О праве на одновременное получение пенсии по случаю потери кормильца по линии Министерства обороны Российской Федерации и трудовой пенсии по старости вдов умерших военнослужащих, смерть которых связана с воздействием радиационных факторов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (по материалам судебного дела)

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 1) Текст документа

О ПРАВЕ НА ОДНОВРЕМЕННОЕ ПОЛУЧЕНИЕ ПЕНСИИ ПО СЛУЧАЮ ПОТЕРИ КОРМИЛЬЦА ПО ЛИНИИ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ТРУДОВОЙ ПЕНСИИ ПО СТАРОСТИ ВДОВ УМЕРШИХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, СМЕРТЬ КОТОРЫХ СВЯЗАНА С ВОЗДЕЙСТВИЕМ РАДИАЦИОННЫХ ФАКТОРОВ ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС (ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНОГО ДЕЛА)

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

Рассмотрены проблемы оспаривания предоставления социальных гарантий права в форме одновременного получения пенсии по случаю потери кормильца по линии Минобороны РФ и трудовой пенсии по старости вдов умерших военнослужащих, смерть которых связана с воздействием радиационных факторов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Ключевые слова: вдовы умерших военнослужащих, две пенсии, гарантии, судебное оспаривание.

The right to a pension at the same time the death benefit under the Ministry of Defence and labor retirement pension… A. V. Efremov

The problems of contestation of social guarantees for the right to form simultaneously receiving a pension for survivors through the Defence Ministry and the retirement pension to widows of deceased servicemen age whose death is associated with exposure to radiation factors due to the Chernobyl accident.

Key words: widows of deceased soldiers, two pensions, guarantees, judicial contestation.

В нашей стране чего-то добиться в судебных тяжбах, даже при существующих законодательных нормах, очень непросто, потому что социальная защита для наших граждан работает по заявительному признаку. Если гражданин в чем-то нуждается, он должен об этом сообщить в целях получения тех или иных мер социальной поддержки. Но даже если гражданин заявил о своих законных правах, это еще не означает их полную реализацию в соответствии с действующим законодательством. Предлагаю читателям ознакомиться с одним судебным делом. Так, гр. М. обратилась в суд с иском к УПФР в г. Ярославле (межрайонное), в котором (с учетом уточнения требований) просила обязать ответчика восстановить и выплатить трудовую пенсию по старости за период с 6 августа 2010 г. (дата обращения с иском в суд) по 10 марта 2011 г. М. полагала, что имеет право на одновременное получение двух пенсий — по случаю потери кормильца и трудовой пенсии по старости. М. является супругой военнослужащего, участвовавшего в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, инвалида (причина инвалидности связана с катастрофой на ЧАЭС), впоследствии умершего. В период с 9 июля 1996 г. по 31 октября 2009 г. гр. М. являлась получателем трудовой пенсии по старости. С 1 октября 2009 г. выплата указанной пенсии прекращена в связи с назначением гр. М. пенсии по случаю потери кормильца по линии Министерства обороны Российской Федерации. Решением Российского межведомственного экспертного совета от 22 февраля 2011 г. N 1134/10-2/11 было установлено, что причина смерти супруга гр. М. связана с воздействием радиационных факторов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. На основании заявления гр. М. от 11 марта 2011 г. с указанной даты ей возобновлена выплата трудовой пенсии по старости за счет средств Пенсионного фонда. Кировский районный суд г. Ярославля 30 мая 2011 г. принял соответствующее судебное решение: обязать Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Ярославле (межрайонное) восстановить и выплатить гр. М. трудовую пенсию по старости, установленную ст. 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» за период с 6 августа 2010 г. по 10 марта 2011 г. В кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г. Ярославле ставится вопрос об отмене решения суда и принятии нового решения. Доводы жалобы сводятся к неправильному определению обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствию выводов суда обстоятельствам дела, нарушению норм материального права. Судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда, рассмотрев 4 августа 2011 г. гражданское дело N 33-4296 <1> по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г. Ярославле (межрайонного) на решение Кировского районного суда г. Ярославля от 30 мая 2011 г., проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов кассационной жалобы, обсудив их, заслушав представителей УПФР в г. Ярославле (межрайонного) по доверенностям, считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям. ——————————— <1> URL: http:// oblsud. jrs. sudrf. ru/ modules. php? name= bsr&op;= show_text&srv;_num= 1&id;= 76400001108101110218281000426761.

При разрешении дела суд пришел к выводу о необоснованности прекращения выплаты гр. М. трудовой пенсии по старости и неисполнении УПФР в г. Ярославле своей обязанности выяснить вопрос о наличии у истицы права на одновременное получение двух пенсий — пенсии по случаю потери кормильца за счет средств Министерства обороны Российской Федерации и трудовой пенсии по старости. Согласиться с выводами суда не представляется возможным, поскольку они не основаны на законе. Из анализа положений ст. 29 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», ст. 3 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» следует, что гр. М. имеет право на одновременное получение двух пенсий — по старости и по случаю потери кормильца. Однако из указанной нормы Федерального закона N 166-ФЗ также следует, что эти пенсии одновременно могут устанавливаться в соответствии с этим Федеральным законом или в соответствии с Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», т. е. с теми законами, которые применяются при назначении пенсий Пенсионным фондом Российской Федерации. Истица является получателем пенсии по случаю потери кормильца по линии Министерства обороны Российской Федерации, назначенной на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей». Согласно ч. 1 ст. 7 Закона Российской Федерации N 4468-1, лицам, указанным в ст. 1 этого Закона, и их семьям, имеющим право на различные пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, устанавливается одна пенсия по их выбору (за исключением случаев, предусмотренных названной статьей и Федеральным законом «О государственном обеспечении в Российской Федерации»). Частью 2 ст. 7 Закона Российской Федерации N 4468-1 предусмотрено, что супруги лиц, указанных в ст. 1 этого Закона, погибших вследствие причин, перечисленных в п. «а» ст. 21 названного Закона, не вступившие в новый брак, имеют право на одновременное получение двух пенсий. Им могут устанавливаться пенсия по случаю потери кормильца, предусмотренная ст. 30 названного Закона, и любая другая пенсия, установленная в соответствии с законодательством Российской Федерации (за исключением пенсии по случаю потери кормильца или социальной пенсии по случаю потери кормильца). Таким образом, право гр. М. на одновременное получение пенсии по случаю потери кормильца по линии Министерства обороны Российской Федерации и трудовой пенсии по старости обусловлено установлением причинной связи смерти ее супруга с воздействием радиационных факторов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. В соответствии со ст. 51 Закона Российской Федерации N 4468-1 пенсия назначается пенсионным органом Министерства обороны Российской Федерации по заявлениям лиц, указанных в ст. 1 названного Закона, которые ими представляются в пенсионный орган вместе с соответствующими документами, необходимыми для решения данного вопроса. Обязанность по собственной инициативе собирать такие документы, подтверждающие право заявителя на получение двух пенсий в соответствии с ч. 2 ст. 7 Закона Российской Федерации N 4468-1, указанным Законом на пенсионный орган не возложена. Как пояснил представитель гр. М. в заседании судебной коллегии, истица до обращения с иском в суд каких-либо мер по получению документов, подтверждающих причинную связь смерти супруга с катастрофой на Чернобыльской АЭС, не принимала, а в установленном порядке обратилась в Департамент здравоохранения Ярославской области по поводу проведения соответствующей экспертизы только в ноябре 2010 г. Непредставление гр. М. документа о причине смерти ее супруга при обращении за назначением пенсии по потере кормильца по линии Министерства обороны Российской Федерации явилось обоснованной причиной для направления Военным комиссариатом Ярославской области в УПФР г. Ярославля сообщения от 9 октября 2009 г. о назначении гр. М. пенсии по линии Министерства обороны Российской Федерации и необходимости прекращения в связи с этим выплаты трудовой пенсии. По общему правилу прекращение выплаты трудовой пенсии производится по заявлению пенсионера, в котором (в соответствии с п. 4 ст. 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ) он обязан сообщить территориальному органу Пенсионного фонда о наступлении обстоятельств, влекущих за собой прекращение выплаты пенсии. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 22 Федерального закона N 173-ФЗ прекращение выплаты трудовой пенсии возможно и по инициативе территориального органа Пенсионного фонда на основании документов об обстоятельствах, свидетельствующих об утрате права на пенсию, или документов о смерти пенсионера, поступивших в распоряжение этого органа. При этом не имеет значения, от кого поступили указанные документы: от самого пенсионера или других органов, располагающих информацией в силу своей компетенции. Таким образом, прекращение УПФР в г. Ярославле выплаты гр. М. трудовой пенсии по старости в связи с полученным от Военного комиссариата Ярославской области сообщением является законным и обоснованным. Проверка правильности действий пенсионного органа Министерства обороны Российской Федерации, а также самостоятельное выявление права истца на получение двух видов пенсии в соответствии со ст. 7 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 к компетенции УПФР в г. Ярославле не относятся. Согласно ст. 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ трудовая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, которым считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами. Как следует из материалов дела, такое заявление с необходимыми документами, подтверждающими право истицы на одновременное получение трудовой пенсии наряду с пенсией по потере кормильца по линии Министерства обороны Российской Федерации, было подано гр. М. в УПФР г. Ярославля 11 марта 2011 г. В соответствии со ст. 19 Федерального закона N 173-ФЗ трудовая пенсия по старости ей была назначена с той же даты. Незаконных действий и нарушений пенсионных прав истицы со стороны УПФР г. Ярославля не допущено. При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене. Правовых оснований для возложения на УПФР в г. Ярославле обязанности выплатить гр. М. трудовую пенсию по старости за период с 6 августа 2010 г. по 10 марта 2011 г. у суда не имелось. Поскольку все обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены, но неправильно применен материальный закон, судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение, принять по делу новое решение — об отказе гр. М. в удовлетворении исковых требований. Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила <2>: ——————————— <2> URL: http:// oblsud. jrs. sudrf. ru/ modules. php? name= bsr&op;= show_text&srv;_num= 1&id;= 76400001108101110218281000426761.

решение Кировского районного суда г. Ярославля от 30 мая 2011 г. отменить. Принять по делу новое решение. В удовлетворении иска гр. М. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в г. Ярославле (межрайонному) отказать. На взгляд автора статьи, суд кассационной инстанции не учел следующее обстоятельство: на основании ст. ст. 30 и 39 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 и п. 3 ст. 29 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» пенсия по случаю потери кормильца назначается на весь период, в течение которого член семьи умершего считается нетрудоспособным, а членам семьи (достигшим возраста: мужчины — 60 лет, женщины — 55 лет), супругам и родителям — пожизненно. Ранее в связи с поступающими запросами о порядке назначения пенсии по случаю потери кормильца Главное управление военного бюджета и финансирования Министерства обороны Российской Федерации (в настоящее время — Главное финансово-экономическое управление Министерства обороны Российской Федерации) письмом от 5 июля 2000 г. N 180/13/I-524 разъяснило следующее: «1. Женам погибших военнослужащих пенсия по случаю потери кормильца за погибшего мужа (при наличии права на эту пенсию) от Минобороны России назначается независимо от получения ими других видов государственных пенсий, за исключением пенсии по случаю потери кормильца. В случае если на момент обращения за назначением пенсии по случаю потери кормильца от Минобороны России жены погибших военнослужащих получают указанную пенсию от других органов, пенсия от Минобороны России может быть назначена только после прекращения выплаты этой пенсии другими органами. О назначении женам погибших военнослужащих пенсии по случаю потери кормильца пенсионные органы Минобороны России в обязательном порядке информируют органы социальной защиты населения и другие органы по месту получения ими других видов пенсии» <3>. ——————————— <3> Корякин В. М. Право социального обеспечения военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. М., 2005.

Таким образом, одни пенсионные органы, а именно работники социально-пенсионного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации, назначив пенсию по случаю потери кормильца при отсутствии документов, подтверждающих, что причиной смерти военнослужащего послужило воздействие радиационных факторов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, несвоевременно поступивших из Российского межведомственного экспертного совета, своим сообщением в Управление Пенсионного фонда России по г. Ярославлю о назначении пенсии по случаю потери кормильца по линии Министерства обороны Российской Федерации оказали медвежью услугу супруге умершего военнослужащего. Другие пенсионные органы в лице Управления Пенсионного фонда России по г. Ярославлю, как установил суд кассационной инстанции, не обязаны самостоятельно выявлять право истицы на получение двух пенсий, а также они не обязаны знать ст. ст. 30 и 39 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 и п. 3 ст. 29 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Дальнейший краткий комментарий к судебному постановлению, как видится автору настоящей статьи, уже, наверное, будет излишним. В заключение автору хотелось бы обратить внимание на то, что наличие нескольких пенсионных органов в стране вносит неразбериху и позволяет чиновникам выходить сухими из воды в спорных отношениях при судебных разбирательствах.

——————————————————————

Название документа