено, что обязательным условием применения пенсионной схемы фонда является получение участником фонда пенсии в размере не менее 0,5 минимальной государственной пенсии по старости при общем трудовом стаже, равном требуемому для назначения полной пенсии, установленной законодательством Российской Федерации на момент заключения пенсионного договора.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 25 декабря 2007 г. N 14-П <5> указал, что добровольное пенсионное страхование (негосударственное пенсионное обеспечение применительно к негосударственным пенсионным фондам) носит непубличный характер. -------------------------------- <5> Части 1 и 3 ст. 39 Конституции Российской Федерации предусматривают два вида пенсионного страхования - обязательное и добровольное. Обязательное пенсионное страхование выступает гарантией реализации данного конституционного права, т. е. направлено на достижение целей социального государства в этой сфере, а потому носит публичный характер. Добровольное пенсионное страхование представляет гражданам дополнительные возможности по личному участию в формировании средств, направляемых на индивидуальное пенсионное обеспечение. Данный вид пенсионного страхования носит непубличный характер и осуществляется в основном в негосударственных системах пенсионного обеспечения.

Негосударственное пенсионное обеспечение призвано предоставить гражданам более высокий уровень благосостояния путем самостоятельного выбора гражданами (вкладчиками) негосударственного пенсионного фонда, который инвестирует средства, полученные от вкладчиков, в более доходные и, как следствие, более рисковые рыночные инструменты, с возможностью прекращения отношений с Фондом или выбора другого Фонда в любой момент по желанию вкладчика. Законодатель защитил права участника в случае получения Фондом отрицательного результата от размещения средств пенсионных резервов: Фонд обязан выплатить участнику ежемесячную негосударственную пенсию в размере не менее 0,5 минимальной государственной пенсии по старости. Из анализа положения ст. 13, 14 Закона о НПФ можно сделать вывод, что указанный Закон предусматривает только три основных имущественных обязательства перед вкладчиками и участниками: обязательство Фонда выплатить негосударственную пенсию в соответствии с условиями договора; обязательство Фонда выплатить выкупную сумму в случае расторжения пенсионного договора в соответствии с условиями данного договора; обязательство Фонда перевести по поручению вкладчика выкупную сумму в другой Фонд в соответствии с условиями пенсионного договора. Необходимо отметить, что ни одной из норм действующего пенсионного законодательства не определена обязанность НПФ гарантировать перед вкладчиками и участниками ежегодное увеличение размера их вкладов за счет дохода, так называемая фиксированная доходность, или минимальная гарантированная доходность. Вместе с тем Фонд вправе самостоятельно принять на себя обязанность начислять минимальную гарантированную доходность на счета вкладчиков: некоторые фонды следовали такой практике, тем более в условиях растущего финансового рынка, но тогда данная обязанность: должна быть закреплена в Пенсионных правилах Фонда и пенсионных договорах; в случае получения Фондом убытка от размещения средств пенсионных резервов последний должен обладать довольно большим имуществом для обеспечения уставной деятельности (далее - ИОУД) для покрытия убытка и начисления дохода на пенсионные счета вкладчиков и участников. Необходимо также отметить тот факт, что Фонд не принимал на себя обязательства гарантировать вкладчикам и участникам сохранность и доходность переданных средств пенсионных резервов. Суды первой и кассационной инстанций акцентировали выводы на том, что решение Совета Фонда о распределении именно отрицательной доходности не предусмотрено Законом, Пенсионными правилами или договорами с вкладчиками. Совет Фонда не мог в одностороннем порядке принять указанное решение, оно должно было быть согласовано со всеми вкладчиками. В соответствии со ст. 3 Закона о НПФ доходами от размещения средств пенсионных резервов являются "...дивиденды и проценты (доход) по ценным бумагам, а также банковским депозитам, другие виды доходов от операций по размещению средств пенсионных резервов, чистый финансовый результат, отражающий изменение рыночной стоимости пенсионных резервов за счет переоценки на отчетную дату". Таким образом, Законом о НПФ предусмотрено, что доход от размещения средств пенсионных резервов должен представлять собой чистый финансовый результат такого размещения и может быть как положительным (прибыль), так и отрицательным (убыток).

Проблемы квалификации решения Совета Фонда о распределении отрицательной доходности

Рассмотрим квалификацию решения Совета Фонда о распределении отрицательной доходности, которое, по мнению судов: уменьшило объем пенсионных обязательств; принято в одностороннем порядке и подлежит обязательному согласованию со всеми вкладчиками. В конце 2008 г. стоимость финансовых инструментов, в которые были размещены средства пенсионных резервов фондов, временно снизилась по объективным причинам. Вместе с тем Фонд независимо от финансовых колебаний и иных экономических волнений в соответствии с Законом о НПФ обязан ежегодно принимать решение на годовом заседании Совета Фонда об утверждении финансового результата от размещения средств пенсионных резервов и информировать своих клиентов о результатах инвестирования в ежегодной рассылке. Представляется, что такое решение не подлежит согласованию со всеми вкладчиками, и даже интересно представить такой механизм согласования и, более того, соотношения мнений "за" и "против", при условии, что число клиентов НПФ может составлять сотни тысяч человек. Обратим внимание, что ст. 24 Закона о НПФ установлены общие правовые принципы сохранности и доходности размещения средств пенсионных резервов - ст. 24 указанного Закона носит название "Принципы размещения средств пенсионных резервов и инвестирования средств пенсионных накоплений". Правовые принципы указывают на общие направления регулирования правовых отношений, но для применения к конкретным обязательствам их природа должна быть раскрыта в специальных нормах закона либо порядок реализации таких принципов должен быть закреплен в соглашении сторон. Принципы "сохранности" и "доходности размещения средств пенсионных резервов" законодатель не раскрыл применительно к правоотношениям между НПФ и вкладчиками, а только применительно к отношениям фондов и управляющих компаний, так как единственным упоминанием принципа "сохранности" являются положения ст. 25 Закона о НПФ, которая обязывает Фонд осуществлять размещение средств пенсионных резервов на принципах сохранности.

Вторая волна предписаний ФСФР России в 2011 г.

В 2011 г. ФСФР России направила некоторым НПФ, осуществляющим деятельность по обязательному пенсионному страхованию, так называемый второй пакет предписаний об устранении нарушений, связанных с уменьшением обязательств перед застрахованными лицами по итогам 2008 г. В связи с этим крупные фонды (НПФ "Благосостояние", НПФ Сберегательного банка, НПФ "Первый национальный пенсионный фонд"), получившие от ФСФР России указанные предписания, попытались оспорить их в судебном порядке, вместе с тем суды признавали названные предписания законными <6>, ссылаясь в том числе и на сложившуюся судебную практику по пенсионным резервам. -------------------------------- <6> Решения Арбитражного суда города Москвы от 12 августа 2011 г. по делу N А40-53617/11-148-453, от 26 августа 2011 г. по делу N А40-54412/11-148-463, от 21 октября 2011 г. по делу N А40-67742/11-120-536.

Представляется, что перспектива оспаривания соответствующих предписаний ФСФР России все же имеется, и выход видится в доказывании факта того, что решение НПФ об уменьшении пенсионных обязательств <7> было принято не в одностороннем порядке. В этом случае механизм доказывания должен строиться путем предоставления следующих документов: пенсионных и страховых правил, а также договоров НПО и ОПС, в положениях которых закреплена обязанность Фонда согласовывать уменьшение пенсионных обязательств. -------------------------------- <7> Имеются в виду пенсионные обязательства по НПО и ОПС.

Таким образом, можно также сделать вывод о высокой вероятности отсутствия оснований у ФСФР России выносить указанные предписания в отношении НПФ, построивших такую "превентивную защиту".

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Karl Ernst Georges. Ausfuhrliches lateinisch-deutsches Handworterbuch. Hannover, 1918 (Nachdruck Darmstadt, 1998), Band 2, Sp. 2373. 2. Сергеев В. В. О заседании Комиссии по законодательству в сфере деятельности кредитных организаций и финансовых рынков Ассоциации юристов России // Банковское право. 2010. N 5. С. 43 - 48.

------------------------------------------------------------------

Название документа